Библейская этика, политология и политическая история

Социология малых и крупных социальных групп, а также личности не исчерпывают интереса к «Библии» общественных наук. Достойны отдельного рассмотрения сведения о нравственно-нормативной регуляции личной и общественной жизни, работе юридическо-судебной системы, государственной организация обществ с выделением войн.

Первый параграф о морали, которая дается в «Библии» в порядке убежденности в богоданности ее, неотвратимости наказания в случае безответственного отношения к ее нормам.

Сила морали в те времена была и в том, что она была также регулятором политических отношений. Этика способна доходить до учета разнообразия моральных требований, анализировать непротиворечивость их друг другу, определять вынужденность разных толкований их, развитие.

Второй параграф о государственном строе, внесшем изменение в механизм саморегуляции людей, осуществляемой через социальную группу священников. Если предыдущий параграф для науки этики, то этот для политологии. Но с тем же правом подходит и юриспруденция, интересующаяся началом формирования правовой системы управления. В обоих случаях приходится считаться с историческими процессами, что определяет содержание третьего параграфа. Обычно учет исторических событий предшествует теоретическому анализу общественной жизни в отдельных направлениях, какими предстают этический и политический подходы, если не добавлять социологический. Но качество исторического анализа выше, когда уяснены социальные институты, выясняемые теоретическими исследованиями.

Историзм «Ветхого Завета» заключается частично в показе непрерывных войн, борьбы за власть, установления контроля над землей. Войны и оборонительные, и наступательные, и неожиданные, и запланированные. Без ссылок на соучастие бога не обходится. Их рассмотрение в четвертом параграфе главы. Он важен для военных наук.

Но войны, не хуже мирной жизни, показывают употребление технических средств, учет которых позволяет судить об уровне развития цивилизации. Хотя «Библия» такими сведениями не блещет, имеющиеся данные интересны. Их учет, представление в пятом параграфе.

С первых строчек «Ветхого Завета» читателя «Библии» занимают чудеса. Но взгляд на обложку не говорит, что читается «Чудология». Чуда вплетены в обычные явления так, что не всякий в состоянии их выделить, осознать. Но по чудам в составе наук специального направления исследования нет. Самое большее рассмотрение подсознательности, воображения, галлюцинации, интуиции, юмора. Они состоят в фи лософии сознания и познания, что касается наук, то напрашивается психотерапия. Но такая оценка жесткая, не желает человек себя обманывать. Но ему может захотеться окружающих занять, развеселить. Это уже искусство, дающееся не каждому. Обо всем этом в шестом параграфе последней главы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >