Византия и славянский мир в IX-XI вв

К IX в. на основе своеобразной культуры и общественного уклада восточной части былой Римской империи закладываются основы особой византийской цивилизации. Она единственная в тогдашней Европе являлась прямой наследницей античности, так же как Византия являлась непосредственной преемницей Древнего Рима. С другой стороны, поскольку исторические центры Византии располагались в пределах древнего эллинского мира, постольку греческие традиции оказывали на новую империю большее влияние. И в политике, и в культуре происходит постепенный переход от римских к эллинистическим по происхождению началам.

Духовной и идейной основой становления Византии при этом являлось уже христианство, точнее греческое православие. Восточная империя, где были сосредоточены главные интеллектуальные силы «римского мира» и его высшая власть, была главным полем борьбы с ересями. Именно здесь формировались основные догматические положения христианства в эпоху Вселенских Соборов. Отсюда преимущественное осознание себя средневековой Греческой Церковью как Ортодоксальной (Православной). В ходе арабских завоеваний в VII в. под власть мусульманских правителей перешли такие древние центры христианства, как Александрия, Антиохия и Иерусалим. Таким образом, наиболее мощной и единственной независимой от иноверцев из восточных патриархий осталась Константинопольская. С одной стороны, это упрочило лидерство столичной патриархии в восточном православии, с другой — затруднило сообщение между Поместными Церквями. Этот политический фактор — один из решающих в прекращении практики созыва Вселенских Соборов после IX в.

Православие играло роль государственной религии. Согласно официальной идеологии, отношения между Церковью и государством строились на основе взаимодействия, «симфонии». Православный государь выступал как защитник Церкви в светских делах. Церковь, в свою очередь, предстательствовала за государя перед Богом и поддерживала его во всех благих начинаниях. С другой стороны, на практике принцип симфонии подчас нарушался. Некоторые императоры предпринимали попытки подчинения Церкви, в том числе насильственного.

Чаще всего, однако, отношения между Церковью и государством развивались ровно. Патриархам удавалось сохранить значительную степень независимости, а иногда довольно жестко критиковать действия власти. Церковь пользовалась значительными привилегиями, политическими и экономическими. При этом православное христианство никогда не было единственно дозволенным вероисповеданием. Свободу веры сохраняли иудеи и некоторые христианские исповедания.

Восточная Церковь пережила несколько серьезных расколов. Первые из них были связаны еще со спорами о природе воплощения Бога во Христе, шедшими в V-VII вв. Третий Вселенский собор (431 г., Эфес) осудил несторианскую ересь, утверждавшую раздельное существование в Христе божественной и человеческой природ. Четвертый Собор (451 г., Халкидон) осудил так называемых монофизитов (одно-естественников) и их учение о поглощении во Христе человека божественной природой. В результате последнего Собора обособился ряд восточных церквей, в том числе Армянская и Эфиопская.

К началу IX в. обозначились противоречия внутри между Востоком и Римским Западом. На Западе патриархи (папы) воспринимались как единоличные главы Церкви, господствующие даже над светскими правителями. Эта роль утвердилась в борьбе с ересями (от которых сам Рим оставался, как правило, свободен) и язычеством. Восток выступал за более коллегиальное, соборное устройство управления христианской Вселенной. Несмотря на преодоление в конце VIII в. иконоборческой ереси, нормализации отношений между Западом и Востоком хри-стианств не произошло.

В 800 г. папа римский венчал на императорский престол Запада короля франков Карла Великого. Это осложнило политические отношения с Византией. Карл, в свою очередь, добивался и религиозного разрыва с Востоком. В 804 г. он сознательно обострил возникшие еще в конце VI в., но до тех пор не осознанные догматические расхождения между Западом и Востоком. На Ахенском соборе западных епископов была принята догмат, согласно которому Святой Дух исходит не только от Бога Отца, но и от Сына. Особенно обострились церковные отношения между Константинополем и Римом при восточном патриархе Фотии. Император Востока Василий I (867-886), искавший союза с Западом, принял решение о созыве Вселенского собора.

Восьмой собор 869-870 гг. в Константинополе подтвердил осуждение иконоборчества, а помимо этого осудил церковную политику Фотия. Еще при жизни Василия, однако, в 879-880 гг. в Константинополе состоялся новый Собор, который отменил осуждение Фотия, вновь ставшего патриархом. На Западе Фотия предали анафеме, но позднее вынуждены были примириться с Византией и патриархией. Конфликт, однако, на деле продолжался.

К началу IX в. Византия утратила статус мировой державы. Арабские завоевания лишили Империю многих восточных провинций — Сирии, Палестины, Армении, Египта и других земель Северной Африки. На Балканах произошло расселение южных славян, занявших весь север полуострова, а также Македонию и большую часть Греции. На землях Фракии существовало новое сильное государство — Дунайская Болгария, в котором славянское начало постепенно становилось преобладающим.

С конца VIII в., по мере преодоления церковной и политической смуты, императорские власти предпринимают попытки восстановить контроль над Балканами. В 804 г. славянские племена в Греции и Южной Македонии были, наконец, подчинены. Позднее они были в основном ассимилированы греками. Однако покорить Болгарию не удалось. Войны с ней шли с переменным успехом, и перемежались мирными периодами. Независимость сохраняли сильные славянские княжества в Сербии и Хорватии.

IX-X вв. стали временем складывания государственности и у более северных славянских племен, слабее вовлеченных в орбиту имперского влияния. В IX в. возникает крупное западнославянское государство — Великая Моравия. На протяжении IX-X вв. восточные славяне объединяются в единое государство — Русь, ставшее одним из крупнейших в Европе. Взаимоотношения со славянским миром становятся одним из главных объектов внимания имперской политики.

Укрепление императорской власти завершилось при Македонской династии, основанной Василием I, по происхождению армянином, уроженцем Македонии. Василий был придворным, а с 866 г. соправителем императора Михаила III Пьяницы. В 867 г., организовав переворот и убийство Михаила, он захватил единоличную власть. Македонская династия — одна из самых продолжительных в истории Византии.

С ее правлением связан расцвет средневековой Византийской империи. Однако оно не раз прерывалось присвоениями реальной власти и императорского трона выходцами из других влиятельных родов. Республиканское наследие все еще напоминало о себе. Вплоть до конца XII в. сохранялось убеждение, что императорский престол достается «достойнейшему» независимо от происхождения.

Тем не менее, Византия уже являлась несомненной монархией. Император, именовавшийся теперь официально автократором (самодержцем) и василевсом, был единоличным главой государства. Единственным ограничителем его власти осталась Церковь, от лица Бога освящавшая и благословлявшая императорскую власть. Попытки Василия сломить неуступчивого Фотия и полностью подчинить Церковь себе успехом не увенчались, а только закрепили принцип симфонии. Именно этот принцип обеспечивал стабильность политического строя и доверие к нему основной массы народа.

Должности и титулы времен принципата сохранились, но как чисто придворные. Главнокомандующий, второе лицо после автократо-ра, носил титул кесаря. В Константинополе в качестве высшего совещательного органа по-прежнему заседал сенат (синклит). Император жаловал титулы патрикиев, консулов (ипатов) и т. д.

К IX-X вв. относятся довольно глубокие изменения в общественном строе. Они были связаны с упорядочением системы управления, с включением в византийское общество покоренных «варварских» племен. С одной стороны, практически все принявшие христианство «варвары» автоматически становились ромеями, «римлянами», равноправными гражданами империи. С другой стороны, их общественный строй и обычаи не могли не оказать влияние на социальный уклад державы.

Основным производителем материальных благ в Византии окончательно стал свободный крестьянин-общинник, одновременно солдат фемного ополчения — стратиот. Античное рабство ушло в прошлое. Христианин не мог быть рабом иноверца, — что резко сужало возможности работорговли, — а в идеале и христианина. Рабы в Империи работали почти исключительно по дому, иногда в ремесленных мастерских. Сельское же хозяйство обеспечивалось общинами стратиотов. Стратиот должен был иметь достаток, позволяющий выкормить коня и запастись оружием.

Власть над фемами находилась в руках местной чиновной знати, хотя наместников (стратигов) часто перемещали из фемы в фему. Постепенно, однако, наиболее влиятельные в фемах сановные и военные роды начинают приобретать обширные земли и закреплять за собой управление ими. Высшие слой чиновной и военной знати получил название динатов (могущественных). К концу X в. эта новая аристократия уже оформилась в замкнутое сословие, обладавшее огромными богатствами, влиянием при дворе и военной силой. Динаты не раз бросали вызов монархам уже Македонской династии. Внутри динатов, однако, постепенно сложились две противостоящие группировки. Столичным придворным и чиновникам, которых обычно поддерживало духовенство, противостояли военачальники, опиравшиеся в первую очередь на постоянно сражавшиеся восточные армии.

Низший слой господствующего класса составляли в X-XI вв. акри-ты — владельцы небольших укрепленных хозяйств и минимума зависимых людей, жившие по восточной границе Империи. На акритах лежала обязанность постоянной обороны рубежей от набегов арабов и других мусульманских соседей. Их подвиги легли в основу византийского народного эпоса.

Появление сословия акритов в X в. было первым признаком разложения стратиотской общины. С конца X в. большая часть страти-отов разоряется и попадает в зависимость от динатов, вливаясь зачастую в их личные армии. Фемное войско выступает в полосу кризиса и постепенно заменяется наемным. К XII в. наемные и сословные части уже становятся основными в византийской армии, а село теперь интересует правительство прежде всего с точки зрения налогообложения.

В жизни Византии большую роль играли города. Константинополь являлся в полном смысле слова «столицей мира», крупнейшим городом тогдашней Европы и перекрестком торговых путей. Процветали и другие города Византии, являвшиеся важнейшими экономическими и культурными центрами. Бурно развивались ремесло и торговля. Купцы и наиболее зажиточные ремесленники играли важную роль в городском самоуправлении, отчасти сохранившемся с античности. С другой стороны, значительная часть городских мастеров работала на заказ императорского двора и находилась от него в личной зависимости. Влиятельность городских слоев была несопоставима с властью динатов и военно-административного аппарата в целом.

ІХ-Х вв. — эпоха так называемого Монашеского Возрождения в византийской культуре. В это время расцветает церковное строительство и освободившаяся от преследований иконопись. Монастырские писатели обобщают античное и раннехристианское историческое, богословское, естественнонаучное наследие. Особенно известен «Миробиблион» Фотия, в котором он реферировал сотни известных ему античных и раннесредневековых книг. Создаются и оригинальные труды, особенно по истории и богословию, жития святых.

Эти тенденции, развивавшие античное наследие на новой христианской основе, получают развитие в XI—XII вв. {«Византийское Возрождение»). В этот период Византия превращается в культурный центр Европы, откуда Запад получает сведения о древнегреческой и раннехристианской культуре. Высшего расцвета достигает Константинопольская высшая школа — крупнейшее учебное заведение Европы, ставшее образцом для университетов Запада. Наряду с церковной, развивается светская литература, философия и наука. Появляются ученые-энциклопедисты, вроде Михаила Пселла — философа, богослова, историка, астронома, алхимика и политического деятеля.

После поражений, понесенных от арабов, болгар и франков, при Македонской династии происходит возвращение к активной внешней политике. Уже Василию I удалось добиться признания зависимости от Византии в Сербии и Хорватии. Значительные успехи были в IX-X вв. достигнуты на Востоке, где Империя переходит в решительное контрнаступление против арабов.

Важнейшим направлением византийской внешней политики являлось болгарское. Здесь тесно переплелись политические и религиозные интересы, поскольку при Фотии и его ближайших преемниках происходит расцвет византийского миссионерства. К X в. в целом завершается обращение в христианство сербохорватских племен. Успеху византийской проповеди способствовало создание в 860-х гг. азбуки византийскими посланниками в славянской Моравии — Кириллом и Мефодием. В 867 г. христианство из Византии принимает Болгария. Это сопровождалось заключением мирного и союзного договора. Принятие христианства содействовало окончательному слиянию болгар и дунайских славян в единый народ. Болгарские ханы принимают славянский титул «князь».

Однако прочного мира с Византией не наступило. Князь Болгарии Симеон (893-927) вступил в конфликт с Византией и в 919 г. провозгласил себя «царем», т.е., в славянском понимании, императором. Симеон создал на Балканах огромную державу и пытался захватить Константинополь. Позднее мир восстановился вновь, но теперь уже Византия стремилась любыми способами подчинить себе Болгарию. В 968 г. при помощи русского князя Святослава ромеям удалось нанести Болгарскому царству смертельный удар. Однако Святослав не захотел покидать Балканы, и разгорелась ожесточенная Болгарская война (968-971). Император Иоанн Цимисхий (969-976) полководец не менее талантливый, чем прославленный русский князь-завоеватель, нанес ему в конечном счете поражение. Однако болгары тем временем смогли отчасти восстановить силы. Окончательно покорить Болгарию удалось только в 1018 г., когда ромеи завоевали запад страны. Император Василий II (977-1025) получил от приближенных лестное прозвище «Болгаробойца».

Свирепое подавление болгарских восстаний, унижение славянского духовенства спровоцировали подъем еретического движения в Болгарии. Богомильство стало наиболее опасной массовой ересью в византийской истории. Богомилы отвергали материальный мир, семью, собственность, государство и Церковь, предсказывали скорый конец света. Прообразом богомильства была секта тондракийцев, возникшая в VIII в. в Армении. На базе тондракийства возникла ересь павликиан, распространившаяся в Армении и Малой Азии. Название богомилов павликиане приняли в Европе — либо от самоопределения себя как «милых богу», либо по имени болгарского священника Богомила, обновившего их вероучение. Болгария и Сербия, где христианство не вполне еще утвердилось, стали главными территориями распространения ереси. Она преследовалась византийскими и местными славянскими властями с XI в. Вытесняемые в Западную Европу богомилы положили там начало катарской и некоторой другим схожим ересям.

Если южные славяне могли быть подчинены византийской власти, то с усиливающейся на северо-востоке Европы Русью отношения могли строиться только на равных. На рубеже VIII—IX вв. первый известный по имени русский князь Бравлин, совершив поход на византийские владения в Крыму, заключил мир с греками и принял христианство. Через Восточную Европу протянулся знаменитый путь «из Варяг в Греки», ставший магистралью не только торговых, но и культурных связей. В 839 и в 866 гг., после военных столкновений, заключались мирные договора между Русью и Византией. К 860 г. относится первый поход русов на Константинополь, продемонстрировавший ромеям возросшую силу северного народа.

Однако параллельно военно-дипломатическим перипетиям шло распространение на Руси христианства. В 866 г. патриарх Фотий учредил на Руси епархию. А в 874 г. христианство принял киевский князь, и епископия была заменена архиепископией. Захват Киева новгородским князем-язычником Олегом Вещим задержал распространение христианства. В начале X в. Олег воевал с Византией и, по русским преданиям, в знак победы прибил щит на вратах «Царьграда» — Константинополя. Так или иначе, но в 907 г. заключается новое мирное соглашение, а в 911 г.— большой торговый и союзный договор, обеспечивший привилегиями русских купцов.

В начале 940-х гг. между Русью и Византией вновь возник военный конфликт. В 941 г. киевский флот был уничтожен у берегов Империи греческим огнем — горючей смесью, самым страшным оружием Средневековья. В 944 г. был заключен новый мирный договор. В Киеве, в том числе в княжеской дружине, оставались многочисленные христиане, а в 957 г., во время визита в Константинополь, приняла христианство княгиня Ольга. Затем, однако, последовал новый период враждебности, связанный с Болгарской войной. С именем великого князя киевского Владимира связано окончательное утверждение христианства на Руси. В 988-989 гг. Владимир, заключив мир с Византией и женившись на греческой царевне Анне, принял крещение, после чего крестил свои земли.

Тем не менее, и эти события не вполне положили конец русско-византийским конфликтам. Последний неудачный поход русов на Константинополь относится к 1043 г., а последняя война между Русью и Византией — к 1116. Конфликты возникали из-за нарушения прав русских купцов и монахов, обладания важными торговыми пунктами в Керченском проливе, низовьях Днепра и дельте Дуная.

Тем не менее, связи с Византией имели огромное значение для Древней Руси. Из «Греков» пришли книжность, иконопись, церковная монументальная архитектура. Принятие христианства из Византии включило Русь на равных в семью европейских христианских народов, расширило ее дипломатические связи и возможности. Первые международные договора Руси заключались именно с Византией. Русская Церковь возникла как составная часть, подчиненная митрополия Константинопольской патриархии. Подчинение Русской Церкви Константинополю имело свои положительные последствия. Церковь, на протяжении некоторого времени и возглавлявшаяся греками, оставалась над начавшимися княжескими распрями, смогла исполнять функцию высшего морального авторитета и арбитра. С другой стороны, очень быстро формировались кадры местного, русского духовенства. Духовенство посредничало в разрешении междоусобий времен раздробленности, выступало в качестве консолидирующей силы в жизни страны.

Отношения с латинским Западом у византийских императоров Македонской эпохи складывались неровно. Налаживанию постоянных союзных отношений мешали и территориальные споры, особенно в Южной Италии, и религиозные разногласия. При этом одно переплеталось с другим — епархии Южной Италии подчинялись то Константинополю, то Риму. Догматические же изменения, внесенные западными христианами, делали раскол неизбежным. В 1054 г., во время очередного спора из-за церковной подчиненности Южной Италии, различия в догматах обнаружились и привели к обострению конфликта. Папский легат во время богослужения в соборе святой Софии объявил анафему патриарху Михаилу Кирулларию «со всеми еретиками». В ответ Кирулларий предал анафеме легата, папу и всех заблуждающихся «латинян». 1054 г. считается годом окончательного раскола (схизмы) между Западом и Востоком.

Наивысшего расцвета Византия времен Македонской династии достигла именно в эти годы, при императоре Константине IX Мономахе (1042-1055). Он успешно воевал и на востоке, и на западе, как с мусульманами, так и с христианами. Вдобавок к южноитальянским владениям Константин на время покорил часть Сицилии. На востоке он удерживал побережье Сирии и подчинил Армению. С Русью после короткой войны был заключен мир и союз. Дочь Константина стала женой Всеволода, сына Ярослава Мудрого. Ее сын Владимир унаследовал дедовскую фамилию Мономах.

Однако этому подъему Византии вскоре настал конец. В 1056 г. со смертью императрицы Феодоры пресеклась Македонская династия. Последовали гражданские войны и перевороты, которыми не преминули воспользоваться внешние враги. В 1071 г. вторгшиеся с востока кочевники сельджуки обрушились на восточные рубежи Империи. В битве при Маназкерте имперская армия была разбита, а император Роман Диоген попал в плен. Сказались как личная неопытность государя, так и распри между ромейской и покоренной армянской знатью.

Последствия сельджукского нашествия оказались катастрофичны. Малая Азия, Сирия и Армения были потеряны почти целиком. Империя лишилась огромных сельскохозяйственных угодий, источников сырья и драгоценных металлов, важнейших городских центров, сотен тысяч подданных. В довершение несчастий, на западные рубежи напали норманны, захватившие Южную Италию и Сицилию. А с севера вторглись отброшенные к тому времени от русских границ печенеги. Между динатами к тому же разгорелась гражданская война за императорский престол.

Стабилизировать ситуацию удалось только Алексею Комнину (1081— 1118). Первым представителем знатного рода Комнинов на престоле являлся Исаак I (1057-1059). Одаренный полководец Алексей Комнин взошел на престол в 1081 г., победив в гражданской войне. С этого началось непрерывное правление Комнинов, продлившееся более 100 лет. С Комнинами связан последний взлет могущества Византии как державы европейского значения. Алексей подавил мятежи знати, на севере окончательно разгромил печенегов и отражал набеги половцев, на западе остановил продвижение норманнов. Последним так и не удалось закрепиться на Балканах. Остановил он и сельджуков — однако вытеснить их из Малой Азии не мог. Это побудило его обратиться за помощью к Западу. Обращение Алексея стало одним из официальных поводов к началу крестоносного движения, серьезно повлиявшего на судьбы Византии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >