Буддийская иконография провинциальных храмов (о. Сикоку) 371 Каменная скульптура и наскальные изображения

Большим иконографическим разнообразием отличаются скульптуры, представленные в алтарных композициях 88 храмов о. Сикоку, где сравнительно на небольшой территории сосредоточено много святынь. Здесь проходит одно из самых старых и популярных паломничеств (Сикоку хатидзюхати касё мэгури) с целью почитания Кукай, стоявшего у истоков его возникновения1. Подавляющее большинство храмов, основанных Кукай, относится к буддийской школе Сингон, только несколько к Тэндай, Дзэн, Дзёдо и Дзи, а основными объектами поклонения являются Будда Шакьямуни, будды Амида, Дайнити, Якуси, бодхисаттвы Каннон, Дзидзо, Мондзю, Кокудзо, Мироку, Светлый царь Фудо мёо и другие божества.

Многообразие изображения исторического Будды Шакьямуни представлено в четырех храмах Сикоку. Подобный иконографический образ характерен для большинства буддийских божеств, принявших дальневосточный облик в результате его наделения национальными этническими чертами. Тип Будды, который по сложившемуся канону вобрал континентальные и локальные признаки, отличается самоуглубленностью и спокойной созерцательностью. Открытая ладонь поднятой правой руки, согнутой в локте, с пальцами, указующими наверх, изображает мудру сэмуиин - дарование бесстрашия и одновременно безопасности. В первом храме есть и стоящая скульптура Будды в детском возрасте - Тандзё Сякабуцу, правая рука которого согнута в локте и ладонью едва не касается головы, левая опущена вдоль тела. На нем только запашная юбка мо в продольную складку, закрывающая низ; торс оголен. Несмотря на юный возраст, Будда уже отмечен теменной

371

Шакьямуни, 73 храм Сикоку Сюссякадзи

Будда Шакьямуни в детском возрасте, 1-й храм Рёдзэндзи

Рождение Будды из рукава

Майи (вверху)

Юный Будда, 47,3 см, 752 г., храм Тодайдзи, Нара (внизу)

выпуклостью мудрости никукэй. Он помещен на конусообразную высокую чашу, поставленную на пьедестал, напоминающий деревянную табуретку с резными ножками. Традиционно Тандзё Сякабуцу, как указывалось выше, изображается с высоко поднятой прямой правой рукой, стоит на лотосовом пьедестале, помещенном в бронзовый тазик. Канон изображения описан в сутре «Сутра о карме будущего и настоящего» («Како гэндзай инга кё»). По легенде, родившись, будущий Будда сделал семь шагов (по другой версии -три шага) в каждом из четырех направлений, правой рукой указал на небеса, левой на землю2. В день рождения Будды 8 апреля (камбуцуэ, буссёэ, рюгээ или ханамацури ) эта детская скульптура становится основным объектом поклонения. Раньше фигурки поливали ароматной водой, поэтому Будда стоит в чаше, сейчас сладким чаем аматя. Лучшим изображением юного Будды признается бронзовая скульптура высотой 47,3 см, выполнен-

Шакъямуни, 3-й храм Консэндзи

Вхождение Будды в нирвану, 9-й храм Хориндзи

ная около 752 г. для храма Тодайдзи. Его поза соответствует вышеописанному канону. В отличие от юного Будды из храма Рёдзэндзи, скульптор эпохи Нара наделил своего героя более внушительной, совсем не детской фигурой, крепкой грудной клеткой и сильным прессом. Различается и направление складок на юбке. Бронзовый тазик, украшенный выгравированным растительным и звериным орнаментом, тоже представляет собой высокую художественную ценность.

Будда Шакьямуни из храма Консэндзи изображен в классической позе проповедника, пальцы рук которого сложены в «печати» (сэмуиин - правая и ёганъин, или сэганъин - левая). У данной скульптуры правая рука слегка приподнята, ладонь обращена наружу, пальцы прямые. Этот жест, иначе мудра бесстрашия, также считается мудрой благословения или утешения. Мудра символизирует внутреннюю силу Будды, защитника Учения и всего

живого. Он призывает отринуть страх, преодолеть сомнения и внутренние противоречия. Левая рука ладонью вверх покоится на колене и символизирует также милосердие по отношению ко всем существам. Будда изображен в соответствии с каноном, как спаситель, освещающий путь к постижению истины. Вписанные в нимб энко лепестки лотоса ярко блестят и вместе с золотым сияющим задником контрастируют с затемненной фигурой. Голова покрыта «шиньоном» с красным камнем, указывающим на теменную выпуклость - шишка мудрости никукэй, которая скрыта прической с многочисленными завитками золотистого цвета (рахацу). Шакьямуни - образец умственной и физической гармонии, вершина совершенства и покоя. Его скульптура соответственно занимает центральное место в алтарной композиции, доминируя над двумя меньшими по размеру изображениями бодхисаттв, которые подчеркивают космизм Будды, его высокую духовность и мудрость.

Скульптурная композиция Шакьямуни, входящего в нирвану (нэханд-зо)3 из храма Хориндзи, первоначально была выполнена Кукай. Она единственная на всем паломническом пути. Фигура ориентирована по сторонам света: голова, которую подпирает правая рука, обращена на юг, лицо смотрит на восток, левая рука вытянута вдоль тела. Будда лежит на правом боку в позе льва на богато декорированном золотом ложе, под роскошным навесом. За спиной Будды вдоль одра расположены изображенные в экспрессивных динамических позах его пять учеников, оплакивающих уход Наставника. Он погружен в особое состояние высшего блаженства в конце цепи перерождений: более не будет нового воскрешения и смерти. Закрытые глаза Будды свидетельствуют о том, что Великий Учитель полностью перешел в состояние нирваны, прервал отношения с этим миром, достиг высшего покоя, освободился от всех чувств, погрузился в вечность. В иконографии Будда может также изображаться с открытыми глазами, обращенными к миру, когда он только готовится уйти в другое бытие или с полуоткрытыми, символизирующими пограничное состояние перехода из суетного мира в иной: Наставник человечества в преддверии вхождения в нирвану. Спокойным линиям тела почившего Учителя противопоставлен нервный ритм фигур учеников. Их искаженные лица с открытыми ртами демонстрируют безудержное отчаяние: каждый выражает горе по-своему. У подножия пье4^»И8<3

* td

Будда Амида, 2-й храм Гокуракудзи

Будда Амида, 7-й храм Дзюракудзи

дестала - изображения низших будд и различных животных: обезьян, слоненка, собаки, кролика. Скорбит весь мир.

Важнейший по значимости в буддийском мире после Шакьямуни будда Амида тоже разнообразно представлен в храмах Сикоку. Появление изображения Амида на Сикоку, по легенде, связано с Кукай, который подвижничал в этих местах, а в день истечения обета перед ним возник образ Амида. Он вырезал его скульптуру и установил в храме Гокуракудзи (в пожаре войны в 1582 г. она была утрачена и восстановлена в 1659 г). Традиционная ман-дорла за спиной Амида отличается изяществом пропорций, отсутствием тяжеловесности, характерной для подобных изображений. Золоченный, тщательно проработанный ореол придает фигуре великолепие, которое всегда свойственно как скульптурам, посвященным Амида, так и самим храмам, где они установлены. Будда восседает в лотосовой чаше, водруженной на четырехъярусном, богато декорированном пьедестале. Лепестки нижнего внешнего ряда направлены вниз, верхнего внутреннего - вверх, образуя многоярусную композицию, покоящуюся на нескольких архитектурных элементах, - поставленных один на другой восьмигранниках, сдвинутых по отношению друг к другу. Пьедестал напоминает уже упоминавшуюся гору Сумеру. Помещение будды на такой лотосовый трон символизировало универсальность и всеохватность Учения. Знаки божественности будды - вытянутые мочки ушей и пятно на лбу. Нижняя часть тела Амида задрапирована юбкой мо. Своим блаженным видом он обещает молящимся «Западный рай», вера в который возросла в связи с усиливающимся среди народа убеждением о близости конца Закона-Дхармы (маппо). Будда Амида в представлении верующих являлся гарантом возможности достижения «рая».

Скульптурное изображение Амида из храма Дзюракудзи несколько иное. Это каноническая Триада: в центре на высоком пьедестале восседает Амида, у подножия на небольших постаментах его спутники - Каннон и Сэйси. Их позы не фронтальны, предстоящие непринужденно склонились друг к другу, как будто ведут диалог. Лица озаряет мечтательная полуулыбка. Занимающие более низкое место в иерархии божеств, они изображены свободней, мимика живее, эмоции проявляются откровеннее. Пропорции тела определяются их положением и значимостью в буддийском мире. В шести храмах Сикоку основной святыней является статуя будды Амида. Скорее всего, эталоном красоты для изображения Амиды явилась уже упоминавшаяся скульптура из храма Феникса в монастыре Бёдоин.

Амида в японо-буддийской иконографии, как указывалось, часто изображается в группе с предстоящими Каннон и Сэйси (храм Эммёдзи). Его спутники как будто вырастают из цветков лотоса. Их разномасштабные, относительно центральной, фигуры не являют собой образец торжественной застылости и симметричности, а показаны в плавном движении. Это не иератический иконоподобный ансамбль. Сделан шаг в передаче миловидности, трогательности взгляда и цельного образа, что больше всего касается правой скульптуры. Изящные фигуры двух помощников будды воплощают идеал человеколюбия, ведь они проводники между высшим божеством и людьми: встречают души умерших. Руки Амида сложены в мудре райгоин:

Будда Дайнити, 4-й храм Дайнитидзи

большой и указательный пальцы приподнятой правой руки образуют круг, ладонь левой руки покоится на колене.

В анналах храма Дзиннэин на горе Сипподзан сохранилась легенда о его возникновении и появлении легендарного изображения «сошествие трех почитаемых» (райго сандзон) на гору. Ниссё, монах буддийской школы Хос-со, увидел в море неожиданно возникшую лодку, откуда доносились звуки музыкального инструмента кото и гремел голос божества, возглашавшего, что он есть бог Хатиман из святилища Уса. Ниссё с местными жителями поднял лодку и кото на вершину горы, построил святилище, посвященное Хатиман, играющему на кото (Котохики Хатимангу). Появившийся здесь в начале IX в. Кукай для этого святилища написал образ Амида, который стал основным объектом поклонения в Дзиннэдзи. Нынешняя святыня - изобра жение на облаках «сошествия трех почитаемых» выполнена в конце периода Камакура. От нимба Амида хосяко, доминирующего в Триаде, во все стороны разбегаются светящиеся лучи, так же как и от предстоящих - Каннон и Сэйси, ожидающих верующих, чтобы провести их в «Землю Высшей радости». Все внимание бодхисаттв обращено к новой душе. Это один из самых распространенных сюжетов в храмовой живописи, иконографически цельный и выразительный.

На паломническом пути по Сикоку шесть скульптур будды Дайнити, который изображен восседающим в лотосовой чаше в позе лотоса со скрещенными ногами, ступня правой ноги повернута пяткой вверх и лежит на левом колене. Голову венчает «корона пяти будд-татхагат», шею обрамляет ожерелье мунакадзари, а запястья рук и предплечья украшены браслетами - образцами ювелирного искусства. Кисти рук сплетены в «печать» ти-кэнъин - кулак мудрости, которая характерна для Будды Дайнити из Мира Ваджры (Конгокай). Жест демонстрируется на уровне груди. Правая рука, сжимающая указательный палец левой руки, символизирует мир Будды, левая, согнутая в кулак, - мир человека. Мудра говорит о том, что все страсти исчезнут, и человек обретет мудрость Будды. Пять пальцев правой руки представляют пять элементов, соответственно от большого к мизинцу: эфир, воздух, вода, огонь, земля, а также пять органов чувств, пять корней Знаний (гокон), к которым добавляется шестое чувство, ментальность (ма-нас). Роль шестого пальца играет указательный палец левой руки, который сжимается правой кистью - это огненный символ Будды, часть его сущности. Выражение «жест из шести элементов» в данном контексте становится понятным: пять элементов составляют человека, а шестой из мира Будды. Две руки также символизируют неразделимые Миры - Мир Ваджры и Мир Чрева, и здесь они связаны левым указательным пальцем, алмазным пальцем конгоси, являющимся звеном между руками и Мирами. Жест символизирует единство космического, всеобщего и индивидуального в конечном духовном просветлении. Эта мудра, характерная только для Дайнити, еще называется дайтиин - мудра Великого Знания. Подобная иконография связана с усилением тенденции придания образу поистине царского величия, поскольку Дайнити воспринимался как владыка небес, обладающий надменной силой правителя. В то же время изображение Дайнити в японской трактовке приобретает некоторые черты женственности, что подчеркивается изысканностью одеяния и богатством украшений. На высоком художественном уровне выполнен ореол энкан, обрамленный стилизованными языками пламени. Правое плечо по канону обнажено, одежда струится мягкими складками по идеально сложенной фигуре, которая отождествляется с незыблемостью мироздания. Во владыке Вселенной воплотились представления о возвышенной красоте и безграничной власти. Дайнити - повелитель мира, будда во вселенском «теле Закона». Все, что происходит вокруг, - это его «телесные деяния», звуки: речь людей, голоса зверей и птиц, шум ветра и воды - суть деяний его уст, мысли, истинные и ложные, результат его «умственных действий». Он считается прародителем всей природы, будд, бодхисаттв. Золотой цвет является основным при изображении Дайнити, поскольку золото обладает особой твердостью, а также этот цвет сродни солнечному свету, который будда распространяет вокруг.

Появление в храмах Сикоку изображений будды Якуси тоже связано с легендой, согласно которой Кукай, совершая паломничество, оказался в долине с целебными источниками, где ощутил глубокую связь этого благодатного для здоровья места с буддой-врачевателем Якуси нёрай. Он вырезал фигурку сидящего Якуси, построил часовню, которую определил как святое место на Сикоку. В центре алтарной композиции Главного храма Анракудзи находится основная святыня - сидящая скульптура Якуси, преподнесенная в дар храму в 1956 г. паломниками хэнро, которые совершали хождение по Сикоку с целью излечения от тяжелых болезней и полностью выздоровили. Весь сверкает от золотой мандорлы хитэнко в виде ладьи, украшенной фигурками небожителей хитэн, в которую вписаны круг и овал. Голова будды выполнена в классическом стиле: прищуренные миндалевидные глаза, узкие брови в широком разлете, достаточно тонкий нос, пухлые губы, удлиненные мочки ушей. На голове «шиньон», скрывающий шишку мудрости, традиционно обозначающую высочайшую степень его умственных сил. Полуулыбка придает облику живость, непринужденность, что отличает Якуси от главного божества. Обычно в буддийской иконографии у основных будд рот приоткрыт, что символизирует постоянство наставлений, обращенных к живым существам. Якуси облачен в богатое одеяние дайэ, текучие складки которого выявляют естественность позы. В левой руке божества горшо чек со снадобьями якко от десяти тысяч болезней. Правая рука приподнята и чуть согнута, ладонь открыта - мудра сэмуиин. Он сидит в позе лотоса со скрещенными ногами, но поскольку они закрыты одеянием, не видны ступни и невозможно определить их позицию (ступня правой ноги лежит на левой ноге - китидзёдза, открытая ступня левой ноги лежит на правой ноге - гомадза или аналогична позиции китидзёдза, но левая ступня не видна - ханкафудза. Окружает статую Якуси группа из двенадцати божественных воинов Дзюнисинсё по шесть с каждой стороны, запечатленных в экспрессивных позах, с гневными ликами, которые свидетельствуют об их нетерпимости к противникам веры. В руках у облаченных в доспехи воинов мечи, алебарды, копья и другое оружие. Они выглядят всесильными; расположены в соответствии с двенадцатью знаками зодиака и помещены на пьедестале ивадза, который напоминает скалу. Несмотря на общее сходство, они различаются одеждой, обувью, атрибутами, раскраской, прическами, закрепленными в них соответствующими знаками зодиака от «нэ» (крыса) до «и» (свинья), а также экспрессивными жестами.

Иконография Якуси в храмах Сикоку отличается еще большим многообразием, чем изображения Шакьямуни и Амида. Алтарный ряд Главного храма Идодзи на горе Руридзан включает центральную фигуру Якуси и по три подобных скульптуры слева и справа - Ситибуцу Якуси (отсюда и название, сити - по-яп. семь) с семилепестковым нимбом. Семь обликов Якуси символизируют семь божественных милостей. Считается, что эти редкие по красоте деревянные изваяния созданы в период расцвета японской художественной культуры - в годы Гэнроку (1688-1704). В алтарной композиции храма Якуси изображен не в сопровождении своих бодхисаттв Никко и Гакко, а в окружении шести будд, изображающих его ипостаси. Согласно «Сутре о благодатном главном обете семи будд Якуси, излучающих Лазоревый свет» («Якуси рурико ситибуцу хонган кудокукё»), мультиплицирование образов Якуси даст возможность снискать его милость, избавит от злых духов и излечит от болезней. Название горы Руридзан (Лазоревая) связано с лазоревым светом, который исходит от будды. Ореол вокруг головы главного Якуси украшен семью знаками санскритского алфавита. Например, левый нижний в стиле санскристского письма сиддхам «а» считается родоначальником всех букв, а также корнем, из которого произрастают буддийские учения.

Будда Якуси, 6-й храм Анракудзи

Не всегда Якуси изображался в канонической для этого божества позе со скрещенными ногами. Например, в храме Дзёруридзи целитель представлен в позе ханкафумисагэ: левая нога опущена, но правая не закинута на колено, как у будды будущего Мироку, спущенная нога которого, как известно, символизирует готовность его прихода на землю во имя спасения всего сущего, а лежит на пьедестале согнутой в колене. Вместо традиционного горшочка со снадобьем - в левой руке будды архитектурная модель пагоды. Задник украшает нимб хосяко, представляющий собой круг с расходящимися от центра золотыми лучами.

В храме Якуодзи находятся две скульптуры Якуси. С одной, которая считается произведением Кукай, связана необычная история. В 1188 г. она якобы во время пожара спаслась, перелетев на гору Одзусисан, и появилась в день, когда устанавливали новую статую, за которой и расположилась.

Ситибуцу Якуси, 7-й храм Идодзи

Будда Якуси, 46-й храм Дзёруридзи

С тех пор ее называют «Усиромуки Нёрай» (будда за спиной). Руки сплетены в мудру дзэнна харамицу, в ладонях, а не в левой руке горшочек со снадобьями, что необычно для данного иконографического типа. В алтаре Главного храма Сэккэйдзи собраны подлинные шедевры ваяния периода Камакура. Центральный образ алтарной композиции представлен буддой Якуси, по обе стороны которого уже упоминавшиеся бодхисаттвы Никко и Гакко, олицетворяющие соответственно Солнечный и Лунный Свет (Триада Якуси сандзон). В человеческой жизни они были сыновьями врачевателя (будущего Якуси) и освещали путь отцу, готовому прийти на помощь в любое время суток. Триада выполнена знаменитым Ункэй, вдохновителем и создателем многих произведений буддийской пластики. А его старшему сыну Танкэй принадлежат фигуры небесного царя Бисямонтэн и государыни Китидзё-тэн, а также скульптура Дзэнниси додзи. Глаза всех фигур открыты и инкру-

Будда Якуси, 23-й храм Якуодзи

Будда Якуси, 33-й храм Дзэккэйдзи

стированы кристаллом в технике гёкуган (драгоценный глаз), чтобы придать схожесть с человеческим глазом. Совместное творчество отца и сына дало буддийской иконографии замечательную скульптуру предстоящего Четырехликого Четырехрукого Бонтэна (106,5 см входил в триаду Каннон), изваянную по желанию императора Тэмму в 1201 г. Правда, она находится не на Сикоку, а в префектуре Аити. Выполненная отчасти в сунской традиции скульптура Бонтэн привлекает пластичностью фигуры, нежностью и сосредоточенностью ликов, отмеченных третьим глазом. Ведь, как говорилось выше, Бонтэн стоит на страже распространения буддийского учения среди народа. Оголенный торс изящно перевивают ленты, а низ задрапирован яркой, изумительной по рисунку и расцветке юбкой. Из атрибутов остались золотой лотос и длинная черная алебарда хоко с золотым навершием, перекликающиеся по цвету с одеянием. Считается, что раньше был и обяза-

Будда Якуси с хорогай, 88-й храм Окубодзи

тельный атрибут для Бонтэн мухогонка хоссу. В общем Триада производит впечатление целостности и гармонии, характерных для скульптур такого рода. Камакурская скульптура, опиравшаяся на традиции нарского реализма и континентальную сунскую школу ваяния, отходила от каноничности сакральной пластики. Резчики по дереву много внимания уделили проработке одеяний, а также высоких, замысловато перевитых причесок.

Установленная в храме Окубодзи основная святыня представляет собой редкое изображение Якуси с хорагай в руках - раковиной из морского моллюска, в которую трубили, как в трубу, атрибут странствующих монахов. «Раковина Закона» (дхарма шанкха) имеет древнеиндийские корни, и с ней связывают могущество бога Вишну, который ее звуками наводил ужас на врагов. Как предмет буддийской иконографии раковина символизирует распространение Учения Будды, его «голос», созывающий верующих.

Закручивание ее спирали вправо (такое же направление имеют волоски у урны) воспринимается как круговорот жизни и видимый знак, указывающий путь к нирване. Считается, что Якуси из храма Окубодзи не только традиционно помогает при болезнях, но к нему обращаются так же, как и к божеству Инари с просьбой даровать богатый урожай и как к богу Эбису, несущему благополучие. Эту святыню Кукай вырезал во время совершения на горе Тайдзоминэ упоминавшегося обряда гумондзихо.

На Сикоку в двадцати храмах почитают Якуси нёрай как основную святыню, что свидетельствует об особом отношении японцев к будде-целителю, представленному в храмах в иконографическом разнообразии. После Исторического Будды Шакьямуни образ Якуси самый значительный в истории японского буддизма и средневековой иконографии. Культ Якуси входит в фазу активного формирования в раннее Средневековье и остается одним из самых популярных на протяжении всех периодов исторического развития. Его облик, изобразительные подробности, композиционные детали наиболее разработаны в японском пластическом искусстве, которое активно развивалось, как в столичных, так и провинциальных храмах, и оказывался в центре внимания знаменитых и малоизвестных мастеров. Столичная традиция изображения Якуси складывалась раньше, но это не умаляет достоинства местных скульптурных обликов, которые отличаются своеобразием и многовариантностью.

Каноническим считается изображение Якуси с предстоящими Никко и Гакко, представляющее трехчастную композицию, оно приобретает черты устойчивости и многократно повторяется. Здесь Якуси выполняет не только роль могущественного будды, авторитетного учителя, целителя, но и отца, призывающего своих сыновей к подвигу во имя спасения живых существ. В духовном родстве и единении Якуси и предстоящих - сила воздействия скульптур на молящихся. Роль окружения в ряде многофигурных композиций играют и Двенадцать генералов, защитников будды-целителя. Обращает на себя внимание богатство символических составляющих: атрибутов Якуси (горшочек со снадобьем, пагода, хорогай), разнообразие поз, причесок, кроя одеяния, пьедесталов, олицетворяющих незыблемость веры. В изображениях Якуси прочитываются китайские аллюзии и сохраняется национальный колорит. Образ Якуси и его предстоящих варьировался на

Бодхисаттва Эммэй Дзидзо, 5-й храм Дзидзокудзи

Тысячерукая Каннон, 8-й храм Кумаданидзи

протяжении всего периода развития японской иконографии. Но неизменным оставался его призыв к обретению благодати в земле «Чистой лазури» и готовность через двенадцать обетов даровать всем исцеление, физическое и нравственное.

В храмах Сикоку сидящим, медитирующим буддам противопоставлены бодхисаттвы в рост как символ активного динамического начала, предназначение которых спасать людей в этом мире. Среди них бодхисаттва Дзидзо, обитающий в «Подземных темницах» (Дзигоку, санскр. Нарака), покровитель путников и защитник грешников. Бодхисаттва Дзидзо появился в этом мире после того, как ушел в нирвану Шакьямуни и до прихода Мироку помогает людям. Кукай изобразил Дзидзо в шлеме, доспехах и на коне, что соответствует названию бодхисаттвы - Сёгун Дзидзо (сёгун - военачальник). Поэтому храм особенно почитался, прежде всего, полководцем Ми-

намото Ёсицунэ, а также другими военными деятелями Японии. Подобное изображение Дзидзо в боевом убранстве и на лошади - единственное среди 88 священных реликвий Сикоку. Вырезанная Кукай фигурка Сёгун Дзидзо помещена в основную святыню (50 см) - Эммэй Дзидзо (Дзидзо Долголетия), представляющую собой изображение бодхисаттвы, который восседает в лотосовой чаше в позе ханка фумисагэ - со спущенной левой ногой - на фоне блестящей, украшенной ажурной резьбой мандорлы. Золото богато декорированного пьедестала, нагрудных украшений контрастирует с затемненной скульптурой. В правой руке Дзидзо держит скипетр, в левой -драгоценность мани сферической формы в огне стилизованного пламени. В изображении Дзидзо, как и других бодхисаттв, меньше отрешенности от мира, чем в изображении будд. Считается, что к фигурке, так называемой «тайнайбуцу» (будда во чреве), помещенной во внутрь большей по размерам, восходят «оибуцу» (будда из дорожной корзины), - пластические изображения будд, которые с собой носили монахи-бродники, странствующие по стране.

Появление в храмах Сикоку бодхисаттвы Каннон связано с легендой, по которой, когда Кукай подвижничал в храме в долине Акагатани, представшее перед ним божество Кумано - аватар, воплощение Будды, изрекло: «сделай все, чтобы спасать души» и даровало храму золотую фигурку Тысячерукой бодхисаттвы Каннон (5,5 см). Тогда Кукай из священного дерева вырезал скульптуру Каннон в человеческий рост и в нее поместил обретенную золотую Каннон со 120 «фрагментами» праха Будды Шакьямуни. Так Каннон в храмах Сикоку положила начало целой серии популярного иконографического типа скульптурных изображений легендарной бодхисаттвы.

В буддийско-японской иконографии Каннон часто изображается с сорока двумя руками, две сложены в молитве и называются синею, а каждая из сорока вакисю помогает двадцати пяти страждущим и держит сакральный предмет. Несколько вытянутых пропорций, возведенная на пьедестал в виде стилизованного цветка лотоса, фигура Тысячерукой богини из храма Ку-маданидзи очень грациозна. Ее окружает размером в рост роскошная ман-дорла нидзюэнко, напоминающая ажурное кружево. Голову венчает корона с фигуркой будды кэбуцу в центре. Складки одеяния дзёхаку мягко струятся вдоль тела ровными орнаментальными рядами, придавая скульптуре ритм, динамичность и легкость. С плеч до пят спускается длинный, летящий шарф тэннэ. Ладони двух рук сложены в каноническом жесте «медитации мира дхармы», две другие руки скрещены на талии в мудре дзэнна харамицу, в ладонях патра - чаша для подаяний. Остальные руки держат уже упоминавшиеся разнообразные сакральные предметы, помогающие спасать людей. Золотая раскраска скульптуры, усиливает впечатление исключительности бодхисаттвы Каннон, призванной в мир оказывать милосердие. С Каннон как с основной святыней связаны тринадцать священных мест Сикоку.

Одиннадцатиликая Каннон из храма Дайнитидзи, считается хондзибуцу, т.е. буддийским божеством, соотносимым с синтоистским. Золотая корона богини с богато декорированными ниспадающими лентами придают всей фигуре особую торжественность и одновременно женственность. В центре короны закреплено колесо Закона «хорин», оно катится и уничтожает зло. Такое же колесо на нагрудном украшении ёраку, золотые ажурные ленты которого струятся по одеянию. Над тиарой - фигурки божеств с буддой Амида посередине, помогающие спасать живые существа. Роскошное одеяние и тонкой работы украшения как символ изобилия контрастируют с простой монашеской накидкой Будды, противника материальных ценностей. Облик богини повествует о ее царственном положении в мире, а добрая улыбка, мечтательно полуоткрытые глаза свидетельствуют о милосердном отношении ко всему живому. О сострадании и искренности Каннон также говорят мудры. Правая рука, выгибаясь наружу, свешивается вниз ладонью, на которой закреплена нитка бус как свидетельство «ниспадения» в мир. Открытая рука, вытянутые пальцы символизируют раскрытие цветка истины. Левая рука согнута в локте, ладонь обращена к груди.

В 807 г., по преданию, Кукай, плывший по морю, вырезал основную святыню - Одиннадцатиликую Каннон, защитницу всех, кто в море (храм Дзэндзибудзи). Ее еще называют Фунадама Каннон (Каннон Корабельная душа). Задумчивое лицо бодхисаттвы озарено доброй улыбкой, потупив голову, она смотрит из-под полуопущенных век. В левой руке кувшин как вместилище Учения, а открытая ладонь опущенной правой руки пальцами вниз свидетельствует о готовности божества взять все живые существа под свой покров, также символизирует открытость истине. Это жест дарования защиты (варамудра), характерный для иконографии Будды. Он напомина-

Одиннадцатиликая Каннон, 32-й храм Дзэндзибудзи

Бодхисаттва Мироку, 14-й храм Дзёракудзи

ет об эпизоде клятвы Будды. Поверх главного лика расположено несколько меньших, а также два слева и справа.

Каннон с Лошадиной головой, представленная только в одном храме Мотоямадзи, относится к хибуцу, «скрытому изображению», доступному для обозрения в определенное время4. Такое необычное название Каннон, как известно, получила из-за установленной на ее голове лошадиной морды. Она больше напоминает гневных божеств с выпирающими клыками типа Фудо мёо, нежели милосердных. Бато Каннон наделена тремя ликами, смотрящими в разные стороны, и восемью руками. Каннон с головой лошади, вырезана Кукай традиционным способом итто санрай (одна насечка - три поклона-молитвы). Ее голову венчает ажурная золотая корона с колесом Закона в центре, в руках меч, топорик с длинной ручкой, колесо Закона, жезл

Намикири Фудо мёо, 36-й храм Сёрюдзи

394

Ю.Л. КУЖЕЛЬ. XII ВЕКОВ японской СКУЛЬПТУРЫ

Бодхисаттва Мондзю, 31-й храм Тикуриндзи

БУДДИЙСКАЯ ИКОНОГРАФИЯ ПРОВИНЦИАЛЬНЫХ ХРАМОВ (О. СИКОКУ)

395

(токко). Правая ступня приподнятой ноги перекрывает левую ступню, что символизирует победу истинного знания над заблуждением - классическая поза Бато Каннон риннодза. Культ Бато Каннон восходит к индуистским, она относится к одному из пяти «превращенных» обликов «хэнгэ» Каннон. Золотисто-красный цвет скульптуры делает изображение зловещим, придает всему облику напряжение. Это достигается особой проработкой оскаленного лица, вздернутыми широкими бровями и сверкающими в гневе глазами. Тем не менее считается, что Бато Каннон оберегает от болезней, предотвращает стихийные бедствия и внутренние смуты. Издавна Бато Каннон почитают и как заступницу земледельцев, а также тех, кто в пути. (Сейчас она пользуется большой популярностью у любителей скачек.)

Скульптурное изображение будды будущего, бодхисаттвы Мироку впервые, как уже говорилось, появилось в Японии в 584 г., вскоре после принятия буддизма. Как спаситель человеческого рода он вначале почитался наравне с Шакьямуни и считался его преемником. С ним связано ожидание крушения мира. Поэтому японские буддисты надеются на перерождение, когда Мироку сойдет на землю для проповедования «правильного Закона», чему и учили странствующие монахи. С его приходом наступят прекрасные времена, откроется путь к нирване. Милосердное божество Мироку воспринималось подобным солнцу и изображалось золотым. Сияет все: его фигура, украшения, корона, почти закрывающая прическу в виде высокого пучка кокэй, мандорла, декорированная цветочным узором каракуса, лотосовая чаша, пьедестал. В ладонях рук, сложенных в мудру дзэнна харамицу, миниатюрная пагода пяти кругов горинто, символизирующая стойкость Учения. Бодхисаттва находится в состоянии просветленности, о чем говорят полуприкрытые, потупленные глаза и едва заметная тихая улыбка. Лик Мироку выражает особую одухотворенную красоту, мечтательность и готовность помочь людям. Он в ожидании спуститься на землю и предстать совершеннейшим, чтобы избавить мир от страданий (Виноградова Н.А. Скульптура Японии. С. 77-78).

Сидящая фигура Мироку создана по канонам японской красоты и олицетворяет идеал гармонии - основополагающий принцип дальневосточного искусства. Данный иконографический вариант в деталях не похож на классический тип, у которого левая нога опущена в позе ханка фумисагэ.

Бисямонтэн в сопровождении Китидзётэн, Дзэнниси Додзи, попирающий демонов Нирамба и Бирамба, 63-й храм Китидзёдзи

Местное изображение Мироку отличается и от китайского, в иконографии которого бодхисаттва часто предстает в виде благодушного лысого толстяка, свободно расположившегося на троне и одаривающего молящихся радостной улыбкой.

Каноническое изображение светлого царя Фудо мёо, борющегося с неведением и злом, представляет собой динамичную, грозную фигуру. В руках у «устрашающего» божества меч и веревка, губа закушена в гневе. По степени открытости глаз он относится к типу тэнтиган (Глаз Небо-Земля), но у Фудо мёо: левый глаз наполовину открыт и смотрит в землю, правый целиком открыт и направлен в небо. При этом и характерные для этого персонажа выпирающие изо рта клыки5 тоже направлены соответственно вниз и наверх. Такая перекличка рта и глаз была обязательной. Завивающиеся волосы убраны в классическую для этого божества прическу макигами со спускающейся на левое плечо косичкой бэмпацу. Встречаются прически Фудо мёо, представляющие компактную массу с крупно вырезанными завитками, верх которой венчает цветок лотоса (храм Эриндзи, преф. Ямана-си, цветок лотоса венчает и прическу Намикири Фудо, о котором несколько строк ниже). Еще один тип прически, характерный для Фудо мёо, это толстые пряди волос, почти вертикально поднимающиеся наверх и вызывающие ассоциации со сполохами пламени. С основной святыней храма Сё-рюдзи Намикири Фудо мёо (Светлый государь Фудо, Разрезающий волны) связана легенда: когда судно, на котором Кукай плыл из Китая, попало в шторм, явился Фудо мёо, и все, находившиеся там, чудесным образом были спасены. Стоящая фигура Фудо мёо экспрессивна и даже зловеща. Темную скульптуру контрастно украшают шесть золотых браслетов - на ногах, руках, и предплечьях. Традиционно в правой руке у него меч, в левой - силки для спасения человеческого рода. Никакое земное зло не вызывает у Фудо мёо страха, которому он противостоит с непоколебимой силой. Божество возвышается на постаменте сиссицудза, олицетворяющем центр Космоса гору Сумеру, в окружении расположенных справа и слева посланцев-спутников Конгара и Сэйтака. Это не единственная скульптура Намикири Фудо, считающегося защитником прежде всего тех, кто в море, и охранителем спокойствия в государстве6. По преданию, самое старое изображение Намикири Фудо принадлежит Кукаю и находится на горе Коя в Южной молельне Минамиин, являющейся частью храма Таттю, и до сих пор собирающее множество паломников. При внешней схожести двух фигур есть отличие, например, в посадке головы, правый разворот которой у скульптуры Кукая придает всему облику динамику и живость. Скульптура из храма Сёрюдзи более статуарна. Кроме того, левая рука у скульптуры Кукая, держащая силки, опущена вниз, а не согнута в локте. Намикири Фудо Кукая демонстрирует реальную готовность защитить живые существа, а Фудо из Сёрюдзи своим зловещим видом больше призван напугать врагов.

Известный индо-китайский персонаж Манджушри обрел почитателей и на Сикоку. Согласно преданию, императору Сёму в сновидении явился бодхисаттва Мондзю (Манджушри). Поскольку обителью Мондзю была гора Годайсан (Утайшань) в Китае, император велел праведнику Гёки найти подобную гору в Японии и заложить там храм. Это случилось в 724 г. Гёки вырезал для нового храма Тикуриндзи статую Мондзю. В Главном зале храма Мондзю, вознесенный на золотой львиный пьедестал7, запечатлен в позе созерцания, олицетворяет мысль и знания. Он в состоянии готовности всех обратить в свою веру. Меч в его правой руке рассекает мрак неведения и отсекает заблуждения, а лотос в левой символизирует чистоту и стойкость (по канону в левой руке кёкан - свиток «Сутры Праджня-парамиты»), Мондзю освобождает от неверия и одаривает истинными знаниями. Из учеников Будды только у Мондзю есть меч. Среди японцев он почитается как божество мудрости - тиэ но ками. В народе в ходу поговорка «саннин ёрэба Мондзю но тиэ» («у Мондзю мудрости на троих»). Голову венчает золотая ажурная корона с ниспадающими лентами. В алтарной композиции Мондзю изображается вместе с Шакьямуни и бодхисаттвой Фугэн. Это классическая Триада Сяка сандзон (Триада Шакьямуни) - единственная основная святыня на паломническом пути по Сикоку.

Только в храме Китидзёдзи почитается небесный царь (один из четырех - Ситэнно и двенадцати - Дзюнитэн), хранитель севера, Бисямонтэн (Вайшравана). Он же, по поверьям, пришедшим из Индии, мог озолотить того, кто ему поклоняется, раздает богатства из ступы хото, которую держит в левой руке. Бисямонтэн провозглашается как защитник святых мест, где проповедовал Будда. В отличие от будд всегда изображается с закрытым ртом, так как его дыхание несет «разрушение», восседает на троне в позе ханка фумисагэ - левая нога опущена, но правая не закинута на колено, а лежит на пьедестале, в воинских доспехах, в правой руке палица конгобо8. Бисямонтэн попирает двух демонов - Нирамба и Бирамба. Вместо классического для буддийских статуй ореола - колесо Закона. Обычно Бисямонтэн сверкает золотом, поскольку считается, что его тело излучает свет «тысячи солнц». Скульптура Бисямонтэн из-за яркой раскраски очень живописна.

В храмах острова Сикоку, находившегося в удалении от центров культурной жизни Японии (Нара, Киото, Камакура), за редким исключением, не представлены высокие образцы скульптурной пластики. Созданные в разные эпохи, они не отличаются стилистическим единством. Тем не менее, несмотря на свое «провинциальное» происхождение эти скульптуры достойны изучения и обозрения. Некоторые из них связаны с именем Кукай, великого сына Японии, оставившего свой след в различных областях национальной культуры и формировании буддийского мировоззрения японцев, а также несколько созданы известными скульпторами Ункэй и Танкэй. Разнообразие персонажей буддийского пантеона в храмах Сикоку отражало многоплановость взглядов японцев на роль божеств в их жизни, гармоническом строении окружающего мира. Воссозданные в храмах образы Вселенной вызывали трепет перед ее необъятностью и красотой, оказывали эмоциональное воздействие.

Примечания

  • 1 Другие самые известные паломнические маршруты проходят по ста храмам бодхисаттвы Каннон: Сайкоку (Западная Япония, 33 храма), Бандо (Восточная Япония, 33 храма), Титибу (преф. Сайтама, 34 храма), где в основном представлены скульптуры Каннон в разных ипостасях.
  • 2 Рождение Будды (Гаутамы) из правого рукава матери Майя запечатлено в бронзовой композиции, состоящей из главной фигуры высотой 16,7 см и трех предстоящих в коленопреклоненных позах (первая пол. VII в., Токийский национальный музей). Будда появляется в этот мир с молитвенно сложенными руками (мудра гассё).
  • 3 Самая большая лежащая скульптура Фукуока нэхандзо создана в 1995 г., длина 41 м, высота 11 м, находится в храме Нандзоин, который перенесли с горы Коя.
  • 4 «Открытие» святыни кайтё может происходить раз в 60 лет (60-летний цикл), каждые 48 лет (в основном статуя Амиды) - количество обетов Амиды, каждые 33 года - число ипостасей Каннон, раз в 17 лет (приблизительно половина от 33) и проч.
  • 5 Четыре белых, острых клыка по два сверху и снизу являются физическими признаками Будды гэбякусо.
  • 6 На паломническом пути по 36 святыням Фудо на Хоккайдо, по 36 святыням Фудо в районе Канто, а также по 36 святыням Фудо в районе Токай есть храмы, где главная святыня - Намикири Фудо.
  • 7 Украшение монастыря на горе Утай и культовый объект - статуя Манджушри верхом на льве, которая отливалась шесть раз и разваливалась. В седьмой раз после просьб ваятеля Манджушри возник на золотом льве, и скульптура удалась.
  • 8 Бисямонтэн часто изображается в позе «танца», при которой правая нога согнута в колене и высоко приподнята.

КАМЕННАЯ СКУЛЬПТУРА И НАСКАЛЬНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ

Гений японских мастеров во всей полноте проявился в лаковой, бронзовой и особенно деревянной скульптуре, диктовавшей свои правила ваяния и создания устойчивых выразительных символов. В Японии из-за ограниченного запаса подходящего природного материала слабо была развита буддийская каменная скульптура исиботокэ, или сэкибуцу, и, в отличие от Китая, не так много пещерных храмов сэккуцудзиин с богатой рельефной культурой. Тем не менее в некоторых местах в древние времена, связанные с японской цивилизацией, встречаются образцы каменной скульптуры, которые мыслились как форма скальной пластики. Они высечены на каменной глыбе с учетом закона фронтальности, присущему архаическому искусству с его тяготением к замкнутости, угловатости, сведению округлостей тела к прямым плоскостям, которыми каменные изображения обращены к зрителю. Эти скульптуры сохраняют неподвижность поз, без каких-либо намеков на поворот вокруг своей оси. Их композиционная схема и набор персонажей не отличаются особым разнообразием. Относительный расцвет каменной пластики связывают с синтоистским верованием японцев в духов гор, скал, а также с тем, что в конце X-XI вв. в стране усилились настроения относительно «маппо» («конец света»), а фигурам, сделанным из самого крепкого материала, придавали свойства каким-то образом противостоять этой неизбежности.

В Японии искусство скальной пластики, прежде всего, было связано с миром буддийских божеств, и мы не рассматриваем ранние сюжеты, относящиеся к местным верованиям, мифологическим представлениям или

• 403

Тысячерукая Каннон, 402 см, пещерный храм XI-XII вв., Отанидэра, преф. Тотиги

Инукаи магайбуцу

Сугао магайбуцу

народной жизни. К тому же, в отличие от Индии и Китая, в Японии не так много скальных изображений будд, так называемых магайбуцу, первые из которых восходят к начальному периоду Хэйан. Самые известные магайбуцу сохранились в Усуки, Инукаи, Сугао (преф. Оита), в Оя (преф. Тотиги), в Кинки, Тохоку, Хокурику и других районах. В префектуре Оита обнаружено от 60 до 70 % всех магайбуцу в стране. Есть предположение, что изображения Усуки магайбуцу, обнаруженные в нишах пещер буцуган (ниши с буддийскими изображениями) недалеко от города Усуки, в течение длительного времени выдалбивали мастера-каменотесы из податливого туфа, образованного из вулканической лавы горы Аса с X по XIV в., что давало возможность искусно вырезать мелкие детали1. По оставшимся на некоторых скульптурах фрагментам красочного слоя можно говорить о применении способом тякуиродори разнообразных минеральных красителей, а также

Усуки магайбуцу, галерея 1, ниша 3, Триада будд (слева вверху)

Усуки магайбуцу, галерея 1, ниша 1, Триада будд (справа вверху)

Усуки магайбуцу, галерея 1, ниша 4, Дзидзо и 10 предстоящих

золотого напыления. Благодаря реставрационным работам, продолжавшимся с 1980 по 199 г., для обозрения было возвращено много пещерных фигур, пятидесяти девяти из которых впервые для каменных скульптур придали статус национальных сокровищ.

В первой галерее Хоки, состоящей из четырех ниш, представлено двадцать сидящих и стоящих бодхисаттв, в том числе бодхисаттва Дзидзо, будда Якуси, десять небесных царей тэмбу, будда Амида, будда Дайнити из Мира Ваджры. В четвертой нише - компактная, удачно скоординированная композиция из центральной скульптуры бодхисаттвы Дзидзо и десяти предстоящих государей: по три в первом ряду и по два во втором. Дзидзо изображен в позе ханка фумисагэ со спущенной левой ногой, правая не лежит на бедре левой, а едва касается ее. Раскрашенная мандорла Дзидзо необычной ассиметричной килевидной формы с явным наклоном вправо.

КАМЕННАЯ СКУЛЬПТУРА И НАСКАЛЬНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ

405

Все предстоящие в одинаковых головных уборах в виде трехчастных корон, широких одеяниях, напоминающих китайские халаты, в руках у них атрибуты, похожие на складные вееры. Во второй галерее Хоки, включающей две ниши, - Триада Амида с двумя предстоящими, Мироку с двумя фланкирующими, а также девять фигур Амида - кубон но Амидадзо. На стене, где позволяла поверхность, выгравированы в технике сэнкоку килевидные мандорлы, куда вписаны круглые нимбы. Мастера сохранили принцип одноголовья, т.е головы выдержаны на одном уровне. Между первой и второй нишами расположена сидящая фигура Светлого государя Айдзэн мёо, покровителя, в том числе влюбленных, с соответствующими атрибутами - стрелой и луком. В третьей галерее Саннодзан (Саннояма) масштабная пятиметровая фигура будды и двух предстоящих; его наивный, даже детский взгляд искусствоведам дал основание назвать бодхисаттву Какурэ Дзидзо (Скрытый Дзидзо). В четвертой галерее Фурудзоно из тринадцати скульптур Фурудзоно дзюсамбуцу, или Дайнити сансэкибуцу доминирует фигура Дайнити из Мира Ваджры, которой реставраторы после дискуссий решили вернуть первоначальный вид, установив голову, долгое время лежавшую в стороне. Фигуру Дайнити относят к шедеврам каменной пластики. Скульптор прибегнул к особым средствам выразительности, наделив лицо Дайнити высоко поднятыми бровями, резким подбородком, окрасил в красный цвет губы и щеки, и тем самым, по мнению специалистов, придал образу таинственность и загадочность. Дайнити - центр Вселенной и олицетворение света - фланкирует канонизированная свита из четырех будд, четырех бодхисаттв, двух Светлых государей, двух Небесных царей (всего тринадцать фигур).

Фигуры Усуки магайбуцу связаны с окружением, неотделимы от среды, внедрены в нее. Мастера искусно использовали эту ситуацию и водрузили свои персонажи на естественные, а не рукотворные, высокие пьедесталы-плиты разных геометрических форм, которым присущи абстрактные, тектонические черты. Постаменты не отвлекают внимание от скульптур, а придают им внушительный покой, устойчивость. Единственным украшением некоторых баз являются ниспадающие складками одеяния божеств. Двухмерный объем пещерных скульптур не лишает их выразительности и убедительности, хотя трудно говорить о многообразности пластических ре-

Усуки магайбуцу, галерея 2, ниша 1, Триада Амида с 2 предстоящими (вверху)

Усуки магайбуцу, галерея 2, ниша 2, Амида с 9 предстоящими (средняя)

Усуки магайбуцу, галерея Фурудзоно, Дайнити и 13 предстоящих (внизу)

КАМЕННАЯ СКУЛЬПТУРА И НАСКАЛЬНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ

407

шений. Невозможность обхода не делает фигуры менее значимыми, мощными по энергии, нежели круглые пластические объемы, рассчитанные на всесторонний осмотр. Кажется, что стены раздвинутся или фигуры перешагнут границы постамента и приобретут трехмерность. Выпуклые скульптуры, развернутые на плоскости стен, вызывают живой интерес, в том числе моторикой, напряжением тела, разнообразием мудр. По значимости для японского искусства каменные буддийские изображения Усуки сопоставимы с пещерной пластикой китайского Дуньхуана, поэтому в 1994 г. между городами был подписан договор, и в парке Каменных будд Сэкибуцукоэн установлен памятный камень.

Недалеко от пещер на территории храма Мангацудзи, основанному монахом Хасудзё, за низкой оградой находятся два важных каменных артефакта - стражи врат Нио). Они созданы по желанию уже упоминавшегося богача-донатора Мана во второй половине эпохи Камакура. Исполинские фигуры как будто вырастают из земли, в которую они врыты по колено. Их мощные мускулистые тела и устрашающие лица, выражающие необузданную ярость, резкий поворот корпусов, огромные руки, замахивающиеся на невидимых врагов, вполне соответствуют стилистике изображения этих персонажей.

Начиная с периода Хэйан, возрастает количество рельефов, созданных аскетами-отшельниками сюгэнся. Среди них многофигурная композиция, включающая Дайитоку мёо, высота которого 139,4 см и Дзиндзя Тайсё, охранителя «Сутры Праджня-парамиты» (XII в. Пещера Такасэ, преф. Оита), Тысячерукая Каннон (Оя, преф. Тотиги, пещерный храм Отанидэра (Ояд-зи)2, 402 см, XI—XII вв.), гравировка на стене сэнкоку - Будда и два предстоящих (пещерный храм Сэйдзингуцу, он же Дзёнингуцу, Дзигокудани, Нара, высота центральной фигуры с троном 140 см, XI-XII вв.), Фудо мёо, Одиннадцатиликая Каннон. Мастерской обработкой в камне, непринужденностью пластики привлекает фигура Дайнити, выполненная в технике высокого рельефа таканикубори и особенно голова одного из основных будд (Кума-но Гонгэндзиндзя, преф. Оита. Космический будда узнаваем по спокойному, но властному облику, широкому носу, пухлым губам, узкому разрезу удлиненных глаз. Тщательно вырезанные завитки канонического «шиньона» даже дают повод усомниться, что эта работа по камню, а не дереву или не

Даитокумёо, 139,4 см иДзиндзя Тайсё, XII в., преф. Оита

бронзовое литье. Акцент сделан на условной улыбке, подчеркивающей самоуглубленность покоя, отключенность от земной суеты и таинственную многозначительность. В пещерной пластике в традиционном ключе решены образы Светлого царя Фудо мёо. Это монументальные, застывшие фигуры, соответветствующие своему названию - Неподвижные, Нерушимые. Скальный рельеф, возможно, более всего соответствовал передаче сущности этих яростных охранителей веры, крепко стоящих на мощных ногах. Мастера четко следовали традиции, придав образам характерную суровость. Искусно высечены сверкающие гневом вытаращенные глаза, открытый в оскале рот с выступающими резцами, широкий мясистый нос, а также непременный атрибут Фудо мёо - косичка бэмбацу, ниспадающая на левое плечо. Фигура отличается экспрессией заглубленных контуров. Особенно впечатляет своим восьмиметровым ростом Фудо мёо из Кумано Гонгэндзя, поскольку подобный исполинский размер был характерен только для высших будд.

Фудо мёо, 3 м, XII в., храм Ниссэкидзи, преф. Тояма (вверху слева);

Одиннадцатиликая Каннон, 184,8 см, XI-XII вв., Ивагонгэн, преф. Оита (вверху справа);

Голова будды Дайнити, общий размер 673 см, XIII в., Кумано Гонгэндзя, Оита

410

Ю.Л. КУЖЕЛЬ. XII ВЕКОВ ЯПОНСКОЙ СКУЛЬПТУРЫ

Конечно, природный массив скалы способствовал созданию такого колосса, поражающего крепостью и силой, но нельзя забывать и о повсеместно возросшей роли этого божества в ХП-ХШ вв. как среди самураев, так и простого народа3. Через величавость образов Фудо мёо мастера донесли идеалы новой эпохи, героем и движущей силой которой стало воинское сословие. Фудо мёо из Кумано Гонгэндзя, помещенный в естественную среду, воспринимается как часть природного мира, в которую он гармонично вписан мастерством талантливых камнерезов.

До сих пор окончательно не атрибутирована голова, которая известна под названием Ивамэн, или Гаммэн размером 3,6 х 9,9 м, вырезанная на скальной поверхности в Итарутани Сайходзи в префектуре Иватэ. Считается, что это изображение или Амида или Дайнити, первоначальная высота которого была 16 м. В 1896 г. основная часть барельефа разрушилась во время землетрясения. Огромная фигура была высечена в конце периода Хэйан по велению Минамото но Ёсииэ (1041-1108), одного из основных родоначальников в будущем могущественного клана Минамото, для совершения молебна о воинах, погибших в Первую девятилетнюю войну (1051-1062, дзэнкунэн но эки) и Вторую трехлетнюю войну (1083-1087, госаннэн но эки), закончившихся победой правительственных войск над восставшими самураями провинции Муцу. Об искусстве средневековых мастеров можно судить по оставшемуся важному фрагменту - голове4. На лице будды особенно рельефно выделяются крупный нос и пухлые мясистые губы. Скалы считались священными для населявшего эти места коренного народа эмиси, который был покорен войсками правительства Ямато. В ознаменование победы военачальник Саканоуэ но Тамурамаро (758-811) в 801 г. воздвиг здесь храм на сваях Бисямондо в стиле киото-ского Киёмидзудэра.

Тысячерукая Каннон из пещерного храма Отанидэра представляет собой образец наскального рельефа, поражающего четкостью исполнения многочисленных рук бодхисаттвы, выразительностью линий ее лика, сложной прической, канонизированностью позы и жестов. Лицо с выступающими скулами и узкими глазами отражает местные представления о красоте и вкусе. Коясу Каннон (высота 57 см, глубина 20,5 см, ширина 31 см), по канону, изображена с ребенком, которого она прижимает левой

Оя Каннон

Коясу Каннон

рукой к груди, а в правой держит длинный стебель с бутоном лотоса (около 1700 г.). Возможно, наскальная техника не способствовала высеканию сугубо женского стана с характерными округлостями, что было свойственно подобным изображениям милосердного божества, выполненных в дереве, лаке или глине.

К классике искусства пещерного ваяния относят Триаду Амиды с двумя предстоящими Якуси и Одиннадцатиликой Каннон из пещеры Дзё-нингуцу (Сэйдзингуцу) Дзигокудани. По мастерству исполнения, выразительности образов эти рельефы признаются лучшими образцами в жанре магайбуцу. Большая рельефная композиция, прежде всего, поражает четким следованием мастерами буддийскому пластическому канону, что проявилось в позах, жестах, изысканно высеченных нимбах. Тщательно вырезаны лотосовые пьедесталы и окутывающие тела одеяния с многочисленными складками, которые смягчают застывшие позы. На стенах Пещеры Дзёнингуцу также различаются изображения Нёирин Каннон,

Усуки магайбуцу, Триада Шакьямуни

Уцуномия магайбуцу, Триада Шакьямуни, Отани

сидящего Амиды, Одиннадцатиликой Каннон и другие (VIII в.) со следами красной и зеленой красок, выполненные неизвестными мастерами, возможно, монахами.

Триада Будды Шакьямуни Сансондзо (115,4 см, конец VII в.) из храма Исиидэра в Нара, вырезанная из одного каменного блока в технике иссэ-кидзукури на фоне мандорлы фунагата, считается самой старой каменной скульптурой. Похожая Триада сохранилась и среди шедевров Усуки магайбуцу. Центральная фигура Будды под стилизованным балдахином необычно изображена в полурельефе ханникубори на троне со спущенными ногами, упирающимися в двухярусный лотосовый пьедестал. Предстоящие стоят по обе стороны на одноярусных пьедесталах, сложив руки в мудре гас-сё. Симметричные складки одежды всех трех персонажей и летящие шарфы предстоящих искусно вырезаны и свидетельствуют о высоком мастерстве камнетесов. В уже упоминавшейся пещере храма Оядзи, кроме Тысячерукой Оядзи Каннон представлены многофигурные композиции из трех Триад - Триада Шакьямуни (центральная фигура 354 см, Триада Амида (260 см, эпоха Камакура) и самая ранняя Триада Якуси (115 см). Это так называемые пещерные изображения Уцуномия магайбуцу в префектуре Тотиги, редкие, а возможно, единственные, образы пещерной скульптуры самых значимых персонажей буддийского мира в сопровождении предстоящих. Мастера в передаче поз, мудр не только выдержали соответствующий каждому божеству канон, но и высокохудожественно вырезали складки одеяния и летящие шарфы. Стена вокруг Триады Амида украшена миниатюрными репликами центральной фигуры. Уцуномия магайбуцу причислена к важной культурной ценности префектурального значения.

Путешествуя по старому тракту Ягю, связывавшему Нара с сельской местностью Ягю, на скальных выступах, а также в пещерах, где находили убежище и предавались самосозерцанию монахи, тоже можно обнаружить изваяния каменных будд и бодхисаттв. Среди них спящий будда Симбуцу-фрагмент композиции, в которую изначально входили четыре сидящих будды (XV в.). В середине XX в. - это, к сожалению, лишь отнесенный вниз по течению речки Ното отвалившийся кусок скалы, на котором едва читался абрис божества. Над четырьмя буддами, оставшимися на первоначальном месте, угадывается изображение бодхисаттвы Мироку, которое в народе также известно как Юхи Каннон, т.е. Каннон заката, поскольку его хорошо видно в лучах вечернего солнца (эпоха Камакура). Выше по ущелью на скале проступает очертание Асахи Каннон - Каннон утреннего солнца, которое вырезано в 1256 г. тоже под именем Мироку.

Наибольшее число каменных изваяний, как уже упоминалось, посвящено придорожному божеству Дзидзо, хранителю земли, спасителю душ, защитнику живых существ, путешественников и детей5. Мастера-монахи в основном изображали Дзидзо с детским лицом, но с посохом старца и драгоценным камнем в руках. Их можно встретить в скалах над речкой Ното, а самая большая фигура Кубикирэ Дзидзо (Дзидзо Усекновенный) высотой более 2,5 м стоит на площадке для отдыха на развилке трех троп. Такое название, по легенде, она получила потому, что выглядит высеченной из двух частей: как будто отрубленная голова приставлена к туловищу6. В нишах двух пещер, которые расположены недалеко от Кубикирэ Дзидзо, установле-

Шесть Дзидзо

ны фигуры восемнадцати божеств, вырезанные в 1157 г. из вулканического туфа (Светлов Г. Колыбель японской цивилизации. С. 231-233).

Скальные и пещерные скульптуры на тракте Ягю не отличаются особым разнообразием, масштабностью, изощренностью исполнения. Они еще не приобрели движение, в них ощущается архаичная застылость и скованность. Главным признаком наскальных изображений явилось тяготение к плоскостности и двухмерности. Красота этих каменных изваяний, прежде всего, определяется расположением в естественном ландшафте, где они воспринимаются как части природного мира, отрыв от которого может сопровождаться утратой их ценности.

На паломнических тропах тоже повсеместно встречаются придорожные каменные изваяния Дзидзо, одиночные или групповые (шесть Дзидзо, року Дзидзо), по числу «шести миров» «шести превращений», часто в красных чепчиках и такого же цвета нагрудничках, поскольку в символике цветов в VI—XVIII вв. - это самый благопочитаемый и оберегающий от злых сил. Известный исследователь японского искусства Е.Ф. Фенеллоза считал, что «один из самых поразительных ранних горельефов Дзидзо высечен в человеческий рост в скале у маленькой тропинки через гору Хаконэ». По местной легенде авторство приписывается Кукай (Цит. по: Китагава Дж.М. Религия в истории Японии. С. 120; Fenellosa E.F. Epochs of Chinese and Japanese

Два Дзидзо

Бато Каннон (Каннон с лошадиной головой)

Art. I. Р. 149). Редкое изображение на фоне мандорлы двух стоящих Дзидзо, ладони которых сложены в мудре гассё, относится к 1700 г. (высота 445 см, ширина 29 см, глубина 17,5 см). Придорожные синтоистские божества-охранители досодзин Сэ но ками и Сай но ками встречались и на сложных горных перевалах, и на границах деревень, чтобы туда не проникли злые силы. Они призваны оберегать от опасностей путников и паломников, а изваяния Бато Каннон с лошадиной головой охраняли путешествующих верхом. Среди придорожных божеств распространены каменные изваяния верных супругов Дзё и Уба, или Дзётокомба, которые, по поверью, способствовали счастливому браку, легким родам, а в целом ассоциировались с плодородием. Они как символ гармоничной жизни изображены трогательно обнявшись, а в их взглядах, жестах просматриваются забота друг о друге и бесконечная любовь. Фоном этих фигур часто служит сосна, дендрологический персонаж легенд об этой паре.

К произведениям в камне относят рельефы, украшающие «Курган Головы» (Дзуто), расположенный недалеко от храма Син Якусидзи в Нара. Возвы-

Триада Будды, курган Дзуто, 45 см, втор. пол. VIII в., Нара

шающийся курган с каменными рельефами на поверхности, где изображены будды и бодхисаттвы, напоминает древнеиндийскую протоступу. Тринадцать бодхисаттв выполнены в невысоком рельефе усуникубори из одного каменного блока в технике иссэкидзукури. По одной легенде, холм Дзуто сооружен над головой священника Гэмбо, умершего в 746 г., для успокоения души Фудзивара Хироцугу, безвременно погибшего во время восстания на Кюсю. Более убедительна другая версия, согласно которой, уже упоминавшийся знаменитый монах, имевший большое политическое влияние, Робэн воздвиг этот вотивный курган с каменными фигурами для воссоздания ранней формы индийской ступы. Рельефные изображения будд и бодхисаттв, декор балдахинов над ними, выполненные в поздненарском стиле, свидетельствуют, что уже прошло время торжества нарской пластики, представленной каменным рельефом с изображением сидящей Триады Будды из кургана Дзуто (выс. 45 см, вторая половина VIII в., рядом с храмом Син Якусидзи).

Чтобы добраться до храма Синсэндэра, находящегося на высоте 700 м над уровнем моря в горах, надо преодолеть очень крутые подъемы. На вершине громоздятся четыре огромные скалы, имеющие форму скобки. Нынешняя конфигурация пещеры сложилась благодаря каменным глыбам - на севере, востоке и западе соответственно по два и одному на юге, в результате чего образовалась глубокая ниша прямоугольной формы 18 х 32 м. Она разделена на две части - переднюю и внутреннюю. На северной, восточной и южной стенах изображены фигуры будд, самая большая высотой до 6 м. Пальцы ее левой руки сплетены в мудре ёганъин, правой - сэмуиин. Эта - типичный образец наивного искусства. На восточной стене тоже высечено изображение стоящего бодхисаттвы, высотой 3 м, левая рука которого прижата к груди, а в правой - драгоценный кувшин. На южной стене выдолблена фигура стоящего бодхисаттвы высотой 2 м, очертания которого несколько размыты. По жестам рук она отличается от предыдущей: правая рука прижата к груди, а левая лежит на животе, т.е. зеркально противоположное положение рук, но кувшин отсутствует. Средний и правый бодхисаттвы расположены на низких лотосовых пьедесталах. В переднем отсеке в три ряда изображены семь фронтальных фигур: четыре в верхнем, два в среднем и одна в нижнем. Правая верхняя фигура Мироку в позе ханкасиюи высотой 110 см, далее, стоящий будда 116 см, на нем оплечье, затем тоже стоящий будда 102 см, следующий, тоже стоящий 106 см. У всех четырех над головами выгравированы нимбы, у первого и третьего круглые, у второго и четвертого килевидной формы. Руки обращены к главному божеству - Мироку. На двух изображениях высотой 123 см, расположенных во втором ряду, надеты короны, похожие на птичьи хохолки торибоси, в нижнем ряду вырезано самое маленькое божество ростом 58 см. Предположительно эти скальные рельефы датируются концом VI началом VII вв.

В японской пещерной пластике известны настенные изображения На-кахара - Накахара магайбуцу, которые делятся на две группы - расположенные на правой стене и левой. На правой их шесть. Основной считается самая большая фигура в позе ханкасиюи высотой 120 см. Левая нога опущена и упирается в лотосовый пьедестал, правая лежит на лодыжке левой, правая рука касается пальцами щеки. Взоры пяти предстоящих бодхисаттв обращены к главной святыне Мироку, некоторые держат в руках сакральные предметы: лотос, камень мани. Подобные изображения встречаются в китайских пещерно-храмовых комплексах Лунмэнь, Дуньхуан, в Корее, а также в японских храмах в западном Кондо Кофукудзи, на фресках в Кондо Хорюдзи, на мандале в храме Тодайдзи. На правой стене высечены всего две фигуры: одна фронтальная - изображение сидящего будды высотой 83 см, справа от него - коленопреклоненный бодхисаттва в профиль, обращающийся жестами рук к центральному. Будда представлен в позе умиротворения, пальцы левой руки сплетены в мудре ёганъин, правой - сэмуиин. Скорей всего, изображения на левой и правой стенах сюжетно связаны между собой. На первой композиции бодхисаттва Мироку, готовящийся ступить на Землю, на второй - его становление буддой, достижение того состояния, когда он пришел освободить человечество, избавить его от страданий. Создание этих пещерных фигур относится к 600 г., и здесь не обошлось без влияния континентальной скульптуры. Мори Хисаси отмечает сходство сидящего будды с бронзовой фигурой Каннон из пещеры Санъёдо в окрестностях Сеула (Мори Хисаси. Буцудзо Тотё. Тёсэн то Нихон но кодайтёкоку. С. 200), проявившееся в контуре овального лица, моделировке тонкого носа, рисунке раскосых глаз.

Возможно, одной из самых монументальных и выразительных скульптур Мироку, живописно вписанных в природный ландшафт, на берегу реки Уда, является Мироку из храма Онодзи в префектуре Нара7. В эпоху Камакура будде грядущего придавали особое значение, так как в этот период среди населения страны обострились ожидания конца света «маппо», связанные, как уже говорилось, с приходом, пока еще бодхисаттвы, Мироку. В 1207 г. каменотесы Тока Сокэй, Суна Дзиро и другие, по велению Великого общинного распорядителя храма Кофукудзи дайсодзё Миябиэна, приступили к подготовке ниши высотой тридцать метров, в которой вырезали 11,5-метровую статую будды с мандорлой в 13,6 м. Открытие статуи кайгэн куё произошло через три года в присутствии экс-императора Готоба (прав. 1183-1198). Несмотря на свои внушительные размеры, изображение производит трогательное впечатление, благодаря робкой улыбке, легкому наклону головы, рукам, опущенным вдоль тела. Как всегда в скульптурах такого масштаба поражает тщательность проработки деталей одежды. Изображение Мироку в рост, что чаще характерно для главных будд, а не в канонической позе готовности ступить на Землю, видимо, свидетельствует о некотором пере-

Вадзука Мироку, 3 м

осмыслении образа - он уже близок стать буддой грядущего. Но есть и другая версия. Считается, что эта каменная скульптура вырезана в подражание когда-то очень известной, - Мироку из Касагитэра высотой 16 м, шириной 15 м, но сейчас от нее остался только нимб8. Спустя почти век (согласно записи на камне - апрель 1300 г.) на правом берегу реки Вадзука близ г. Вадзука (район Киото) среди зелени в гранитной нише вырублена в полурельефе трехметровая статуя Мироку (Вадзука Мироку), стоящая на пьедестале рэм-бэндза. Особая твердость материала не помешала мастеру (или мастерам) создать образ бодхисаттвы, обращающийся к людям с помощью жестов рук, сложенных в классические мудры - ёганъин (левая рука) и сэмуиин (правая рука). Полагают, что статуя похожа на ранее упоминавшуюся Юхи Каннон (изначально Мироку) на тракте Ягю.

В центре Триады наскальных изображений Дзуйсан магайбуцу - стоящий будда в оплечье (208 см), слева бодхисаттва Мироку в позе ханкаси-юи, справа стоящий бодхисаттва, которые меньше по размеру (107 см). У центрального фронтального божества, вознесенного на базу каэрибана,

Буддийские персонажи, Мотомия магайбуцу

КАМЕННАЯ СКУЛЬПТУРА И НАСКАЛЬНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ

421

три пальца левой руки вытянуты, два согнуты, а все пальцы правой руки тоже вытянуты. За головой проступает искусно вырезанный нимб ходзю-ко, украшенный в центре цветком лотоса, по краям языками пламени, а в верхней части просматриваются три фигурки будд кэбуцу. Лицо будды круглое, глаза широко открыты, на устах играет легкая улыбка. Такие большие глаза характерны для стеновых скульптур пещерного храма Юньмэнь в провинции Шаньдун (эпоха Суй). Фигура предстоящего слева божества высотой 166 см, исполнена в классической манере: правая нога лежит на левой лодыжке, правая рука касается щеки, левая нога упирается в такой же пьедестал, на котором возвышается основная скульптура. Но по краям нимба ходзюко нет огненного орнамента, на голове трехчастная корона. Умиротворенный вид Мироку с улыбкой на устах настраивает на покой и благодушие. В скульптурах, относящихся к первой половине VII в., обнаруживается сходство с корейскими фигурами государства Кудара и сказывается влияние пластики эпохи Суй. В наскальных композициях из трех вышеперечисленных пещер обнаруживается сюжетная общность, а в технике их исполнения, безусловно, много похожего.

В различных районах Японии немало подобных наскальных изображений, но с разными персонажами буддийского мира. Например, Мотомия магайбуцу (преф. Оита, г. Бунготакада, п-ов Кунисака), где на стеновой поверхности 3 х 6 м вырезаны Бисямонтэн, Конгара Додзи, Фудо мёо, Дзикоку-тэн, Дзидзо, относящиеся к позднему Хэйан или раннему Камакура, а также периоду Муромати. В скальной композиции в низком рельефе доминирует Фудо мёо. Небольшое, по сравнению с другими, изображение Дзидзо появилось позже. Считается, что раньше слева от Фудо мёо было изображение Сэйтака Додзи. Из находящейся недалеко Триады Фудо мёо (Набэяма магайбуцу) осталась фигура только одного предстоящего - Сэйтака Додзи, изображение Конгара Додзи утрачено.

Сакэдати магайбуцу (деревня Сакадати, около г. Канэяма, преф. Фукусима) известно изображениями Бэндзайтэн, Кисибодзин, Эмма Дайо. Пятьдесят одну фигуру на скале вырезал с 1782 по 1788 г. монах Юсон, практиковавший сюгэндо и молившийся об избавлении от чумы и голода, свирепствовавшие в те годы. Персонажами других скальных скульптур На-рамото магайбуцу (г. Уса, преф. Оита) являются Фудо мёо с предстоящими

Фудо мёо и предстоящие, Нарамото магайбуцу

Конгара Додзи и Сэйтака Додзи, Якуси с бодхисаттвами Никко и Гакко, двенадцать генералов, стражи врат Нио и другие буддийские герои (1428 г.). Вырезанные на скальной поверхности шириной в 40 м в два ряда в полурельефе, они представляют собой образец «дугообразной» скальной скульптуры камабокогата, характерной для периода Муромати. В 1957 г. им придан статус префектурального исторического наследия. Наскальные изображения в районе Кагосима (юг Кюсю) так называемые Киёмидзу магайбуцу -это несколько медальонов, в которых вырезаны Фудо мёо, Якуси, Бисямон-тэн, а также символические изображения кометы, солнечного затмения. Таким образом, демонстрируется астрологическая связь с эзотерическими учениями и, прежде всего, догматами школы Тэндай. Из форм погребальной пластики на скалах вырезаны ступы, и самая большая японского происхождения хокёинто со множеством ступеней, навершием и санскритскими надписями на поясах. Там же в 1895 г. священнослужитель Ёсида Тидзан вырезал стоящего на лотосовом троне будду Амида, от лика которого веером расходятся лучи, а мудры обращены к верующим.

Дзуйгандзи магайбуцу (преф. Оита, г. Коконоэ, храм построен в 717-723, после пожара перестроен в 1573-1592) известно полурельефными силу этами Фудо мёо (226 см) в центре, по бокам Дзотётэн (170 см), Тамонтэн (170 см), Сэйтака Додзи (162 см), Конгара Додзи (161 см), которые созданы в последний период Хэйан или в начале эпохи Камакура, а также в середине Муромати и занимают площадь 2,5 х 7 м. Одно из самых внушительных по размеру наскальных изображений - это стоящий Мироку (13,6 м, 1208) в храме Онодэра (преф. Нара). Особенно тщательно вырезана корона будды грядущего и длинное одеяние с рельефными симметричными насечками, имитирующими складки.

В разных районах Японии сохранились храмовые изваяния важных буддийских божеств, среди которых привлекает внимание каменное изображение сидящего Мироку из храма Дзиммудзи в районе Камакура. Мироку представлен на фоне каменной мандорлы не в классической позе размышления, когда правая нога закинута на левую, а сидящим на лотосовом троне со скрещенными ногами. Его голову украшает высокая трехчастная корона. Считается, что эта фигура высечена как надгробье уже упоминавшегося известного актера театра Бугаку - Накахара Мицудзи. Художественным исполнением отличается и сидящая скульптура Якуси из храма Кухондзи. Бодхисаттва изображен в традиционной позе с горшочком для снадобья в левой руке. Высокое мастерство скульптора проявилось в высекании многочисленных глубоких складок одеяния, свободно облегающего тело, а также в передаче доброго взгляда целителя, заступника и охранителя человечества. Две скульптуры бодхисаттвы Дзидзо соответственно из храмов Дзё-комёдзи (1313) и Комёдзи (1325) идентичны по позам, при которых правая нога вывернутой пяткой лежит на левой, положениям рук - в левой драгоценность мани, а также схожи контуры круглых лиц. Но драпировка одежды первого Дзидзо богаче и исполнена виртуозней, так же как и мандорла со стилизованными языками пламени.

В густой лесистой местности рядом с горной деревушкой Тооно в скале вырублена статуя Амида, которая является одной из самых выразительных из помещенных в естественную среду (округ Киото, городок Кидзугава). Встреча с подобным природным артефактом усиливает впечатление таинственности, всегда сопровождающей божеств буддийского мира, наделенных признаками космической силы. В этом районе сохранилось немало старых магайбуцу, в том числе Амида с предстоящими. За необычную для этого

Амида, деревня Тооно, округ Киото (вверху и средняя)

Триада Амида Вараи, смеющийся Амида, Вараиботокэ (внизу)

Комадзака магайбуцу, Триада Амида с предстоящими КаннониСэйси

иконографического типа улыбку изображение известно как «Смеющийся будда» (вараиботокэ). Триада помещена в полусферическую нишу, которая служит природным нимбом. Фигуры Амиды и предстоящих тщательно вырезаны. Еще одна Триада Амида с двумя предстоящими Каннон и Сэйси, выполненная в таканикубори на внушительном гранитном массиве (6 м на 4 м), считается одной из самых старых и относится к Комадзака магайбуцу (преф. Сига, недалеко от г. Ритто). Скорей всего, эта каменная композиция, которая включает еще двенадцать буддийских божеств в полурельефе, вырезана в конце периода Нара ассимилировавшимися в Японии корейскими мастерами из рода Ким в стиле скульптур государства Силла. Амида, по канону скрестив ноги, восседает на троне, который символизирует г. Сумеру, два предстоящих стоят на лотосовых тронах рэмбэндза. Несмотря на очень солидный возраст скульптур, легко читается мудра Амиды тэмборин, хорошо сохранились очертания причесок и одежды всех трех персонажей. Специалисты находят сходство этих рельефов с пещерными юньганскими в китайском Датуне. В 1944 г. эти каменные изображения признаны историческим наследием. Для мастеров-каменщиков не было второстепенных элеСкульптуры раканов в храме Ракандзи

ментов - к одеяниям, прическам, чертам лиц, сплетениям рук, пьедесталам -они относились профессионально и оставили прекрасные творения.

Среди крупных каменных изваяний впечатляет ясная, монументальная скульптура величавого будды Рурико в храме Нокогирияма Нихондзи9, воздвигнутая в 1783 г. (высота вместе с 10 метровым лотосовым пьедесталом составляет 31 м, преф. Тиба, важное культурное наследие). Ее вырезал известный мастер Дзингоро Эйрай вместе с 27 учениками в течение более трех лет. Кроме того, из каменных валунов, привезенных с п-ва Идзу, мастера за 19 лет высекли фигуры 1500 архатов, которых разместили в пещерах нависшей скалы, тем самым превзойдя китайских скульпторов, установивших в храме Дазонг 800 изображений учеников Будды. В отличие от архаичного метода, характерного для наскальных изображений, Дзингоро Эйрай создал классический вариант каменной скульптуры, смоделировав ее объем и освободив от угловатости, тяготеющей над архаикой. Приковывает взор мощная, тоже каменная, мандорла с высеченными объемными розетками, повторяющими форму и рисунок традиционных мандорл. Помещенный в природном пространстве на фоне заросшей лесом зеленой горы, сидящий будда своей умиротворенной созерцательностью символизирует покой, внушает благостное настроение и уверяет в стабильности миропорядка.

В каменной летописи периода Эдо встречаются многофигурные статуарные изображения пятисот учеников и последователей (раканов) Шакьямуни гохякуракандзо10, собравшихся на первый буддийский Собор (Совет) Панчасатика, чтобы обсудить вопросы, связанные с содержанием дисциплинарного устава Виная, нормами и правилами монашеской жизни, а также проповедями Учения Будды11. Особенно впечатляют скульптуры почтенных раканов в храме Накаямадэра (пров. Хёго), которые, как в амфитеатре, окружают основную храмовую святыню - величественную статую Будды в богато декорированной короне (хокан Сякамуни нёрайдзо), смотрящейся еще более роскошно на фоне простого позолоченного круга-нимба. Всего в зале гохякуракандзодо свыше семисот фигур, которые мастера-каменщики создавали более 100 лет, положив в основу образы исторических раканов. Те, что в первом ряду, изображены сидячими со спущенными ногами, остальные стоят, поэтому хорошо обозреваемы. Они не находятся в непосредственной близости от основной святыни, их разделяет деревянная перегородка, но кажется, что ученики внимательно вслушиваются в проповедь Учителя. Специалисты считают, что главная фигура Исторического Будды создана Миянака Сокэй (первая половина периода Эдо), унаследовавшего приемы школы Кэй, к которой принадлежали Ункэй, Какэй и другие мастера эпохи Камакура (Нёрайдзо но субэтэ. С. 53, 67). Декор четырехугольного в плане пьедестала ивадза с восседающим в позе сосредоточения Буддой напоминает плетение из веток старого дерева, и поэтому еще называется кутикидза (старое, трухлявое дерево). Такими были пьедесталы в дзэнских храмах в эпохи Камакура и Муромати12. Сам зал гохякуракандзодо совсем новый, возведен в 1997 г. К тому же, Накамаядэра является двадцать четвертым храмом на паломническом пути в Сайкоку (Кужель Ю.Л. Мир японского паломничества. С. 213).

Пятьсот тридцать пять каменных фигур в различных позах, с выражением разных эмоций выставлены на склоне горы у храма Тёкэйдзи в Тояма. Неизвестный каменщик с о. Садо создавал их по заказу богатого купца Ку-ромакия Дзэндзиро с 1786 г. в течение пятидесяти лет. Пятьсот сорок фигур в схожей народной стилистике вырезаны примерно в одно время для друтого храма Китаин в старинном городе Кавагоэ13, двенадцать из них символизируют годы по восточной системе летосчисления. В галерее скульптур, расположенных во дворе храма, представлено множество разнообразных образов, далеких от канонических. Безвестные мастера-каменотесы воплотили в сложном для работы материале разные портреты, доведя до гротесковости черты лиц некоторых из них. Среди изваяний попадаются улыбающиеся, срывающиеся до хохота уличные персонажи, заботливые родители с детьми, ведущие диалог монахи, не брезгующие выпивкой. Похожие пятосот раканов украшают западный склон г. Кимпудзан в Кумамото, храм Унгадзэн, или Кумоиваодзэнтэра, которые вырезали с 1779 по 1802 г. по желанию купца Футидая Гихэя, принесшего их в дар. Это типично народная скульптура, наравне с деревянными творениями Энку и Мокудзики, вызвавшая оживление японского искусства, на протяжении веков находившегося в рамках религиозного канона.

Как правило, скульптурные группы такого рода представляют собой рядоположность множества фигур, связанных религиозным назначением, в них отсутствует эмоционально-психологическое единство, контакт. Эти группы объединяет некий религиозный символ, общее действо, но не переживание. Статуи в подобных многофигурных композициях не могут существовать изолированно, они ценны только в пластическом единстве.

Каменные рельефы отражают черты ранней японо-буддийской иконографии с ее грубоватыми линиями рисунка. Техника исполнения в камне, которая в основном процветала в эпохи Нара, Хэйан, Камакура (за исключением последних лет), а также в последующие периоды, включая Эдо, безусловно, расширила образную систему скульптуры, но не выдвинулась на передовые позиции и не дала новый импульс для развития национальной пластики. Каменная плоскость не утратила связи со стеной, но в то же время в некоторой степени стала орнаментально оформленным полем, где присутствовали и стилизованные языки пламени, и мандорлы, и нимбы. Тем не менее изобразительный принцип победил декоративный, акцент больше сделан на отдельном образе, пластический замысел сужался до частного изображения. Мировоззренческие и художественные представления времени нашли выражение, в том числе, в высеченных скульптурных рельефах. В VI—VII вв. границы пещерной скульптуры начинают расширяться, появ ляются более отчетливые контуры тела, рук и плеч. Но в них, безусловно, не хватает экспрессии, проникновенного взгляда, нефронтальной обращенности к зрителю, присущих ряду скульптур, выполненных из традиционных материалов. Пластическую нагрузку больше несет передний план с прямым фасом и прямым профилем. Они не отягощены всесторонностью и динамикой, в то же время, срастаясь с массивом скал, покоряют монументальностью покоя. Впрочем, каменные изображения, как и вся буддийская скульптура, тоже живут в мире сложных символов и понятий. Более того, как в случае с пятистами раканами скульптуры возвращают к истории буддизма, напоминают о важных событиях в буддийском мире в прошлом. Внушителен по силе воздействия и художественности народный пласт каменных портретов, вносящих живое разнообразие в классическую скульптуру. Каменная иконография в определенной степени являет собой язык символов и понятий, отображенных в позах и мудрах, реже атрибутах, но не такой многообразный как у скульптур, созданных из традиционных японских материалов. Запечатленные в камне фигуры и скальные изображения при всей своей важности и значительности не лежали в русле развития основного направления пластической культуры, представленной в большей степени скульптурами из дерева, глины, лака и бронзы.

Примечания

Согласно «Легенде о богаче Мана» («Мана но тёдзя дэнсэцу»), Мана велел в местных пещерах вырезать буддийские фигуры в память об умершей дочери.

По преданию, храм основан в 810 г. Кобо Дайси.

В период Токугава для охраны города Эдо в 1628 г. по приказу третьего сёгуна Токугава Иэ-мицу было создано пять Больших Фудо мёо (Годай Фудо) с черными (Мэгуро), белыми (Мэд-зиро), красными (Мэака), желтыми (Мэки), синими (Мэао) глазами. Общее название для этих Фудо - Эдо госёку Фудо (Пятицветные Фудо из Эдо). Эти Фудо охраняли и пять дорог, ведущих из Эдо в Мито (Митогайдо), Никко (Никкогайдо), а также Накаямадо, Косюгайдо, Токайдо. В современном Токио остались названия районов - Мэгуро и Мэдзиро.

По легенде, барельеф особым способом создал мастер-лучник, стрелявший стрелами в мягкий песчаник.

В древности рано умерших детей хоронили в укромных местах, надеясь на их быстрейшее возвращение на землю (акагодзука-детские могильники).

Один из так называемых замещенных Дзидзо, Мигавари Дзидзо. По легенде, монаху Дзинрэю, на которого напали грабители и отрубили голову, помог Дзидзо, приставив свою голову.

Храм основан в 681 г. святым Энногёдзя, зал Мироку- Мирокудо построен Кукай в 824 г.

В одиннадцатом свитке «Стародавние повести» («Кондзяку моногатари» около 1120 г.) рассказывается о том, как Отомономико, сын императора Тэнти (662-671), в горах Касагияма верхом охотился на оленя, но, оказавшись на краю обрыва, едва вместе с лошадью не сорвался в бездну, а олень благополучно перепрыгнул на противоположную сторону. Отомономико обратился к божеству горы помочь ему и поклялся в случае спасения вырезать изображение Мироку на скале. Отметил это место, оставив шляпу каса, отсюда и возникновение топонима Касаги. Когда он в следующий раз появился там, с небес спустился ангел, который и вырезал изображение Мироку. С тех пор это место считалось самым сакральным, где почитали Мироку.

Официальное название храма Кэнкондзан Нихондзи, заложен в 725 г. по приказу императора Сёму великим монахом Гёки. До передачи школе дзэнбуддизма Сото, по распоряжению третьего сёгуна Токугава Иэмицу (1623-1651), принадлежал в разное время школам Хоссо, Тэндай, Син-гон. Служил пристанищем для религиозных деятелей Кукай, Робэн, Дзикаку.

Считается, что больше всего каменных изображений учеников Будды и других буддийских персонажей - 3770 находятся в самом старом храме Ракандзи около Накацу, основателем которого является монах из Индии Ходо, а в XIII в. священник Сёгаку на горе построил в его честь храм. Первый буддийский собор состоялся в 543-542 гг. до н.э. (есть и другие даты) через три месяца после Паринирваны Будды. Специально для Собора царем Аджатасату в Раджгире был воздвигнут дворец и зал. В состав Собора вошел двоюродный брат Будды - Ананда, следовавший за ним двадцать пять лет, знавший все проповеди Будды, но только за день до Собора ставший раканом. Современные народные скульпторы, призванные со всей Японии, тоже приложили свою руку к созданию каменных изваяний. С 1981 г. под руководством Нисимура Котё (1915-1989), тогда настоятеля храма Отаги Нэмбуцудзи, находящегося на окраине Киото, было вырезано более 1200 причудливых скульптур в разнообразных, порой игривых позах, с забавными, живыми выражениями лиц. Они все покрылись мхом и производят впечатления неких лесных существ, только что вылезших из-под кочки. Так что традиция жива. Сам Нисимура был к тому же извест-

КАМЕННАЯ СКУЛЬПТУРА И НАСКАЛЬНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ • 431

ным резчиком, пропагандистом искусства, восстановил много старых скульптур, незадолго до своей кончины получил звание Тэндай Дайбусси хоин (Великий буддийский скульптор).

13 Заложен в XV в. влиятельным самураем Ота Докан, находится в сорока километрах от Эдо, играл роль форпоста, там была резиденция начальника охраны сёгуна. Храм основан в 830 г. монахом Эннин под другим названием Мурёдзю, неоднократно горел, разрушался при землетрясении, достиг расцвета при сёгунах Токугава. На его территорию была перенесена часть построек из замка Эдо, в том числе комната, где родился Токугава Иэмицу.

Пьедестал Якуси, бронза, 150,7 см, 688 г., Кондо, храм Якусидзи, Нара

К ГЛАВЕ I

Юмэдоно Каннон, дерево, вторая пол. Vile. 179,9см, 729 г., храмХорюдзи, Нара

Кудара Каннон, дерево,

вторая пол. VII в.,

209,4 см, храмХорюдзи, Нара

Бодхисаттва Каннон, бронза, вторая пол.

Vile., 56,3см, Сокровищница храма

Хорюдзи, Нара

Юмэтагаи Каннон, бронза, вторая пол. VII в., 86,9 см, Сокровищница храма Хорюдзи, Нара

Дзотётэн, глина, пере. пол. VIII в., 133 см, Сокровищница храма Хорюдзи, оригинал в Дзикидо

Триада Шакъямуни, Якуси (справа), Дзотётэн (слева), храмХорюдзи

Гёсин, сухой лак, вторая пол. VIII в., 90 см, Юмэдоно, храм Хорюдзи, Нара

к ГЛАВЕ і

К ГЛABE I

Бонтэн, сухой лак, 402,8 см, 757-64 гг., Сангацудо, храм Тодайдзи, Нара

Фукукэндзяку Каннон, сухой лак, 360,6 см, 742-746 гг., с предстоящими Никко (справа),

Гакко (слева), раскрашенная глина, высота соответственно 224,4 и 226,1 см, Сангацудо, храм Тодайдзи, Нара

Будда Якуси, другое название Кани Якуси (Крабовый Якуси), храм Гангодзи

Бонтэн, раскрашенное дерево, 100 см, 839 г., храм Тодзи, Киото

Будда Якуси в окружении 12 воинов, дерево, 191,5 см, храм Син Якусидзи

Пентада Кокудзо, раскрашенное дерево, 99-100 см, 847 г., пагода Дзингодзи, Киото

Каннон с жемчужиной исполнения желаний, 108,8 см, 836 г., храм Кансиндзи, Осака

К ГЛАВЕ III

Одиннадцатиликая Каннон, дерево, 195,1 см, храм Муродзи

Амида, дерево, позолота, 1053 г., скульптор Дзётё, храм Феникса, Бёдоин

Триада Амида с бодхисаттвами Каннон и Сэйси, 233 см, храм Сандзэнъин, округ Киото

к главе ш

Триада Амида, 140 см, бодхисаттва Каннон (слева), 178 см, бодхисаттва Сэйси (справа), 178 см, лак и золотые пластины поверх дерева, 1189 г., скульптор Ункэй, храм Дзёракудзи, префектура Канагава

Бисямонтэн, раскрашенное дерево, 139,5 см, 1189 г., скульптор Ункэй, храм Дзёракудзи, префектура Канагава

Тысячерукая Каннон, лак и золотые пластины поверх дерева, 339,4 см, 1254 г., скульптор Танкэй, Сандзюсангэндо

Бодхисаттва Мироку, раскрашенное дерево, 112,5 см, 1192 г., скульптор Кайкэй, храм Самбоин, Дайгодзи, Киото

Кудзякумёо, раскрашенное дерево, 78,5 см, 1200 г., скульптор Кайкэй, храм Конгобудзи, гора Коя префектура Вакаяма

Синтоистское божество Хатиман в облике буддийского священника, раскрашенное дерево, 87 см, 1201 г., скульптор Кайкэй, Хатимандэн, храм Тодайдзи, Нара

Двуликий Сукуна, дерево, 87,2 см, около 1685 г., скульптор Энку, храм Хида

Сэнсодзи, преф. Гифу

Бонтэн, 106,5 см, 1201 г., скульпторы Ункэй и Танкэй, храм Такисандзи, префектура Аити

Сошествие трех почитаемых (Амида, Каннон, Сэйси) 68-ой храм Дзиннэин

Одиннадцатиликая Каннон, 13-й храм Дайнитидзи

Бато Каннон, 70-й храм Мотоямадзи

К ГЛАВЕ VI

Дайнити, Фукодзи магайбуцу

Дзидзо Усекновенный, тракт Ягю

Один из стражей врат Нио, храм Мангацудзи

Мироку, храм Онодзи, Нара

Дзуйгандзи магайбуцу, Фудо мёо

Фудо мёо, Набэяма магайбуцу

Будда, Нокогирияма Нихондзи, преф. Тиба

Супруги Дзё и Уба

Заключение

Японская храмовая скульптура Средневековья формировалась под сильным воздействие буддизма, преобразившего ее облик. Новое вероучение дало импульс развитию буддийской пластики с разветвленной, глубоко символичной образной системой. Уже на раннем этапе Япония показала способность усваивать иную культуру, ассимилировать художественные ценности и создавать свои уникальные шедевры. Несмотря на то что идея ваяния буддийских образов была привнесена извне, на японской почве за двенадцать веков скульптура превратилась в составную часть национального искусства. Континентальный пласт буддийской культуры прослеживается в пантеоне многочисленных божеств и связанной с ними мифологии, а также в изобразительных средствах, унаследованных у оригиналов. В результате обретения японских черт в иконографии сложился самобытный стиль, который явился синтезом многопланового индо-китайско-корейско-японского искусства, множества культурных влияний, создавших национальную пластику. Подвергшись сильной трансформации, континентальное буддийское искусство модифицировало островное.

Напряженно всматриваясь в лица, жесты, одеяния будд и бодхисаттв верующий получал нравственный урок, наполнялся духовной энергией, уводившей его в мир непостижимого, где царят отвлеченные идеи. Спаянность религии и искусства, которая в Японии была продемонстрирована еще в период Асука, не покидала национальную скульптуру и в последующие эпохи. Скрещение художественных принципов дало всплеск развитию этого важнейшего вида изобразительного искусства, обладающего «осязательной силой убеждения». Наделенные состраданием и мудростью, буддийские божества помогали верующему преодолеть заблуждения и приближали к истине буддизма, формированию буддийского мироощущения. Японской пластике не чуждо выражение эмоций, но больше она ориентирована на выявление медитативной сосредоточенности, просветления, отключенности от бытийного мира, но сосредоточенности «не подверженным воздействию времени идеалам гармонии, красоты и мудрости».

Спокойным, уравновешенным, обращенным во внутренний мир изображениям будд, противопоставлены выразительные, врывающиеся в пространство храма динамичные фигуры светлых богов и рьяных охранителей Учения. От их эмоциональных фигур исходит заряд энергии. Дисгармония форм и поз не рождает негативное ощущение, наоборот, завораживает. Застылость асукских и ранненарских скульптур сменяется порывом к физическому движению, а позже и проявлением духовной напряженности. Чрезмерность, порой переходящая в гротеск, сегодня трогает современных зрителей, поражает откровенным проникновением в образ и свидетельствует о мастерстве скульпторов, творчески воспринявших буддийский канон, который вобрал универсальные закономерности континентального искусства, обогатив его локальными художественными признаками.

Японские мастера с вниманием отнеслись к изображениям женских персонажей, выступающих в ипостаси бодхисаттв, и особенно Каннон, скульптурные изображения которой, выполненные из различных материалов, отличаются многообразием. Динамика скульптур передается благодаря особому конструированию одежды, задрапированной многоярусными складками, а также через жесты. На смену отстраненности от всего происходящего приходит близость к людям, которые воспринимают образы божества как свои, родные. Царственное величие бодхисаттвы уступает земной трепетности, женственности и чувственности, выявившихся не столько в обнажении форм, сколько в изгибах линий стана, окутанного лентами шарфов. Иконографический тип бодхисаттвы, развивавшийся в японской пластике, приобретает черты земной привлекательности. Заступничество со стороны Каннон осознается и как результат действия непознаваемых высших сил, и как естественное проявление ее доброты и милосердия по отношению ко всем людям, независимо от их положения. Ведь именно бод-

434

Ю.Л. КУЖЕЛЬ. XII ВЕКОВ ЯПОНСКОЙ СКУЛЬПТУРЫ

хисаттвы отказались от блаженств рая, не погрузились в нирвану и ради спасения человечества остались на земле. Исходящая от Каннон благодать выражается в трактовке пластических образов через особую проработку черт лица, одеяний, причесок, что роднит ее больше с людьми, чем с божествами. В хэйанскую эпоху в пластике начинают материализовываться разнообразные образы Каннон, тоже призванные щедро одаривать людей благами, но обладающие мифической многорукостью, многоликостью и всевидящими очами. В умножении голов, конечностей также передается идея движения тела. На смену нарскому реализму приходит эзотерический мистицизм.

Светозарность облика бодхисаттвы Каннон и других женских божеств подчеркивается яркостью мандорл, полихромией нарядов, блеском ювелирных украшений. Все это свечение озаряет их лица с четко выточенными чертами и придает фигурам праздничность, необыкновенную выразительность и оживленность. Декоративными средствами смягчена некоторая статичность поз. Орнаментальность решения обликов Каннон сродни картинности образов других богинь, которые тоже оказывают людям помощь, выступают в роли дарительниц. Бодхисаттве Каннон определено важное место в алтарной композиции храма: находясь рядом с Буддой, она подчеркивает его космическую суть. Когда Каннон предстает отдельно как основная святыня хондзон, то в ее облике больше подчеркиваются человечность и женственность. Этими же живыми чертами, мягкостью, задумчивостью, печалью, наделены и другие буддийские женские персонажи. Покой и равновесие фигур второго плана и их правильное расположение в пространстве храма призваны сделать зримыми духовные качества высших божеств и идеально воплощают буддийскую идею целостности и гармонии мира.

Но из круга описанных выше божеств выбиваются так называемые необычные образы хэнна буцудзо, к которым, например, принадлежит Тысячерукая Тысяченогая Каннон - Сэндзю Сэндзоку Каннон из маленького храма-часовни Сёмёдзи (основан в 1004-1010 гг.) в префектуре Сига недалеко от о.Бива в районе Кохоку. Высотой 42,1 см из наборного дерева со вставленными глазами в технике гёкуган она создана в эпоху Хэйан и постоянно находится в ковчеге дзуси. Считается, что эта Каннон наделена всеми добродетелями других Каннон и в любое время в любом месте готова выступить

Тысячерукая Тысяченогая Каннон, техника наборного дерева,

покрыта лаком, 42,1 см, 1001-1010 гг., храм Сёмёдзи, преф. Сига

в роли спасительницы. Ее гневный лик, как у Бато Каннон и Светлых государей, не смущает верующих, поскольку свидетельствует о том, что она стоит на страже интересов буддийского учения и нетерпима к его врагам. Над одиннадцатью ликами, как и положено, возвышается фигурка будды кэбу-цу. Оголенный верх едва прикрывает нагрудное украшение, а низ задрапирован треугольным передником, из-под которого выглядывают короткие до колен «штанишки». На ладонях рук - по глазу как символу всевидения. Две основные руки сжимают скипетры. Большие выразительные глаза явно не соотносятся с японским каноном: больше напоминают индийский прототип. Полихромия скульптуры проявляется в золотистом цвете всей фигуры, красных губах, белых зубах и синих волосах. Безусловно, самой удивительной частью скульптуры являются многочисленные ноги, за что эта Каннон

436

Ю.Л. КУЖЕЛЬ. ХИ ВЕКОВ ЯПОНСКОЙ СКУЛЬПТУРЫ

получила название тадзоку - многоножка, ее сравнивают с сороконожкой мукадэ. Ноги как будто вырастают из нижней части фигуры. Из них пять справа и пять слева вполне реалистичны: согнуты в коленях и заканчиваются ступнями с пальцами одной длины. Остальных ног не видно, но четко обозначены их ступни. Необычные скульптуры не столь часто встречаются в японской иконографии, тем не менее они украшают различные провинциальные храмы, и их обзор способствовал бы расширению границ изучения буддийской скульптуры. Но это задача другого исследования.

Японская скульптура, вышедшая из недр древнейшего неолитического искусства, представленного глиняными идолами догу и многообразной по формам и сюжетам погребальной пластикой ханива, прошла многовековой путь, прежде чем появиться в буддийских храмах в виде бессмертных средневековых творений. Пластическая выразительность древних фигурок, их сдержанность дали импульс для формирования базисных принципов последующей скульптуры. Присущая буддийской скульптуре монументальность вызревала в мелкой глиняной пластике, как круглой, так и носящей линейный характер. Стилистика, присущая эстетике фигурок ханива, вобравших ясность скульптурных форм, четкость и эмоциональность в трактовке лиц, обобщенность силуэта, точность деталей была воспринята буддийской иконографией, отличающейся многослойной символикой, концентрацией вечных истин, отстраненностью от потока жизни, просветленностью. Накопленный опыт позволил сформировать национальный облик японской скульптуры, развивавшейся в русле местных традиций и благотворного континентального воздействия.

На протяжении столетий в Японии сформировалась пластика, за которой стояло китаизированное искусство, включившее элементы культуры Индии, Ирана, Средней Азии, эллинистического мира и местные традиции. Постижение пластических свойств японского искусства невозможно без осмысления кодов азиатской и дальневосточной культурной матрицы, проявившейся в едином храмовом ансамбле, который соединял архитектуру, живопись и декоративно-прикладное искусство. Каноническая замкнутость скульптур не мешала выявлению многогранных чувств и обнажению сложной символики. Развитие пластического мышления определило на века приоритетное значение скульптуры в постижении мира. Японцы не удовлетворились готовыми образцами буддийской иконографии, не ограничились копированием, а создали свои сложные трансформированные варианты изображений будд, бодхисаттв и других божеств, которые не потерялись в потоке времени и стилей, а приобрели новое звучание на национальной почве. Общность иконографических основ помогает современному зрителю постигать неисчерпаемый по разнообразию мир духовности и красоты, воплощенный в многочисленных буддийских скульптурных образах.

Словарь терминов

агёдзо амида дзёин Аннамифу анъиин анъисёсюин арабори

левая скульптура стража врат Нио с открытым ртом мудра, характерная для будды Амида

стиль ваяния Аннами

мудра, характерная для будды-целителя Якуси

тип мудры

грубый стиль ваяния

арабори арацути грубый слой глины, используемый при лепке скульптуры арукаикку сумайру архаичная улыбка

асана (санскр.) бандзякудза бисёбуцу боакудай сёмэн

поза буддийских божеств

(см. ивадза)

улыбающиеся будды мастера Энку буйный лик божества

бодай (санскр. бодхи) дерево, под которым Будда обрел просветление; высшая сте-

бодхисаттва

пень духовного прозрения, состоящего из трех уровней - состояние архата, бодхисаттвы и Будды

мифологическое существо, достигшее состояния высшей духовности, отказавшееся от погружения в нирвану, чтобы помогать всем живым

бокаси

на пути к спасению от страданий

художественный прием, характерный переходом цветов от яркого к бледному

бонкё босацумэн буки букко

пучок из волос на макушке бодхисаттвы Мондзю лики бодхисаттвы (кугадзёсюцу).

оружие, атрибут некоторых божеств

см. бусси

бункадзай (дзюё ~ ) важная культурная ценность

буппацуин бусси

бусси кэйдзу буссё буссокусэки буцуган буцуган

тип мудры

мастер буддийской скульптуры, скульптор

реестр буддийских скульпторов

скульптурная мастерская

следы Будды на камне

глаз Будды

ниша в пещере с буддийскими изображениями (см. магайбуцу)

буцугумон буцудан буцу но тайё буцуто бэмпацу

орнамент, связанный с буддийской тематикой домашний буддийский алтарь

классический стиль, созданный скульптором Дзётё голова Будды

косичка, часть прически макигами

бякуго (санскр. урна) третий глаз в межбровье, 17-й телесный признак Будды

вадзуми

ваё сюмидза

вакисю

техника изготовления глиняных фигур ханива пьедестал сюмидза в японском стиле одна из сорока рук бодхисаттвы Каннон

вандзэн варабитэ гадзо гарандзин гатирин гимбуцу гёрэн гогё

браслеты на запястьях

прическа, напоминающая листья папоротника

см. нэхандзо

скульптуры охранителей веры

атрибут в виде лунного диска

скульптуры с серебряным отливом

верхняя часть пьедестала Каннон лотосовыми листьями вверх сплетение пяти пальцев, связанных с пятью первоэлементами

годзандзэин годзёгэса гокорин госинтай

тип мудры

кэса (одеяние) из пяти кусков материи

колокольчик (атрибут)

священное тело божества, роль которого играли, в том числе, синтоистские скульптуры

госёккоин

мудра пяти цветных лучей

гохякуракандзо гэдзюсюцу гэки гэнкэй гэндзайбуцу гуэнка дайандзиёсики дайбусси дайдза дайдоин дайкохай дайсанган дайсинъин дайсёмэн дайсодзёбуд.

изображения пятисот раканов

лики божеств с выпирающими клыками

алебарда (атрибут)

главная модель

будда настоящего

плод для жертвоприношений (атрибут)

стиль дайандзи, по названию храма Дайандзи в Нара главный скульптор

трон, пьедестал

тип мудры

большая мандорла

третий глаз

тип мудры

смеющийся лик божеств

архиепископ, Великий общинный распорядитель

дайтиин дайэ

мудра Великого Знания оплечье, буддийское одеяние

даккацу кансицу техника создания лаковой скульптуры

дандзо тёкоку

дзадзо

дзакуро

дзёбонтюдзёин

дзёган

скульптуры из сандала

сидячая фигура

стилизованный плод граната (атрибут Каритэймо) тип мудры Учения

стиль скульптуры, названный по годам Дзёган

дзёроку (итидзё року сяку) стандарт, в котором отливались скульптуры: 1 дзё около

3 м, 6 сяку более 1,8 м, т.е. высота стоящего Будды в метрической системе 4,8 м, сидящего 2,7м

дзёрокубуцу дзёхаку дзимоцу дзитё дзихацубу дзихимэн дзито дзобусси дзобуссё дзобуцу дзобуцутёкан дзуйсёмон дзуко (бу) дзуси дзэндзёин дзэндзё но Сяка

будды, созданные в стандарте дзёроку

одеяние божеств, слегка прикрывающее грудь

атрибуты в руках

мастера, выполнявшие разовую работу

часть прически Каннон, выступающая из-под обруча тэнкандай лик, обращенный на добродетельные существа

кольца в ушах

см. бусси

см. буссё

создание скульптур

см.дайбусси

символические рисунки на ступне будд - знаки доброй судьбы

нимб

ковчег в храме

мудра созерцания

Шакьямуни в позе созерцания

дзэнна харамицу

мудра созерцания

дзюбонтюдзёин

тип мудры

дзюдзо

прижизненная статуя

дзюдзу

четки

дзюнидайган

двенадцать Великих обетов Якуси

дзюнитэн

двенадцать небожителей

дзяма

попираемый демон

добуку, дофуку

одеяние халатного типа

догу

древние охранные идолы из глины

доганфу

скульптурное изображения в детском стиле

докуро

череп,атрибут

докэйбуцу дохацу ивадза идза идзо

детская скульптура

прическа в виде вздыбленных волос

трон, напоминающий скалу

поза со спущенными ногами

изображение сидящего божества со спущенными ногами

игата

форма для литья

икаригата

икко сандзон

высокие плечи (тип плеч божества)

тип пластики с общей для всей скульптурной композиции мандор-лой

инкэй инсо (ин) исиботокэ

(см. инсо)

мудра, «печать»

каменная скульптура

исигата

форма для литья из камня

иссэкидзукури итакохай итибоку ёганъин

ёко

каменная скульптура из единого блока

тип мандорлы из двух пластин ита

вырезание скульптуры из единого ствола дерева

тип мудры

пояснично-набедренные латы

ёндзюхатитайбуцу сорок восемь буддийских скульптур

ёраку кай кайгэнкуё кайдзандо каёдза

украшения

ракушка (атрибут)

церемония открытия статуи, доел, «открытие глаза» зал, где выставлялись скульптуры основателей храмов трон в виде цветов

кагамиита

основные панели трона

кайкондзики но дзо золоченая скульптура будды Амида в храме Феникса

какобуцу камабокогата

будда прошлого

скальные скульптуры в период Муромати дугообразной формы

камати

база, элемент пьедестала

каматидза

общее название для элементов трона - увагамати и ситакамати

каммури камон кандзё кандзёбан кандзёин караё сюмидза каракуса каракусамон

корона

цветочный орнамент

таинственный обряд, в буддизме «окропление головы»

бронзовые стяги в храмах

тип мудры

трон сюмидза в китайском стиле

китайское растение

китайский растительный орнамент

каёдза касёдза

трон в виде открывшейся водяной лилии трон в виде перевернутых листьев лотоса

каэнко

мандорла со сполохами пламени

каэнринко каэрибана кибусси кидза

отдельные сполохи пламени на мандорле небесных царей часть трона, цветами вниз

скульптор по дереву

положение, напоминающее сидение на пятках

кидзин кимбуцу киммэки

демоны в индийской мифологии бронзовые скульптуры с золотым отливом см.токин

кимпакуоси киндобуцу кинкан

техника нанесения золотой фольги с помощью лака или клея золоченая бронзовая скульптура

золотое кольцо (атрибут)

киндзюдза киссёка китидзёка китидзёдза кёдзи босацу кёкан кёко кобу коку кёкурокудза кёнин кёсинко когай коё Тайсидзо

см. тёдзюдза

см. дзакуро

плод для изгнания злых духов (атрибут)

монументальная поза сидящего Будды

предстоящие бодхисаттв

свиток (атрибут)

парные латы, закрывающие верх груди

неквалифицированные работники скульптурных мастерских

наемные скульпторы

кресло со сквозными спинками, на которых восседали патриархи глаза в виде абрикосовой косточки

(см. синко)

декоративная шпилька

скульптурный портрет Сётоку Тайси, символизирующий сыновнюю почтительность

кокухо кокэй

национальное сокровище высокая прическа

комаин

тип мудры

кондзикисо конгобо конго гассё

сияние, исходящее от тела Будды, 15-й физический признак Будды палица (атрибут) тип мудры

конгокэнъин конгосё

тип мудры (алмазный кулак) см. косё

конгоси

алмазный палец

косан, сэссё Тайсидзо образ Сётоку Тайси регента

косё

ваджра (атрибут), иконографический тип ваджры представляет собой палицу с разнонаправленными зубцами - двумя, тремя, четырьмя (четыре периода жизни Будды, четыре благородные истины), пятью, девятью, а крестообразная ваджра указывает на распространение учения Будды на все стороны света

косинуно

косэцу но бисё

котэ

кохай

ткань, обернутая вокруг поясницы, часть одеяния см. арукаикку сумайру

поручи

тип мандорлы

кубон (кухон) но райго обряд встречи души умершего

кубон одзёин кугадзёсюцу кудзякуо кумо кун курики кутикидза кухон буцу кэбан

кэбан укэита кэйко

мудры, связанные с обрядом райго лик, похожий налик бодхисаттвы павлинье перо

облако (атрибут)

юбка, часть буддийского одеяния божественная сила

пьедестал кутики, имитирующий старое дерево девять иконографических типов Амиды элемент трона элемент трона

латы в виде поножей у небесных царей

кэндзоку

кэнко

предстоящие

наплечные латы

кэнсаку (кэндзяку) лассо (атрибут)

кэса

см.дайэ

кэсоку кюдэн

ножки на троне, упирающиеся в элемент трона - укэдза дворец (атрибут)

кякубуцу см. хондзон неосновная скульптура в храме

магайбуцу

макигами

наскальные изображения будд

прическа со спускающейся на левое плечо косичкой бэмпацу

мандала маэдатэ маэтаорэ мидадзёин

микайрэн

буддийская картина мира, мистическая диаграмма Вселенной деталь амуниции, прикрывающая пах наклон вперед (поза сидящей фигуры)

мудра Амиды

нераскрывшийся лотос (атрибут)

миккётэки буцудзо эзотерическая буддийская скульптура

мимитабу мирайбуцу

мочка ушей будда грядущего

митамаирэ митамануки мицуин

МО

синтоистский обряд обретения души

синтоистский обряд выставления фигур вне святилища (см. инсо)

см.кун

могакэдза (мокакэдза) пьедестал, покрытый юбкой мо

мокакэсэннодзидза вид трона

мокусин кансицу техника создания лаковой скульптуры

мокусоуруси

мосаки

древесные опилки, смешанные слаком задрапированная передняя часть юбки мо

мотодори мугё мунакадзари мусо мусубибуми мэгами мэйбун надэгата накацути

высокая прическа Каннон, на которой установлена фигурка тёдзёбуцу см. мусо ожерелье

в типологии мудр - отсутствие признака «со»

свернутый свиток (атрибут)

богини

имя-надпись на скульптуре

покатые плечи (тип плеч у будды)

средний слой глины, используемый при лепке скульптуры

намубуцу, намубуцу Тайсидзо скульптурный портрет Сётоку Тайси, изображенно

го в молитве

нанто бусси скульпторы из южной столицы

натабацури стиль, свойственный Энку, вырезание из дерева с помощью топорика

натабори но буцудзо скульптуры из дерева, вырезанные при помощи короткого

ножа с широким лезвием ната в грубом стиле

нёирин (санскр. мани) жемчужина исполнения желаний

нёрай кэнъин тип мудры

нидзюсэннодзидза вид пьедестала

нидзюэнко

вид мандорлы с наплывающими кругами

никкэй, никукэй (санскр. ушниша) шишка мудрости, физический признак Будды

никкэйсю никубори

драгоценный камень в центре шишки мудрости рельеф

ниндокаракусамон см.каракусамон

нисэ-э

придворная живопись, подобные портреты

нитирин нитирин ноэ нэндзибуцу нэхандзо

солнечный диск (атрибут)

изображение Кукай в состоянии просветления см. кэса

дорожная фигурка будды, которую брали с собой лежащая поза Будды

нюдзёсо оибуцу

статуя мидитирующего Будды

будда из дорожной корзины, мелкая пластика, которые носили мона-хи-бродники

оно

топорик (атрибут)

осодэ

рагё, рагёдзо

радэн

райго

райгоин

райгокё

райго сандзон

развевающийся длинный рукав, деталь одеяния Небесных царей скульптуры с оголенным торсом перламутр

композиция, изображающая спускающегося с небес Амида тип мудры

изображение в рост Амиды, встречающего души Триада сошествия почитаемых

ракан (санскр. архат) ученик Будды

ракэй рахацу рёкин римпомон ринко риннодза

прическа в виде вырезанных волн

прическа будд в виде мелко закрученных волос

шейный платок, завязанный на бант, деталь одеяния Небесных царей орнамент в виде колеса Закона

нимб в виде круга

поза Каннон с Лошадиной головой, при которой ступня согнутой в колене правой ноги лежит на вывернутой ступне лежащей левой ноги

ринхокой рогата родза ро-со-дзяку

рэмбасики рэмбэн

рэнгэ рэнгэхассюдза рэннику рокэйтюдзо рэмбэн

рюдзо саммай

ореол в виде колеса закона у Небесных царей форма для литья из воска

сидящая скульптура, находящаяся вне храма деление учеников Будды по физическому состоянию рябь волн,стиль одеяния

плоское сидалище в лотосовом троне многолепестковый лотос

лотосовый трон

плоское сидалище на троне

скульптуры, отлитые с помощью воска

лотосовый пьедестал

стоящая поза

будды трех миров

сандо

три шейные складки, символизируют три пути круговорота человеческого существования риннэ: бонно (заблуждения и страдания), гё (подвижничество), ку (мучения). Имеет также значение - три ступени подвижничества сюгё но данкай

санкёкухо

способ моделировки корпуса статуи

сансагэки

трехзубчатая алебарда (атрибут)

сасанами

гравированные медные пластины, покрывающие пол-пруд в алтаре госпожи Татибана

сиагэцути

сигами

отделочный слой глины, используемый при лепке скульптуры изображение львиной морды, завершающей наплечные латы или львиная маска на животе у Ситэнно

сидзё но буцу сикинасу сико

Исторический Будда

элемент трона

скульпторы, имевшие статус государственного служащего

СИНДЗО синко(бу) синнумэн синею

скульптуры синтоистских божеств ками часть мандорлы, примыкающая к спине гневные лики

две руки Каннон, сложенные в молитве

сиппокан сиппэй сисигёсо

корона семи сокровищ

атрибут дзэнских наставников

один из тридцати двух телесных признаков Будды, надутые как льва щеки (брыли)

сисидза

львиный трон

сисикан

львиная морда-корона

сиссицудза сисэй ситаёко

пьедестал в виде камней поза

латы в виде юбки до колен

ситакамати ситакаэрибана ситидзёгэса сёбусси

СОИН

элемент трона

элемент трона

кэса из семи кусков материи младшие скульпторы (см. инсо)

согата

форма для литья из глины

СОГИСИ

верхняя часть одеяния бодхисаттв

содзо

глиняная скульптура

содэ

нижняя часть свисающих широких рукавов

сокка ампэйрицусо один из тридцати двух телесных признаков Будды, характе-

резуется совершенно плоской подошвой ступни

сока ниринсо сокутиин сокутай сокэй

физический признак Будды, относящийся к ногам и рукам

тип мудры

парадная одежда, в которой изображены камакурские военачальники два пучка волос на голове

сорими

наклон назад (поза сидящей фигуры)

сосидо сосингу сувариката суйбё суйкабу суймон

патриарший зал для скульптур патриархов украшения поза (сидячая)

кувшин мудрости (атрибут)

разновидность шарфа тэннэ

орнамент в виде волн

суйхацу (суйбоцу) волосы, лежащие на плечах поверх одеяния

сунагата сухамадза сэйрэкидза сэкидзо сэкибуцу сэкитай

форма для литья из песка пьедестал, имитирующий песчаную отмель

тип пьедестала

скульптура из камня

см.исиботокэ

бант-бабочка у лона богини, деталь одеяния Каннон

сэккуцудзиин сэмпукутайрин сэмуйин сэндайдза сэнкоку сэннодзидза сэппоин сюгё

пещерный храм

большой колокольчик, атрибут тип мудры

(см. сюмидза)

гравировка, линии гравировки

вид трона

тип мудры

изображение Кукай как аскета

сюин сюэмбу сюмидза

(см. инсо)

внешняя часть мандорлы кохай

алтарь в храме часто в виде многоступенчатой террасы, олицетворяющий центр вселенной - гору Сумеру

Сяка сандзон

Триада Будды Шакьямуни

сякэй (рэнгэгата) украшение на темени Светлого царя в виде цветка лотоса

сякудзё, сяку

жезл (атрибут)

сярира (санскр. шарира), сяри, буцусяри останки Будды и похоронного костра

тайнайбуцу таканикубори танкэй татикибуцу

будда во чреве, помещенный во внутрь большей по размерам статуи

высокий рельеф

один пучок волос на голове

стоящие скульптуры, вырезанные из старого дерева, росшего на вершине горы

тиго

детское изображение Кукай

тикэнъин

мудра, характерная для Дайнити (из Мира Ваджры)

тиндзо, тинсо тинёрай

портретные скульптуры будды мудрости

тёган тёдзёбуцу

вставной глаз у скульптуры

отдельная фигурка будды, возвышающаяся над ликами, вырезанными на голове Каннон

тёдзюдза тёкурицу токин

зооморфный трон

сидящая прямая фигура, т.е. без наклона золочение бронзовой скульптуры

токко торибоси

жезл, атрибут

корона в виде птичьего хохолка у наскальной скульптуры

тёкурицу (сисэй) вертикальная (поза)

тэко тэмборинъин тэнгай тэнкандай тэнкантай

латы в виде наручей

тип мудры

балдахин над троном

головной обруч

ленты, спадающие с головного обруча

тэннэ

летящий шарф, часть одеяния

тэнтиган

тип глаз «Небо-Земля»

тэнъи

см. тэннэ

тэнъидза тэнъита тэцубуцу тэцусин тюкэй

см. сэннодзидза

верхний бордюр трона тэнъидза

скульптура с металлическим отливом, скульптура из железа металлические пластины для крепления лаковых скульптур внутренняя (центральная) глиняная модель

тюдодзо тюсё

бронзовая скульптура

мастерская, где отливали бронзовые скульптуры

тяккодзо

скульптура в доспехах

цукэн увагамати уваёко укаригата укибори укэдза укэита унгёдзо уохирэ уруси усуникубори уэкаэрибана хадзи

способ надевания одежды

элемент трона

набедренные латы

высокие плечи (тип плеч у будды)

см. никубори

элемент трона

элемент трона

правая скульптура стража врат Нио с закрытым ртом

см.хирэ

лак

невысокий рельеф

составляющая трона

ритуальные глиняные сосуды

хаккэн

при перемещении скульптур молят об их возврате, см. митамануки

хакуоси ханива

техника нанесения сусального золота

древние глиняные фигурки, предметы материальной культуры

ханиси

мастера ханива

ханкасиюи

ханкафудза

поза мидитирующего божества (Мироку)

«половинная фудза», когда видна открытая ступня только правой ноги, лежащей на левом бедре

ханка фумисагэ

в этой позе правая нога закинута на опущенную левую или лежит на пьедестале

ханникубори хатасодэ

полурельеф

часть рукава одеяния Небесного царя

хати (санскр. патра) чаша для подаяния (атрибут)

хатиё хатисэй хацурибуцу хибуцу

восьмилепестковый лотос, обрамляющий голову как нимб

восьмеричный путь

будды, вырезанные топориком хацури

скрытое изображение, недоступное для обозрения или доступное в определенное время

хида

хидзири

хирэ

хитэн

складки одеяния

святой

«плавники», украшающие одеяние по бокам небожители

хитэнко

мандорла с рельефами небожителей

хо

скипетр (атрибут)

хогэн

звание буддийских иерархов, также присваивалось скульпторам

ходзю ходзюко хоин

см. мани и дзюдзу нимб в виде сполохов пламени свастика (атрибут)

хоин

хокан Сяка хокёинто хоккайдзёин хоккё

звание буддийских иерархов, также присваивалось скульпторам Шакьямуни в короне

японская ступа

мудра, характерная для Дайнити из Мира Чрева

звание буддийских иерархов, также присваивалось скульпторам

хоко хокэй

см. сансагэки

высокая прическа

хоккэн

обряд, при котором скульптуры становятся экспонатами, а не объектами культа

хомпасикиэмон хондзибуцу

одеяние с обилием вырезанных складок в виде набегающих волн буддийское божество, соотносимое с синтоистским

450

ІО.Л. КУЖЕЛЬ. XII ВЕКОВ ЯПОНСКОЙ СКУЛЬПТУРЫ

хондзон

хорагай

«истинно-почитаемое» - основная скульптура в храме раковина (атрибут)

хорин

колесо Закона

хосогэ каракусамоё ажурный растительный орнамент

хоссу

хосю

хосядзёкохай

хосяко

хото (тахото)

хотокэ

хоэсуйка, хоэ

хоэсуйкадзо

хэнгэ

мухогонка (атрибут)

тип пластики, над головой божества изображен нимб хосю

мандорла, испускающая лучи

нимб, пронизанный разновеликими лучами, расходящимися от центра

ступа

будда

тип одеяния

скульптуры в одеянии хоэсуйка

«превращенные» изображения Каннон

хэндан укэн хэнна буцудзо уэкаэрибана фукуко

способ надевания одеяния

необычная скульптура

составляющая трона

латы в виде полоски, спускающейся от сиками, часть одеяния небесных царей, прикрывает живот

фукухомбасики см. рэмбасики

фумиварирэнгэ фумигаэси фунагата кохай фундзоэ фунну(мэн) футаэ фуцу но ката эгоро эйдо

эмпацу

энко

поза, при которой ноги упираются в раскрытые цветы лотоса форма-реплика для создания металлических копий

мандорла в виде ладьи

кэса из кусков материи, которые подобрали

гневный лик божества

полузакрытые глаза

обычные плечи

курильница с длинной ручкой (атрибут)

портретный зал основателей храмов кайдзандо

прическа в виде вздыбленных волос

нимб, состоящий из нескольких концентрических окружностей

юм и

лук (атрибут)

я

стрела (атрибут)

ягарамон

якко

орнамент, изображающий стрелы горшочек со снадобьями, атрибут будды Якуси

ясясин

персонажи индийской мифологии, у которых вместо ног рыбьи плавники

яматодзувари

редкий тип позы, когда сидят, поджав колени под себя

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >