Эпоха Крестовых походов

В 1095 г. папа римский Урбан II призвал западных христиан «взять крест» и отправиться в вооруженное паломничество для освобождения Гроба Господнего в Иерусалиме из рук мусульман. Так началась эпоха Крестовых походов — величайшего совместного предприятия католических государств Средневековья. В Крестовых походах неразрывно сплелись высокие и корыстные побуждения. С одной стороны, массовость и сила крестоносных армий в немалой степени проистекали из охватившего всю Европу религиозного подъема. Этим объяснялся и высокий боевой дух крестоносцев. С другой стороны, те же самые массы населения стремились избавиться в богатых странах Востока от терзавшей перенаселявшуюся Европу нищеты. Феодалы искали новых земель. Духовенство хотело, с одной стороны, прекратить феодальные распри в самой Европе, с другой, — укрепить пошатнувшееся в борьбе за инвеституру положение папского Рима.

Первый крестовый поход начался в 1096 г. Предполагалось, что крестоносцы будут действовать в тесном союзе с Византией, однако их грабежи на ромейских землях настроили императора Алексея против них. Передовые отряды, состоявшие из плохо вооруженной бедноты и мелких рыцарей во главе с проповедником Петром Пустынником, были разбиты сельджуками. Но за ними следовали полки западноевропейских феодалов — из Германии, Франции, Южной Италии. Ими командовал германский герцог Готфрид Булъонский. Рыцари смели войска малоазийских турок и двинулись к Сирии. Одновременно византийские армии развернули собственные военные действия против сельджуков. В 1099 г. после долгой осады пал Иерусалим. Крестоносцы подвергли город страшному разгрому, а затем несколько дней молились и постились перед Гробом Господним.

В результате Первого крестового похода на Ближнем Востоке появились государства крестоносцев. Формально это было единое Иерусалимское королевство. Но фактически княжество Антиохийское, графства Триполи и Эдесса сохраняли полную независимость. Крестоносцы принесли с собой в Сирию и Палестину феодальную систему и «феодальную лестницу».

В среде крестоносцев возникли т. н. «духовно-рыцарские ордена». Их членами становились светские феодалы, принимавшие полностью или частично монашеские обеты и «бравшие крест» ради войны с врагами веры. Сначала в рыцарских орденах обязательным считался обет безбрачия. Позднее это правило было смягчено. Ордена возглавляют выборные магистры — обычно из числа самых родовитых членов. Древнейшие ордена, возникшие на рубеже XI—XII вв. — госпитальеры (рыцари госпиталя святого Иоанна в Иерусалиме) и тамплиеры (рыцари Храма Гроба Господня в Иерусалиме).

От Первого крестового похода выиграли и восточные христианские народы. Алексею Комнину, вопреки изначальной договоренности, не удалось добиться вассальной присяги от латинских владетелей (кроме Антиохии). Но зато, используя успехи крестоносцев, ромеи освободили от турок значительную часть Малой Азии. На юго-востоке же Малой Азии возникло еще одно христианское государство, независимое от Византии, но союзное крестоносцам, — Киликийское Армянское царство.

Военные поражения ускорили кризис Сельджукской империи, непрочной, как и другие кочевнические державы. Она стала стремительно распадаться на отдельные султанаты (Румский султанат в Малой Азии и др.). Правда, династии Сельджукидов пока удавалось удерживать гегемонию на Ближнем и Среднем Востоке.

Гораздо более серьезный кризис охватил в те годы халифат Фатимидов. Еще в 1094 г. из-за наследования власти халифа произошел новый раскол среди исмаилитов. В Халифате одержала победу партия мусталитов (от имени халифа Мустали), поддержанная гвардией мамлюков. Вождь партии низаритов (по имени старшего брата Мустали, Низара) и лидер ахдаса Хасан ас-Саббах со своими сторонниками бежал в Иран. Низариты обосновались в Иране, в горных областях к югу от Каспия, а также в Сирии. Возглавляли их «Горные Старцы» — потомки Хасана, которые уже в XII в. стали претендовать на Алидское происхождение и именоваться имамами. Крепость Аламут, резиденция «Старцев», считалась неприступной. Здесь происходило посвящение фидаев — членов гвардии ахдас. Им в состоянии наркотического опьянения демонстрировали дворец «Старца» со всеми его усладами, затем объясняя, что это райские кущи, уготованные Аллахом для мучеников за веру. Фидаи были беззаветно преданы своему вождю, уничтожая по его приказу любых «врагов веры». Жертвами их стали многие политические противники династии Хасана. «Орден» аламут-ских исмаилитов являлся могущественной тайной организацией, наводившей ужас на христианских и мусульманских правителей Ближнего Востока, собиравшей с них дань. Аламутских фидаев в Европе звали ас-сасинами (от арабского «хашшашин» — курители гашиша), и во многих языках Европы это слово обрело значение «убийца».

Несмотря на все внутренние распри, мусульманские правители понимали, что крестоносцы являются общей угрозой. Временами уже в первой половине XII в. мусульманам временами удавалось переходить в наступление. В 1144 г. сельджуки отбили Эдессу. В ответ был объявлен Второй крестовый поход 1147-1149 гг. В него отправились уже монархи католического мира — император Конрад III и французский король Людовик VII. Им не удалось вернуть Эдессу, но они остановили дальнейший натиск мусульман.

Второй крестовый поход показал мусульманам эффективность слаженных действий. В 1163 г. под предлогом совместной борьбы против крестоносцев сельджуки оккупировали Фатимидский халифат в Египте. Террор против суннитов и других иноверцев был окончательно прекращен, исмаилиты начали покидать Египет. В 1171 г. сельджукский военачальник Салах-ад-дин {Саладин) после смерти халифа Адида провозгласил себя маликом (царем) Египта.

Держава Саладина быстро заняли место дряхлеющей и распадающейся империи Сельджукидов на Ближнем Востоке. Саладин, уничтоживший конкурирующий шиитский халифат, заручился поддержкой багдадского халифа. С его благословения он объединил под своим главенством владетелей Аравии, Сирии и Палестины, а крестоносцам объявил «священную войну». В 1187 г. войска Саладина взяли Иерусалим и изгнали оттуда всех «франков». В Европе был объявлен Третий крестовый поход.

К моменту его начала изменилась политическая ситуация и в Византии. Беспрецедентно тесные контакты с Западом вызвали после короткого подъема серьезный кризис в Империи. Завершился переход к наемной армии, и знатные вожди западных наемников играли все большую роль при дворе. В то же время фемные ополчения превратились в частные армии динатов. В Константинополе и крупных городах Эгеиды сложилось засилье итальянских купцов из Венеции и Генуи, что вызывало недовольство горожан. Стремление двора подражать западноевропейской феодальной культуре имело и социальные последствия — отрыв от массы населения, рост амбиций знати.

В 1185 г. в результате поддержанного массами дворцового переворота был свергнут и убит деспотичный император Андроник I. К власти пришла новая династия Ангелов, которой не удалось, однако, добиться признания во всей стране. Началась затяжная гражданская война. Отложились Болгария, Кипр, многие области Малой Азии. На этом фоне отношения Византии с «латинянами», испорченные уже при Андронике, перешли в фазу военного противостояния. В том же 1185 г. южноитальянские норманны захватили и жестоко разорили Фессалоники.

Третий крестовый поход (1189-1192 гг.) явился во многих отношениях поворотным пунктом крестоносного движения. В поход выступили император Фридрих Барбаросса, короли Франции Филипп Август и Англии Ричард Львиное Сердце. Однако Фридрих утонул по дороге при переправе через одну из малоазийских рек. Филипп же и Ричард боролись едва ли не больше друг против друга, чем против мусульман. В итоге поход закончился поражением европейского воинства. Столица Иерусалимского королевства была перенесена в Акру. Впрочем, Ричард по дороге в Палестину захватил остров Кипр. Вопреки данному Византии обещанию, возвращать остров ромеям король не стал. Здесь возникло еще одно крестоносное государство — Кипрское королевство.

Четвертый крестовый поход (1202-1204 гг.) вновь был нацелен на освобождение Иерусалима. Ситуация, казалось, благоприятствовала. Саладин умер в 1193 г., и его наследники из династии Айюбидов разделили огромную державу. Немало их сил было отвлечено к тому же на войну в Закавказье, где под влиянием Крестовых походов развернули освободительную борьбу грузинские цари из рода Багратиони.

В Четвертый крестовый поход выступили многие французские и итальянские феодалы. Но венецианцы, поддержавшие поход материально, путем хитрой интриги направили крестоносцев против православной Византии — сильного конкурента Венеции в торговле. В 1204 г. после многомесячной осады рыцари взяли и разграбили Константинополь. На Балканах они основали собственную Латинскую империю со столицей в захваченном городе. По сути, это означало крах идеологии крестоносного движения.

Основным итогом Четвертого крестового похода стал распад Византийской империи. Не все ромеи смирились с поражением. В Малой Азии возникли Никейская и Трапезундская империи во главе с местными динатами, на Балканах — Эпирский деспотат (затем Фессалоникская империя'). С другой стороны, падение Константинополя окончательно освободило Болгарию. Возникло Второе Болгарское царство во главе с династией Асеней. Его первый царь Калоян в 1205 г. нанес сокрушительное поражение крестоносным войскам при Адрианополе.

Несмотря на скандальный исход Четвертого похода и последующий упадок крестоносных настроений, Крестовые походы еще объявлялись. Захваченные у ромеев земли Греции, Эгеиды и Кипра служили надежными тыловыми базами для сражавшихся в Святой земле.

Пятый крестовый поход предпринял в 1217-1221 гг. венгерский король Эндре II. Он попытался занять важный египетский порт Дамиетту в дельте Нила, но в итоге вынужден был покинуть ее. Последним успешным Крестовым походом был Шестой (1228-1229 гг.). Его возглавил император Фридрих II. Прибыв в Палестину и устрашив египетских султанов, он миром добился у них возврата Иерусалима.

В XIII в. исламский, а затем и христианский мир потрясло новое кочевое нашествие — монголов. К этому времени на развалинах державы турков-сельджуков существовал ряд независимых государств. Одним из них был халифат Аббасидов в Ираке, правитель которого считался духовным лидером большинства суннитов, жаловал султанские титулы. Сильнейшим государством Среднего Востока, получившим султанат от халифа, стала держава Хорезмшахов, опиравшаяся на туркменские племена.

В 1219-1224 гг. государство Хорезмшахов было уничтожена внезапно обрушившимися с востока монголами Чингисхана. В состав строящейся Монгольской империи вошли Средняя Азия и Восточный Иран. В 1221-1223 гг. монголы к тому же разорили Кавказ, разгромили кочевавших в южнорусских степях половцев, а в битве на реке Калке — русских князей. В 1236 г. внук Чингиса, Бату-хан, захватил Волжскую

Болгарию. В результате двух опустошительных нашествий на Русь в 1237-1242 гг. большая часть русских княжеств попала под монгольское иго. Затем завоеватели широким фронтом вторглись в Польшу и Венгрию. Но понесенные ими потери не позволили осуществить завоевание этих государств, несмотря на одержанные победы над большинством местных правителей. Польский король погиб, венгерский потерял всю свою армию. Тем не менее, Вату принял решение поворачивать в Степь, по пути опустошив также север Болгарии. Наряду с ослаблением распылившегося войска, его беспокоило также начавшееся соперничество союзных ханов-военачальников из-за первенства и богатой добычи. В 1242 г. «Батыево нашествие» завершилось. Но противостояние с монголами надолго стало уделом независимых правителей Восточной Европы.

С другой стороны, разорение монголами стран ислама вселило в некоторых западных политиков надежды на разгром Эйюбидов. Призывы к объединению перед лицом общей угрозы не были услышаны с обеих сторон. В 1244 г. Эйюбиды вновь захватили Иерусалим, а в Европе был объявлен Седьмой крестовый поход. Возглавил эту кампанию 1248-1254 гг. король Франции Людовик IX Святой. Он потерпел сокрушительное поражение в борьбе за Дамиетту, попал в плен, после многих мытарств был выкуплен, небезуспешно возобновил войну в Палестине — и вернулся восвояси.

Вторжение крестоносцев спровоцировало государственный переворот в Египте. В 1250 г. мамлюкская гвардия половецкого и черкесского происхождения свергла династию Айюбидов и провозгласила султана из своей среды. Вчерашние вооруженные рабы превратились в высшую касту египетского общества, регулярно пополнявшуюся новыми закупками в Причерноморье. Так началась история мамлюкского Египта, ставшего вскоре сильнейшим из мусульманских государств.

Между тем, натиск монголов не ослабевал. В 1252-1256 гг. хан Ху лагу, еще один внук Чингиса, вторгся в Иран и методично уничтожил опорные пункты исмаилитов. Хан измором взял Аламут и в 1257 г. коварно убил сдавшегося несовершеннолетнего имама. В 1258 г. Хулагу разгромил халифскую армию и после долгой осады взял Багдад.

Город подвергся ужасающему разграблению «язычниками». Мечети были осквернены, халиф убит. Гибель Багдадского халифата потрясла весь мусульманский мир.

Впрочем, через некоторое время в Египте объявился родственник почти истребленной династии. Султан Бейбарс (1260-1277) пожаловал ему святые места — Мекку и Медину — и позволил под своим покровительством принять халифский титул. Хулагу, между тем, окончательно покорил Закавказье, принудил платить дань турок в Малой Азии и киликийских армян. Мамлюкские султаны Египта объявили «священную войну» против монголов и смогли, наконец, остановить их продвижение. В 1261 г. в Сирии Бейбарс нанес монголам первое в истории серьезное поражение. С этого начался взлет могущества мамлюкского Египта.

На этом фоне происходит окончательный упадок крестоносного движения. В 1261 г. войска никейского императора почти бескровно отбили у латинян Константинополь и уничтожили Латинскую империю. В 1270 г. Людовик Святой выступил в Восьмой крестовый поход, направленный, в отличие от всех предыдущих, в Тунис. Крестоносцев поразила страшная эпидемия, король и множество его воинов умерли. После этого Крестовые походы уже не предпринимались. Дни крестоносных государств были сочтены.

Египтяне постепенно теснили крестоносцев и других противников, объединяя земли Сирии и Палестины под своей властью. Так, в 1260-1261 гг., отразив монгольское нашествие, Бейбарс заодно покончил и с последними владениями Айюбидов в Сирии. В 1273 г. египетскими войсками была взята последняя крепость сирийских исмаилитов. «Орден» ахдас был уничтожен. Что до крестоносцев, то они в 1268 г. лишились Антиохии, в 1289-Триполи. Наконец, в 1291 г. пала Акра. Иерусалимскому королевству настал конец.

Гораздо больший успех сопутствовал крестоносцам на западном театре военных действий, в Испании. Для этой страны эпоха Крестовых походов — пик Реконкисты. Уже в 1096 г. на востоке Испании арагонские и французские крестоносцы освободили Сарагосу. Французские феодалы, очистив от мавров при помощи кастильцев и местных жителей часть атлантического побережья, создали здесь новое государство — Португалию. Успехи христиан привели к развалу державы Альморавидов. Уже в 1120-1146 гг. они пали в борьбе с движением тех же берберских кочевников, которые привели их к власти. Их сменили Алъмохады, правившие с титулом халифов до 1269 г. Падению Альмохадов, однако, тоже способствовали неудачи в войне с Реконкистой. В 1212 г. в битве при Лас-Навас-де-Толоса войска Кастилии, Арагона и заграничных крестоносцев наголову разбили мавров. Это вызвало панику и смуту в испанских эмиратах, которые один за другим рушились под ударами христиан. К концу XIII в. под контролем мавров остался только Гранадский эмират на крайнем юге страны.

Крестовые походы непосредственно влияли на политическую историю стран Ближнего и Среднего Востока, Византии и Испании. Однако их значение и для западного, латинского мира было огромным. Восточные походы привели к глубоким социально-политическим изменениям. Резко возросли политическая роль и авторитет Римской церкви. Монархи, возглавляя масштабные военные мероприятия, укрепляли свою власть. В высших слоях общества укреплялось мнение о гибельности внутренних междоусобиц, необходимости централизованной власти. Обогатились города, что вело к расширению их независимости и укреплению позиций городской верхушки.

В XI—XIII вв. повсеместно разворачивается борьба крепнущих городских общин против феодальных сеньоров. Эта борьба напрямую вдохновлялась античными примерами, знакомыми образованной городской элите. С другой стороны, были у нее и вполне приземленные причины — прежде всего, нежелание делиться с сеньором городскими доходами. Эти устремления сплачивали различные слои горожан, а также городское духовенство (если в качестве свергаемого сеньора не выступал епископ, что тоже бывало). В зависимости от обстоятельств, горожане в своих действиях апеллировали либо к духовной, либо к монаршей власти.

«Первая коммунальная революция», прокатившаяся по большей части Европы в XII в., привела к образованию вольных городских общин — коммун, независимых от власти сеньоров. Особенно широкой независимости добились итальянские коммуны и чуть позже немецкие «вольные города». Во Франции, в Испании, в Англии коммуны прибегали к помощи королей, и здесь скорее произошла смена сеньора в обмен на признание вольностей. В возникавших городах-государствах дело не ограничилось изгнанием сеньоров. Во многих итальянских городах пострадали также мелкие городские рыцари (нобили), прежде десятками проживавшие в общинах. Сама принадлежность к нобилитету была объявлена преступлением. «Причислить к нобилям» — означало теперь изгнать из города.

Наиболее крупными городами-государствами стали именно итальянские — Венеция, Генуя, Флоренция, Пиза. Их устройство во многом было типичным для средневекового города. Городские коммуны представляли собой плотную сеть замкнутых корпораций (торговых гильдий, ремесленных цехов), охватывавших большую часть полноправных граждан. Права гражданства принадлежали только имущим горожанам. Массы неимущих (пролетарии) жили либо наемным трудом, все более востребованным в лавках и мастерских, либо попрошайничеством и преступлениями. Пригородные крестьяне находились в феодальной зависимости от коммуны. Однако и внутри самих общин имелось жесткое сословное деление в зависимости от достатка. Фактическая власть принадлежала богатейшим купцам и цеховой старшине — так называемому жирному народу. Малоимущий «тощий народ» долгое время вовсе не допускался к управлению.

Политическое устройство в городах было различным. Народные собрания имели вес только в пору «коммунальных революций». Постепенно власть переходит к постоянным выборным органам, лучше отражавшим интересы «жирных». Высшие должностные лица могли избираться пожизненно и даже из одного рода — как дожи в Венеции и Генуе. Но, например, во Флоренции они менялись ежегодно. В ряде итальянских и далматинских городов существовала должность подеста, наделенного диктаторскими полномочиями, но периодически переизбираемого. Большую роль в жизни большинства городских общин продолжало играть духовенство.

Усиление позиций папства, его все более активное вмешательств в политическую жизнь не могли не вызывать раздражения императоров. С Другой стороны, папы пользовались поддержкой большинства итальянских городских общин, пытавшихся освободиться от имперского владычества. В XII в. и Германия, и Италия раскололась на две враждующие между собой партии — императорскую (гибеллины) и папскую (гвельфы). Гвельфы в Германии отражали интересы крупных феодалов, опасавшихся централизаторских устремлений династии Штауфенов. В Италии же это была городская партия, стремившаяся к созданию независимых городских республик. Устремления обеих партий были противоречивы. Гибеллины добивались создания единой мощной монархии — но это неизбежно вело к порабощению Германией итальянских городов и контролю светской власти над религией. Гвельфы противостояли и тому, и другому, — тем самым закрепляя феодальную раздробленность.

В противоборстве императоров и пап победу в итоге одержали последние. В 1176 г. Фридрих Барбаросса (1152-1190) был разбит итальянскими городами в битве при Ленъяно. Его внук Фридрих II (1212-1250) на первых порах поддерживал пап и при их помощи присоединил к Империи Королевства Обеих Сицилий. При папе Иннокентии III (1198-1216) папство достигло наивысшего политического могущества, диктуя свою волю королям. К этому времени уже все западноевропейские церкви подчинялись папам. Благодаря Четвертому крестовому походу удалось посадить латинского патриарха и в Константинополе.

Но попытка заменить все еще неугодную династию в Германии привела к конфликту с Фридрихом, вовсе не желавшим уступать престол сопернику. До конца своих дней Фридрих небезуспешно боролся с папами, но после его смерти при помощи французских королей папам удалось покончить со Штауфенами. В 1268 г. последний их оплот — Сицилия — был захвачен французами, а последний представитель династии казнен. Впрочем, французской Анжуйской династии (ветви Капетингов) удалось утвердиться лишь в южноитальянском Неаполитанском королевстве. Сицилией же в 1282 г. завладели арагонцы. Священная Римская империя после падения Штауфенов погрузилась в период внутренних смут, закрепивших феодальную раздробленности в Германии и Италии на века.

Совершенно в ином направлении развивалась политическая история Франции и Англии. Для них XI—XIII вв. — время начало централизации. Нормандское завоевание Англии привело к прямо противоположным последствиям для этих государств. В Англии франко-нормандские бароны вытеснили прежнюю англосаксонскую знать с ее крупными вотчинами. К тому же отныне все феодалы объявлялись вассалами лично короля, а правители крупных графств постепенно превращались в королевских чиновников. Таким образом, уже Вильгельм Завоеватель заложил основы централизации страны. Во Франции же в результате провозглашения вассала — нормандского герцога — королем соседнего крупного государства престиж местной королевской власти упал еще больше. С восшествием на английский престол анжуйского графа Генриха Плантагенета (1154-1189) английский король оказался вообще крупнейшим феодалом Франции. В англо-нормандских руках оказались весь запад и юго-запад страны.

Очевидная угроза независимости королевства, однако, мобилизовала силы парижских Капетингов. Они использовали Крестовые походы для сплочения верных им феодалов северо-востока Франции под своей властью. Открытые войны между Капетингами и Плантагенетами шли уже на рубеже XI—XII вв. Королю Филиппу II Августу (1180-1223) удалось достигнуть решающего перелома в свою пользу. Используя крестоносный авантюризм английского короля Ричарда Львиное Сердце и усобицу за английский престол, Филипп отнял у Плантагенетов Нормандию и Анжу. При Людовике IX Святом (1227—1270) английский король вынужден был признать потерю большей части французских владений. За оставшиеся сравнительно небольшие феоды он принес Людовику оммаж. На этом ситуация временно стабилизировалась, причем французский королевский домен существенно расширился. Теперь король реально превосходил силой своих вассалов.

Противоборство Англии и Франции, падение престижа Священной Римской империи стали составными частями начавшейся к концу эпохи Крестовых походов открытой борьбы за гегемонию в Европе. Идеальная система межхристианских отношений, о которой мечтали и римские папы, и германские императоры, так и не сложилась.

Крестовые походы направлялись в ХП-ХШ вв. не только против мусульман. Уже в первой половине XII в. германские владетели использовали крестоносное движение для осуществления давних планов «натиска на Восток», завоевания славянских и прибалтийских земель. В качестве первой цели было избрано самое слабое звено славянского мира — разрозненные полабские племена. Упорное нежелание принимать христианство поставило их в полную изоляцию в Европе и к тому же законсервировало родоплеменной строй. Оно же дало повод

Священной Римской империи объявить Крестовый поход под флагом обращения и усмирения язычников. В 1147 г. германские феодалы вторглись в славянские земли. Успех этого первого похода был сравнительно скромен, однако он проложил дорогу последующим. К концу XII в. земли полабских славян (ныне Восточная Германия) были включены в состав Священной Римской империи. Местные князья в основном приняли католицизм и постепенно онемечились, как и большая часть их подданных.

Это, однако, не положило конец крестоносной агрессии в Прибалтике. По удовлетворении аппетитов крупных немецких сеньоров и Империи в нее включились рыцари немецких крестоносных орденов. На рубеже ХП-ХШ вв. немцы стали проникать в Восточную Прибалтику. В 1201 г. ими была основана Рига, ставшая столицей независимого католического церковного государства во главе с архиепископом. Для защиты архиепископства и принудительного обращения в католицизм местных балтских и финских племен были призваны рыцари из Ордена меченосцев. В 1226 г. южнее, в Пруссии начал военные действия крупнейший немецкий рыцарский орден — Тевтонский.

Очень скоро от войн с язычниками немецкие рыцари перешли к агрессии против Руси. Поработив Латвию и Эстонию, разделив племенные земли на феодальные владения, рыцари-меченосцы обратили свой взор к Пскову и Полоцку. В 1237 г., после тяжелого поражения, понесенного от литовцев, меченосцы восстановили силы за счет объединения с Тевтонским орденом, только что завоевавшим земли Пруссии. После этого главной целью захватчиков стали русские земли. В 1242 г. они, однако, были разгромлены Александром Невским на льду Чудского озера. Бывшие меченосцы (отныне Ливонский орден в составе Тевтонского) вынуждены были удовлетвориться достигнутым. Отстояла свою независимость от них и Литва.

Наряду с немцами в Крестовых походах в прибалтийские земли участвовали также скандинавы. Датчане активно действовали в Полабье и в Эстонии. С XII в. шведы совершили несколько Крестовых походов в Финляндию, стремясь под флагом принудительного распространения католицизма подчинить этот край шведской короне. В 30-х гг. XIII в. Финляндия была в основном покорена. Шведы стали угрожать карельским землям, находящимся в зависимости от Новгорода. В 1240 г. Александр, именно тогда получивший прозвание Невского, разгромил шведских захватчиков треке Неве.

В сложном положении оказались в эти годы Польша и Венгрия. Эти страны, находящиеся на пике удельной раздробленности, в XIII в. оказались на переднем рубеже борьбы с монгольской угрозой. Но при этом им, особенно Польше, приходилось противостоять и немецкому «натиску на Восток», постоянно отстаивая независимость от единоверцев-католиков. Уже в конце XII в. немцы захватили запад Польского Поморья. Впрочем, все это не мешало польским и венгерским феодалам на протяжении XII—XIII вв. неоднократно посягать на русские земли.

Эпоха Крестовых походов стала пиком развития средневековой культуры. В этот период резко возрастает уровень грамотности в Европе, появляется богатая светская литература — уже не только на латыни, но и на национальных живых языках. Основываются десятки университетов. Начинается знакомство Запада с наукой и литературой Византии и арабского мира. Выдающимися монументами эпохи стали величественные соборы и другие здания так называемого готического стиля. В них восточные заимствования сплелись с богатыми традициями предшествующей романской архитектуры и древнегерманского деревянного зодчества.

Говоря о средневековой культуре, всегда необходимо иметь в виду ее сословность. По сути, каждое сословие обладало своим собственным культурным полем, довольно четко отграниченным от других. Для представления об особенностях культуры католического духовенства можно сказать лишь то, что только оно обладало правом чтения и толкования Библии. Вся «высокая» литература — богословская, философская, научная, — создавалась представителями духовенства. Низшим слоем церковнослужителей (клириками) становились и выпускники средневековых университетов, находившихся под покровительством Римской церкви.

В то же время, как уже сказано, в эпоху Крестовых походов развивается и светская литература. Прежде всего это, конечно, литература феодалов. Уже в раннее Средневековье при феодальных дворах исполнялись героические поэмы о деяниях предков. В эпоху Крестовых похо дов формируются правила поведения истинного рыцаря, рисуется образ идеального воителя, служащего Богу и платонической возлюбленной — Прекрасной Даме. На основе этого куртуазного идеала переосмысливается древний эпос, и из него рождается рыцарский роман — самый популярный жанр литературы Средневековья. Те же идеалы отражались в куртуазной поэзии (произведения французских трубадуров, немецких миннезингеров и т. д.). Еще одним жанром рыцарской литературы стали хроники Крестовых походов, положившие начало светской исторической науке Средневековья.

Городская культура была менее выспрення и притязательна. В городах были популярны, скажем, сатирические литературные жанры, высмеивающие другие сословия и верхи общества. Самый значительный из этих жанров — плутовской роман, восхваляющий пройдоху-горожанина, мастерски обводящего вокруг пальца феодалов, селян и даже священников. Самый ранний и знаменитый из образчиков — «Ренар (Роман о Лисе)». Этим, однако, городская культура не исчерпывалась. Горожане соприкасались с университетской образованностью, и их культура впитывала новые веяния. Совершенно особый, но тоже не совсем изолированный элемент городской культуры представляла собой культура рассеянных по всей Европе иудейских общин.

Именно в наиболее развитых городах Италии XIII в. зарождается явление, получившее название итальянского Предвозрождения. В нем сплелись стремление возродить светскую городскую культуру Древнего Рима, влияния восточной мысли, знакомство с высокой культурой Византии. Памятники Предвозрождения отражали духовные, политические и социальные запросы все более амбициозных городских коммун Италии. Наиболее заметная фигура зари Предвозрождения — создатель итальянского литературного языка, великий поэт и флорентийский гибеллин Данте Алигьери (1265-1321).

Новые веяния, однако, несли не только расцвет культуры, но и первые знаки ее духовного кризиса. Влияние с Востока далеко не ограничивалось христианской Византией, и даже византийское влияние с точки зрения католицизма оказалось неоднозначно. Античные, исламские и иудейские философские искания будоражили умы западных ученых. В университетах разгорались ожесточенные споры по фундаментальным вопросам бытия. В них проявлялся, хотя пока и жестко пресекаемый, отход от основ католического вероучения. Сами католические богословы к XIII в. окончательно размежевались на поклонников Платона и Аристотеля. В Западную Европу через Византию и арабский мир проникли философско-мистические доктрины античности — неоплатонизм и герметизм. Рука об руку с ними шли оккультные «науки» — астрология, алхимия, магия.

В XI в. изгнанные из Византии богомилы распространили свое учение в Южной Франции (ересь катаров) и на побережье Адриатики (ересь патаренов или бабунов). Несмотря на предпринимавшиеся католической иерархией меры, катарство нашло широкую поддержку у крестьян, горожан, а также при дворе графа Тулузского. Для смягчения наиболее одиозных сторон катарского вероучения была создана ведшая почти исключительно социальную проповедь в крестьянской среде секта вальденсов. Вальденсы и возникшие под их влиянием другие секты (лоллардов в Англии и др.) осуждали Римскую церковь как орудие сатаны. Подчас они призывали к свержению существующего государственного строя и обобществлению имущества. Вальденсы и катары взаимодействовали в т. н. альбигойской церкви (от города Альби), признававшей главенство богомильского болгарского «патриарха». В 1209 г. убийство катарами папского легата привело к альбигойским войнам 1210-1219 гг., в которых феодалы Северной Франции покончили с катарством. Но ересь не была побеждена окончательно, не раз проявляясь под разными именами в Италии, Англии, Германии. В Боснии бабунская церковь даже добилась статуса государственной.

В ходе альбигойских войн северные феодалы, стремившиеся к захвату земель французского Юга, безжалостно уничтожали местное население. Для введения расправ над еретиками в законные рамки папской властью был учрежден специальный трибунал — инквизиция (в переводе с латыни — розыск). Позже она стала постоянной общецерковной структурой, сосредоточив в своих руках следствие по религиозным делам. В компетенцию инквизиции попадали ересь, колдовство, необъяснимые рационально преступления против личности (например, серийные убийства). Инквизиция не выносила смертных приговоров, оставляя окончательный суд в распоряжении светской власти. Когда она приходила к выводу о необходимости смерти подследственного, то рекомендовала сожжение на костре. В остальных случаях подследствен ный мог быть приговорен к тюремному заключению или телесному наказанию. Публичное покаяние и отречение могло освободить от ответственности. Светская власть могла отменить любой приговор инквизиции. Подобно всем остальным судебным органам Средневековья, инквизиция широко применяла пытки и часто использовалась в политических целях.

Отчасти в противовес уравнительным ересям возникли и почти сразу стали влиятельнейшими в церкви так называемые нищенствующие ордена. Название их связаны с тем, что согласно уставам, ни монахи, ни отдельные монастыри не могут владеть никаким имуществом. Монахи орденов должны проводить время не столько в стенах обители, сколько в странствии за ее пределами, прося подаяния ради Христа и проповедуя Евангелие. Старейшие и крупнейшие нищенствующие ордена — францисканцы и доминиканцы. Основателем ордена францисканцев являлся итальянец Франциск Ассизский (1181-1226), один из наиболее почитаемых святых католической церкви. Основатель доминиканского ордена — Доминго де Гусман (1170-1231), испанец по происхождению, прославившийся как борец с катарами.

Эпоха Крестовых походов XI—XIII вв. явилась одним из переломных этапов в истории Европы и Ближнего Востока. Наметившиеся тогда тенденции определили векторы мирового развития на ближайшие столетия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >