Могилев

193

Сведения об облике Могилева рубежа XIX-XX веков можно почерпнуть как в энциклопедических изданиях, так и в отдельных публикациях. Собранные вместе, они дают целостное представление как об общем укладе жизни города, так и об отдельных ее особенностях и ее восприятии горожанами различных сословий. Могилев конца XIX - начала XX века - губернский город Российской империи, расположен по обоим берегам Днепра и Дубровенки, станция железной дороги. Станция около Могилева «была обыкновенной, нс узловой»1. В «Памятной книжке Могилевской губернии» отмечено, что в 1912 году в городе существовала развитая социальная структура: электрическая станция, почта и телеграф, книжные магазины и библиотеки, типографии, гимназии, училища, аптеки, детский приют, ночлежный дом и прочие общественные учреждения[1] .

Важными источниками, дающими возможность исторической реконструкции пространственной среды городов прошлого столетия, являются путевые заметки, воспоминания и размышления об истории, культуре и художественном наследии городов, выполненные современниками. В книге «Путевые записки русского художника И. Захарова, собранные во время путешествия по России, Турции, Греции, Италии и Германии», изданной в 1854 году, содержится описание Могилева середины XIX столетия. Автор отмечает, что город «...расположен в красивой местности, с одной стороны

гладкая равнина, а с другой - крутая гора... вдали протекает Днепр, у подошвы горы разбросаны... домики, а на вершине ее расположен город»1.

Современники отмечали «визуальную целостность» и живописность старинного белорусского города па Днепре, который создавали силуэты католических и православных храмов, расположенные на холмах, прорезанных поймами рек и оврагами. В «Хронике белорусского города Могилева» отмечено, что «...вид г. Могилева, со стоящими на горе каменными зданиями, церквями, братскою колокольнею и высокою башнею городской управы, очень красив». «С самого центра города во все стороны представляются взорам прекрасные ландшафты, оживляемые со стороны Днепра изгибистым течением реки по обширным зеленым лугам, окаймленным обросшими холмами, а со стороны Дубровспки разнообразными домами и тонущими в оврагах и зелени садов бедными хижинами»2.

М. Белевская пишет, что «...Могилев ничем не был замечателен и ничем не выделялся из ряда многочисленных русских губернских городов. Он 194 уютно и живописно расположился на высоком правом берегу Днепра, широко раскинув по низкому луговому левому свое предместье...»3.

В своих воспоминаниях о дореволюционном губернском городе Могилеве начала XX столетия гимназист А. Власов описывает центральную часть города: «...главная улица города - Днепровский проспект - шла с севера па юг. Приезжий попадал на Днепровский проспект, выйдя с вокзала, который был на северной окраине. Дома стояли уже не сплошь; попадались пустые пространства. По Днепровскому проспекту были проложены легкие рельсы единственной в городе «линии» конки»4. «Южнее по Днепровскому проспекту» размещались значимые городские объекты: церковь Трех Святителей «с серебристыми куполами»; здание Мариинской женской гимназии; полукруглая площадь, на которую «выходил» городской собор»; площадь со зданием городского театра «из темно-красного кирпича»5. «У северного конца Большой Садовой улицы находилась обширная Сенная площадь, на которой... бывал базар». Дальше располагались здания и дворы мужской гимназии и «лютеранская «кирха». Затем был торговый центр города с лучшими магазинами... любимое место для медленного гуляния молодежи. ...Угловой Дом был занят Почтой. Вскоре после Почты Большая Садовая слегка сворачивала в сторону Днепровского проспекта и кончалась у круглой площади с домом Губернатора... Восточнее Большой Садовой

  • 1 Захаров И. Путевые записки русского художника И. Захарова, собранные во время путешествия по России, Турции, Греции, Италии и Германии : [в 3 ч.]. СПб.: Тип. И. И. Глазунова и К°, 1854-1860. Ч. 1.1854. С. 119-120.
  • 2 Хроника белорусского города Могилева / собр. А. Трубницким, М. Трубпицким. М.: Тип. М. Каткова, 1887. С. 109.
  • 3 Белевская М. Я. Ставка Верховного Главнокомандующего в Могилеве, 1915 1918 г. [Электронный ресурс] // Военная литература (Милитера). Режим доступа: http://militera. lib.ru/memo/russian/bclcvskaya_ly/indcx.html. Дата доступа: 14.10.2013.
  • 4Власов Л. В. Воспоминания о Могилеве.
  • 5Там же.

были параллельные ей улицы: Малая Садовая с больницей Красного Креста и Зеленая. ...Северные концы этих улиц упирались в место, где... было футбольное поле, ...дорожка для упражнения велосипедистов ...гимнастические приборы, канаты, лестницы. Были даже теннисные площадки...»1.

Нужно отметить, что в представленных описаниях городского пространства позиция авторов обусловлена их общественным положением, социальным статусом и мировоззрением.

С 1872 по 1893 год Могилевским губернатором был А. Дембовецкий. В 1882-1884 годах им был издан фундаментальный труд «Опыт описания Могилевской губернии в историческом, физико-географическом, промышленном, сельскохозяйственном, лесном, учебном, медицинском и статистическом отношениях, с двумя картами губернии и 17 резанными па дереве гравюрами видов и типов, в трех книгах, составленных по программе и под редакцией Председателя Могилевского губернского статистического комитета А. Дембовецкого»[2] . Вторая книга содержит сведения о Могилеве губернском: гербе, топографии, облике города и его «главнейших улиц и площадей» и т. д. На гравюрах представлен «Общий вид города Могилева на Днепре» и «Вид с городского сада на Московское предместье». «Храмы и лучшие каменные здания группируются вдоль крутого берега и своей белой блестящей массой надвигаются к краю его, словно стремясь заглянуть в быстрые воды Днепра», - писал А. Дембовецкий.

195

Произведения художественной литературы и энциклопедические труды нередко сопровождались иллюстрациями. Например, в книге «Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении» 1882 года издания представлены гравюры города Могилева «а vol d’oiseau», выполненные на дереве. Изображения городского пространства на картинах, гравюрах или старинных чертежах позволяют проследить эволюцию объекта во времени, а также его художественное восприятие на разных исторических этапах. Каждая эпоха предполагает особые формы и методы изображения.

Облик Могилева конца XVIII - начала XIX века сохранили акварели российского архитектора Н. Львова - автора Кафедрального собора Святого Иосифа и польского художника IO. Пешки. На них городское пространство членится на отдельные фрагменты, а высотные доминанты создают его визуальное единство и подчеркивают ярусы построения планировочной структуры города. Отличительной особенностью силуэта города являлось

то, что «если смотреть издалека, с левого берега Днепра, ...то некоторые высокие здания Моги-1 лева над крутыми склонами правого берега казались гораздо ближе друг к другу, чем были на самом деле. При ясной лет-' пей погоде Братский монастырь, Семинарская церковная каланча с золотистым верхом,несколько бол ып их п равите л ьственн ы х

196

К. Гедда. Собор Святого Иосифа. 1930-е гг. Бумага, акварель, и. 12,5 х 17, л. 23,5x32,5. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

Облик укреплений старого города середины XIX столетия сохранился па акварелях русского художника и археолога Д. Струкова. В конце XIX века на месте «прежних укреплений, от которых шли крутые откосы к Днепру», по приказу А. Дем-бовецкого был разбит общественный городской сад, «который назывался крат

ко: Вал»1. Образ города связан со значимыми событиями в его истории. В 1780 году в Могилеве состоялась встреча Екатерины II и Австрийского императора Иосифа II. В честь этого события в городе был построен Кафедральный собор Святого Иосифа, здание которого было «довольно обыкновенное с круглым невысоким куполом. ...Напротив собора, через проспект, стояли без видимой надобности ворота: Брама. Внутри они были, вероятно, кирпичные, а снаружи покрыты белой известкой»2. Последнее изображение собора 1930-х годов - акварель К. Гедды.

Во время Первой мировой войны, с 1915 по 1918 годы, в городе располагалась Ставка Верховного Главноко

мандующего. Серию зарисовок города Могилева и интерьеров Ставки Верховного Главнокомандующего 1916-1917 годов выполнил художник И. Дря-паченко.

На карандашном рисунке «Могилев» (1916) изображен мирный городок, издали, с левого берега Днепра, изнутри деревянной застройки окраины, живописно раскинувшейся вдоль крутого склона холма. Вдали на горизонте угадываются силуэты

  • 1 Власов Л. В. Воспоминания о Могилеве.
  • 2Там же.

197

И. Дряпачеико.

Могилев. 1916 г. Бумага, карандаш.

Коллекция Олега/ Давида Лисовского

И. Дряпачеико. Спасо-Преображенский собор. 1916 г. Холст, масло. Могилевский областной краеведческий музей им. Е. Р. Романова

198

единственного в то время в Могилеве моста через реку Днепр, который был предназначен «для повозок с конской упряжкой» и здания ратуши1. Линия горизонта проходит выше уровня крыш, контур реки сливается с небом, детальная проработка переднего плана и широкая панорама дальнего создают ощущение бескрайнего пространства. В трактовке И. Дряпаченко город Могилев этого времени нисколько не напоминает военный лагерь. События, имевшие роковое значение в судьбе государства, не отразились на его мирном облике.

Изнутри старинного квартала центральной части города видит купол собора Богоявленского монастыря Г. Лу-комский. Художник обращает внимание на детали городского пространства: материал, окраску и архитектуру домов, их пропорции, ширину улицы и булыжпи-ки мостовой - единство всех тех элемен-

Г. Луком ский. Открытка. Могилев. В старинном квартале. В пользу Общины Св. Евгении. Картогр. зав. А. Ильина, 1912-1913 гг.

Могилевский областной краеведческий музей им. Е. Р. Романова

тов, которые создают индивидуальность, «лицо» города. Основой композиционного построения картины является глубокая перспектива Спасского переулка, которая замыкается величественным зданием Богоявленского собора. Художник создал образ камерного городского жилого пространства, соразмерного человеку. Главенствующим является архитектурное пространство города, а фигуры людей - стаффажем.

В 1920-е годы в Могилеве работал художник Ф. Пархоменко. В книге «Передвижники и национальные художественные школы пародов России» Н. Езерская пишет, что Ф. Пархоменко «с особой бережностью и любовью изображал белорусские леса, болота, речушки с полуразвалившимися баньками, хатками, околицы провинциальных городков и местечек в своих графических пейзажах...»2. Уголки

  • 1 Власов А. В. Воспоминания о Могилеве.
  • 2 Езерская Н. А. Передвижники и национальные художественные школы народов России [Электронный ресурс] //Товарищество передвижных художественных выставок. Режим

старого города 1920-30-х годов сохранились в графических работах К. Гедды: «Вид с колокольней» (1929), «Вид внутреннего двора» (1930), «Вид старого города с мостом» (1929), «Вид Могилева» (1930).

В реалистическом городском пейзаже присутствуют романтические черты, которые проявляются в гармоничном соединении города и природного окружения. Карандашные наброски К. Гедды «Вид на Богоявленскую церковь с юго-востока», «Вид на Богоявленскую церковь с северо-востока», «Вид нижней части Богоявленского собора», «Вид теплой церкви при Богоявленском соборе» служат ценными иконографическими источниками, свидетельствующими об облике комплекса Богоявленского монастыря.

В своих воспоминаниях А. Власов отмечает, что «...недалеко от конца Большой Садовой и Днепровского проспекта, выделялось большое здание православного Братского монастыря. Голубая

доступа: http://www.tphv-history.ru/books/peredvizhniki-i-nacio-nalnyc-shkolv.html. Дата доступа: 20.03.2015.

К. Гедда. Вид старого города с мостом. 1929 г. Бумага, тушь. Могилевский областной краеведческий музей им. Е. Р. Романова

К. Гедда. Вид внутреннего двора. 1930 г. Бумага, тушь. Могилевский областной краеведческий музей им. Е. Р. Романова

К. Гедда. Вид Могилева.

1930 г. Бумага, тушь. Могилевский областной краеведческий музей им. Е. Р. Романова

колокольня его церкви была самым высоким зданием всего города. На крыши и на большие кресты монастыря почему-то любили прилетать и усаживаться... сотни черных грачей. ...Участок Братского монастыря отделялся от Днепровского проспекта толстыми сплошными стенами. Но впереди стен, между ними и тротуаром, помещался ряд еврейских лавочек с соответствующими вывесками»1.

200

К. Гедда выполнил карандашные зарисовки одной из старых частей города «...называемую «Школите», где особенно скучено еврейское население и потому находится много еврейских молитвенных школ; некоторые из них считаются самыми древними в городе...»[3] . Художник раскрывает образ Могилева «со всеми заурядностями и особенностями губернского города». Здесь «...вы напрасно стали бы искать правильность в расположении улиц, но эта разбросанность и составляет всю живописность и картинность места, несмотря на ветхость построек... Город тут является словно рассыпанным: неправильные разнокалиберные постройки то скучиваются, то как будто расползаются по косогорам причудливыми узорами...». На одном из рисунков сохранился фрагмент деревянной холодной синагоги на Школище. Эскизы фрагментов декора деревянной могилевской синагоги выполнили Л. Лисицкий и И. Рыбак во время этнографической экспедиции по белорусскому краю. В 1923 году в Берлине в журнале «Римои-Милгройм» Л. Лисицкий опубликовал статью «Воспоминания о могилевской синагоге», иллюстрированную фрагментами росписи интерьеров. В своих воспоминаниях художник писал: «Это было поистине нечто особенное, подобно тому удивлению (из тех, что я испытывал), что охватило меня, когда я впервые посещал Римскую базилику, готическую часовню, барочную церковь. ...Богатство художественных форм кажется неистощимым. Можно видеть, как все это льется, как из рога изобилия, как рука виртуоза не устает

и не задерживает быстрого течения мыслей. ...все творение погружено в непрерывную игру света: краски, при всей их прозрачности, очень плотные: от самых «тяжелых» топов - охры, свинцовых белил, киновари и зеленого, до «легчайших» - голубого и фиолетового»1.

На этюдах художников начала XX века Могилев представлен как маленький губернский городок, живописно раскинувшийся на берегах Днепра и Ду-бровенки, с богатым архитектурным наследием и разнообразным этническим составом. До середины 1930-х годов город Могилев еще сохранил свой губернский облик, затем ВІ937 году правительство БССР приняло решение о переносе столицы из Минска, что было обусловлено близостью к городу государственной границы с Польшей, в Могилев, что стало важным событием в жизни города. В 1938 году СНК БССР были приняты постановления: «О генеральном плане реконструкции города Могилева» и «О городском строительстве в городе Могилеве в связи с переводом столицы Белорусской ССР».

201

Столичному городу издавна придавалось сакральное значение: основание столицы, ее разрушение, перенос в другое место окружались мифами и легендами. Столица как «центральное место» предполагает конкретное обозначение, своего рода символическое выражение. Таким выражением является архитектурное пространство города. Ю. Косенкова полагает, что городское пространство трактовалось архитекторами как средство воздействия государства на массовое сознание[4] . Архитекторами Н. Трахтенбергом, М. Андросовым (Институт «Бел-госпроскт») был разработан генеральный план реконструкции Могилева, который предполагал создание магистрали, связующей восточную и западную части города с новым административнополитическим центром - площадью Ленина, где располагались Дом Правительства (архитектор

И. Лангбард), штаб-квартира НКВД (архитектор П. Абросимов).

Город должен был изменить свой исторический облик, стереть следы своего прошлого в связи с приданием ему статуса столицы БССР. Живописные и графические работы белорусских художников, которые бы отразили историю создания новой столицы, не сохранились.

202

В 1939 году территория Западной Белоруссии была присоединена к БССР. Город Минск оказался расположенным в центре республики, и перенос столицы в Могилев стал неактуальным. В результате остались нереализованными проекты здания ЦККП(б) БССР и Драматического театра, которые сохранились в графике И. Лангбарда. Могилев частично утратил свой образ губернского города Российской империи, но так и не приобрел образ столицы БССР. В этот период сложились два противоречивых видения городского пространства Могилева - город старый губернский и новый советский.

В Могилевском областном краеведческом музее им. Е. Романова хранится уникальная акварель Г. Пархоменко с изображением могилевской городской ратуши - «воспоминание о старине глубокой, свидетельнице долгих и упорных споров между Россией и Польшей...»1, выполненная в первые дни Второй мировой войны (26 июня 1941 г.). Художник отметил новые детали в облике главного фасада здания - серп и молот на шпиле башни.

Город Могилев времен Второй мировой войны сохранился на акварелях немецкого художника Ф. Айхгорста. В работах мастера, выполненных «...в традициях реалистической живописи XIX века, время события понимается и трактуется как конкретное историческое время. Художник стремится вложить сюжет в современные событию «предлагаемые обстоятельства»2.

Образ разрушенного города повествует, с одной стороны, о мирном прошлом, с другой - являет собой

  • 1 См.: Белевская М. Я. Ставка Верховного Главнокомандующего в Могилеве.
  • 2 Волков Н. Н. Композиция в живописи. М. : Искусство, 1977. С. 158.

203

результат действий человека. Образ руины свидетельствует о разрыве целостности пространства и времени, исторического прошлого и настоящего, о существовании иной возможности развития истории.

Ф. Айхгорст. Покровская церковь. 1941 г. Бумага, акварель. Немецкий исторический музей, Берлин

Ф. Айхгорст. Богоявленский собор. 1941 г. Бумага, акварель. Немецкий исторический музей, Берлин

Ф. Айхгорст. Костел Ксаверия. 1941 г. Бумага, акварель. Местонахождение неизвестно. Коллекция Олега/Давида Лисовского

Ф. Айхгорст. Спасо-Преображенский собор. 1941 г. Местонахождение неизвестно.

Коллекция Олега/Давида Лисовского

204

Немецкий художник избрал позицию человека, который видит чужой разрушенный город со стороны, с некоторой дистанции. Он оставляет пустынным передний план, открывая глубокую перспективу, включает в изображения городского пространства дым, туман, но городская архитектура проработана детально. В своих акварелях Ф. Айхгорст создал историческую хронику жизни города Могилева 1941 года. В изображении городских развалин Советской площади 1943 года И. Мигулин отразил чувства безысходности, потерянности в пространстве и времени. Знакомое место в одно мгновение разрушается. Данному времени свойственно восприятие и понимание руины как «места», где соединяются материальные и духовные элементы.

После войны Могилев восстанавливался на основании генерального плана, разработанного в 1947 году архитекторами М. Андросовым, Г. Пар-садановым и др. Для этого периода развития советского города, по мнению К). Косенковой, характерны две тенденции: формирование ансамблей центральных улиц и площадей и строительство поселков при промышленных предприятиях[5].

Одной из главных задач послевоенного времени было восстановление разрушенного города и новое жилищное строительство. В этот период сформировался облик центральной части городского пространства. В процессе его создания были снесены памятники историко-культурного наследия: Богоявленский и Спасо-Преображенский соборы; Лютеранская кирха; здания Александровской общины милосердия и городской Ратуши; дворец губернатора и здания губернского правления, где располагалась Ставка Верховного Главнокомандующего Российской армии во время Первой мировой войны; костел Святого Франциска Ксаверия и Ангелов-Хранителей. В результате город Могилев утратил исторически сложившуюся структуру высотных пространственных доминант и единство с природным окружением. Облик старых соборов Могилева в сс-

205

редине 1950-х годов сохранили рисунки И. Медведева. Белокаменная «Николаевская церковь» (1957) в трактовке художника нс связана с реальным окружением. Она повисает в пространстве между сизым небом и снежной равниной.

Характерной особенностью советской действительности 1950-60-х годов была радость победы в Великой отечественной войне. В это время главным объектом изображения стал контраст исторической застройки и нового строительства. Башенные краны и строительные леса стали знаками этого времени. Примечательно, что в работах

Э. Карповича «Старый мост», «Городской пейзаж. Старое и новое», II. Алексеева «Могилев. Мост» художники не изображают повседневную жизнь горожан. Безлюдное городское пространство создаст ощущение незавершенности, нестабильности. В работе Э. Карповича «Городской пейзаж. Старое и новое» церковь Трех Святителей и деревянная жилая застройка сдавлены со всех сторон новым строительством. Историческое и культурное прошлое вытесняется из человеческой жизни и теряется среди нового. Художник уводит старые постройки в тень и освещает солнцем новые здания.

Э. Карпович. Старые дома. 1960 г. Бумага, темпера, 28,5 х 42. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

Э. Карпович. Городской пейзаж/Старое и новое. 2-я половина XX в. Холст, темпера, 80 х 60. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

206

Принципы организации нового жилищного строительства советского города изменили традиционный бытовой уклад довоенного Могилева. В работах Э. Карповича «Новый мост», «Старые

дома» (1960), «Старая улица» (1970) главными объектами изображения становятся фрагменты довоенной городской жилой застройки, уходящей в прошлое. Отличительной особенностью Могилева является его ландшафт «свидетельство

Н. Федоренко. Ласточки. 2-я половина XX в. Холст, масло, 145 х 100. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

М. Беленицкий. Окраина застраивается. 1962 г. Холст, масло, 79 х 88. Национальный художественный музей Республики Беларусь

о связи времен, ...о встрече современности с прошлым»1.

Фрагмент повседневного быта изнутри старого жилого двора наблюдает Н. Федоренко в картине «Ласточки» (1960-е). Город трактуется как далекое внешнее окружение по отношению к маленькому миру деревянного жилого дома. В своих работах «Окраина застраивается» (1962), «В Могилеве. После освобождения от оккупантов» (1960) М. Беленицкий выявляет характерный пейзаж городской окраины - небольшие деревянные домики жилой застройки создают с природным окружением гармоничное единство. Стена многоэтажных жилых домов появляется на горизонте, отделяя старый мир деревянных домиков и новый мир башенных кранов.

’Анциферов Н. II. Пути изучения города как социального организма. С. 125.

Издали смотрит на Могилев и Н. Алексеев, но в его работах «Вечер», «Осень» (1961) нет башенных крапов и панельной застройки. Это спокойный пейзаж городской окраины, где деревянная жилая застройка органично разместилась на склоне холма. Присутствие современного города не ощущается вовсе.

В 1972 году архитекторами И. Фроловым, Н. Янчиком, инженером Р. Олексипым был разработан проект реконструкции центральной части улицы Первомайской (Днепровский проспект), который предполагал снос всей исторической застройки кроме зданий театра и собора Святого Станислава. Этот этап городской действительности - быт, досуг, работа горожан - был тесно связан с социалистической идеологией, что проявляется в холсте В. Швартова «Утро в Могилеве» (1980).

207

В 1980-е годы появляется интерес к историко-культурному наследию. Проводятся работы по вы

явлению, изучению, документированию памятников архитектуры, их реставрации, создаются многотомные энциклопедические издания «Свод памятников истории и культуры СССР», «Збор помнікау гісторьіі і культуры Бсларусі». Художники в своем творчестве обращаются к ранее сокрытым темам из прошлого, происходит осознание значимости историко-культурного наследия. В это время В. Комаров выполнил серию графических работ «Помнікі архітзктурьі Маплёва», в которой художник на основании исторических документов воссоздал облик утраченных белорусских святынь: «Езуіцкага касцёла і калегіума XVII ст.» (1981), «Багаяулснска-га сабора 1636 г.» (1985) и др. В работах Э. Карповича «Реставраторы» (1982), А. Суворова «Подни-колье» (1987) отражен процесс восстановления зданий Свято-Никольского монастыря, «умирающую

Н. Шпартов. Утро в Могилеве. 1980 г. Холст, масло, 114 х 147. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

208

архитектуру» которых увидел Л. Люц-ко (1987). В акварельных работах II. Лихонснко «В старом городе» (1984), «Метель» (1984), «Музей В. Бя-лыницкого-Бирули» (1986) угадывается нечеткий, размытый образ города прошлого. «Художник ведет со зрителем тонкую игру, показывая всем известный город вполне узнаваемым - и одновременно не совсем знакомым. Он показывает то, на что горожанин в повседневной жизни

В. Масленников. Могилевская улочка. 1996 г. Холст, масло, 80 х 100. Могилевский областной художественн ы и музей им. П. В. Масленникова

В. Гордеенко. Дворик в Могилеве. 1999 г. Холст, масло, 60 х 80. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

мог ни разу нс обратить внимания»1.

Л.Дударенко.

Солнечный дворик. 1999 г. Холст, масло, 70 х 100. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

Для современного образа города Могилева определяющим становится его прошлое, которое, по словам Г. Хайста, «нс умирает, оно существует непрерывно в памяти мыслителей и людей, наделенных воображением»[6] . В творчестве художников важной становится тема преемственности исторической и культурной памяти, духовной связи с ушедшими поколениями. Образ «города прошлого» выражается в следующих направлениях современной живописи и графики: художники изображают фрагменты исторически сложившегося городского пространства, которые сохранились в настоящем и воссоздают облик утраченных объектов городской действительности прошлых эпох.

Романтический портрет живописных уголков старого города создали В. Масленников в работах

«Маплёуская вулачка» (1996), «Магі-лёу. Касцёл Святога Станіслава» (1996), «Магілеу. Сабор Трох Свяці-целсй» (1997), «Улица старого Могилева», «Могилевская улица», «Могилевский дворик» (2008), В. Гордеенко «Дворик в Могилеве» (1999), Л. Дуда-репко «Солнечный дворик» (1999), «После дождя» (1999). Б. Первунин-ских отражает повседневную жизнь улицы Крыленко в Могилеве с пешеходами и стоянкой автомобилей. Здания музеев В. Белыницкого-Бирули, П. Масленникова в разное время года стали объектами изображения Б. Пср-вунинских, Л. Дударенко и др.

В трактовке В. Шпартова ночь накладывает на облик знакомого города романтический отпечаток, придает неопределенность кирпичному зданию городского театра, а костел Святого Станислава будто светится изнутри. Художники подчеркивают особенные черты в облике города. В полотнах Г. Шутова «Церковь в Подниколье» (1996), Ю. Зорко «Подпикольский монастырь», А. Храмова «Реставрация храма Святого Николая» (2001) отразились изменения в мировоззрении современного человека, в понимании истории и национальной культуры.

Старые деревянные домики город

ской окраины пишет В. Ковалснчикова. В се работах «Ночь», «Заброшенный домик» (1999) пет узнаваемых, характерных особенностей Могилева, подобные домики можно увидеть в любом другом белорусском городе.

Прошлое, с одной стороны, является частью настоящего, с другой - отделено от него. Современные белорусские художники стремятся оживить память о Могилеве, «сделать прошлое настоящим, ...далекое близким»1. По воспоминаниям детства

1 Цит. по: Tilden F. Interpreting our heritage...

209

Г. Шутов. Церковь в Подниколье. 1996 г.

Бумага, акварель, 48,5 х 53. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

А. Храмов. Реставрация храма Св. Николая.

2001 г. Холст, масло, 60 х 80. Могилевский областной х у доже с т ее н н ы й музей им. II. В. Масленникова

Э. Карпович пишет «Воскресенское кладбище» (1991) (бывшее Лютеранское) - одно из старейших в Могилеве, известное с конца XVIII столетия. На кладбище, по словам историка И. Пушкина, находилась деревянная каплица, силуэт которой сохранил художник.

Реалистичный портрет губернского города Могилева на основе старых фо-тографий-^ос=1 создаст Г. Таболич. Художник

210

поэтизирует прошлое городских улиц и площадей, представляет людей, которые жили в Могилеве в начале XX века и для которых этот город был реальным.

Воспоминания-мечты о прошлом, зыбкие и изменчивые, становятся частью настоящего в серии «Храмы Могилева» Н. Лихопепко. Город-видение появляется в акварельных работах Ф. Киселева «Спасский монастырь» (1992), «Пейзаж (Костел Бернандинцев)» (1992), «Соборная площадь» (1993), «Станиславский костел» (1993), «Маплёу XIX ста-годдзя» (1997), «Могилевская пристань» (2013).

Художникам удалось передать атмосферу предрассветной дымки и вечернего тумана, из которых появляются силуэты утраченных соборов Могилева. Контуры храмов и зданий неопределенны, будто сотканы из воздуха, они и реальны и призрачны одновременно. Художники созерцают город прошлого, передают дух эпохи, не пытаясь выявить связь с настоящим. Образ города представлен, по определению Г. Каганова, «как видение, являющееся во сне или воспоминании, видение, физически невозможное, но обладающее непреложной убедительностью»’.

Э. Карпович.

Воскресенское кладбище. 1991 г. Холст, масло.

Могилевский областной краеведческий музей им. Е. Р. Романова

Ретроспектива древнего Могилева является важной темой творчества В. Комарова, в которой отражается интерес к истории Беларуси, быту горожан.

По мнению художника, городское пространство хранит память столетий, историю минувших лет,

1 Каганов Г. 3. Санкт-Петербург. С. 210. а события прошлого существуют в настоящем как «эхо» и оживают в человеческой памяти при взгляде па старинный собор, камни мостовой, при звуке колокола: «Я ищу эхо, которое исходит из глубин человеческой истории... Летит эхо из прошлого сквозь пространство и время, переплетается со звуками дня сегодняшнего, которые еще станут эхом». Художник воплощает на бумаге, полотне историческую и культурную память и собственный вымысел: «Очистив травинкой забитое землей отверстие в детской глиняной свистульке, которую нашел во время археологических раскопок, освобождаю звук XVII столетия и слышу радостный смех ребенка... В журчании ручья -эхо негромкой песни матери... Вышивка старых полотенец вызывает эхо коловрота и присказок бабули...», - так полагает

211

В. Комаров (из интервью с В. Комаровым).

На основании архивных документов, исторических планов города, материалов археологических исследований художник воссоздает облик средневекового замка и оборонительных укреплений Могилева XVII столетия. Художник видит древний город со стороны, в его завершенности. Вид городской панорамы «а vol d’oiseau», где горизонт сливается с куполами соборов, создаст ощущение временной дистанции. Художник подчеркивает связь городского пространства с природным окружением -холмами, поймами рек и одновременно выделяет его из «безграничного пространства мира»1. Для В. Комарова характерно стремление к достоверности и детализации в изображении внешнего облика древних городских укреплений, брам.

Данилова И. Е. Мир внутри и вне стен. С. 11.

Ф. Киселев. Пейзаж (Костел Бернардинцев).

1992 г. Бумага, акварель, 57,5 х 75,5.

Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

Ф. Киселев. Станиславский костел.

1993 г. Бумага, акварель, 54 х 69,5.

Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

212

В. Комаров. Старый город. 1992 г. Бумага, акварель 43,5 х 92,5. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

В. Комаров. 1993 г. Могилев, которого нет. Холст, масло. Музей истории Могилева

Вид древнего города Могилева представлен художником «в профиль» (определение Н. Анциферова), что позволило выявить его живописный силуэт1. Созерцание старого города не допускает участия в его жизни, предполагает наличие некой дистанции между наблюдателем и объектом изображения. В своих полотнах В. Комаров применил метод изображения города «издали - как цель пути», характерный для средневекового изобразительного искусства[7] , которое, по словам И. Данило-

213

вой, «не знает пространства внутри стен, но лишь пространство перед стенами»1. Интерпретацию художником городского пространства Могилева можно обозначить - «в поисках утраченного времени», по аналогии с названием романа французского писателя М. Пруста. Художник предполагает возможность перехода из современности

в прошлое. В книге «Интерпретируя наше наследие» Ф. Тилден писал о попытках человека «воскресить прошлое в настоящем, ...не как последовательность точек во времени, но как одновременное целое, которое можно удержать в его единстве»[8] . В работах «Город крыш» и «Город старый - город вечно молодой» (1993) В. Комаров представляет целостный вид городского пространства, отмечает следы разных периодов существования города, подчеркивая характерную особенность старого Могилева - он скрыт среди безликой застройки второй половины XX столетия. Крыши домов старого города, шпили и купола соборов, создающие яркое

В. Комаров. Город крыш. 2000-е гг. Холст, масло.

Художественная галерея им. М. Савицкого, Минск

В. Комаров. Город старый город вечно молодой. 1993 г. Бумага, офорт, л. 39,5 х 57, и. 29,5 х 46,5. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

214

многообразие и сомасштабное человеку единство, окружены глухой стеной безликой панельной застройки.

Исторические события прошлого оставляют свой отпечаток в жизни города, в его архитектурном облике и, по мнению Н. Анциферова, «должны быть учтены... как воспоминания, определяющие наше восприятие города и вносящие в него субъективный момент»1.! Воспоминания о событиях про-| шлого изменчивы, интерпретация их значения и смысла! напрямую зависит от мироощущения дня сегодняшнего.!

Л/. Табо лич.

Магглёускаямайстэрня гравёрау Вашчанкі М. і В. 2-я половина XX в.

Холст, масло, 125 х 110. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

в изобразительном искусстве различаются с течением времени. Тем нс менее сами исторические события имеют завершенный характер. По утверждению К. Леви-Строса, «исторические факты не обладают объективной реальностью, они существуют лишь как... ретроспективные реконструкции»[9] . Создавая образ отдаленного прошлого, выходящего за пределы личного опыта, современные художники сочетают исторические факты, художественный вымысел, миф, интерпретируют их сквозь призму современного мировоззрения, что придает историческому прошлому бытие в настоящем. «Мы сжимаем время, отбираем отдельные детали и выводим их на первый план, концентрируем действие, упрощаем отношения, но все это нс для того, чтобы приукрасить или исказить действующие лица и события, а лишь для того, чтобы оживить и придать им смысл... на фоне непостижимой множественности прошлого», - полагал Л. Арагон.

Таким примером интерпретации событий старины является холст М. Таболич «Могилевская мастерская граверов Ващенко М. и В.». Художник представила современное видение эпохи Возрождения (1992). В композиции картины М. Таболич отделяет внутреннее пространство мастерской от внешнего пространства города за счет фронтально расположенной стены с крестовыми сводами и арочными проемами окон, в которых виден силуэт города. Подобный прием противопоставления внутреннего и внешнего пространств был характерен для эпохи Возрождения в Италии: «оконный или арочный проем, расположенный, как правило, в центре, на основной оси геометрической перспективы, раскрывал пространство в глубину»1. Использование М. Таболич фронтальной перспективы в построении композиции картины, статичность в размещении фигур, членение поверхности пола шахматной плиткой подчеркивает упорядоченность и размеренность жизни мастерской.

В 1824 году, согласно воспоминаниям современников[10] , губернский город Могилев проездом посетил А. Пушкин. Момент отъезда коллежского асессора А. Пушкина из города отразил в своей картине Э. Карпович. На дальнем плане художник изобразил браму, которая размещалась на границе городской территории и отмечала въезд в город. Сквозь арочный проем ворот раскрывается вид на природные окрестности и деревянные домики городской окраины. Открытая арка предполагает возможность беспрепятственного прохода, проникновения, она на мгновение задерживает взгляд и уводит его вдаль. Город мыслится вольным, проницаемым.

215

Э. Карпович. Пушкин в Могилеве. 2-я половина XX в. Бумага, фанера, темпера, 86 х 135. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

Работа В. Комарова «Могилевская ярмарка» (1997) посвящена важному событию в городской жизни - ярмарке.

216

Географическое расположение Могилева на берегу Днепра на пересечении торговых путей обусловило экономическое развитие города. В середине XVII столетия в городе было множество ремесленных мастерских и торговых лавок, Могилев вел оживленную торговлю как с ближайшими белорусскими городами и местечками, так и с более отдаленными территориями. Ярмарка была не только местом торговли, по и отражением социальной и культурной жизни - народных обычаев, игр и т. д. Она воспроизводила «атмосферу всенародного праздника по духу близкого карнавалу, в се пространство включались трактиры, кабаки, центры увеселений, в нем находили свое место и торговцы, и праздный люд, бродяги, воры, нищие»[11]. Воссоздавая историческую действительность ярмарки, художник подчеркивает дуализм понятий «города и не-города» -«неба и земли». Композиция листа основана на трехчастном делении по горизонтали. В верхней части на фоне неба размещен силуэт Могилева XVII столетия. Автор видит город издали, как фон для ярмарочной суматохи. В нижней части - с птичьего полета - художник обозревает простор полей, рек и лесов, среди которых разместились деревушки с мельницами и древние соборы. Жизнь сельского жителя исконно связанна с землей - источником жизни, горожанин теряет эту связь. Средняя часть (центральная полоса) является связующей «город» и «не-город». Ярмарка - место, где встречаются горожане и сельские жители, где нарушается повседневное течение жизни.

Особенностям жизни Могилева начала прошлого века посвящен триптих А. Марочкина. В композиционном построении холста нашла отражение противоречивость жизни военного города. Повседневная жизнь Могилева губернского начала XX столетия была нарушена объявлением Первой мировой войной, которое «всколыхнуло Могилев, как и всю Рос-

сию, но значительно не изменило обычное течение его жизни»1. С приездом Ставки Верховного Главнокомандующего «тихий маленький Могилев становился центром войны... Маленький провинциальный городок... сменил свой облик. Он стал вооруженным лагерем, шумным и деловым», где решалась судьба государства2. Улицы города наполнились офицерами, представителями союзных европейских держав, наводнились автомобилями.

Знаковым событием в жизни Могилева губернского явился тот факт, что во время Первой мировой войны город стал местом пребывания последнего российского императора и наследника престола. В книге «Ставка Верховного Главнокомандующего в Могилеве, 1915-1918 годы» М. Белевская пишет, что «...с первых же дней приезда Государя... Могилев приобрел вид резиденции царской

В. Комаров. Могилевская ярмарка.

  • 1997 г. Бумага, темпера, 52 х 75,5. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова
  • 217
  • 1 См.: Белевская М. Я. Ставка Верховного Главнокомандующего в Могилеве.
  • 2Там же.

семьи, и война отходила на второй план, забывалась»1. В городе появилась оперетта, кино, давались театральные представления, на улицах города «то и дело можно было видеть Царицу, наследника, князей... и других лиц Царского Дома и свиты»[12] .

Левое полотно представляет сцену из лазарета. В центре композиции - императрица и великие княжны у постели раненого. Ужасы Первой мировой войны проходят фоном, художник изобразил сцену боевых действий где-то вдали, за раздвинутыми занавесками больничной палаты.

218

Центральное полотно посвящено Николаю II и офицерам Ставки Верховного Главнокомандующего, которые изображены па первом плане, па фоне Круглой площади с домом Могилевского губернатора и зданием городской Ратуши. «...Если смотреть от входа в дом губернатора, то справа находилось большое здание Губернского Правления. ...Наискось влево было здание Окружного суда, а еще дальше здание Казенной палаты. Наискось вправо возвышалась белая пожарная каланча с золотистым куполом». Художник подчеркивает связь центральной части города, где были расположены главные казенные здания с политическими событиями прошлого. Фигура царя изображена в окружении группы офицеров и одновременно отделена от нее лежащей на земле короной Российской Империи.

Правое полотно - групповой потрет дочерей и маленького сына русского царя. Дети изображены мирно гуляющими в окрестностях города па берегу Днепра. Мальчик, одетый в купальный костюм, играет с собакой, девочки собирают цветы. Ничто не напоминает о военном времени. Художник трактует историческое прошлое как множество взаимосвязанных и взаимовлияющих событий и человеческих действий. Он стремиться отразить исторический контекст, подчеркивает уникальность событий прошлого.

Городское архитектурное пространство хранит в себе информацию об исторических эпохах, людях,

219

их мировоззрении, ценностях, смыслах, которые выражаются в изобразительном искусстве в форме знаков, символов, что отражено на полотнах современных белорусских художников. Для В. Альшев-ского характерно мифологическое восприятие и постижение городской действительности и преображение се на холсте в систему символов. В полотнах «Конверт для Могилева» из серии «Письма времени» (2001), «Никольская церковь» (2009), «Могилевская ратуша» (2009) объекты историко-культурного наследия города становятся основой для построения композиции и для создания собственной реальности.

В. Комаров в холсте «Белый город» делает попытку отразить духовную сущность древнего Могилева как «Града Небесного». Светлый и чистый город с золотыми куполами храмов, которые связывают бескрайнее синее небо и землю, расположен на холме. Городское пространство выстроено ярусами по вертикали «снизу вверх», что характерно для миропонимания эпохи Средневековья[13]. Город «наделяется символикой небесного, такими свойствами

В. Алъшевский.

Никольская церковь. 2009 г. Холст, масло, 120 х 90. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

В. Алыиевский. Могилевская ратуша. 2009 г. Холст, масло, 120 х 90. Могилевский областной художественный музей им. П. В. Масленникова

220

как вечность, нетленность, совершенство»[14]. Используя белый цвет, художник создаст целостную массу городских построек.

Архитектурное пространство Могилева становится основой для художественного вымысла в творчестве И. Беспалова и В. Юрковой. В трактовке И. Беспалова городское пространство Могилева состоит из яркой мозаики небольших фрагментов уличных фонарных столбов, витрин магазинов, ограждений, среди которых гуляют ангелы. Здесь автор следует тезису В. Беньямина, который полагал, что ангел находится внутри и вне истории и времени. Ангел наблюдает хронологию истории со стороны и видит в ней нечто скрытое от простого смертного. В работе «Церковь Трех Святителей» (2000) И. Беспалова собор начала XX века является главным объектом изображения, он занимает все пространство холста и создаст единое целое с небом

В. Комаров. Белый город Могилев XVIII в.

2000-е гг. Холст, масло.

Собственность автора

221

и деревьями. В трактовке В. Юрковой «Старый город» Могилев (2001) создает собственный хронотоп. Он отделен от города современного стеной с аркой, сквозь которую открывается перспектива улицы панельной застройки. Для создания ощущения «причастности» к жизни старого города И. Беспалов и В. Юркова обращают особое внимание па детали. Фрагменты зданий, архитектурные элементы, выступая в качестве главного элемента композиции, организуют вокруг себя пространство.

В. Юркова. Старый город. 1990-2001 гг.

Картон, бумага, акварель. Музей истории Могилева

  • [1] Власов А. В. Воспоминания о Могилеве [Электронный ресурс] // Русский путь. Режим доступа: http://www.rp-net.ru/book/archival_materials/vlasov.php. Дата доступа: 25.01.2015. 2 Памятная книжка Могилевской губернии на 1912 год. Могилев: Губерн. тип., 1912.387 с.
  • [2] Власов А. В. Воспоминания о Могилеве. 2 Опыт описания Могилевской губернии в историческом, физико-географическом, этнографическом, промышленном, сельскохозяйственном, лесном, учебном, медицинском и статистическом отношении : с двумя картами губернии и 17 рез. на дереве гравюрами видов и типов : в 3 кн. / сост. [с предисл.] и под ред. рсд. А. С. Дембовецкого. Могилев на Днепре : Тип. Губерн. правления, 1884. Кн. 2.1000 с. 3 Там же. С. 2. 4 Живописная Россия. Отечество паше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении : [в 12 т.]. СПб.: Т-во М. О. Вольф, 1881 1901.
  • [3] Власов А. В. Воспоминания о Могилеве. 2 Опыт описания Могилевской губернии... Кн. 2. С. 4. 3 Там же. С. 5. 4 Тамже.С. 12.
  • [4] Исследователи «Холодной синагоги» [Электронный ресурс] // Могилевская еврейская община. Режим доступа: http:// mogjcwshistory.ru/SH3. Дата доступа: 22.04.2015. 2 Косенкова Ю. Л. Советский город 1940-х - первой половины 1950-х годов.
  • [5] Косенкова Ю. Л. Советский город 1940-х - первой половины 1950-х годов.
  • [6] Каганов Г. 3. Санкт-Петербург. С. 15. 2 Highet G. The classical tradition: Greek and Roman influences on western literature. New York : Oxford Univ. Press, 1949. C. 447.
  • [7] Анциферов Н. П. Пути изучения города как социального организма. С. 22. 2 Данилова И. Е. Итальянский город XV века. С. 22.
  • [8] ‘Данилова И. Е. Мир внутри и вне стен. С. 14. 2 Tilden F. Interpreting our heritage...
  • [9] ‘Анциферов Н. П. Пути изучения города как социального организма. С. 22. 2 Цит. по: Tilden F. Interpreting our heritage... 3 Там же.
  • [10] 'Данилова И. Е. Мир внутри и вне стен. С. 23. 2 Подолинский А. И. По поводу статьи г. В. Б. «Мое знакомство с Воейковым в 1830 г.» // А. С. Пушкин в воспоминаниях современников : в 2 т. М., 1974. Т. 2. С. 131-137 ; Распопов А. П. Встреча с А. С. Пушкиным в Могилеве в 1824 г. // Там же. Т. 1. С. 377-379.
  • [11] Юрков С. Е. Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре (XI начало XX вв.). СПб.: Лот. сад, 2003. С. 148.
  • [12] См.: Белевская М. Я. Ставка Верховного Главнокомандующего в Могилеве. 2 Там же. 3 См.: Власов А. В. Воспоминания о Могилеве.
  • [13] См.: Данилова И. Е. Мир внутри и вне стен.
  • [14] Гурии С. П. Образ города в культуре: метафизические и .мистические аспекты [Электронный ресурс] // Саратовский областной музей краеведения. Режим доступа: http://www.comk. ru/IITML/gurin_doc.htm. Дата доступа: 22.12.2014.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >