Промышленный переворот и капитализм

В XVIII-XIX вв. в Европе и Америке на смену выродившемуся феодализму Старого порядка приходит новое, капиталистическое общество. В марксистской науке капитализм рассматривается как формация, идущая на смену феодализму. В немарксистской мысли он рассматривается как этап в развитии европейского общества и экономики, сменивший Старый порядок. Иногда в капитализме видят общественный строй только индустриальной эпохи XIX-XX в., переходный к постиндустриальному или информационному обществу конца XX — начала XXI в.

Согласно классическим определениям капитализма, власть и собственность при нем сосредоточена в руках буржуазии, контролирующей промышленность и финансы. Основными же производителями материальных благ являются наемные рабочие. Последние, лишенные собственной частной собственности на средства производства, остаются, таким образом, пролетариями. Значение сельского хозяйства в условиях капитализма падает, и оно переходит на буржуазные методы получения дохода. Тем не менее, сельские мелкие собственники, как правило, сохраняются как особый класс.

Что касается прежних высших сословий, то влияние духовенства резко падает. Дворянство либо постепенно обуржуазилось, либо также потеряло свои общественные позиции. В память о прошлом остались лишь титулы и кое-где земельные владения. Зато бюрократия, также избавленная от сословных препон, усиливается и возрастает в числе. Для всех молодых капиталистических государств время их становления — пора роста чиновничьего аппарата и расширения его вмешательства в повседневную жизнь.

К этому можно добавить, что важную роль в новой социальной системе получает интеллектуальный слой. В результате Просвещения и Возрождения нецерковные интеллектуалы присвоили многие прежние функции духовенства, став ведущей силой в идеологии и культуре. В итоге сложилась особая категория лиц, не принадлежащих к чиновничеству или дворянству, но влияющих на общество в силу своей образованности. Неизбежно возникшие у них политические амбиции были удовлетворены революциями. Интеллектуалы избавились от сословных ограничений. Из их среды постепенно выделился политический класс — профессиональные политики.

В основе превращения промышленности и финансовой сферы в ключевые стороны экономической жизни был сделанный Европой во второй половине XVIII в. новый шаг в техническом прогрессе. Вторая половина XVIII-XIX в. — пора промышленного переворота. Без него развитие европейского капитализма невозможно представить.

Промышленный переворот означал переход от ручного мануфактурного производства к машинному, фабрично-заводскому. В результате сокращались затраты предпринимателей и высвобождались рабочие руки, создавая рынок рабочей силы. Не говоря уже о том, что открывались новые возможности по росту количества и изменению качества продукции.

Промышленный переворот был бы, разумеется, невозможен, без научно-технических достижений. XVIII-XIX вв. — пора выдающихся открытий и изобретений. Революционное значение имело изобретение Дж. Уаттом в 1763 г. паровой машины. Она нашла широчайшее применение промышленности, вплоть до конца XIX в. оставаясь универсальной формой двигателя. Паровая машина дала старт и развитию транспорта. На смену паруснику приходит в начале XIX в. пароход. Тогда же создаются первые паровозы, вскоре невероятно ускорившие сообщение по суше. Первые железные дороги были построены в Великобритании, а в середине-второй половине XIX в. железнодорожная сеть уже покрывала всю Европу. В 1885-1886 гг. в Германии был сделан следующий шаг в развитии транспорта — изобретен автомобиль на бензиновом двигателе. Развитие воздухоплавания увенчалось в 1903 г. первым полетом самолета. Параллельно с транспортом развиваются средства связи — появляются телефон, телеграф, радио. Новый этап в развитии техники открыло начало широкого применения электричества. В 1882 г. американский ученый Т. Эдисон построил первую электростанцию. Электрификация имела огромное значение не только для развития промышленности и транспорта, но и для благоустройства растущих городов.

Промышленный переворот неравномерно происходил в разных странах. Раньше всего, в середине или третьей четверти XVIII в., он начался в Англии. К середине XIX в. он охватил уже всю Европу и Америку. Ко второй половине XIX в. относится начало промышленного переворота в Японии, к началу XX — в некоторых других азиатских странах. Во многих странах ручной труд долго сосуществовал с машинным, но постепенно сдавал позиции.

Механизация захватила и сельское хозяйство — с аналогичными, но весьма драматичными для его судеб последствиями. Старая европейская деревня постепенно сходила со сцены, уступая место крупным и средним индивидуальным хозяйствам. Появились целые районы, ориентированные только на промышленное производство. Приток вытесненных из деревни крестьян привел к непомерному росту городов, к урбанизации Европы. В итоге развитые страны в эпоху промышленного переворота превращаются сначала в индустриально-аграрные, а после в индустриальные. Большинство трудоспособного населения переходит в промышленность. В наиболее развитых странах — Великобритании, Нидерландах, Бельгии, Франции, — индустриальное общество сложилось уже к середине XIX в.; в Германии, Швейцарии, США, Японии, — к концу XIX или началу XX в.

Во второй половине XIX в. индустриальный характер новой европейской цивилизации вполне определился. Тогда же широко развернулась капитализация села и наметились два ее основных варианта. Немецкий, или юнкерский (юнкер — помещик в Германии) вариант предусматривал создание крупных сельскохозяйственных производств на основе дворянских поместий. Он был характерен для Центральной и Южной Европы, отчасти для Великобритании, в известном смысле для Латинской Америки. Фермерский путь, типичный для США, но представленный и в европейских странах, подразумевал создание большого числа средних и крупных крестьянских хозяйств.

Нельзя не отметить, что это было бы невозможно без колониальных захватов европейских держав. Нещадная эксплуатация многочисленных колоний обеспечивала приток дешевого сырья и отчасти сельскохозяйственных продуктов в метрополию. Колонии же становились рынком сбыта для промышленной продукции метрополий независи мо от ее качества. Ресурс для развития Европы создало не установление там демократии и освобождение рынка, а порабощение европейцами заморских земель.

Развитие капитализма, породив невиданный экономический подъем и новый виток технического прогресса, вместе с тем привело на первых порах к резкому кризису жизненного уровня. Уже первые этапы промышленного переворота стоили работы и имущества сотням тысяч крестьян, ремесленников, мануфактурных рабочих. Превращение европейских стран в индустриальные державы, механизация сельскохозяйственного производства согнали из деревни новую волну экономических беженцев. Все они призваны были пополнить армию промышленного пролетариата, но на фабриках не всегда находилось место. Безработица стала бичом европейского общества. Вокруг городов выросли целые нищенские кварталы.

Положение самих наемных рабочих было немногим лучше, чем у безработных обитателей трущоб. Рабочий первой половины XIX в. находился в полной, почти рабской зависимости от предпринимателя. Рабочего законодательства еще не существовало. Буржуа рассчитывал на максимальную прибыль при минимально возможных затратах. Отсюда широкое применение в обход даже имевшихся законов детского труда, избыточное использование труда женщин, не имевших тогда права на равную оплату. Конечно, из рациональных или морально-религиозных побуждений предприниматель мог наладить социальную защиту своих работников. Но понятно, что это зависело от случая. Большинство заботилось в основном о «деле».

Неудивительно, что капитализм с самого начала столкнулся с широким рабочим движением. Первоначально мануфактурные рабочие уничтожали лишавшие их заработка машины, громили фабрики. Таково было движение луддитов в Англии конца XVIII — начала XIX в. В первой половине XIX в. широко распространяются забастовки, в ходе которых рабочие выступали как против частных злоупотреблений, так и с общими требованиями. Они добивались запрета детского и ограничения женского труда, повышения зарплат, отмены или справедливой оплаты сверхурочных работ. Со временем появляются требования страхования от несчастных случаев, равной оплаты мужчинам и женщинам за равный труд, ограничения рабочего дня до 8 часов. Первое время забастовки были запрещены законом. Потому рабочие выступления даже против воли бастующих могли перетекать в восстания. На улицах европейских и американских городов не раз разыгрывались настоящие сражения.

Капитализм являлся воплощением либеральной идеологии, сложившейся в Европе и Америке к середине XIX в. Либералы полагали, что в рамках капиталистической системы максимально воплощается свобода личности. Они ратовали за максимальную свободу экономической деятельности буржуазии, за снятие с нее всевозможных ограничений. Либералы опирались на поддержку основной массы молодого буржуазного класса, особенно его средних слоев, более озабоченных перспективами своего «дела».

Основными оппонентами либералов выступали консерваторы, поддерживавшиеся частью старой аристократии и торгово-банковской элиты. Смирившись с новым укладом жизни, они вместе с тем призывали не порывать с традициями прошлого. В частности, консерваторы указывали на урон, наносимый преобразованиями сельскому хозяйству. Впрочем, они выступали не столько с социальной или экономической, сколько с политической и моральной критикой капитализма. Это по-своему сближало их с разнообразными радикальными движениями. Последние, правда, боролись, наоборот, за уничтожение последних пережитков политики и морали Старого порядка.

С общей критикой капитализма выступили в середине XIX в. только представители социалистических течений. Сильнейшими из них во второй половине века являлись марксисты (социал-демократы) и анархисты. Постепенно социалистические идеи проникают в рабочее движение, и это слияние играет все большую роль в европейской истории.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >