И Особенности содержания понятия «образ города»

В данном разделе раскрывается понятие «образ города», анализируются теоретические основы изображения города XX - начала XXI столетия. Показано, что принципы и методы изображения города обусловлены художественно-стилевыми процессами в искусстве, изменением понимания и отношения человека к среде своего обитания, мировоззрением эпохи, а также развитием самих городов.

Понятие «город». Город - сложный социальный, пространственный, художественный, культурный и исторический феномен, в котором слиты воедино прошлое, настоящее и будущее, объективная и субъективная реальности. Город является «средоточием культуры и цивилизации»1, находится в постоянном изменении и представляет собой пространственно-временную протяженность. Л. Вирт отмечал, что «...город все больше становится не просто местом, где современный человек живет и работает, по и стимулирующим и регулирующим центром экономической, политической и культурной жизни...»[1] . Л. Мамфорд полагал, что город - это «...географическое сплетение, экономическая организация, институциональный процесс, театр социальной деятельности и эстетический символ коллективного единства».

По словам Л. Иконникова, «мы создаем города, а города эти в чем-то создают нас самих»1. Город существует в зависимости от определенных географических условий, исторических, социальных, культурных и других особенностей конкретного парода. В каждом городе складывается свой образ жизни, изменяющийся с течением времени. В книге речь идет преимущественно о внешнем облике городского пространства - ландшафте (природные составляющие) и архитектурных объектах (его архитектурный пейзаж) - выражающим исторические и культурные изменения города («судьбу города»).

Понятие «образ». Образ - категория философии, эстетики, архитектуры, психологии и др., которые раскрывают определенные аспекты данного понятия. В настоящее время энциклопедическим считается следующее определение: образ - «результат отражения» объективной действительности «в сознании человека. На чувственной ступени познания образами являются ощущения, восприятия и представления, а на уровне мышления -понятия, суждения и умозаключения»[2] . Образ - это «субъективная картина мира или его фрагментов, включающая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий», обусловленная особенностями духовного мира человека и его физиологическими характеристиками. Следует отмстить дуализм понятия «образ» как соединение рационального познания (теоретические модели научной картины мира) и чувственного переживания действительности. Н. Майер полагает, что «с точки зрения содержания в структуре зрительного образа может доминировать один из его компонентов: предметность, значение, личностный смысл, знак либо «сконцентрированная» в одном из названных полюсов чувственная ткань».

37

Художественный образ - значимая категория эстетики и искусствоведения, в которой отражена связь между действительностью и искусством. Художественный образ - воплощенный в материальной форме один из способов постижения действительности (объективное содержание) и ее интерпретации (субъективное переживание), создание целостной модели возможной реальности при помощи переноса значений предметов и явлений по «принципу невозможности» (Л. Выготский), единства общего и единичного, материального и духовного (Г. Гегель). Художественный образ предполагает многозначность, что по-разному проявляется в искусстве в исторические

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «ОБРАЗ ГОРОДА» периоды в художественных стилях, школах и зависит от различий в мировоззрении эпохи, культурной традиции, ментальности народа.

Понятие «образ города» и особенности его восприятия человеком. Человек создаст целостный образ города нс «непосредственно, а в рефлексивном зеркале художественной формы»1 на основании калейдоскопа отдельных впечатлений, воспоминаний. Образ города получает свое отражение в художественной литературе, изобразительном искусстве.

В произведении изобразительного искусства посредством создания визуального ряда архитектурных объектов, городских пространств и т. д. можно раскрыть образ города определенной исторической эпохи. Изучение образа города предполагает рассмотрение городских пространств в целом и с различной степенью их детализации. Наиболее существенная особенность образа города - субъективность ощущения, восприятия и представления его человеком, которая зависит от возраста, социального статуса, образования, состояния здоровья и ряда иных факторов. У каждого человека 38 при постижении города преобладают определенные фрагменты городской действительности.

В середине XX века архитектор К. Линч на основании исследования восприятия одного города разными людьми сделал вывод о том, что образ города - это обобщенный ментальный рисунок материального городского пространства[3] . Восприятие города у каждого человека особое и связано с его возрастом, социальным положением, образованием и т. п. Для каждого человека город уникален. Постижение города происходит через его восприятие и переживание (на субъективном, эмоциональном уровне). В. Дильтей отмечал, что «всякое переживание, как заполняющее какой-нибудь момент нашего существования, сложно», поскольку в нем «разнообразнейшим образом сплетены между собой... восприятие, воспоминание, процесс мышления, побуждение, чувствование, желание, волевые действия».

Переживание как способ психологического преобразование мира рассматривает Ф. Василюк в монографии «Психология переживания Анализ преодоления критических ситуаций». В работе «Структура образа» автор отмечает, что в «конкретном живом образе сознания» «внешний мир представлен предметным содержанием, мир культуры - значением, представителем языка является слово, а внутреннего мира - личностный смысл. Каждый из узлов образа - пограничная сущность, одной стороной обращенная к объективно существующей реальности (внешнего мира, внутреннего мира, языка и культуры), а другой - к непосредственной субъективности; все же вместе эти узлы задают объем, в котором пульсирует и перели-

вается живой образ»1. Немецкий философ X. Гадамер пишет, что эстетическое переживание является представлением «самого существа переживания вообще», «содержит познание бесконечного целого» и «предстает как основополагающее для обоснования позиции искусства»[4] . Произведение изобразительного искусства обладает способностью вырывать человека «из последовательности своей жизни, но одновременно этим ему указывается связь со всей цслокупностью его бытия». В. Салеев исследует аксиологические основания художественной культуры. В книге «Искусство и визуальное восприятие» Р. Арнхейм развивает теорию эстетического восприятия, которая базируется на том, что «восприятие в основе своей представляет познавательный процесс, определяемый формами и типом зрительного восприятия». Автор полагает, что визуальное восприятие имеет активный, творческий характер, аналогичный интеллектуальному познанию. Психолог исследует последовательность визуального восприятия: «Равновесие», «Очертание», «Форма», «Развитие», «Пространство», «Свет», «Цвет», «Движение», «Напряжение», «Выразительность».

39

Основы традиции исследования исторической и культурной памяти заложили в начале прошлого века французский философ и социолог М. Хальбвакс, немецкий историк искусства А. Варбург. Изучением исторической памяти занимался А. Бергсон. В труде «Творческая эволюция. Материя и память» он отмечал, что пет такого восприятия, которое нс было бы связано с воспоминанием. Он выделил две формы памяти: первая - «регистрирует в форме образов-воспоминаний все события нашей повседневной жизни, по мере того как они развертываются во времени», вторая -«всегда устремленная к действию, пребывающая в настоящем и не видящая ничего, кроме будущего. Из этих двух памятей, из которых одна воображает, а другая повторяет, последняя может замещать собой первую и зачастую даже создавать се иллюзию». Особенностью исторической памяти является сохранение и воспроизведение информации о прошлом, которое, по словам М. Хальбвакса, «...не возникает вновь неизменным, а... реконструируется исходя из настоящего...» . Образы прошлого всегда связаны «с господствующими идеями данного общества» и времени11. Современный

французский историк П. Нора отмечает существование «мест памяти», где «...память кристаллизуется и находит свое убежище»1. Понятие исторической памяти рассматривают И. Савельева и А. Полетаев[5] . Л. Репина трактует историческую память как «...сложный социокультурный феномен, связанный с осмыслением исторических событий и исторического опыта (реального и/или воображаемого)...».

40

В. Алексеева выделяет «...внутренний и внешний виды образа города. Носителями первого являются жители данного города, внешнего - гости...». Автор полагает, что по способу восприятия образ может быть «осязаемым и не осязаемым». Осязаемый образ создается посредством всех органов чувств: обоняния, осязания, слуха и т. д. «Неосязаемый образ представляет собой эмоциональные связи с городом. Это своего рода «образ памяти». Формирование понятия «образ города» нс всегда связано с реальным городом. Образ может быть ирреальным. Город создается или преображается творческим воображением, фантазией человека (художника), которые становятся «тем полем, па котором противоречиво сосуществуют старое и новое: с одной стороны, громадная традиция культурной истории, идеал как вневременной полюс бытия, с другой, самый свежий опыт истории и непосредственное переживание происходящего...».

Восприятие города с одной стороны индивидуально, с другой - социокультурно определено. П. Бергер и Т. Лукман пишут о создании реальности, которое является индивидуальным процессом в контексте определенного социального бытия. Образ города изменяется в процессе исторического и культурного развития. Исследователи различают античный город (Г. Кнабе), средневековый город (Ж. Дюби, Ж. Ле Гофф), город эпохи Возрождения (Л. Баткин, Э. Гарэп) и т. и.

О. Шпенглер писал: «Силуэт большого города - крыши с трубами, башни и купола на горизонте! Как много говорит уже один взгляд, брошенный на Нюрнберг и Флоренцию, на Дамаск и Москву, па Пекин и Бенарес! Что

можем мы знать о духе античных городов, если нам неведомы их линии на фоне южного неба - на свету полудня, в облачную погоду, поутру, в звездную ночь! Эта череда улиц - прямых или искривленных, широких или узких, дома - низкие и высокие, светлые и темные, своими фасадами, своими лицами выглядывающие во всех западных городах па улицу, а во всех восточных лишенные окон и повернутые к улице спиной. Дух площадей и углов, тупиков и просветов меж домами, водокачек и памятников, церквей, храмов и мечетей, амфитеатра и вокзала, базара и ратуши. А далее - вновь предместья, дома с приусадебными участками и шеренги бараков бедноты посреди мусора и огородов, аристократические и бедные кварталы, Субура в античном Риме и предместье Сен-Жермен в Париже, древние Байи и сегодняшняя Ницца, миниатюрные городские виды Ротенбурга и Брюгге и морс домов Вавилона и Тсночтитлана, Рима и Лондона! У всего этого имеется история; все это есть история. Лишь одно значительное политическое событие - и на лицо города ложатся уже другие складки. Наполеон придал другое выражение Парижу Бурбонов, а Бисмарк - мелкодержавпому Берлину»1.

41

Существуют образы городов, которые выявляют особенности конкретной нации (китайский, индийский город), а также «...аполлонический, фаустовский образы города или опять-таки армянская или сирийская, ионийская или этрусская, немецкая, французская или английская физиономии города. Есть город Фидия, есть город Рембрандта и город Лютера. Эти имена - знаки, так что уже одни названия «Гранада», «Венеция», «Нюрнберг» сразу же вызывают вполне определенный зримый образ, ибо именно в таких городах и возникло все, что создала культура в религии, искусстве и знании»[6] .

Восприятие, переживание и осмысление города человеком связаны, как правило, с неким определенным городским пространством и присущими ему характерными чертами: географическими, архитектурными, национальными и др., которые отличают города друг от друга. В то же время можно говорить об общих чертах, характерных для мегаполиса (С. Сассен, П. Холл, П. Геддес и др.), столичного (А. Веселова и др.) или провинциального города (В. Абашев, Т. Цивьян и др.) - собирательном образе города. Характерная особенность современного мегаполиса, по наблюдению С. Мак-куайра, состоит в том, что «расширению возможностей для свободы и самовыражения личности противостоит усиливающееся ощущение бессмысленности и дезориентации. ...свобода перестройки собственного «я»... имеет свою цену - нарастающее отчуждение и хронический кризис идентичности».

Восприятие города человеком зависит от способа наблюдения и передвижения по городу: пешком, в автомобиле, метро и т. д. Особенности

восприятия накладывают свой отпечаток на взгляд на город в изобразительном искусстве: «изнутри» и «издали». Взгляд «изнутри» застройки или событий и процессов городской жизни предполагает близкое знакомство с городом, участие в его жизни, интерес к деталям. Как правило, это взгляд пешехода (М. де Серто, В. Беньямин и др.). Взгляд «издали» - взгляд стороннего наблюдателя - дает панораму или силуэт города. Создается целостный образ. При движении внутри городского пространства оно либо разделяется па отдельные фрагменты, которые затем смещаются как в калейдоскопе и образуют нечто новое, либо сливается в цельную расплывчатую полосу, не позволяющую возникнуть чувству единения с городом. С. Маккуайр полагает, что «с уровня улицы город словно сливается в... поток, который скорость превращает в чистые кинематографические элементы - свет и движение», а при взгляде на город сверху «с птичьего полета» видна динамичная «схема» современного городского пространства1.

Постижение (восприятие и переживание) городского пространства чс-42 ловеком взаимосвязано с его жизнью. Г. Горнова полагает, что город, как предмет переживания, характеризуется рядом особенностей:

  • - «город превосходит» переживающих его людей «по своим пространственным и временным характеристикам»[7] . Следовательно, можно сделать вывод, что разные образы города (город разных эпох - XIX, XX, начала XXI в.) могут сосуществовать одновременно;
  • - город порождает «пограничные ситуации» - основу для переживаний;
  • - «переживания города» находят свое отражение в искусстве «и могут быть соотнесены с их предметом».

Г. Горнова определяет переживание города человеком через категорию «соразмерность»: «Соразмерность - это соответствие человека городу и города - человеку, адекватность среде своего обитания...». Автор отмечает, что основными результатами переживания человеком города являются «урбанистические идеалы, мифы и метафоры», которые «выражают оттенки смыслового содержания города, отражают тот или иной аспект порождения или присвоения смысла». Выявленные выше особенности восприятия позволяют рассматривать образ города как «совокупность двух подсистем:

визуально-воспринимаемой, существующей в объективной реальности и складывающейся из особенностей вещно-предметной среды и природно-ландшафтных характеристик, и «мифической», бытующей в сознании горожан»1. Н. Анциферов полагал, что наиболее выразительны образы города, где «...мир прошлого не смыт беспощадным потоком времен. Былое просвечивает в нем всюду: в направлении его улиц, в формах его площадей, в силуэтах сто куполов и башен... все накопленное веками слито в нем в едином, целостном облике, который доступен каждому из нас»[8] .

Современные исследователи предпринимают попытки дифференцировать качественные характеристики понятия «образ города». Интерес представляют позиции С. Ляховецкой, рассматривающей «образ города» как ценностную категорию, и Н. Гончаренко, определяющей «образ города» как «художественно обработанную, социально и психологически опосредованную оценку города или его фрагментов на фоне культурного исторического процесса». Ю. Горелова вводит понятие «культурное ядро», которое определяется особенностями архитектурного пространства, планировочной структуры и значимыми «историко-культурными ценностями, находящимися на территории данного города, определяющими» его своеобразие. К таким ценностям автор относит «архитектурные и парковые ансамбли и комплексы», которые определяют «портрет» города. С ней согласна А. Игнатьева, которая полагает, что определяющим в формировании образа города является образ его центра.

43

На формирование образа оказывает влияние статус города. Можно говорить об иерархии образа города: мировой город, столица, большой, средний, малый город. Если в малых городах акцент ставится на сохранении наследуемой от предков традиции, воссоздании национального и местного колорита, то для больших городов характерно стремление к глобализации, заимствованию элементов иных культур. Образ города может переноситься с одного города на другой («Москва - III Рим, а IV не бывать» и т. п.).

Формирование образа города связано с переломными и значимыми для развития города, страны и культуры в целом периодами и событиями. Каждый этап в истории города сопровождается изменением представлений о нем в сознании людей и, соответственно, тем, мотивов изображения. «Иными словами, можно говорить не столько об образе, сколько об эволюционно

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «ОБРАЗ ГОРОДА» складывающейся иерархической образной системе, формируемой при сочетании целенаправленных художественных актов, непреднамеренных действий и их результатов. На каждом этапе развития образной системы города опа представляет собой сложный конгломерат самостоятельных образов и фрагментов, приобретающий художественную целостность не только в нашем сознании (что несомненно и закономерно), но и как объективно складывающаяся пространственная структура»1.

Образ города как «картина мира». В настоящем исследовании используется следующее определение: картина мира - «система интуитивных представлений о реальности», складывающаяся на определенном историческом этапе развития человеческого мышления»2. Важным составляющим элементом картины мира служит мировоззрение человека определенной исторической эпохи. Ученые различают мифологическую, религиозную, философскую, научную картины мира. Понятие «картина мира», по мнению В. Власова, «имеет абстрагированное содержание» поскольку 44 «в одну и ту же историческую эпоху формируется множество таких картин и ни одна из них не является исчерпывающей»3. Соотношение понятия «образ города» с понятием «картина мира» позволяет соединить множество трактовок городского пространства воедино. М. Хайдеггер полагал, что картина мира - это «не простое изображение окружающего, а некая своеобразно и целенаправленно сконструированная система, как бы «второй» мир, построенный человеком для себя и поставленный им между собой и «реальным» миром»4.

По словам Л. Стародубцевой: «В силу того, что в триаде «Я - Город -Мир» понятие «город» занимает срединное положение, образные представления о городе могут легко сжиматься до ничтожной точки, а могут разворачиваться до бесконечности. «Город» при этом оказывается чем-то вроде медиатора, ...это образ-посредник, соединяющий несосдинясмое, связующий крайние абстракции: бесконечно малого ничто и бесконечно огромного все. Такой «град» нематериален. Он духовен и призрачен, как призрачны попытки слияния с Абсолютом, в котором противоположностей не существует»5.

В философских учениях город представлен в различных трактовках: «индивидуальность» (Н. Анциферов); образ жизни (М. Вебер, Г. Зиммель); «город-личность», который «может быть представлен в качестве многоликого человека, который реализует свою судьбу во вполне реальном истори-

’Яргина 3. Н. Эстетика города. М.: Стройиздат, 1990. С. 39.

  • 2 Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. Т. 4: И - К. 2006. С. 375.
  • 3Там же.
  • 4 См. Хайдеггер М. Время и бытие.
  • 5 Стародубцева Л. В. Город как метафора сознания // Урбанизация в формировании социокультурного пространства. М., 1999. С. 73.

ческом времени» (Б. Марков, Г. Уваров)1; «текст» (В. Топоров, Ю. Лотман); дуализм «космос - хаос», «рай - ад» (М. Элиаде) и др. Образ города «...делает видимой иерархическую структуру космоса и уровни мироздания. Город соединяет в себе небо, землю и подземный мир»[9] . В мифах, легендах, сказках и фольклоре отмечается акт возникновения города, необходимый для обоснования его значения. В основе образа города часто лежит архетип (прообраз, изначальная идея), который в изобразительном искусстве воплощается в знаках и символах. В. Топоров исследует архетипы, лежащие в основе городских пространств: мировое древо, гора, река и др. В религиозной философской мысли (Иоанн Богослов, А. Августин, X. Кокс) прослеживается дуализм «Града земного» - «Града небесного», «Города-девы» -«Города-блудницы» и их отражение в структуре реального города. С. Гурии выделяет «в постоянно изменяющейся и растущей структуре города... особые точки, аномалии, сакральные территории (центр), промежуточные территории (промзона), табуированные пространства (кладбища, тюрьмы) и запретные зоны (секретные заводы). В городе есть особые места, где опас- 45 но находиться (свалка, пустырь)... Город задает особые формы существования, специфическую топологию пространства. Он все превращает в матрицы и сети»: дороги, каналы, метро, интернет и др/

Понятие «текст города» имеет литературное происхождение, «прогулка по тексту города» - способ постижения городского пространства В. Беньямином, М. де Серто. В эссе «Париж, столица XIX столетия» В. Беньямин наблюдает амбивалентность жизни повседневного города отчужденно -взглядом «фланера». В книге «Берлинское детство на рубеже веков» автор представляет городское пространство в виде карты, на которой отмечает Schauplatze - места, связанные с детством. В. Беньямин вводит «понятие транзитивности для описания города как места для импровизаций и смешений, которые возможны из-за того, что город пронизан насквозь прошлым, а также подвержен различным воздействиям пространства». Транзитивность - то, что «позволяет городу постоянно формировать и изменять свой облик», пространственная и временная открытость города. М. де Серто полагает, что, поднявшись на башню Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, можно увидеть город «по-настоящему», прочитать его как книгу.

Но взгляд «а vol d’oiseau» на городское пространство отличается от действительности повседневного города. М. де Серто сравнивает пешеходное движение с речью. Он отмечает, что «...ходьба - это не просто путешествие, но в некотором смысле изгнание, опа творит корпус новых легенд, ...пешеход способен блуждать, менять маршрут, импровизировать, благодаря чему одни точки в пространстве существуют всегда, а другие оказываются заброшенными». «Идти - значит быть лишенным места. Это бесконечный процесс отсутствования и поиска собственного места»'. Э. Амин и Н. Трифт рассматривают пространство повседневного города как место, где пересекаются «многообразные ритмы» и «отпечатки следов прошлого»[10] .

Н. Анциферов полагал, что историческое прошлое города воплощается в его архитектуре, «...открывающей перспективы во все просторы пространств и времен. Но все эти образы, сопоставленные вместо, создают родовую идею города единого по своей сущности, многоликого в своих воплощениях». Американский философ, историк Л. Мамфорд отмечал, что 46 главной задачей города является передача историко-культурного наследия последующим поколениям.

В конце XX - начале XXI столетий ритм жизни города стал более динамичным, его рост происходит как по вертикали (небоскребы), так и по горизонтали (за счет экспансии прилегающих территорий). Город и природное окружение нс образуют единое целое, а противоречат друг другу. Пространство и границы города становятся нечеткими, размытыми, город распадается на отдельные фрагменты. «Город разгружает мысль и перегружает зрение: становится меньше мест интеллектуального общения и больше витрин, рекламы, зрелищ», полагает Г. Туркина. «Самой поражающей характерной чертой современного города является, конечно, нагромождение, изобилие предметов», - считал Ж. Бодрийяр.

В связи с вышесказанным нужно отмстить не только одновременное сосуществование образов города различных эпох, по и их трансформацию в процессе исторического и культурного развития.

Образ города как «Место». Образ города (места) в современных гуманитарных исследованиях городского пространства рассматривается как проявление духовной сущности материального пространства города, как выражение связи человека и города. Можно утверждать, что город состоит из объективной и множества субъективных реальностей: «Пространство города, с одной стороны, является физическим и включает здания, улицы, пло

щади, а с другой - символическим, т. е. таким, разметка которого осуществляется в сознании и видима лишь тому, кто воспринимает скрытую и зашифрованную моральную, сакральную, политическую и т. п. топографию»'. Традиционно представления о городе развивались как о месте, имеющем не только реальную (объективно существующую) составляющую, но и идеальную (существующую в сознании людей) в рамках категорий «образ города» и «дух места». Такой подход связан с трудами О. Шпенглера[11] , П. Муратова, В. Ли, Н. Анциферова, П. Вайля и др.

О. Шпенглер писал: «...уж подлинно чудо из чудес, ...рождение души города», которое «...навсегда останется для нас тайной, она внезапно выделяется из общей душевности своей культуры. Пробудившись, она выстраивает себе зримое тело. Из стоящих друг подле друга деревенских усадеб, у каждой из которых - своя собственная история, возникает единое целое. И это целое живет, дышит, растет, обретает облик, внутреннюю форму и историю. Начиная с этого момента не только отдельный дом, собор или дворец, но также и образ самого города представляет собой предметное единство языка форм и истории стиля, которое присутствует во всем жизненном течении культуры». «По что прежде всего обладает историей, так это «лицо» города, «выражение» этого лица, а его «мимика» представляет собой едва ли не всю историю души самой культуры».

47

П. Вайль полагал, что «связь человека с местом его обитания - загадочна, но очевидна. Или так: несомненна, но таинственна. Ведает сю известный древним genius loci, гений места, связывающий интеллектуальные, духовные, эмоциональные явления с их материальной средой. Для человека нового времени главные точки приложения и проявления культурных сил -города. Их облик определяется гением места, и представление об этом сугубо субъективно. Субъективность многослойная: скажем, Нью-Йорк Т. Драйзера и Нью-Йорк О. Генри - города хоть и одной эпохи, однако не только разные, но и для каждого - особые». «На линиях органического пересечения художника с местом его жизни и творчества возникает новая, неведомая прежде, реальность, которая не проходит ни по ведомству искусства, ни по ведомству географии».

Работы Н. Анциферова заложили основу изучения «души города», под которой он понимал «исторически сложившееся единство всех элементов» (рельефа, связи с водой, архитектурного пространства, быта горожан)

и выявил направления изучения города - его психологию, физиологию и анатомию. Н. Анциферов полагал, что «для понимания души города мало своих личных впечатлений... Необходимо воспользоваться опытом других, живших и до нас, знавших город в прошлом... Отражение города в душах наших художников... не случайно, здесь нет творческого произвола ярко выраженных индивидуальностей. За всеми этими впечатлениями чувствуется определенная последовательность, можно сказать, закономерность»1. Автор отмечал, что только художник может передать образ города, «ибо ему наиболее доступно целостное виденье города, которое может привести к уяснению его идеи. Художник-мыслитель может найти логос города и передать его в художественной форме»2. Образ города соединяет в себе все особенности конкретного места.

По мнению норвежского архитектора, историка и теоретика искусства К. Норберг-Шульца, дух (образ) места сохраняет и выражает его значение в системе культурных ценностей, воздействует на мировоззрение чслове-48 ка3. «Дух (образ) места» может быть рассмотрен как метод исследования городского пространства. Образ места является проявлением духовной (ирреальной, метафизической) составляющей (сущности) архитектурного объекта и пространства города, выражением диалектической связи города (места) и человека. «В Нью-Йорке, - писал К. Лсви-Строс, - было магическое место, где назначалось свидание со снами детства; где пели и разговаривали вековые стволы; где непостижимые предметы поджидали посетителя с тревожной неподвижностью лиц; где животные с более чем человеческой приветливостью складывали свои маленькие лапки, моля, как о привилегии, построить избраннику дворец бобра, служить ему проводником в царство тюленей либо в мистическом поцелуе преподать ему язык лягушки или зимородка...»1 М. де Ссрто отмечал, что «места - это фрагментарные и замкнутые на себе истории; документы прошлого,., сжатое время - его можно развернуть, но, подобно историям, оно хранится в запасе, в зашифрованном виде»5.

О. Севан в статье, посвященной международному научному симпозиуму «Дух места: между материальным и нематериальным наследием»6, отмечает, что дух места предполагает «множественный и динамичный характер, способность обладать многозначностью, меняться во времени и принадлежать разным социальным группам»7. Анализируя труды Д. Миллера

’Анциферов II. II. Душа Петербурга. С. 24.

  • 2Там же. С. 37.
  • 3 Норберг-Шульц К. Жизнь имеет место // Изв. вузов. Архитектои. 1995. № 1/2. С. 27-30.
  • 4Лсви-Строс К. Путь масок. М.: Республика, 2000. С. 20.
  • 5Ссрто М. де. По городу пешком // Communitas = Сообщество. 2005. № 2. С. 80-87.
  • 6Состоялся в конце 2008 г. в рамках 16-й Генеральной Ассамблеи ИКОМОС (1COMOS) Международного комитета по памятникам и историческим местам в г. Квебек (Канада).
  • 7Севан О. Г. Дух места: между материальным и нематериальным наследием [Электронный ресурс] // Культура Архангельской области. Режим доступа: http://www.culture29.ru/ Upload/mcdialibrarv/2c2/2c256adc999d4d7d072c9aa9a8158cle.pdf. Дата доступа: 12.03.2015. и К. Тили, автор приходит к выводу, что представление человека об архитектурном (материальном) объекте (месте, наследии) формируется в процессе его создания, в результате взаимодействия идеи и сс воплощения в материальной форме, а также в процессе использования материального объекта1. Скульптор и архитектор К. Дэй в книге «Места, где обитает душа: архитектура и среда как лечебное средство» рассуждает о том «как архитектура воздействует на человека и на облик Места, как подойти к проектированию и строительству, чтобы нести в жизнь скорее здоровье, чем болезнь»[12] .

В результате проведенного анализа можно утверждать, что на сегодняшний день нс существует четко обозначенной точки зрения на суть понятия «образ города». Исследование соединяет анализ многообразия трактовок образа города учеными ряда гуманитарных дисциплин, особенности его субъективного воплощения белорусскими художниками. В работе предпринята попытка все разрозненные интерпретации свести в единую картину и показать, как объективные законы существования и развития города и его субъективное восприятие преломляются в творчестве конкретных художников. Сопоставленные вместе, все субъективные трактовки городского пространства позволяют создать целостное представление о городе в процессе его исторического и культурного развития.

49

Образ города:реальный, ирреальный, виртуальный. Выше было показано, что в архитектурной и искусствоведческой науке сложилась традиция рассматривать архитектурное пространство (а нередко и отдельный объект) как совокупность материальной и духовной составляющих. Этот дуализм, отражающий амбивалентность городского пространства, воплотился в категориях genius loci и «душа города» и определяется с позиций восприятия и переживания его человеком. Образ города выражает специфику мышления, особенности восприятия архитектурного пространства человеком и/или социальной группой, культурные традиции и ценности, модели поведения, доминирующие в определенной местности. Постижение городского пространства человеком посредством «образа» связано с ментальностью и национальным характером. Одним из видов выражения в материальной форме переживания города является изобразительное искусство.

Образ рождается вместе с городом и изменяется вместе с ним. Французский философ-постмодернист Ж. Бодрийяр в работе «Симулякры и симуляция» выделил основные этапы эволюции образа: на начальном этапе своего развития образ является зеркалом, отражающим «фундаментальную реальность». Затем зеркало искривляется, и образ «искажает фундаментальную реальность», на третьем этапе - маскирует ее отсутствие и, наконец, превращается в «симулякр», который «вообще не имеет отношения

50

к какой бы то ни было реальности»1. «В первом случае1 образ - доброкачественное! отображение: репрезентация! имеет сакраментальный характер. Во втором - злокаче-1 ственное: вредоносный характер. В третьем случае он лишь создает вид отображе-| ния: характер чародейства., В четвертом речь идет уже не об отображении чсго-ли-бо, а о симуляции»[13] . В связи с вышесказанным можно выделить три направления в интерпретации городского пространства в изобразительном искусстве XX - начала XXI века: образ города реальный, ирреальный, виртуальный.

Реальный город. Образ города является зеркалом, отражающим объективную реальность и выражающим художественную, культурную, этноэстстичсскую, СО-

c. Герус.

Минск. Площадь Победы.

1960 г. Бумага, 45,3 х 60,8.

Национальный художественный музей Республики Беларусь

В. Морозов.

Замковая улица. Гродно.

1948 г. Бумага, акварель, 40 х 52,5.

Национальный художественный музей Республики Беларусь

циальную сущность архитектурного пространства города. Здесь преобладает архитектурный мотив - «портрет» города. «Парадный портрет», как правило, выражает общепринятые идеологические установки, отражает определенные стороны социальной жизни города в соответствующем ракурсе. Объектами изображения становятся знаковые городские объекты, панорамы и перспективы центральных улиц города. Личностное отношение художника к городу, отражение «духа места» выражается в «камерном портрете» фрагментов городской среды.

«Портрет» города предполагает изображение современных художнику городских пространств

со всеми особенностями их повседневной жизни. В композиции картин присутствует четкое перспективное построение, характерна документальность и точность в трактовке городской действительности.

Ирреальный город. Реальность множественна, «...роль фактора, определяющего единственную осуществившуюся реальность, отводится наблюдателю. В его отсутствие все варианты события являются возможными и, как бы существующими одновременно...»1. Образ города может быть нс связанным с действи

тельностью - ирреальным - город-воспоминание, сновидение, фантазия, город, в котором отражается «...опыт детства - быть другим (по отношению к месту) и идти к другому»[14] . Это пс точная передача городского пространства, а выражение его скрытого значения, которое выступает на первый план. Как отмечал М. де Серто, «в местах-палимпсестах человеческая субъективность всегда связана с отсутствием, которое структурирует ее как существование и делает ее «здесь-бытием».

51

Пространство города, которое включает обыкновенные предметы - перила и ограждения лестничных маршей, водосточные трубы, окна и двери домов - в трактовке В. Ковалей чиковой приобретает ирреальное значение. По словам О. Шпенглера, «речь... не о том, что есть мир, а о том, что он значит для живущего в нем существа». Городские пространства, которые связаны с событиями жизни человека, порождают чувство причастности судьбе города. На полотне «Flying Childhood» («Летающее детство», 2009) В. Коваленчиковой из городского двора открывается путь во все пространства и времена: стены домов сужаются, образуя ущелье, в конце

Ю. Пэн.

Улица в Витебске.

1890-1900гг. Холст, масло, 42 х 41. Витебский областной краеведческий музей

52

которого виден портал с завесой из! густого белого тумана. Очертания карнизов крыш на фоне серого неба, вход в подворотню, трещины в стенах домов, выступающие перекрытия балконов, решетки темных окон создают образ города, отчужденного от человека. Временной разрыв в простран-1 ственной структуре города создает! светлая вертикаль неба, контур портала и их отражения в темной луже двора. Перспективное построение холста, расположение яркого мяча на переднем плане и фигуры бегущего ребенка на дальнем создают движение, направленное вглубь картины. Выбор низкой точки зрения, использование! гаммы черных, серых, белых тонові подчеркивают замкнутость пространства двора.

Архитектурное пространство реального города является основой для создания иллюзии, мифа, сказки, «за-зеркальпого» пространства, фантасмагории, абсурда. Субъективное переживание города художником преображает реальные городские фрагменты: башни, храмы, ворота, мосты и т. д., и придает им содержание, отличное от действительности. Город и его фрагменты приобретают некий метафорический смысл и интерпретируются ху-

В. Коваленчикова.

Flying Childhood. 2009 г. Холст, масло, 200 х 120.

Художественная галерея «УК», Амстердам

дожниками одновременно как прошлое-настоящес-будущес.

В картине «Мост над Свислочью» Д. Барсуков создаст впечатление «нематериальное™» реального пространства города за счет использования отражения. Художник полагает, что «очень важно увидеть, как движутся опоры моста и их отражения...» в водной глади реки, образуя единое целое - фронтальную стену, которая соединяет две части арочного проема - вход-выход в Вечность - неподвижное пространство-время, где нет различия между прошлым-настоящим-будущим. Статичная симметричная композиция холста, неподвижный силуэт человека в лодке, спокойная поверхность реки, бесконечный ритм пятен света создают ощущение покоя с одной стороны и движения с другой.

Ю. Лотман и 3. Минц отмечали, что в культуре XX столетия мифом может стать нс только исключительное явление в жизни города, но и повседневность1. Город в трактовке Н. Ра-зуменко наполнен множеством различ

ных предметов, которые подчеркивают повседневное течение городской жизни. Силуэт Верхнего города с размытыми контурами зданий, расположенными в произвольном порядке, - всего лишь отражение реального городского пространства Минска, его тень. Восприятие города человеком происходит во времени - оно дискретно и состоит из отдельных мгновений. Пло

53

скость холста разделена на несколько статичных композиций, взаимосвязанных между собой, каждая из которых отражает определенный момент воспоминания о городе. Художница использует прием, о котором П. Флоренский писал: «...время вводится в произведение приемом кинематографическим, т. е. расчленением его на отдельные моменты покоя»[15] .

Д. Барсуков. Мост над Свислочью. 2007 г. Холст, масло, 60 х 70. Картинная галерея «Artnoze.ru»

Н. Разуменко. Рождество. Бумага, планшет, смешанная техника, акриловый лак, 60 х 45. Галерея ремесел «Славутасць», Минск

В картине «На стыке эпох» В. Сиорский создает ощущение зыбкости и нестабильности, изменчивости городского пространства за счет нечетких контуров зданий, применения полутонов. Художник использует контраст двух планов: дальнего - целостного светлого пространства города небоскребов

и ближнего - деструктивного городского пространства со множеством арок, балконов, скатных крыш. Эти две части - старого и нового города -соединяет и разделяет расположенный фронтально мост.

54

Ирреальный образ города создается художниками за счет включения в изобразительное пространство дождя, тумана, поверхности реки и т. д., использования игры света и теней,! Тф С МСТИТсутотсг~отр7гжстгтгп^ турпых фрагментов. В композиции картины художники, сохраняя внешние приметы жизни современного города, создают невозможные в действительности взаимосвязи между городскими фрагментами. В трактовке художников город может быть как главным действующим лицом, так и фоном происходящих событий.

«Виртуальный» город. В настоящее время происходят глубокие изменения переживания связи человека и городского пространства-времени. Стремительное развитие пауки, информационных технологий, медиа, динамика жизни современного города привели к трансформации ощущения человеком действительности - возникновению виртуальной реальности. Специфическая особенность современного искусства состоит в том, что нередко оно нс только является формой отражения действительности, но становится способом осознанного моделирования условной реальности. Создается виртуальный (возможный) образ города, который, по мнению Г. Туркиной, представляет собой «совокупность всех символических форм и кодов, чувств, ощущений» человека и «влияющий на динамику и развитие реального города». «Виртуальная ре-

В. Спорский.

На стыке эпох.

Холст, масло, 60 х 80.

Торгово-выставочная галерея «Крыга»,

Гродно

1

55

альность любого города определяется его метафи-зикой», - полагает автор’.

Виртуальный образ города - целостная и завершенная модель пространства, имитирующая подлинную городскую действительность, созданная на основе логической взаимосвязи знаков и символов, где все элементы, организующие это пространство, равнозначны и выражают общий смысл. Виртуальный образ города характеризуется метафизическим синтезом научного знания о действительном городском пространстве, его исторической и культурной памяти и игры воображения художника. Виртуальное пространство-время города имеет иные законы существования и парадигмы причинно-следственных связей, ему свойственны многовариантность и интертекстуальность (смысловая многомерность).

В графике П. Татарникова «Гародня 1601» представлена одна из иных (возможных) форм бытия пространства-времени города Гродно. Виртуальное пространство средневекового города XVI столетия в трактовке художника отражает характерные его черты - отсутствие крепостной стены, въездных ворот и сторожевых башен. Оборонительные степы ограждают только каменный замок, а ткань жилой застройки составляет гармоничное единство с равниной, холмами и руслом реки. Эффект проницае-

П. Татарников.

Гародня 1601. 2000-е гг. Бумага, смешанная техника. Сайт художника П. Татарникова

мости границ пространства города создается за счет подробной проработки деталей: опор моста, соломенных крыш и деревянных стен городских домов,, черепичной кровли и каменной кладки замка и т. д. Панорама выстроена ярусами с акцентом на высотных доминантах, что сочетается с планировочной структурой города, про-1

56

странственной композици ей и многоплановостью природного ландшафта Построение средневекового городского простран ства отражает социальные отношения того времени и является основой исторической и культурной памяти. Л. Мамфорд в книге «Город в истории» отмечал, что город «можно определить как структуру, специально оборудованную для хранения и передачи благ цивилизации, достаточно уплотненную, чтобы обеспечить максимальный набор объектов на минимальном пространстве, но способную и к структурному увеличению...»[16].

В. Швайба.

Вечная ладья.

  • 2000-е гг. Бумага, тушь, перо, рапи'дограф,
  • 60 х 86. Сайт художников В. Швайбы и Т Дементьевой

В графике В. Швайбы «Вечная ладья» виртуальное пространство-время фрактального города, который никогда нс может быть закончен, заполнено множеством единообразных призм-зданий, расчлененных прямоугольниками окон. Движение «Ладьи вечности», плывущей по волнам бесконечного города, создает динамический хаос и, с одной стороны, выглядит случайным вмешательством в упорядоченное существование городского пространства, а с другой стороны, ритм этого движения подчинен законам детерминизма. Древний миф Египта о «Ладье вечности» («Ладье миллионов лет»), на которой совершает свой путь бог солнца Ра - понимание цикличности мироздания - получает развитие в современности. Поверхность корабля испещрена множеством различных по форме и размеру арочных проемов-порталов, что позволяет создать

эффект одновременной проницаемости и непроницаемости границ городского пространства-времени. Для виртуального образа города в изобразительном искусстве характерно присутствие символов, архетипов.

57

Мифологема «город-лабиринт» имеет древнюю традицию, но ее интерпретация изменяется с течением времени. В лабиринте городских пространств, созданных Н. Климович, В. Товстиком понятия «внутреннее -внешнее», «близкое - далекое» приобретают новую трактовку. Присутствие арок, лестниц, уходящих в перспективу анфилад и т. д. создает пространство неоднородное, изменчивое, дискретное и предполагает поиск и выбор пути из множества возможных. Лабиринт старого города, созданный из архитектурных фрагментов разных эпох, - это пространство идентичности города и человека. Человек, входящий в городской лабиринт и выходящий из него, - две разные личности.

Дуализм внутреннего и внеш

него пространств, земли и неба воплотился в работе В. Ковалснчиковой «Misccrc Caelum as Terras». Идея вечного движения прослеживается в построении композиции триптиха - использовании центральной перспективы с низкой и высокой линией горизонта соответственно в левом и правом холстах. Левое полотно - это взгляд изнутри двора-колодца в бескрайнее небо, правое - взгляд внутрь глухого замкнутого пространства двора с лужами на асфальте, в которых отражается серое небо. Центральное узкое полотно - статичный фрагмент кирпичной кладки стены с обвалившейся штукатуркой,

Н. Климович.

Городской лабиринт 1.

2000-е гг. Торгововыставочная галерея «Крыга», Гродно

В. Товстик.

Signs of a past age.

1998 г. Холст, масло, 47,24 х 47,24. Музей современного русского искусства, Джерси-Сити, Нью-Джерси. Коллекция В. Жильцова

58

который является композиционной осью триптиха и символической границей двух разных городских пространств, существующих одновременно и в одном месте. Все части композиции картины объединяют светлые пятна рваных перистых облаков, которые отражают связь пространства-времени города. Использование эффекта «монтажа» отражает взгляд человека на город с нескольких точек зрения.

Создание «виртуального» образа города предполагает логическую соподчиненность фрагментов «городской мозаики», условность и призрачность границ пространства.

* * *

В. Коваленчикова. Триптих «Miscere Caelum as Terras (lat., Titus Livius)». 2009 г. Холст, смешанная техника, 130 x 230.

Художественная галерея «УК», Амстердам

В исследовании используется комплексный подход, который позволяет рассматривать город во всем многообразии его проявлений - как сложный социальный, пространственный, художественный, культурный и исторический феномен, а также выявить содержание образа города в произведениях белорусской живописи и графики в контексте изменений в мировоззрении эпохи. В результате проведенного анализа литературных источников, посвященных феномену города как объекту исследования изобразительного искусства, философии искусства, культурологии, теории и истории архитектуры и градостроительства было установлено следующее.

  • 1. В настоящее время нет однозначной точки зрения на сущность понятия «образ города», каждая из гуманитарных наук раскрывает определенный его аспект, а целостное представление о нем формируется вследствие соединения многообразия трактовок научных дисциплин и художественного осмысления городского пространства.
  • 2. Исследования, затрагивающие тему города в белорусском изобразительном искусстве, лежат в рамках искусствоведческого анализа пейзажа вне связи с архитектурными, социальными, историческими и другими аспектами развития города. Вне поля зрения исследователей остались вопросы эволюции образа города в изобразительном искусстве.
  • 59
  • 3. Образ города в современных исследованиях гуманитарных наук трактуется в широком диапазоне: как «гений места», картина мира, символ и т. д.
  • 4. Постижение городского пространства человеком с одной стороны индивидуально, с другой - социокультурно определено. Следовательно, сосуществуют многочисленные интерпретации образа города определенной исторической эпохи, происходит их изменение в процессе исторического и культурного развития. Эволюция образа города в архитектуре, изобразительном искусстве, философии, социологии и др. нс только отражает динамику мировоззренческих концепций XX - начала XXI века, но и сохраняет черты, присущие городу прошлых эпох.
  • 5. Трансформации городского пространства следуют в русле изменения картины мира, следовательно, выделены три направления в интерпретации города в изобразительном искусстве: реальный (отражающий объективную реальность - «портрет» города): ирреальный (нс точная передача городского пространства, а выражение его нематериальной сущности); виртуальный город (способ осознанного формирования условной реальности).

  • [1] 2 Вирт Л. Избранные работы по социологии. М.: ИНИОН, 2005. С. 93-94. 3 Mumford L. What is a City // The City Reader. 5th ed. London and New York : Routledge, 2011. P. 91-95.
  • [2] Иконников А. В. Искусство, среда, время: эстетическая организация городской среды. М.: Совет, художник, 1985. С. 5. 2 Философский энциклопедический словарь. М.: Сов. энцикл., 1983. С. 445-446. 3 Краткий психологический словарь. 2-е изд., расш., испр. и доп. Ростов н/Д : Феникс, 1998. С. 227. 4 Майер Н. Я. Психологические механизмы формирования зрительного образа |Электронный ресурс]: авторсф. дис.... канд. психол. наук // Disscrcat.com. Режим доступа: http:// www.disscrcat.com/content/psikhologicheskie-mekhanizmy-formirovaniya-zritclnogo-obraza. Дата доступа: 19.09.2013.
  • [3] 2 Линч К. Образ города. М.: Стройиздат, 1982. 328 с. 3 Дильтей В. Сущность философии. М.: Интрада, 2001. С. 66. 4 Василюк Ф. Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. М.: Изд-во Моск, ун-та, 1984. 203 с.
  • [4] Василюк Ф. Е. Структура образа // Вопр. психологии. 1993. № 5. С. 8. 2 Гадамер Г. Г. Истина и метод: основы философской герменевтики. М.: Прогресс, 1988. С. 104. 3 Там же. 4 Салеев В. Л. Аксиологические основания национальной художественной культуры : автореф. дис.... д-ра филос. наук. М., 1991.43 с. 5 Арнхейм Р. Искусство и визуальное восприятие. М.: Прогресс, 1974. С. И. 6 Хальбвакс М. Социальные рамки памяти. М.: Новое изд-во : А. Курил кип, 2007. 348 с. 7 Варбург А. Великое переселение образов: исследование по истории и психологии возрождения античности. СПб.: Азбука-классика, 2008. 381 с. 8 * Бергсон А. Творческая эволюция. Материя и память. Минск : Харвест, 1999. С. 486. 9 Там же. С. 487. 10 Хальбвакс М. Социальные рамки памяти. С. 30. 11 Там же.
  • [5] Франция-память: сборник / II. Нора [и др.]. СПб.: Изд-во С.-Пстерб. ун-та, 1999. С. 17. 2 Савельева И. М., Полетаев А. В. «Историческая память»: к вопросу трактовки понятия // Феномен прошлого : сб. ст. М., 2005. С. 170-220 ; Их же. Обыденные представления о прошлом: теоретические подходы // Диалоги со временем: память о прошлом в контексте истории /Л. П. Репина |и др.]. М., 2008. С. 50 76. 3 Репина Л. П. Культурная память и проблемы историоописания: историографические заметки |Электронный ресурс]. М.: Гос. ун-т - Высш. шк. экономики, 2003. (Препринт/ Гос. ун-т - Высш. шк. экономики ; WP6/2003/07). Режим доступа: https://www.hsc.ru/data/2010/ 05/05/1216435442/WP6 2003 07.pdf. Дата доступа: 22.02.2014. 4 ‘Алексеева В. Л. Образ города в культурном сознании [Электронный ресурс] // Упив, площадь. 2010. № 3. Режим доступа: http://pus.vsu.ru/pdf/2010/2010-01-27.pdf. Дата доступа: 09.09.2014. 5 Кожар II. В. Архитектурная теория эпохи романтизма в Германии и развитие западноевропейского зодчества конца XVIII - первой половины XIX в. Минск : Парадокс : Армита -Маркетинг - Менеджмент, 2000. С. 9. 6 Бергер II., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: трактат по социологии знания. М.: Медиум [и др.]. 1995.323 с.
  • [6] См.: Шпенглер О. Закат Европы. 2 Там же. 3 ‘Маккуайр С. Медийный город. С. 193 194.
  • [7] Маккуайр С. Медийный город. С. 195. 2 Горнова Г. В. Феномен города в духовном мире человека: автореф. дис.... канд. философ, наук. Омск, 2005. С. 15. 3 Там же. 4 Там же. 5 Переживание города «есть особая бытийная форма жизненного и культурного освоения и присвоения города, в которой осуществляется процесс перехода в субъективный внутренний мир человека объективированных форм проявления сущности города» (Горнова Г. В. Переживание города |Электронный ресурс) // Вести. Омск. гос. пед. ун-та. Выи. 2006. Режим доступа: http://www.omsk.edu/article/vestnik-omgpu-8.pdf. Дата доступа: 15.01.2014). 6 Горнова Г. В. Феномен города в духовном мире человека. С. 15. 7 Там же. С. 16.
  • [8] Горелова IO. Р. Образ города. С. 354. 2 Анциферов И. II. Пути изучения города как социального организма. С. 9. 3 Ляховсцкая С. С. Социокультурные ценности городского центра : автореф. дис.... канд. архитектуры. Екатеринбург, 2001. 23 с. 4 Гончаренко Н. М. Город в художественных практиках Западной Европы и США 1970-х -2000-х годов [Электронный ресурс]: автореф. дис.... канд. искуствоведсния // Dissercat.com. Режим доступа: http://www.clisscrcat.com/coiitcnt/gorocl-v-khudozhcstveniiykh-praktikakh-za-padnoi-evropy-i-ssha-1970-kh-2000-kh-gg. Дата доступа: 14.02.2014. 5 Горелова К). Р. Образ города. С. 354. 6 Игнатьева И. А. Развитие образа исторического города : автореф. дис. ... канд. архитектуры. Новосибирск, 2000. 26 с.
  • [9] Уваров М. С. Поэтика Петербурга. С. 12. 2 Гурин С. П. Образ города в культуре: метафизические и мистические аспекты [Электронный ресурс] // Саратовский областной музей краеведения. Режим доступа: http://www. comk.ru/HTML/gurin doc.htm. Дата доступа: 22.12.2014. 3 См. Топоров В. Н. Миф. Ритуал. Символ. 4 См. Гурин С. П. Образ города в культуре. 5 См. Беньямин В. Париж - столица XIX столетия. 6 Беньямин В. Берлинское детство на рубеже веков. М. ; Екатеринбург : Ад Маргинсм Пресс, 2012. 144 с. 7 Цит. по: Амин Э., Трифт Н. Внятность повседневного города [Электронный ресурс] // Логос. 2002. № 3/4. Режим доступа: http://magazincs.russ.rU/logos/2002/3/amin.html. Дата доступа: 22.11.2014.
  • [10] Серто М. де. По городу пешком // Communitas = Сообщество. 2005. № 2. С. 80-87. 2 Амин Э., Трифт Н. Внятность повседневного города. 3 Анциферов Н. II. Пути изучения города как социального организма. С. 130. 4 Mumford L. The culture of cities. P. 21 29. 5 Туркина В. Г. Город как виртуальный феномен // Науч, ведомости Белгор. гос. ун-та. Сер.: Философия. Социология. Право. 2009. № 10. С. 58. 6 Бодрийяр Ж. Общество потребления: его мифы и структуры. М.: Культур, революция : Республика, 2006. С. 5.
  • [11] Марков Б. В. Храм и рынок. Человек в пространстве культуры. СПб. : Алетейя, 1999. С. 155. 2 См. Шпенглер О. Закат Европы. 3 См. Муратов П. П. Образы Италии. Т. 2. 4 См. Ли В. Италия. 5 Вайль II. Гений места. 6 Шпенглер О. Закат Европы. С. 92. 7 Там же. С. 94. 8 Вайль П. Гений места. 9 Там же. 10 Анциферов И. П. Пути изучения города как социального организма. С. 26.
  • [12] Севан О. Г Дух места. 2 Дэй К. Места, где обитает душа: архитектура и среда как лечебное средство. М.: Ладья, 2000. С. 8.
  • [13] Бодрийяр Ж. Симулякры и симуляция. 2 Там же.
  • [14] Костерин А. М. Проблемы объективности в многомирии [Электронный ресурс]. С. 4. Режим доступа: http://www.ever-ettica.org/art/Kal40208.pdf. Дата доступа: 11.06.2015. 2 Серто М. де. По городу пешком. С. 80-87. 3 Там же. 4 См.: Шпенглер О. Закат Европы.
  • [15] Лотман Ю. М., Минц 3. Г. Литература и мифология // Труды по знаковым системам. Тарту, 1981. Вып. 546. С. 52. 2 Флоренский II. А. Анализ пространственности и времени... С. 121.
  • [16] Цит. по: Маккуайр С. Медийный город. С. 44.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >