Витебск

151

Согласно данным Энциклопедического словаря Ф. Брокгауза и И. Ефрона (1890-1907)1, Витебск конца XIX - начала XX века представлял собой заштатный губернский город с населением около 59 тыс. человек. Для своего времени это был достаточно развитый промышленный центр: в 1887 году в нем насчитывалось более сорока фабрик и заводов; имелись речной порт, вокзал, железная дорога. Планировочную структуру Витебска определяли 8 площадей, 78 улиц и 68 переулков. В то же время город сохранял черты сельского поселения с преобладанием деревянной жилой застройки. Жилой дом, сад, двор - создавали замкнутое пространство жизни городской семьи.

В романе «Жизнь Арсеньева» И. Бунин написал портрет Витебска начала прошлого века: «...город показался мне древним и нерусским: высокие, в одно слитые дома с крутыми крышами, с небольшими окнами, с глубокими и грубыми полукруглыми воротами в нижних этажах. То и дело встречались старые евреи, в лапсердаках, в белых чулках,

’Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона: в 86 т. [Электронный ресурс]. СПб., 1890 1907. Режим доступа: http://www.vehi.net/brokgauz/. Дата доступа: 10.04.2014.

в башмаках, с пейсами, похожими на трубчатые, вьющиеся бараньи рога, бес-1

кровные, с псчалыю-во-

просительными сплошь

темными глазами. На глав

ной улице было гулянье -медленно двигалась по тро

туарам ...толпа... Я шел как очарованный в этой толпе,

в этом столь древнем, как мне казалось, городе, во всей его чудной новизне для меня»1.

  • ---Существующие в—на
  • 152

М. Добужинский.

Витебск. 1919 г. Бумага, графитный и цветные карандаши, акварель, 22,8 х 28,4. Государственная Третьяковская галерея, Москва

М. Добужинский. Витебск. Лестница. 1923 г. Литография, и. 25x31, л. 33,5 x 39,8.

Государственная Третьяковская галерея, Москва

чале прошлого века градостроительная и социальная ситуации во многом определили характер восприятия города художниками. Город «падзяляуся на тры раёны: Узгорскі, Задунаускі і Задзвінскі. У цэлым асноуныя гарад-скія кампазіцьіі развіва-ліся уздоуж Дзвіньї, якая з’яулялася галоунай архі-тзктурна-планіровачнай воссю паселішча»[1] . «Ву-лічная забудова уяуляла сабой суцэльную стужку фасадау, якую перарьівалі толькі перпендыкуляр-ныя вуліцьі і праезды. Розныя па колькасці павср-хау і на свайму стылявому вырашэнню дамы ля-піліся адзін да другога тарцамі, што стварала надз-вычай виразную, жьівапісную кампазіцьію. Кожны будынак меу нешта сваё, адметнае. Дзякуючы гэта-му, кампазіцьія вулічнай забудовы ніколі не паута-ралася, і кожны яе элемент з’яуляуся самастойным мастацкім цэлым. Таму, калі праходзіш па вуліцах

старога горада, уражанне складваец-ца не па агульнаму архітзктурна-прас-тораваму вырашэнню, а як быццам па частках, пры гэтым адпо уражанне напластоуваецца на другое»1.

153

Витебск в трактовке М. Добужин-ского - это город, современный художнику, в котором соединились поэзия и проза, быль и миф, прошлое и настоящее. Объектами изображения стали ветхие покосившиеся деревянные домики городской окраины -«теневая сторона» жизни города. Для мастера город - это «емкий символ, выражающий сложную жизнь человеческого духа, окрашенный мироощущением времени и вместе с тем несущий в себе вечные черты»[2] . В графической работе «Витебск. Лестница» (1923) пространство искривляется, тая в себе угрозу и предостережение. Заброшенный дом, колючий кустарник, покосившийся забор на переднем плане и деревянная лестница, уводящая взгляд в глубину, создают ощущение напряжения и тревоги. Сказочный силуэт «Витебска в снегу» (1918— 1920) органично и целостно связан с ландшафтом. Плавность линии реки, очертания жилых домов создают ощущение соразмерности старого города и человека.

Основатель первой в Витебске (1898) художественной школы ІО. Пэн создал целостный и гармоничный образ города. «Люблю, понимаете ли, Витебск - писал он - Да и как этот город нс любить! Красивая задумчивая река с обрывистыми берегами... А церкви у нас в городе... Понимаете, я люблю портретность города. Каждый город должен иметь свой портрет. Так вот, наш Витебск отличается

К). Пэн. Шадхен. 1926 г. Холст, масло, 157 х 80,5. Витебский областной краеведческий музей

154

от всех городов именно своим лицом»1. Лицо города (штетла) проявляется в лицах и быте его жителей - ремесленников и торговцев, водоносов, стряпчих, ткачей-надомников; в кривых улочках, деревянных домиках и вывесках лавок.

тальной проработки, главным в облике городской

Л. Гаспар (Л. Шульман) сохранил облик Смоленской улицы в Витебске. Благодаря высокой точке зрения и гамме пастельных тонов художник показал целостную картину повседневной! жизни зимнего города. Глубокая перспектива живописной улицы ограничена с двух сторон стенами разновысотных каменных зданий, шпилями ратуши и костела Святого Антония Падуанского. Художник изображает архитектурное пространство без деулицы стало яркое живое ее наполнение - сани, лошади, группы прохожих.

Л. Гаспар (Л. Шульман) Русская уличная сцена. 1914 г. Холст, масло, 14 х 11 дюймов.

С а й т « Musings...»

Образ Витебска в гравюрах С. Юдовина раскрывается через повседневную жизнь горожан. Определяющими в образе города становятся именно те элементы городской среды, которые можно было увидеть в «...любом провинциальном... городе»[3] начала XX века, то, что все их объединяет. Покосившиеся стены деревянных домиков, замкнутые перспективы захолустных улочек, теснота двориков и силуэты возвышающихся над ними храмов создают целостное пространство провинциального городка. «Она бедна и некрасива, убогая родина художника...», но С. Юдовин раскрывает в ее облике «...скрытые черты живой красоты...» и позволяет наслаждаться «...вот этими сочетаниями плоскостей, контуром этих коробок, ...мускулистым старым деревом, крышей, похожей на черную бархатную заплатку, облаком, расчесанным, как густая прядь волос...». Покосившийся деревянный домик стал

характерным признаком Витебска в работах М. Шагала,

С. Юдовипа, Н. Михолапа, Л. Маневича и др.

155

В начале XX столетия живописный облик Витебска создавали силуэты католических, православных, униатских храмов и синагог. Отличительной особенностью витебского ландшафта и сегодня является рельеф. Очертания берегов Западной Двины в месте впадения в нес Витьбы, холмы и овраги создают выразительное сочетание дальних и ближних планов.

Гравюры на дереве 3. Горбовца «Водокачка в Витебске», «Витебск со стороны реки Витьбы» представляют Витебск как древний город, облик которого определяется временем. «Былое просвечивает в нем всюду: в направлении его улиц, в формах его площадей, в силуэтах его куполов и башен... все накопленное веками слито в нем в едином, целостном облике...»'

С. Юдовин. У Черной Троицы. Из цикла «Былое». 1923 г. Бумага, ксилография, л. 150 х 114, и. 112 х 75.

Коллекция В. С. Геворкяна

Н. Михолап. Витебск, ул. Кривая. 1927 г. Картон, акварель, карандаш, 22 х 32. Витебский художественный музей (филиал Витебского областного краеведческого музея)

М. Шагал. Серый дом. 1917 г. Холст, масло. Картинная галлерея «allpainters.ru»

Традиционно в изобразительном искусстве Средневековья город изображался издали -как цель пути паломника и символ «духовного убежища»1. Подобное построение городского пространства «снизу - вверх» с использованием обратной перспективы и детальной проработкой всех планов характерно для 3. Горбовца, М. Аксельрода. Тема архитектурного пространства города раскрывается в цикле гравюр «Старый Витебск»

инина. С, высокой степенью

156

достоверности художники передают особенности облика старого города Витебска, подчеркивает его связь с природным окружением.

Е. Минин. Из цикла «Старый Витебск». 1927 г. Бумага, гравюра на дереве. Печатается по: Фурман I. П.

Віцебскія мастакБгравёры

Во время Первой мировой войны Витебск не пострадал, в 1918 году город вошел в состав Западной области РСФСР, а в 1924 году - в состав БССР. В 1919-1924 годах в Витебске существовало художественное объединение УНОВИС, членами которого были основатели советского авангарда М. Шагал, К. Малевич, Л. Лисицкий и др. Исследователи определяют этот период в культурной жизни города как «витебский ренессанс». «Рэвалюцыйны стыль» тагачаснага мастацтва у поуным сэнсе вы-ліуся па вуліцьі і плошчы города. Фасады дамоу бьілі пакрыты карцінамі, велізарньїмі тзматьічньїмі нано, плакатам!»[4] . В это время супрематические композиции К. Малевича возникли в городском пространстве «странного провинциального города» Витебска - «как многие города Западного края - из красного кирпича. Закоптелого и унылого. Но этот город особенно странный. Здесь главные улицы покрыты белой краской по красным кирпичам. А по белому фону разбежались зеленые круги. Оранжевые квадраты. Синие прямоугольники. Это Витебск

1920 года. По кирпичным его стенам прошлась кисть Казимира Малевича... Перед глазами оранжевые круги, красные квадраты, зеленые трапеции... Супрематические конфетти, разбросанные по улицам ошарашенного города...»1.

Особое значение имел город Витебск в жизни М. Шагала - это замкнутый, застывший во времени город-штетл со своим культурным и архитектурным пространством, который теряет связь с действительностью и становится мифом, воспоминанием из прошлого. Основными объектами изображения были деревянные домики с заборами, улицы с козами, лавки с вывесками, и только вдали обозначались силуэты соборов Витебска.

157

Реальное архитектурное пространство города и его связь с природным ландшафтом оказали влияние на формирование образа города в сознании художника. Город воспринимался М. Шагалом как некое одухотворенное начало, в котором заключена структура мироздания, как место «обитания его души от младенчества до старости»[5] . Это некая парадигма еврейской культурной традиции, которая художником с Витебска переносится на Париж. В картинах «Я и деревня» (1911), «Скрипач» (1912— 1913), «Автопортрет с семью пальцами» (1913) появляется «Витебский мотив» с деревянными домиками, козами. Именно из впечатлений детства, преемственности культурной традиции и фольклора появились эти художественные образы. В трактовке художника Витебск - это образ провинциального города начала XX века, застывший во времени, и одновременно это образ-воспоминание. «Мой грустный и веселый город! Ребенком, несмышленышем,

М. Шагал. Церкви в Витебске. 1906 г. Бумага, акварель, графитный карандаш, 14,3 х 14,3. Галерея

<< В ел л ум >>, Москва

глядел я на тебя с нашего порога. И ты весь открывался мне. Если мешал забор, я вставал на приступочку. Если и так было не видно, залезал на крышу. ...и смотрел на тебя сколько хотел»1. Тем более ценен акварельный эскиз Успенского собора 1906 года, выполненный М. Illa-i галом в реалистической манере.

В картинах «Над Ви-тсбском» (1915), «Прогул

158

ка» (1917) появляется мотив полета над городом -один из ведущих в творчестве художника. Образ города основан на дуализме повседневности и праздника. «Чудо подстерегает за каждым углом и может произойти в любое мгновенье. Чудо не противостоит будничной жизни, а вырастает из нее»[6] .

В картине «Над городом» (1914-1918) небо и тающая в дымке городская улица служат фоном для движения двух фигур «не подвластного ни времени, ни силе тяжести». Горизонтальное членение изобразительного пространства подчеркивает дви

жение нс только в пространстве, но и во времени. Реальное и ирреальное существуют в одном пространстве. «Плетни и крыши, срубы и заборы и все, что открывалось дальше, за ними, восхищало меня. Что именно вы можете увидеть на моей картине «Над городом»? ... Цепочка домов и будок, окошки, ворота, куры, заколоченный заводик, церковь, пологий холм (заброшенное кладбище). Все как на ладони, если глядеть из чердачного окошка, примостившись на полу. Я высовывал голову наружу и вдыхал свежий голубой воздух. Мимо проносились птицы».

М. Шагал. Над городом. 1914-1918 г. Холст, масло, 141 х 197.

Государственная Третьяковская галерея, Москва

В рассматриваемый период (1920-1930-е годы) мотив полета появился в творчестве К. Малевича, Л. Хидекеля, И. Чашника, Л. Лисицкого и других. Чувство полета было связано с ощущением свободы, динамикой революционных преобразований действительности, осознанием значимости человека в новом мире.

В середине 1930-х годов XX века в борьбе с религиозными «заблуждениями» были разрушены Успенский собор, Воскресенская церковь, Марков мужской монастырь, что сказалось на изменении панорамы города. В начале 1940-х годов сам город Витебск, в трактовке Л. Зевина, теряет четкость силуэта и зрительную определенность. «Нс конкретные черты лица, а его... выражение...» становятся определяющими в «портрете» города этого времени.

159

В книге «Долгая дорога домой» В. Быков создал портрет Витебска конца 1930-х годов, увиденного глазами деревенского подростка: «...Витебск поразил меня многолюдьем и... трамваями. С некоторым страхом ехал в трамвае от вокзала в центр. На площади висели огромные цветные рекламы кинотеатров, неподалеку возвышались громадный собор и башня ратуши.

Училище находилось в добротном старом небольшом здании...

...Жил я поначалу в общежитии на Могилевской площади, теперь этого названия нет - Могилевскую переименовали в Советскую. Или в Центральную, точно не помню. Потом (почему - тоже нс помню) меня и еще троих студентов поселили в частном доме на площади Смоленская ярмарка. Кажется, прежде эта площадь называлась Красной.

...Город по-прежнему восхищал, манил, удивлял громадными зданиями и витринами. Иногда я заходил в собор, в котором уже не было икон и прочего

Л. Зевин. Зима.

Витебск. 1940 г.

Картой, масло. Частная коллекция.

Сайт «gruppa5.ru»

1

Каганов Г. 3. Санкт-Петербург. С. 154.

церковного убранства. Под куполом качался знаменитый маятник Фуко - как доказательство, что Бога нет и Земля вертится. Остальные соборы к тому времени уже были взорваны.

160

...Витебск в ту пору еще сохранял славу города художников, каким слыл издавна. Кроме художественного музея, на улице Гоголя был музей знаменитого Пэна. Музей этот был открыт после трагической гибели художника - он был убит при загадочных обстоятельствах. В небольшой комнате и на стенах вдоль деревянной лестницы, ведущей на второй этаж, в мастерскую Пэна, висели его работы, выполненные в манере добротного реализма: портреты старых евреев-ремесленников, изображения лошадей, виды старинных кварталов Витебска. О прославленном ученике Пэна Марке Шагале, который жил в эмиграции в Париже, в родном городе художника ничего не знали.

...В Витебске, как ни странно, до самой войны сохранился мелкий частный сектор»1.

Фрагменты из жизни довоенного Витебска описаны в воспоминаниях польского рабочего «Из Варшавы в Витебск и обратно: автобиография»: «Синагоги в Витебске нет. Бывшие синагоги превращены в частные квартиры. Большая синагога -в клуб летчиков. Так же точно католические костелы, православные церкви, монастыри - превращены в склады, музеи и прочес. В одном месте до сих пор лежат развалины взорванной церкви, которые выглядят так, будто в них попала бомба. При этом есть еще немало религиозных людей, евреев и русских»[7] .

Во время Второй мировой войны Витебск с 1941 по 1944 годы находился в немецкой оккупации. В послевоенное время советский город восстанавливается, по аналогу застройки проспекта Ленина в Минске создается ансамбль улицы им. Кирова (1947-1957, архитекторы В. Гусев, Л. и В. Даниловы и др.). Как отмечал А. Воинов, «формирование жи-

161

лых массивов в Витебске имеет свои особенности. Здесь рост города за счет включения в городскую черту новых территорий ограничен и массовое жилищное строительство осуществляется на неосвоенных участках и путем реконструкции малоценной индивидуальной застройки»1. Советский Витебск конца 1950 -начала 1960-х годов - новое строительство, жилая застройка -сохранился в работах Г. Клику-шина, Л. Корженевского и др. Художники отразили характерные идеологические, социальные и духовные особенности жизни советского города, динамику преобразований, веру в прогресс науки и техники. Городское пространство выражало идеи социального и экономического благополучия[8] . Город трактовался как некое идеально развивающееся целое с широкими зелеными пространствами площа

дей и панельной застройкой уходящих за горизонт улиц. Облик нового Витебска конца 1960 - начала 1970-х годов зафиксировали А. Корженевский, Ф. Гумен и др.

Иное видение жилой среды советского города появляется в акварелях А. Толкача «Вечерний Витебск», «Витебск. Площадь Свободы» и др. Художник видит единообразие и монотонность города, высокие серые панельные дома и пустые пространства между ними. Небо, здания и земля выполнены в монохромной гамме холодных тонов и будто отражаются друг в друге. Силуэты людей «растворяются» в этом пасмурном пространстве. Цвет появляется лишь в изображении одиноких

А. Корженевский. У театра Я. Коласа в Витебске. 1965 г. Холст, масло, 52 х 80. Национальный художественный музей Республики Беларусь

Ф. Гумен. Витебск. Новый микрорайон. 1968 г. Бумага, акварель, 55 х 76. Национальный художественный музей Республики Беларусь

редких деревьев на горизонте.

  • 1950-60-е годы - это время «оттепели», и в этот период многие художники стали отступать от социалистического реализма в отображении действительности. Немецкий славист К. Аймермахер в книге «От единства к многообразию: Разыскания в области «другого» искусства
  • 162

ляет советское искусство этого периода на официальное и неофициальное1. Это начало эпохи постмодернизма - «духа времени радикального плюрализма» в философии, литературе, социологии, изобразительном искусстве и т. д. - «всеобщая, всепоглощающая множественность взглядов, теорий, концепций»[9] .

В своих акварелях «Витебск. Улица Ленина», «Старый Витебск» (1968) Ф. Гумен создал волшебное цветовое пространство города. Художник представляет город как гармо-

А. Толкач. Витебск. Площадь Свободы. 1967 г. Бумага, акварель, 63,8 х 87,8. Национальный художественный музей

Республики Беларусь

Ф. Гумен. Старый Витебск. 1968 г.

Бумага, акварель, 35 х 76. Национальный художественный музей Республики Беларусь

ничное архитектурное пространство, подчеркивает особенности ландшафта, определяющие его характер. Пространство «Города над Витьбой» (1968), единство земли, зданий и неба отразил в акварели Г. Шутов. В трактовке художника жилая застройка старого города повторяет форму рельефа, целостность пространству придает гамма теплых терракотовых, охристых тонов.

Улочки старого Витебска, старинные городские дворы и переулки с потрескавшимися стенами домов из красного кирпича, которые берегут множество историй и тайн прошлого, силуэт города в гармоничном единстве с берегами Западной Двины 1960-х годов сохранили работы X. Лившица.

Витебск как город-воспоминание о прошлом появляется в 1960-е годы в творчестве Е. Ро-яка. «Город моего детства» - это воспоминание о Витебске 1920-х годов. В трактовке художника пространство города создано множеством деревянных домиков с покосившимися заборами, которые поднимаются вверх по рельефу и создают единое целое. Среди них видны очертания соборов. Город излучает внутренний свет, который соединяет два мира - земной и небесный. Художник создает ощущение «вне-пространственного и впе-времеппого существования» города1. «Здесь над домами, словно идущие из домов, возникают фантастические столбы света, столбы, на которых словно крепится весь город с его зданиями, церквами, соборами. И все

163

это придает городу детства не патриархальный, а самый современный вид...», - писал Д. Симанович[10] .

Архитектурное пространство Витебска песет печать времени. Па нем оставили свои отпечатки события прошлых эпох. В XX столетии город утратил значимую часть своего архитектурного наследия,

Г. Шутов. Город над Витьбой. 1968 г. Бумага, акварель, 56 х 69. Национальный художественный музей Республики Беларусь

Е. Рояк. Город моего детства. 1960 г. Сайт «Витебская энциклопедия»

164

X. Лившиц. Витебск. 1960-е гг. Холст, масло. Сайт «Chaim Livchitz/Хаим Лившиц»

X. Лившиц. Старый Витебск. 1968 г. Холст, масло, 33 х 26.

Сайт «Chaim Livchitz/Хаим Лившиц»

X. Лившиц. Старый Витебск. 1968 г. Холст, масло, 95 х 74.

Сайт «Chaim Livchitz/Хаим Лившиц»

что было обусловлено борьбой с религией, событиями Второй мировой войны. Некоторые уголки старого города сохранили свой исторический облик, многие черты, присущие старому городу, исчезли, возникли новые. В середине прошлого века были разрушены Николаевский кафедральный собор, Благовещенская церковь, костел Святого Антония Падуанского, Фарный костел, Свято-Духовская церковь.

Белорусские художники пытались сохранить историческую и культурную память о городе, раскрыть «душу города.., меняющуюся в историческом процессе, освободить ее из материальной оболочки города, в недрах которой она скрыта»1. Древний город Витебск появляется в 1970-е годы в творчестве многих белорусских художников: Г. Кликушипа, Ю. Тышкевича и др. Выбирая позицию «а vol d’oi-seau», художники делали попытку выйти за границы пространства и времени, отрешиться от настоящего, обрести целостный образ города. В интерпретации Ю. Тышкевича очертания города размыты. Художник видит панораму «Старого Витебска» издали (серия «Города и годы», 1969). Лепта домов повисает между небом и землей и принадлежит им обоим. Город будто застыл во времени. Используя белый и серый цвет в обозначении силуэта города, черный в очерчивании ветвей деревьев, художник создает преграду между городом и наблюдателем. Динамику городскому пространству придают темные пятна птичьих стай на небосводе.

Величественные соборы Витебска в трактовке Г. Кликушина выражают связь «души» города

  • ?Анциферов II. П. Душа Петербурга. С. 11.
  • 165

Ю. Тышкевич. Старый Витебск. Из серии «Города и годы». 1969 г.

Бумага, 36 х 80.

Национальный художественный музей Республики Беларусь

и исторической памяти. Глубокая фронтальная перспектива архитектурного, пространства превращается в историческую перспективу. Горизонтальная! конструкция моста композиционно разделяет архитектурный пейзаж и аннотацию, а также прошлое и настоящее. Изображение заключено в раму, которая завершает композицию.

166

В настоящее время Витебск сохранил часть своей исторической застройки в границах улиц В. Ленина, Я. Купалы, А. Суворова, Л. Толстого, Политехнической - это «места памяти» исторической и культурной. Память о прошлом является основой для самоидентификации человека, социальной группы, общества. На рубеже XX-XXI веков тема исторической и культурной памяти получила новое развитие в многообразии интерпретаций архитектурного пространства города художниками, которые осознают «современность города как исторически сложившуюся»1. «У наш час найболып насычаным па захаванасці старой за-будовы з’яуляецца раён Узгор’с. Асабліва вылучасц-ца вуліца Суворава - адрэзак паміж былой ратуш-най плошчай і вуліцай Грыбаедава - з прылягаю-чьімі да яе вуліцамі Талстога, Савецкай, Купалы, Крылова, Чэхава, Маякоускага»[11] .

Как иллюстрацию на странице средневекового печатного издания представляет «Древний Витебск» В. Алфсренок. Автор использует обратную перспективу, которая представляет собой «синтез нескольких аспектов с нескольких «точек зрения». В древних инкунабулах речь не шла о точной передаче самого города, а только о выражении его значе

Т. Заведеева. Из серии «Старый Витебск». 2008 г. Холст, масло, 40 х 56. Картинная галерея «Artnow.ru»

ния. Потому изображение было формальным, передавались основные части города: стены, ворота, храмы.

В начале XXI века художник И. Дуров на основании изучения исторических документов, археологических изысканий и творческого воображения создал ретроспективу архитектурного пространства древнего Витебска XIV столетия - детальное графическое изображение замков Витебска «а vol d’oiseau». Город конца XIX столетия появляется в серии «Старый Витебск» Т. За-ведеевой, на полотнах С. Сенько, В. Сорокина. В. Краевского.

Символы, метафоры прошлого - основа творчества Г. Шутова, В. Товстика, Л. Сенько и др. По словам В. Волкова, «Мы живем среди вещей и человеческих отношений... Пространство приобретает форму и меру от размещения в нем предметов и наших действий с ним»[12]. Г. Шутов познает город посредством предметов, которые когда-то составляли часть жизни горожан. Кованые ключи, медные ступы, керосиновые лампы и городские пейзажи на старых открытках создают пространство культурной памяти о прошлом. Происходит «опредмечивание» города.

167

Г Шутов. 2000-е гг. Бумага, акварель. Художественная галерея «Беларт», Минск

Традиционно образ окна и двери в изобразительном искусстве соединял понятия внутреннего и внешнего, замкнутого и открытого. В. Товстик объединяет эти понятия в холсте «Vitebsk evening. Tomorrow is a Holiday»

Г. Шутов. 2000-е гг. Бумага, акварель. Худо-

жествепная галерея

«Беларт», Минск

168

В. Товстик. Vitebsk evening. Tomorrow is a Holiday. 2008 г. Холст, масло, 39,37 x 47,24. Музей современного русского искусства, Джерси Сити, Нъю-Джерси

(«Витебский вечер. Завтра праздник») (2008). Открытые красные двери балкона образуют раму, ограничивают плоскость картины с двух сторон, обозначают пространство комнаты и одновременно разделяют и объединяют его с глубиной городского пространства. Художник созерцает пейзаж старого города, дистанцируясь от пего, по имея возможность туда попасть. Для построения изображения автор сочетает различные ракурсы, фронтальную и угловую перспективы.

Старые дома и улицы Витебска, уходящие в прошлое и становящиеся при-

А. Духовников. Витебск. Улица Чехова. 1999 г. Тушь, бумага, 50 х 40. Библиотека изобразительных искусств <

зрачными воспоминаниями - главные персонажи творчества А. Духовникова. «...Мои любимые витебские прогулки... Эти дома умирают... Они заброшены и никому не нужны... Возможно, они доживают свою жизнь...»[13]. Городские пейзажи А. Духовникова - это вырванные фрагменты реальности, настроение которых хорошо передают слова Р. М. Рильке: «В каждом камен-

169

ном изгибе древних башен - боль и трепет, узкий двор себе на гибель навсегда забыл о небе...»[14] Графические листы выполнены на основании противопоставления пустой и заполненной поверхности листа. Здесь нарушены форма, пропорции и масштаб зданий.

Старые дома и улицы Витебска становятся сказочными персонажами в творчестве С. Коваля. Художник представляет городское пространство ярким, собранным из многоцветных кубиков, где, по словам художника, соседствуют «Марк Шагал на паветраным шары і Улад Стальмахау на самалёце».

С. Коваль. Старый Витебск. 2011-2012 г. Холст, масло, 150 х 100. Арт-проект «ZABOR»

Призрачный Витебск появляется в творчестве В. Бобрикова, Д. Зубова и др. Архитектурные элементы растворяются в городском пространстве, непроницаемом для взгляда, их контуры расплывчаты, детали неопределенны.

С. Сенько в работе «Витебск стародавний» (2010) создал «реконструкцию» повседневной жизни

Д. Зубов. Витебск. 2011 г. Бумага, гуашь, 21 х 29. Картинная галерея «Artnow.ru»

170

губернского города начала прошлого столетия. В трактовке художника старый город - место, где историческое и культурное прошлое существует в настоящем.

Витебские дворики и заброшенные дома изображают Д. Зубов, Д. Го-ролсвич. Дом становится! главным изобразительным мотивом. Дом - это, прежде всего, «освоенное место и обитель человека...»1. Это символ определенного порядка, мироустройства. «Созерцание старого дома возвращает нам мир, который видел этот дом юным, и воскресший мир дает возможность видеть то, что прежде оставалось незримо»[15] . Старые дома в работах Д. Горолсвича «Красный дом. Витебск»

(2012), «Витебский дворик. Весна» (2012), на которых время оставило свои отметины - разбитые кир

пичные стены, покосившиеся окна, - самодостаточ

ен Сенько. Витебск стародавний. 2010 г. Бумага, смешанная техника, 40 х 60. Картинная галерея «Artnow.ru»

Д. Горолевич. Красный дом. Витебск. 2012 г. Холст, масло, 75 х 110. Картинная галерея «Artnow.ru»

ны, занимают все пространство холста, отделены от зрителя полосой забора.

Глядя на Витебск «Из окна мастерской» (2008) Т. Заведеева видит черты, присущие любому большому вечернему городу: освещенные окна домов и витрин магазинов, цветные пятна автомобильных огней. Как отмечал С. Маккуайр: «...освещение города стало одной из важнейших вех в формировании психогеографии современного городского про-

странства. ...образ освещенного ночного города становится убедительной метафорой модернизации»[16]. Сумеречный город -это волшебное пространство-время между светом и тьмой, когда городская жизнь неуловимо изменяется.

«Старая многоэтажка» (2011) в трактовке Д. Зу

бова сливается с окруже

нием. Цельность пространства создается за счет цветового и тонального решения, статичности композиции. Гамма серых оттенков подчеркивает единообразие и монотонность жилого пространства - одновременно плотного и пустого. Сложно сказать, пространство здесь создано «многоэтажками» или оно их поглощает. В. Шайнуров вспоминает пустынное пространство улицы, ограниченное с двух сторон стенами домов, где можно двигаться только вперед. Полоса серого неба отражается в зеркале мокрого асфальта, уводит взгляд в глубину, разделяя два мира прошлого и настоящего - «Город моей памяти» (2011).

171

В современных гуманитарных науках существует понятие «грусть новых городов», которое означает появление депрессивных и агрессивных состояний человека под воздействием единообразия городской действительности (архитектурного пространства). Противостоит этому процессу архитектурное пространство исторической части города, где сосредоточены произведения архитектуры прошлых эпох. В работах «Вос-кресепка» (2008), «Дом па С'уворова» (2009) В. Шайнуров изображает тихие соразмерные горожанину

В. Шайнуров. Витебск. Город моей памяти. 2011 г. Холст, масло, 100 х 150. Картинная галерея «Artnow.ru»

В. Шайнуров. Дом на Суворова. 2009 г. Холст, масло, 60 х 40. Картинная галерея «Artnow.ru»

172

В. Краевский. Витебск, которого уже пет. 2008 г. Холст, масло, 50 х 70. Картинная галерея «Artnow.ru»

А. Карпан. Теплая зима. 2014 г. Бумага, акварель, 50 х 70. Картинная галерея «Artnow.ru»

уголки старого Витебска, замечет детали кирпичной кладки домов, фрагменты обвалившейся штукатурки, ржавый металл водосточных труб и пожарных лестниц.

Панорама старого города, раскинувшегося над Западной Двиной, с силуэтами величественных храмов появляется на полотнах М. Левковича, В. Краевского, А. Карнапа, А. Филиппова, О. Мусина и др. Город видится художникам в единстве с природой. Пространство строится фронтальными планами, силуэты храмов разделяют его на части и создают движение в глубину холста (и времени).

  • [1] 2 Памяць: Віцебск : гіст.-дак. хронікі гарадоу і р-нау Бела-русі: у 2 кн. Мінск : БелЭн, 2002. Кн. 1. С. 196.
  • [2] Памяць: Віцебск. Кн. 1. С. 197 2 Мстислав Добужинский [Изоматериал] = Mstislav Dobu-zhinski: живопись, графика, театр : альбом. М. : Изобр. искусство, 1982. С. 47.
  • [3] Цит. по: Казовский Г. Художники Витебска = Artist from Vitebsk : Иегуда Пэн и его ученики. М.: Имидж, 1994. 76 [304] с. 2 Каганов Г. 3. Санкт-Петербург. С. 136. 3 Иоффе И., Голлербах Э. С. Юдовин. Гравюры на дереве. С. 32.
  • [4] ‘Данилова И. Е. Мир внутри и вне стен: интерьер и пейзаж в европейской живописи XV-XX вв. М. : Рос. гос. гуманитар, ун-т, 1999. 67 с. 2 Памяць: Вінебск. Кн. 1. С. 261.
  • [5] Цит. по: Хан-Магомедов С. О. Архитектура советского авангарда [Электронный ресурс] // Alyoshin.ru. Режим доступа : http://www.alyoshin.ru/Files/publika/khan archi/khan archi 1 028. html#-2. Дата доступа: 25.07.2014. 2 Герман М. Ю. Марк Шагал: ранний период. С. 46.
  • [6] Шагал М. Моя жизнь. С. 9. 2 Лапушин Р. Образ города у А. Чехова и М. Шагала // Шагаловский сборник : материалы I-V Шагал, дней в Витебске (1991-1995). Витебск, 1996. С. 164. 3 Герман М. Ю. Марк Шагал: ранний период. С. 146. 4 Шагал М. Моя жизнь. С. 36 37.
  • [7] Быков В. Долгая дорога домой. М.: ACT ; Минск : Харвест, 2005. С. 38-41. 2 Романовский Д. Из Варшавы в Витебск и обратно: автобиография [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www. lcchaim.ru/ARIIIV/188/ romanovskiy.htm. Дата доступа: 25.07.2014.
  • [8] Воинов А. А. История архитектуры Белоруссии. С. 158. 2 Косенкова Ю. Л. Советский город 1940-х - первой половины 1950-х годов.
  • [9] ‘Аймермахер К. От единства к многообразию : разыскания в области «другого» искусства 1950-1980 гг. М. : Рос. гос. гуманитар. ун-т, 2004. С. 110. 2 Власов В.Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. Т. 7. С. 648.
  • [10] ’Данилова И. Е. Мир внутри и вне стен. С. 13. 2 Симанович Д. Мир над новым искусством ахал... [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.chagal-vitebsk.com/ ?q=node/312. Дата доступа: 25.07.2014.
  • [11] Анциферов II. II. Пути изучения города как социального организма. С. 22. 2 Памяць : Віцебск. Кн. 1. С. 197. 3 Волков Н. Н. Композиция в живописи. М. : Искусство, 1977. С. 95.
  • [12] Волков II. II. Композиция в живописи. С. 82.
  • [13] Витебск. Старые дома у смоленского рынка [Электронный ресурс] // ArtLib.ru. Режим доступа: http://www.artlib.ru/index. php?id=11&fp=2&uid=8751&iid=l 19965. Дата доступа: 17.03.2015.
  • [14] Рильке Р. М. На малой стране [Электронный ресурс] // Сетевая словесность. Режим доступа: http://www.nctslova.ru/ rilke/stihi.html#!. Дата доступа: 17.03.2015.
  • [15] Дом [Электронный ресурс] // Энциклопедия символов и геральдики. Режим доступа: http://www.symbolarium.ru/index. php/%D0%94%D0%BE%D0%BC. Дата доступа: 25.02.2015. 2 Анциферов II. П. Душа Петербурга. С. 27.
  • [16] Маккуайр С. Медийный город. С. 176, 178.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >