Предисловие

Курс лекций «Всемирная история» призван дать обучающимся общее представление об истории мира с древнейших времен до начала XX в. Истории XX — начала XXI в., периоду, насыщенному важнейшими для современной ситуации событиями, планируется посвятить отдельное издание. Списки исторических источников, использованных при написании данного пособия и рекомендуемых обучающимся, публикуются в специальном пособии по работе с источниками.

Данный курс лекций может быть использован как базовый при изучении дисциплин «Всемирная история», «Всеобщая история», «История мировых цивилизаций», «История изучаемого региона», «История страны изучаемого языка».

Темы 1-16, 18, 20, 22-23 написаны доктором исторических наук, профессором С. В. Алексеевым. Темы 17, 19, 21, 24 написаны С. В. Алексеевым и кандидатом исторических наук О. И. Елисеевой совместно.

История первобытного общества

Первый и самый длительный, по мнению современной науки, этап истории человечества — первобытная эпоха, время от появления человека до становления государства и цивилизации. Наиболее общепринятая периодизация истории первобытности впервые разработана датским археологом Кристианом Юргенсеном Томсоном (1788-1865). По материалу, из которого изготавливались орудия труда, он разделил историю человечества на три этапа: каменный век, бронзовый век, железный век. Позднейшие археологи уточнили периодизацию Томсона. Каменный век сейчас принято делить на древнекаменный (палеолит), среднекаменный (мезолит, или эпипалеолит) и новокаменный (неолит). Между каменным и бронзовым веком выделяют медно-каменный, или медный (энеолит). Следует, однако, иметь в виду, что эта периодизация отражает исключительно изменения в вещественных памятниках эпохи. Достаточно сказать, что для ряда народов первобытность заканчивается уже в энеолите — и наступает время древних цивилизаций.

История первобытного общества сейчас воссоздается на немалом числе источников. Здесь и богатый археологический материал, и записанные в новое время устные творения первобытных народов (например, аборигенов Австралии), и описания жизни и быта самих этих народов. Но при этом немало остается, конечно, и белых пятен. Сведения о первобытных племенах современности помогают воссоздать образ жизни далеких предков других народов, но не конкретные обстоятельства их истории.

Палеолит в современной археологии делится на нижний (ранний), средний и верхний (поздний). Верхний и средний палеолит — древнейшая пора развития человека и человеческого общества. Они датируются временем ранее 50 тыс. лет до н. э. Хронология нижнего и среднего палеолита иногда подвергается сомнению. Более точная хронология начинается примерно с 50 тыс. лет до н. э., когда вступают в силу возможности радиоуглеродного анализа материальных остатков первобытности.

Появление и расселение человека современного типа (Ното sapiens sapiens) относится, по данным археологии, к началу верхнего палеолита — 50-40 тыс. лет до н. э. К этому же времени генетики и антропологи относят разделение человеческих рас. Основной очаг расселения человека находился на Ближнем Востоке, куда люди сдвинулись из Африки. Ранее всего обособилась негроидная раса, заселившая Африку, Австралию и крайний юг Азии. «Северная» раса, обозначенная археологами как кроманьонцы, позднее разделилась на западную (европеоидную) и восточную (монголоидную) ветви. Западные кроманьонцы заселили Европу и Ближний Восток, восточные — Дальний Восток и Америку. Границы между расами оставались зыбкими на протяжении всей истории человечества. Целые народы, приходя на новое место и сливаясь с аборигенами, нередко обретали их расовый облик. Отсюда продолжающееся дробление рас, а также несовпадение расовых границ с языковыми.

Из сказанного ясно, что образ жизни древнейших людей был в основном кочевым. Есть достаточно оснований считать, что древнейшим устройством общества являлась родовая община. Она сохранялась в Новое время у наиболее «первобытных» народов мира — аборигенов Австралии, бушменов Южной Африки.

В верхнем палеолите история становится на более прочные хронологические основания. Кроме того, теперь мы можем сопоставлять археологические находки со сведениями о жизни и быте первобытных племен Нового времени. Вместе с тем следует иметь в виду, что человек верхнего палеолита в Северном полушарии оказался в гораздо более суровых природных условиях, чем жители Австралии или Африки Нового времени. Верхний палеолит — пора масштабных оледенений. Это, скорее всего, стало одной из причин перехода большинства человеческих коллективов к оседлому образу жизни.

Мы не так уж много знаем о том, как жило человечество в ту пору. На самом деле из многочисленных первобытных племен Нового времени в «дикости» жили очень немногие. Конечно, многое проясняют находки археологов, но о смысле многих из них споры идут десятилетиями.

Верхний палеолит — время бурного развития первобытной культуры. В это время появляются памятники первобытного искусства — от величественных пещерных росписей до небольших статуэток-идолов палеолитической Венеры. Наблюдения за историей первобытного искусства не оставляют сомнений в том, что первоначально оно имело религиозное назначение.

Время и причины зарождения религиозного сознания остаются в науке предметом ожесточенных споров. Тем не менее большинству исследователей предельно ясно, что религия существует столько же, сколько общество человека разумного.

Исследователи обычно выделяют три древнейшие формы религиозных представлений. Не надо думать, что каждая из них была присуща только части людей. Все три ранние формы религии переплетались и сочетались у одних и тех же родов и племен. Тотемизм — вера в наличие у рода животного или растительного предка {тотема). Анимизм — вера в то, что вся окружающая природа населена духами. Магия — вера в способность человека сверхъестественным образом влиять на окружающий мир, а также совокупность «тайных знаний» о способах такого влияния. Основной формой передачи религиозного знания, объяснения религиозных церемоний, запретов и обычаев служил миф. Миф в эпоху родового строя был единственной формой передачи знания о прошлом, одновременно санкционируя и объясняя мораль и обычай.

Хозяйство первобытных людей носило присваивающий характер, т. е. заключалось в присвоении природных благ. Основными занятиями являлись охота и собирательство. Пропитание доставалось людям тяжким трудом, с риском для жизни, в неустанной борьбе с враждебной природой. Борьба эта сплачивала и ожесточала небольшие группки охотников и собирателей, рассеянные по пространствам земного шара. Те «дикари», которые нам известны, жили накрепко спаянными родовыми общинами. Человек был рабом не только природы. Он являлся рабом также и своего рода, который жестоко мстил и за неповиновение, и просто за ненужность. Того, кто не мог оставаться добытчиком — по болезни ли, из-за увечья ли, просто из-за старости, — могли и должны были беспощадно уничтожить. И, конечно, речи не было ни о каких правах личности, ни о какой личной собственности. Да и личность не осознавала еще себя личностью, всецело подчиненная жестоким законам рода.

Вопрос о приобретении чего-либо, даже для нужд коллектива, не стоял. Все, что было необходимо для жизни, род брал сам. И брал, как правило, силой. Брал у природы — или у других людей. Ведь эти «другие», «чужаки» не отделялись родом от окружающей природы. Родич — это тотемный зверь, от которого пошел твой род.

Все прочие звери и все прочие люди, которые произошли от других зверей, — чужаки и враги. Относиться к ним надо соответственно, и надеяться на что-то иное с их стороны тоже не приходится.

Конечно, были и союзные роды. Они объединялись в первые племена. Обычно это происходило для заключения брачных союзов. Такие общины должны были помогать друг другу. Помощь эта — тоже по непреложной обязанности — должна была являться бескорыстной, безвозмездной.

Важнейшим элементом первобытного образа жизни были табу — ритуальные запреты. Весь мир вокруг первобытного человека был полон разнообразных табу тотемического и иного происхождения. Запрет на поедание мяса животного-тотема является простейшим примером. Многие табу имели большое социальное значение, например брачные запреты (на кровосмешение внутри мужского или женского рода). Табу, запретами на разглашение тайны, на присутствие посторонних и т. д. определялась деятельность половозрастных групп, замкнутых «мужских» и «женских» союзов первобытной эпохи. Табуировалась деятельность магов. За нарушение табу предусматривалась жестокая кара.

В эпоху мезолита (у самых передовых народов ок. X—VIII тыс. до н. э., у большинства до V тыс.) в жизни людей происходят решающие изменения. Они предопределили переход от «дикости» к «варварству», от родового строя к племенному. Таяние ледников вызвало настоящую глобальную катастрофу, вынудило многие роды и племена сняться с места. По всей Земле люди вновь в массовом порядке переходят к кочевому образу жизни. Прежняя дичь гибла и вымирала, человек искал новые способы охоты и общественной организации. В это время изобретаются лук и стрелы, приручается собака. На смену массивному и примитивному оружию охотников прежней эпохи приходят миниатюрные каменные лезвия-микролиты — характерная черта мезолита. Прежде не столь важное рыболовство становится для людей одним из главных видов деятельности для добывания пищи. Охотничьи коллективы все более разрастаются, и род уступает многие свои функции племени. Постепенно единство рода начинает распадаться, и на смену ему приходит объединение разнородных семей — соседская община.

Однако развитие охоты и рыболовства не могло компенсировать потерь послеледникового периода. И вот начинается «неолитическая революция». У самых передовых и сохранивших оседлость первобытных племен на Ближнем Востоке неолит наступает в VIII тыс. до н. э. Большинство племен Евразии, Африки и Америки переходят к неолитическому хозяйству в V тыс. до н. э. Лишь в Австралии и еще кое-где на периферии мезолит оставался в своих правах до Нового времени. Продолжался неолит до IV—III тыс. до н. э. На этом отрезке времени появляются первые орудия из металла (меди), и каменный век заканчивается. В III тыс. начинается бронзовый век.

Определяющая черта неолита — «неолитическая революция». Она заключалась в отказе от присваивающего хозяйства и переходе к хозяйству производящему. Основные формы производящего хозяйства — земледелие и скотоводство. Земледелие появляется чуть раньше скотоводства ввиду крайнего упадка, в котором оказалось в послеледниковом периоде собирательство. В то же время и приручение животных, как мы видели, началось еще в мезолите.

Вместе с тем некоторые народы (скажем, жители Крайнего Севера) развили в неолите высокопроизводительное присваивающее хозяйство. Такая форма хозяйства не требовала земледелия. Основой для нее могли послужить, скажем, морское рыболовство и китобойный промысел.

Роды теперь прочнее объединяются в племена, и родовой строй жизни сменяется племенным. Человек, немного освободившийся от власти безжалостной природы и не менее безжалостного рода, наконец, чувствует себя личностью. Это осознание запечатлено во множестве сказаний и преданий о «больших людях», героях, дарителях благ и первооткрывателях. Удачливому предводителю приписывались сверхъестественные способности, помощь духов. Если его потомки сохраняли власть, то эти свойства переносились и на них. Складывается культ вождей, как сверхлюдей, наделенных недоступной простонародью силой. У многих народов отмечена фигура сакрального (священного) царя. Он одновременно считался главой племени и верховным служителем племенных духов.

Постепенно из общинной обособляется частная собственность. «Большие люди», обладавшие не только авторитетом, но и собственным имуществом, выделяются из первобытных общин и по прошествии столетий становятся вождями и аристократами.

Древний земледелец, особенно с изобретением металлических орудий, действительно мог почувствовать себя независимым от природы. Потому и восхвалял он в своих мифах героев-изобретателей, реальных и вымышленных, творцов нового благополучия. Постоянная борьба за существование теперь сменилась размеренным, пусть и нелегким, сезонным трудом. По завершении работ требовалось оставить запасы. Знаком того, что теперь отнюдь не все добытое съедается сразу, первым признаком появления земледелия и служат глиняные сосуды на территориях первобытных поселениях. Но где запасы, там, в конечном счете, и излишки. А излишком можно распорядиться по собственному усмотрению. Так что весьма оживленным становится обмен.

Обмен способствовал и расширению кругозора. Соседние племена — теперь уже не только враги или пища в голодные годы, они начинают теснее общаться между собой, образуют большие союзы. Появляется первобытная дипломатия — а обмен становится важнейшим ее средством. Ни один посланец не отправлялся в соседнее племя, союзное или тем более враждебное, без даров. И ни одно племя, желавшее дружбы с соседями, не отказалось бы одарить посланца или, самое меньшее, устроить для него угощение. Обмен дарами и совместный пир скрепляли договоры, прекращали войны и кровные распри. Так понемногу зарождаются товарные, а затем товарно-денежные отношения.

В то же время образование излишков произведенного — прибавочного продукта — опять же способствовало усилению племенной знати. Развиваются механизмы изъятия излишков в пользу племени, а затем — в пользу вождя. В марксистской исторической схеме изъятие прибавочного продукта является важнейшей чертой эксплуатации. Вместе с тем общинный строй сдерживал полное обособление аристократии.

Параллельно обществу развивалось религиозное сознание. Постепенно начинается обособление общественной группы отправителей культа — жречества. Жрецы превратились сначала в особый общественный институт, затем в своеобразную замкнутую корпорацию-касту. Жрец, как правило, не принимал участия в хозяйственной жизни общины. Его основной задачей, нередко единственной, было представление интересов соплеменников перед миром сверхъестественного. Параллельно с образом героя возникают и образы богов. Нельзя не связать эти два процесса. Рост роли личности приводил к тому, что и духи древних религиозных верований обретали более яркую индивидуальность. Из их среды выделяются олицетворения конкретных природных явлений и наиболее значимых для древнего земледельца объектов (грозы, Солнца и т. д.). Они обрастают мифологическими сюжетами, родственными связями, объединяются в пантеон, выстроенный на основе строгой иерархии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >