Индия и Китай в древности

Первые этапы становления индийской культуры неразрывно связаны с наследием протоиндийской цивилизации. Цивилизация долины Инда, существовавшая с середины III по середину II тысячелетия до н. э., была создана племенами дравидов. Дравиды и по сей день населяют преимущественно южную часть Индийского субконтинента. В описываемое же время они являлись его основным населением. Создатели протоиндийской цивилизации жили в крупных городах-государствах, исповедовали матриархальную еще религию, имели собственную письменность. Они поддерживали связи с Эламом и Шумером. В современной науке цивилизация часто именуется Хараппской. Хараппа и Мохенджо-Даро — известнейшие из раскопанных археологами протоиндийских городов.

Вопрос о прародине индоевропейцев, предков нынешнего населения Северной Индии, до сих пор является в науке предметом споров. Индийские арии {индоарии) принадлежат к арийской (индоиранской) ветви индоевропейцев. Общие предки индоариев и иранцев примерно в первой половине II тыс. до н. э. осели в Восточном Иране и южных областях Средней Азии.

В середине II тысячелетия до н. э. арии вторглись на полуостров Индостан и завладели долиной Инда. Из долины Инда арии двигались вглубь Индостана, вступая в контакт с новыми народами. Так, в долине Ганга они встретили население, находившееся в родстве с тибетцами, бирманцами и китайцами.

В эпоху завоевания ариями Северной Индии сложились священные тексты, до сих пор рассматриваемые как основа священного писания индуизма. Эти тексты — веды. Веды долгое время передавались изустно в среде жрецов, но в весьма устойчивой форме.

Арийское общество делилось на четыре сословия — варны. В европейской литературе варны долго назывались кастами. Но это португальская передача позднейшего и несколько иного по значению термина «джати». Три высших варны были традиционными сословиями индоевропейского общества — жрецы {брахманы), воины {кшатрии), скотоводы и земледельцы {вайшьи; позже занялись ремеслом и торговлей). Эти высшие варны именовались дваждырожденными, поскольку их представители при вступлении во взрослую жизнь проходили инициационный обряд второго рождения. Не проходили инициацию потомки покоренных племен — шудры. Обязанностью этих «единожды рожденных», влитых в арийское общество и составивших четвертую варну, было служить «дваждырожденным».

Вновь покоряемые ариями племена уже не становились составными частями арийского общества. Вместе с окрестными «варварами» и потомками от незаконных межварновых связей они составили замкнутые, отторгаемые ариями касты — джати. Членов этих каст часто называли неприкасаемыми, париями, поскольку само общение с ними считалось нечистым. Они исполняли функции, считавшиеся непотребными для приверженца ведической религии — от игры на «неблагородных» музыкальных инструментах до вывоза праха умерших.

С приходом ариев вся территория полуострова Индостан возвращается к племенному строю. Как оседлые, так и полукочевые племена живут в небольших непритязательных поселениях. Письменность исчезает бесследно. Прекращается монументальное строительство. Только к VI-IV вв. до н. э. крупнейшие царские резиденции разрастаются в подлинные города. К концу этого отрезка времени возобновляется монументальное строительство. К этому же периоду относятся и первые памятники новой письменности, появившейся на основе западных образцов.

Для всей истории этих «темных веков» основным, если не единственным, источником являются сохраненные жреческой традицией священные тексты. Потому об истории религии и культуры мы знаем гораздо больше. На основе религиозных памятников VIII—IV вв. до н. э. и позднейших эпическим поэм Индия той поры предстает конгломератом мелких племенных «царств». Наиболее сильны и развиты были арийские и полуарийские царства Севера, присвоившие богатое наследие протоиндийской культуры. В них господствовал варновый строй. Возглавлял каждое владение царь — раджа. Большинство раджей принадлежало к двум династиям «полубогов» — Лунной и Солнечной.

Сплачивала арийский Индостан на основе древних обычаев и общих религиозных правил деятельность жреческого сословия брахманов. В этот период брахманы разрабатывают сложную религиозно-философскую систему, которая, помимо прочего, обосновывала их высокий статус. Учение брахманов, брахманизм, позднее легло в основу современного индуизма и рассматривается как этап его становления. Брахманизм представлял собой попытку создания «организованной» религии на основе прежде всего арийской традиции. Носителями сакрального знания и гарантами благоденствия общества предстают в новой религиозной системе исключительно жрецы — брахманы. Брахманы объявляются «лучшими из дваждырожденных», высшей Варной, происшедшей из головы творца Брахмы. Долг остальных сословий — одаривать их, покровительствовать им и повиноваться их советам. Особенно осуждаются попытки царей, принадлежавших преимущественно к воинской варне кшатриев, поставить жречество под свой контроль. Тем более страшным преступлением является покушение на жизнь или свободу брахмана. Брахманы считались также единственным людьми, которым доступен путь подлинного спасения от бренного мира — слияние через строгую аскезу с Абсолютом. Небесный бог-жрец Брахма становится верховным богом, оттеснив прежнего царя богов Индру.

Брахманизм являлся преобладающим вероучением в Индии VI-IV вв. Но однозначно господствующим он так и не стал. Более того, как раз на этот период падает острый кризис религии брахманов. Вызван он был целым комплексом причин. С одной стороны, построенная на идее превосходства ариев и арийских богов религия оставалась чуждой огромной (если не большей) части населения Индии. Философские же идеи, далекие от народной многобожной религии, были во многом чужды и самим ариям.

Выстроенный брахманами идеал общественного устройства, скопированный и в религиозно-мифологической картине мира, так и остался труднодостижимой утопией. В реальности цари-кшатрии отнюдь не стремились уступать брахманам первенство во власти. Продолжалось осуждаемое брахманами смешение варн.

Индия не представляла собой ни политического, ни этнического целого. Существовали десятки враждующих между собой царств, созданных как ариями, так и неариями. Политическая власть в арийских царствах, как правило, находилась в руках кшатриев. Но встречались царства, где династии происходили даже из шудр. Острая борьба между варнами, особенно кшатриями и брахманами, шла в большинстве арийских царств. Но на стороне брахманов в этой борьбе был религиозный авторитет, дававший им старшинство в варновой иерархии.

В VI в. до н. э. именно в кшатрийской среде получают распространение антибрахманские «ереси» — буддизм и джайнизм. На оппозиционные вероучения большое влияние оказывали традиции неарийского населения. Именно в этой среде, враждебной кастовому устройству, сектанты находили основную массу последователей. Для всех оппозиционных школ характерно принижение статуса ведийских богов и, соответственно, повышенное внимание к человеческой личности, интерес к скрытым силам человека. Человеческая личность становится для большинства оппозиционных течений центром мироздания и важнейшим залогом собственного, личного спасения.

Основатель джайнизма Вардхамана Махавира, прозванный Джина (Победитель), жил в VI в. до н. э. Он происходил из кшатрийской семьи. Согласно учению джайнов задача человека — через строжайшее аскетическое самосовершенствование покинуть мир и тем освободить свою душу. Джайнизм в итоге не завоевал широкой популярности из-за последовательной проповеди ненасилия и самоограничения в любых обстоятельствах. Но он серьезно поколебал позиции индуизма.

Основатель буддизма Сиддхартха Гаутама, именовавшийся Шакьямуни (Мудрец-Шакья) и Будда (Просветленный), жил в 567-476 гг. до н. э. Он был царевичем племени шакьев в Северной Индии. Его учение легло в основу буддизма — древнейшей мировой религии. Будда резко осудил джайнское умерщвление плоти, но не менее резко — и брахманские доктрины. «Просветленный» — будда — высшая и последняя ступень в цепи перерождений. Преодолев искушения мира, будда готов к уходу в нирвану. Нирвана (угасание) — состояние абсолютного небытия и абсолютного блаженства. В традиционном буддизме она понимается как полный разрыв с миром и утрата самой личности (еще одно отличие от джайнов).

На фоне религиозных разногласий и прямых столкновений, вызванных стремительным расцветом буддизма, произошла первая попытка объединения Индии. Предприняли ее цари государства Магадха в центральных областях страны. В конце IV в. до н. э. власть в Магадхе захватил Чандрагупта из рода Маурьев, который и стал создателем первой общеиндийской державы. Последним толчком к объединению стала внешняя угроза — в 327 г. до н. э. с запада в Индию вторглись войска Александра Македонского. И позднее завладевшие Ираном и Средней Азией греко-македоняне не прекращали попыток покорить Индию, манившую их своими богатствами.

Где-то миром, но в основном военной силой царям династии Маурья удалось покорить большую часть Индии. На западе они остановили натиск греко-македонских захватчиков. Наивысшего расцвета государство Маурьев достигло при царе Ашоке в III в. до н. э. Этот царь известен не только как покоритель всего полуострова Индостан, но и как самый могущественный в древности покровитель буддизма. Он объявил буддизм государственной религией. Буддийские монастырские общины обретают больше привилегий, чем прежде имели брахманы. Они получают выплаты из казны и земли.

Мы уже гораздо лучше осведомлены об общественном устройстве Индии эпохи Маурья. И следует признать, что изменилось оно не во всем. Резко усилилась царская власть и, соответственно, появился разветвленный военно-чиновничий аппарат. Цари превращаются в верховных распорядителей земли, «деспотов» ближневосточного типа. Вырастают и богатеют города. Но при этом покушения на варновый строй, диктовавший свои условия общественной жизни, остаются неудачными. Сословно-кастовые отношения и века спустя оставались для Индии важнее имущественных.

Мощь традиций — от «законной» власти мелких царьков до индуистской религии, — которым держава Маурья бросила вызов самим фактом своего существования, предопределила ее распад. К середине II в. до н. э. созданная Ашокой и Чандрагуптой держава исчезла с политической карты. За этим последовал период «варварских» завоеваний. Сначала северо-запад Индии захватили греко-македоняне во главе со своим царем Менандром. Затем, на рубеже нашей эры, им на смену пришли центральноазиатские кочевники кушаны. Только в III в. н. э. большая часть Северной Индии на время объединилась вновь под властью династии Гуптов, правившей на тех же землях древней Магадхи. Это объединение, однако, осталось столь же непрочным. Династия Гуптов пала в V в. под ударами новых кочевников — гуннов.

Совершенно иначе сложилась в древности история Древнего Китая. Древнекитайская цивилизация оказалась самой устойчивой из древневосточных. Только у нее имеется непосредственный «правопреемник» в современном мире — нынешний Китай.

Китайцы принадлежат к сино-тибетской языковой семье. Их самоназвание — хуася (русское слово «Китай» происходит от племенного имени одного из соседних кочевых народов). Расселение предков китайцев в долине Хуанхэ произошло, вероятно, в III тыс. до н. э. Эти земли стали для них центром мира, Срединной равниной (Чжунхуа), а после Срединным государством (Чжунго) — так китайцы до сих пор именуют свою страну.

Об истории и культуре древних китайцев эпохи государства («династии») Ся (XX-XVIII в. до н. э.) известно крайне мало. На смену ей пришла эпоха Инь (Шан), когда исторические данные о Китае становятся более определенными. К XIV в. до н. э. у китайцев появилась письменность. В эту эпоху, судя по сохранившимся источникам, Китай в политическом отношении напоминал самые ранние деспотии Ближнего Востока. Главой государства являлся царь (ван). Ему поклонялись как потомку (сыну) верховного божества Шан-ди. Покорность вану рассматривалась как религиозный долг подданных. Ван осуществлял свою верховную власть через приносивших ему присягу князей (хоу) малых племен и собственных чиновников.

Царству Инь удалось подчинить себе многочисленные китайские и некитайские племена долины Хуанхэ и распространить свое влияние на юг, в долину реки Янцзы. Однако оно оставалось крайне непрочным образованием. Многие племена были недовольны все более жестким правлением иньских царей, их вмешательством в свою внутреннюю жизнь. В XI в. до н. э. против иньцев восстали западные полувар-варские племена чжоу. Их вождь У-ван (т. е. Воинственный Царь) захватил столицу Инь и покончил с последним иньским царем. За этим последовали «темные века». Земли Китая были сначала разделены между рядом племенных союзов. Только к IX в. до н. э. племена объединились под во многом формальной властью чжоуского вана.

Эпоха династии Чжоу (1027-249 гг. до н. э.) — самый длительный период в истории Древнего Китая. Именно тогда закладываются идейные и культурные основы позднейшей китайской государствен ности и общественных отношений. В то же время само складывание этих основ проходило под влиянием во многом негативного опыта чжоуской эпохи.

На первый взгляд чжоуский ван являлся неограниченным монархом. Он рассматривался как Сын Неба, божественный арбитр и высший руководитель многочисленных владетельных князей (чжухоу). Ван Чжоу лично был и верховным служителем культа, выступая как хранитель государственного алтаря. Жречество в чжоуской системе власти становится частью государственного чиновного аппарата.

Однако на практике власть чжоуского вана была далека от абсолютной. В ходе объединения разрозненных племен под его властью выстроилась многоступенчатая иерархия чжухоу, каждый из которых являлся наследственным владетелем большой или малой территории. Власть чжухоу над подвластными им общинами, оформленная царскими дарениями, была не меньшей, чем власть Сына Неба. Подвластное население обеспечивало налоговые поступления, натуральную подать продуктами села, воинов в армию. На всем Древнем Востоке только в Китае эпохи Чжоу земельная аристократия достигла такого могущества. Вполне естественно, что со временем чжухоу стали тяготиться зависимостью от вана.

На первом этапе (эпоха Западного Чжоу, 1027-771 гг. до н. э.) шло объединение страны, и преобладали центростремительные тенденции. Но в 771 г. до н. э., когда вторжение кочевников привело к гибели чжоуского царя, переносу столицы и борьбе за престол, ситуация резко переменилась. Чжухоу, обеспечив в итоге стабильность трону, осознали свое могущество. С этого времени они становятся все более независимыми. Более сильные владения поглощают мелких соседей. Сын Неба, как выяснилось, не обладает реальной властью за пределами окрестностей своей столицы. Разве что религиозный авторитет позволял ему обеспечить собственную неприкосновенность. Все это характерные черты наступившей эпохи Восточного Чжоу (771-249 гг. до н. э.).

Сильнейшие чжухоу намного превосходили Сына Неба могуществом. В войнах между ними нередко выделялся тот или иной правитель, которому чжоуские цари давали титул ба-вана (гегемона). Но такая гегемония не могла длиться долго. Появление ба-вана другие князья воспринимали как вызов собственной независимости и силе.

Весь период VIII-V вв. заполнен бесплодными войнами за гегемонию между сильнейшими государствами Китая. В этих войнах даже призрачному единству Чжоуской державы настал конец. В 481 г. начинается эпоха Чжанъго — Сражающихся Царств. Самые могущественные чжухоу сами принимают царский титул. В 249 г. до н. э. один из них, правитель западного царства Цинь, уничтожил чжоускую династию.

Политический кризис сопровождался духовным. Старая много-божная религия приходила в упадок вместе с древним политическим порядком. На смену ей шли религиозно-философские и чисто политические теории, дававшие свои рецепты выхода из тупика междоусобиц. Наиболее влиятельными оказались даосизм, конфуцианство и учение фацзя («законников», легизм)

Об основателе даосизма, Лао-цзы (Учителе Лао), известно очень мало. Время его жизни помещается от VII до IV в. до н. э. Основная этическая составляющая даосизма — идея недеяния, самосовершенствования и слияния с природой как идеального поведения. При этом «порочному» поведению придворных моралистов противопоставляется поведение и неученого отшельника, и алчного разбойника — как естественное неестественному. Идеальным общественным строем даосы считали первобытную анархию.

Об основателе конфуцианства Кун Цю (Кун-цзы, откуда европейское Конфуций) мы знаем не в пример больше, чем о создателе даосизма. Годы жизни Кун-цзы — 551-476 до н. э. Как и многие другие создатели китайских философских учений эпохи Чжоу, он был бродячим ученым — посещал различные княжества Срединной равнины и давал советы их правителям. Его учение носило в большей степени не религиозный или философский, а социально-идеологический характер. Своей целью Кун-цзы ставил сохранение традиционного уклада жизни, как он его себе представлял, установление канонических образцов древней культуры. Общественный идеал Кун-цзы — сохранение и укрепление общинно-семейных устоев, праведная власть всекитайского государя, считающегося с мнением «совершенномудрых», «благородных» мужей. Конфуцианцы стремились к унификации, закреплению на государственном уровне приемлемых для них элементов древней культуры.

И конфуцианство, и даосизм в разной степени противостояли абсолютному деспотизму. Зато идеологами последнего выступили мыслители школы фацзя. Ее основатель — Гунсунь Ян, правитель области Шан в царстве Цинь, называемый потому еще Шан Яном. Жил он в IV в. до н. э. Шан Яну удалось добиться от циньского правителя проведения глубоких преобразований, нацеленных на укрепление монаршей власти и единства государства. Шан Ян призывал царя в реформаторской деятельности не обращать внимания ни на существующие нормы нравственности, ни на мнение народа.

Царству Цинь, где правление осуществлялось на основе идеалов фацзя, действительно удалось объединить Срединную равнину. В 221 г. до н. э. циньский государь Чжен покончил с последними чжу-хоу. Он принял титул Цинь Шихуанди (Первый Циньский император). На всех противников единства страны и единоличной власти нового Сына Неба обрушились жесточайшие преследования. Одновременно шли завоевательные войны. При Цинь Шихуане границы Китая далеко раздвинулись на север и на юг. На севере для защиты от кочевников строится Великая Китайская стена.

Однако цена была высока. Император не считался ни с вековыми традициями, ни с нуждами народа. Подданные, объявленные черноголовыми, по сути, императорскими рабами, нещадно эксплуатировались. Наследственная знать была истреблена или лишилась всяких привилегий. Единственной опорой императора было циньское чиновничество, быстро завоевавшее всеобщую ненависть. После смерти Шихуана в 210 г. до н. э. сразу же разразились народные восстания, переросшие в гражданскую войну. В 207 г. войска восставших вступили в циньскую столицу, разорили ее и убили последнего циньского правителя.

Начавшаяся борьба между вождями движения привела на престол бывшего деревенского старосту Лю Бана. К 202 г. до н. э. он объединил Китай под своей властью и основал новую династию Хань. Подобно Шихуану, он принял титул ди, переводящийся на европейские языки как «император».

Эпоха Хань (206 до н. э. — 220 н. э.) завершила становление общественно-политического строя Китайской империи, основы которого сохранялись на протяжении Средневековья. Первоначальная попытка использовать в качестве идейной основы государства даосизм (ему симпатизировал Лю Бан) быстро провалилась. Анархическая идеология даосизма не служила государственным нуждам. В конце II в. до н. э. государственной идеологией Китайской империи становится конфуцианство — и остается ей с короткими перерывами более 2 тыс. лет.

Ханьские власти гораздо реже циньских прибегали к масштабным принудительным переселениям и иным массовым принуждениям. Однако созданная система чиновного контроля над общиной облегчилась лишь отчасти. Самоуправление на селе было развито шире, чем в находившемся под плотной опекой чиновников городе. Но, по сути, селяне оставались в массе своей черноголовыми, зависимыми от воли государя.

В то же время уже Лю Бан нашел баланс между интересами разных групп господствующего класса. Таковым, по сути, к началу ханьской эпохи оставалось одно чиновничество, причем и его требовалось формировать заново. Ханьские императоры на основе верхушки военных и чиновников, а также собственных родичей создали новую аристократию. Эти новые чжухоу получали от государя наследственные земельные владения и гордые титулы ванов и хоу. Но при этом продолжали оставаться частью чиновного аппарата, служили императору и находились в его власти. Мятежи и проступки карались нещадно, с использованием всего богатого опыта короткой циньской деспотии. В конце II в. до н. э. императорский двор провел масштабную конфискацию земель подозрительных вассалов. В дальнейшем число пожалований резко сократилось.

Наивысшего расцвета империя Хань достигла при императоре У-ди (140-97 гг. до н. э.). При нем были завоеваны соседние страны — Чосон (ныне Корея), Вьет (север Вьетнама), совершались походы в Центральную Азию. У-ди небезуспешно боролся с кочевыми племенами сюнну или гуннов (видимо, предки тюркских народов), жившими тогда к северу от Китая. Справиться с этой угрозой ему, однако, не удалось.

На рубеже нашей эры Ханьская империя пережила первый серьезный кризис. Борьба придворных партий привела к захвату престола в 8 г. н. э. полководцем Ван Маном. Ван Ман провел серию реформ, нацеленных на укрепление сельской общины, сильно страдавшей от захватов земель знатью и долгового рабства. Он, в частности, запретил продажу земли и работорговлю. В то же время Ван Ман увеличил бюрократический аппарат и поднял налоги на его содержание. Денежная реформа вылилась в инфляцию и рост цен. В итоге народ воспринял новое правление как тиранию. В 18 г. разразилась вторая в истории Китая крестьянская война — восстание краснобровых.

В итоге начавшейся гражданской войны и Ван Ман, и краснобровые были разбиты основателем династии «Младших» Хань — Лю Сю. В 29 г. он окончательно утвердился у власти. Начавшийся второй период правления Хань был достойным продолжением предыдущего. Именно в эти два века Китай достиг нового уровня экономического могущества, став главным поставщиком шелка в Евразии. Великий шелковый путь к началу II в. связал Китай с Римской империей.

Но внутренние противоречия продолжали подтачивать державу. В 189 г. даосские тайные общества подняли против Хань восстание, получившее название войны Желтых повязок. Восстание удалось подавить, но оно перетекло в гражданскую войну между сильнейшими ханьскими полководцами. В 220 г. один из них сверг последнего ханьского императора. За этим последовал период распада страны (Санъго — Троецарствие), а затем объединение под властью новой династии Цзинь (с 265 г.).

Однако это объединение было непрочным. Амбиции знати и полководцев трудно было успокоить, периодически вспыхивали народные восстания. Самое же главное — с севера за Великую стену переселялись кочевники, которых императоры пытались использовать в военных целях. В 304 г. гуннский вождь Юанъхай объявил себя законным наследником ханьской династии и призвал все кочевые племена под свои знамена. Развернувшееся нашествие завершилось в 317 г. захватом цзинь-ской столицы и бегством остатков армии на юг, за Хуанхэ. Север впервые оказался под властью чужеземных завоевателей. Древнекитайская империя пала.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >