Тенденции и возможные нарушения соматического и психического развития людей в пожилом возрасте

Старение, будучи естественным физиологическим процессом, сопровождается, тем не менее, сложным комплексом негативных возрастных изменений в организме человека. Инволюционные признаки проявляются во внешнем виде (у старого человека увядает, теряя эластичность и тургор, кожа, седеют волосы), атакже в функционировании практически всех органов: кости становятся хрупкими; суставы утрачивают подвижность; кровеносные сосуды становятся менее эластичными; скорость кровотока замедляется; изменяется состав крови: повышается уровень липидов, холестерина, сахара. Голос человека «садится», теряет звонкие верхние частоты и потому звучит хрипло; изменяется форма грудной клетки. Снижается активность иммунной системы; уменьшается зоркость зрения, слабеет слух; ослабевает и нарушается деятельность нервной и эндокринной систем, а также системы дыхания *.

Инволюционные изменения приводят к ухудшению деятельности сердечно-сосудистой системы; повышается риск смерти в результате кардиологических заболеваний. Если у людей возраста 40-50 лет болезни сердца служат причиной смерти у 25 %, то у 50-60-летних этот фактор достигает 40 %, у 60-70-летних - 52 %. У людей возраста от 70 до 80 лет он достигает 62 %, а от 80 до 90 лет - составляет 66 % всех случаев смерти.

Из-за ослабления чуткости нервной системы пожилые люди замедленно реагируют на изменения внешней температуры и поэтому больше подвержены неблагоприятному воздействию жары и холода. Изменение чувствительности разных органов чувств приводит к ослаблению чувства равновесия, неуверенности поступи, потере аппетита, потребности в более яркой освещенности пространства. Так, например, людям старше 50 требуется вдвое больше света по сравнению

1 Гамезо М.В., Герасимова В. С., Горелова Г. Г., Орлова Л. М. Возрастная психология: личность от молодости до старости: Учебное пособие. - М.: Педагогическое общество России, Изд. Дом « Ноосфера», 1999. с 20-летними, а старше 80 - в три раза; у 20-летнего человека рана заживает в среднем за 31 день, у 40-летнего - за 55 дней, у 60 летнего - за 100 дней Ч

Процесс старения отличается неравномерностью. Признаки старения в разных органах и системах организма появляются не одновременно: одни органы «стареют» раньше, а другие - позже. Острота зрения начинает ухудшаться уже после 20 лет, изменения опорно-двигательного аппарата появляются после 30, сердечно-сосудистой и мышечной систем - после 40, ухудшение слуха становится заметным после 50. Начинаясь в разные возрастные периоды, инволюционные изменения постепенно прогрессируют.

Это приводит к ограниченности физических возможностей, уменьшению жизненной активности и появлению хронических заболеваний (по данным на 2014 год, примерно 80 % пожилых людей в США имеют, по крайней мере, одно хроническое соматическое заболевание, а 60-65 % имеют два и более хронических заболевания[1] ).

В процессе старения страдает и психика. Психические процессы замедляются; память и внимание ухудшаются; теряется способность радоваться и эмоционально реагировать на различные события; появляется чувство слабости и общего недомогания; снижается способность приспосабливаться к изменяющимся условиям жизни - появляется старческий консерватизм; развивается эмоциональная неустойчивость, тревога. Возникает склонность к фиксации на неприятных переживаниях, тревожно-депрессивная окраска настроения.

Интеллектуальная деятельность пожилых людей, с точки зрения одних исследователей, снижается. А с точки зрения других - приобретает характер «особой логики мысли»: пожилые люди персонализируют мыслительную задачу, дают ей интерпретации, находят несколько возможных вариантов решения.

Изменение психического функционирования в связи с возрастом проявляется избирательно и в различные возрастные периоды. Так, сравнительно рано начинает ослабевать у человека способность воображения - его яркость и образность. Затем происходит уменьшение подвижности психических процессов, вызывающее снижение способности быстрого переключения внимания. В более пожилом возрасте

ухудшается усвоение новых знаний и возникают трудности в воспроизведении нужных в данный момент сведений (элективное расстройство памяти) - эти сведения вспоминаются только спустя какое-то время. Свойственное личности качество интеллектуальных процессов сохраняется довольно долго. Но в связи с замедлением темпа течения психических процессов решение тех или иных задач требует больше времени.

Такие изменения, выраженные в большей или меньшей степени, сопровождают процесс старения практически у каждого человека. Возраст, который обычно считается началом возникновения психических изменений, связанных с инволюцией, составляет в среднем 50-60 лет.

Уникальное по количеству респондентов - почти 3 миллиона человек - эмпирическое исследование влияния возраста человека на его интеллектуальную деятельность провели психологи Массачусетского технологического института [2] (размер выборки был увеличен за счет привлечения к участию в тестировании пользователей Интернета). Полученные результаты позволили сделать вывод о том, что различные типы умственной деятельности достигают своего пика в разные возрастные периоды.

Скорость обработки информации растет до 18-19 лет, после чего начинает постепенно снижаться. Пик возможностей кратковременной памяти приходится на 25 лет и остается на одном и том же уровне примерно до 35 лет. Пик развития умения распознавать лица и кратковременной зрительной памяти приходится на 30 лет. Навык распознавания эмоционального состояния людей достигает своего максимума в 40-50 лет.

Для геронтологов важным результатом этого эксперимента является вывод о том, что словарная память человека - главный показатель работы памяти - у современного человека с возрастом не уменьшается. Возможно, это объясняется тем, что в последние десятилетия человеку постоянно приходится иметь дело с огромными объемами информации и создавать, тем самым, условия для ежедневной тренировки памяти, обеспечивая ей сохранность на долгие годы.

Физиологи, в свою очередь, утверждают, что у лиц пожилого возраста можно улучшать функции дыхания, кровообращения и мышечную работоспособность за счет систематического выполнения определенной системы тренирующих упражнений.

Все это свидетельствует о существенной роли профилактической работы в деле обеспечения психического и физического здоровья в старости, особенно актуальной в свете увеличения продолжительности жизни населения.

С возрастом возникает необходимость усиления сознательного контроля и регуляции процессов в эмоциональной и психомоторной сферах человека. Поскольку центральным механизмом сознательной регуляции является речь, ее значение в период геронтогенеза существенно возрастает. Б. А. Ананьев утверждал, что речемыслительные второсигнальные функции противостоят общему процессу старения и сами претерпевают инволюционные сдвиги значительно позже других психофиологических функций; эти важнейшие приобретения исторической природы человека становятся решающим фактором онтогенетической эволюции человека'.

Старение - процесс индивидуальный. У разных людей инволюционные изменения в организме появляются в разном возрасте, и затрагивают они разные органы и системы. При этом психические возрастные изменения не всегда коррелируют с соматическими проявлениями старения организма.

Многие старики сохраняют высокую творческую активность, оптимизм и способность находить радость жизни в изменившихся условиях. Такое состояние становится возможным благодаря наличию в процессе психического старения некоторых положительных сдвигов, которые являются компенсаторными или приспособительными в изменившихся условиях жизни пожилого человека[3] .

Рита Леви-Монтальчини, итальянский нейробиолог, долгое время бывшая старейшим лауреатом Нобелевской премии (в 2014 году она ушла из жизни в возрасте 104 лет), сказала на пресс-конференции в Риме, устроенной по случаю ее 100-летнего юбилея: «Несмотря на то, что мне исполняется сто лет, соображаю я сейчас - спасибо опыту -гораздо лучше, чем тогда, когда мне было двадцать».

В последнее время в научной литературе начинает превалировать такой взгляд на процесс старения, который предполагает, что старение - это не просто инволюция, угасание и регресс. Результаты исследований закономерностей возрастного развития убедительно доказывают, что старение - это, скорее, продолжающееся становление человека через приспособительные и компенсаторные механизмы.

Исследователи научной школы Б. Г. Ананьева ввели в геронтопсихологию понятие реституциализации в геронтогенезе - появление в психике стареющего человека приспособительных изменений и развитие комплекса процессов восстановления, направленных на замедление старения. Этот комплекс является новообразованием в пожилом возрасте

Снижение уровня психической деятельности происходит одновременно с качественными изменениями психики, которые уравновешивают это снижение за счет структурного единства дефицитарных признаков старения с позитивными или компенсаторными. Это дает возможность пожилым людям успешно адаптироваться к новым условиям жизни.

Изучение когнитивных способностей пожилых людей возраста 65-93 лет показало, что они используют структуру своего опыта, черпая из него элементы для удержания имеющихся знаний на должном уровне и для переработки их в новые знания.

Огромный объем жизненного опыта, накопленный за долгие годы жизни, в сочетании со зрелостью оценок и развитой способностью к саморефлексии, позволяют пожилому человеку произвести «ревизию» своих прошлых установок и взглядов, сформировать новую жизненную позицию с учетом изменившихся личностных и социальных обстоятельств, и на ее основе обрести осознанно-спокойное, наполненное оптимизмом и готовностью к дальнейшим переменам отношение к жизни. Такая позиция позволяет пожилым людям в значительной степени развивать некоторые свои способности и даже проявлять новые.

Образцы необычайной работоспособности после 70 лет приводит в своей книге «Возраст и достижения» американский исследователь Харви Леман[4] на примере биографий известных деятелей науки и искусства. Это биологи П. Ламарк и Ж.-Л. Бюффон, математики М. Эйлер и К. Лаплас, физик Г. Галилей, философ И. Кант, художник Дж. Беллини, писатели В. Гюго, Томас Гарди и Лопе де Вега, композиторы Россини и Верди.

Немецкий естествоиспытатель А. Гумбольдт работал над главным трудом своей жизни монографией «Космос» в возрасте от 76 до 89 лет; великий русский физиолог Иван Петрович Павлов в 73 года написал

выдающуюся книгу «Двадцатилетний опыт», а в 77 лет - «Лекции о работе больших полушарий головного мозга». Австрийский композитор И. Гайдн, создавший более сотни симфоний, лучшие из них -«Шесть лондонских симфоний», которые стали вершиной его творчества, написал в возрасте «за 60».

Тем не менее, сам X. Леман и его единомышленники рассматривали эти случаи как исключение из общей закономерности.1

Сохранность возможностей людей в позднем возрасте наблюдается далеко не всегда. Возрастные биологические изменения в организме и социально-психологические факторы способствуют развитию психических заболеваний. В США, например, 20,4 % людей в возрасте 65 лет и старше имеют признаки наличия психического расстройства, в том числе деменции, и 50 % пожилых людей имеют когнитивные нарушения[5] . В России среди людей старше 65 лет психические нарушения различной степени составляют 30-35 %. Это, в основном, пограничные расстройства, включающие неврозоподобные нарушения, аффективные расстройства и изменение личности. Психозы с выраженными расстройствами имеют 3-5 % пожилых россиян.

Во многих случаях сам факт старения и целый ряд сопутствующих ему сложных жизненных ситуаций создают условия для нарушения психологического равновесия человека. Конец профессиональной деятельности в связи с выходом на пенсию, изменение стереотипа жизни, утрата близких людей, одиночество, финансовые трудности, болезни, ограничивающие физические возможности и вызывающие ощущение немощи, утрата независимости из-за неспособности самостоятельно справляться с проблемами быта, поддержания чистоты и личной гигиены, страх перед будущим, осознание неизбежности приближающейся смерти - вот далеко не полный перечень психологических проблем, с которыми сталкивается пожилой человек.

Поэтому, как показывает жизнь, пожилой человек может быть глубоко несчастным - одиноким, «обузой» для близких, «досадой» для молодых; он может испытывать жестокое обращение как в семье, так и в государственных социальных учреждениях.

Вступая в период старости, человек вынужден пройти два этапа кризиса перехода в новую фазу жизни 1:

  • - этап переоценки собственного «Я», независимо от достижений завершенной профессиональной карьеры; человек должен определить для самого себя, прежде всего, какое место занимает он в жизни после ухода на пенсию, когда за ненадобностью отброшены «мундиры», звания и должности;
  • - этап осознания факта ухудшения здоровья и старения тела, когда приходится признать, что молодость, крепкое здоровье и красота остались в прошлом (исследователи считают, что мужчины труднее преодолевают первый этап, а женщины - второй).

До сих пор типичный «психологический портрет» старого человека связывают с исключительно негативными характеристиками: снижение самооценки, неуверенность в себе, недовольство собой; страх одиночества, беспомощности, обнищания, смерти; угрюмость, раздражительность, пессимизм; снижение интереса к новому; занудство, брюзжание, ворчливость; замыкание интересов на самом себе - эгоистичность, эгоцентричность, повышенное внимание к своему телу, к симптомам нездоровья; неуверенность в завтрашнем дне; мелочность, скупость, сверхосторожность; доведенная до крайности педантичность, консерватизм, малоинициативность.

Наличие этих качеств у многих пожилых людей стали основанием для того, чтобы в своей периодизации фаз жизненного пути человека Ш. Бюлер[6] назвала пятую фазу (от 65-70 лет до смерти) временем «самозавершенности», когда существование становится бесцельным; человек обращен к прошлому и пассивно ожидает смерти.

Ш. Бюлер считает, что в старости многие люди перестают преследовать цели, которые они поставили перед собой в прежние годы. Экономя убывающие силы, они посвящают себя досугу, обозревая прожитую жизнь и испытывая удовлетворение или разочарование.

Э. Эриксон считал старость стадией развития личности, на которой возможно либо обретение такого качества, как интегративность - целостность личности, либо переживание отчаяния от того, что жизнь почти закончена, но прожита она не так, как хотелось и планировалось.

Если на предыдущих стадиях жизни развитие имело прогрессивный характер, то в пожилом возрасте человек может оценить свою жизнь положительно и с удовлетворением подвести итоги молодых лет, поставив в фокус своего внимания достигнутые успехи в профессиональной деятельности, социальных контактах и личных отношениях. Принимая участие в воспитании следующих поколений - внуков и правнуков, пожилой человек видит в них свое продолжение. Это дает ему возможность испытывать чувства радости, уверенности в значимости и тех лет, которые уже прожиты, и тех, которые еще предстоит прожить.

Активное участие пожилого человека в самой разнообразной деятельности - в воспитании молодежи, в политических событиях, оздоровительных физкультурных программах - Э. Эриксон называл «жизненной вовлеченностью» и считал ее наличие, в совокупности с позитивной оценкой прошлого, необходимым условием для достижения эго-интеграции в пожилом возрасте. Основным новообразованием старости Э. Эриксон предложил считать мудрость.

Если человек, подводя итоги, воспринимает жизнь, как целостность, где ничего не хочется «ни убавить - ни прибавить», то он уравновешен и спокойно смотрит в будущее, так как понимает, что смерть - естественный конец жизни. «Хотеть жить - писал выдающийся философ Мераб Мамардашвили, - это хотеть занимать еще точки пространства и времени, то есть восполнять или дополнять себя тем, чем мы сами не обладаем» [7].

Восприятие пожилого человека окружающими во многом зависит характера восприятия им самого себя. Уверенность в своих силах, несмотря на все ограничения возраста, сохраняющаяся адекватная самооценка, которая соответствует возрастным характеристикам, самоуважение, социальная толерантность, гордость за прожитую жизнь, осознание и признание своих снижающихся возможностей - все это способствует уважительному, бережному отношению к пожилому человеку со стороны его более молодого окружения.

Иная картина старости наблюдается у невротических личностей. Обычно, оценивая достигнутое, невротик испытывает сожаление, неудовлетворенность, разочарование. Это проистекает из его неумения радоваться успехам: свои достижения он считает недооцененными, фокус его внимания нацелен на упущенные возможности, в том числе на неполученные награды, премии, звания. Это порождает позицию

«Мне все должны, потому что в молодости я недополучил чего-то важного, хорошего, нужного - люди, судьба, вселенная мне «не додали». В пожилые годы эта позиция приводит человека в состояние глубокого кризиса. Его общение с окружающими превращается в злобное предъявление им бесконечного списка претензий, которые никто не может удовлетворить. Человек испытывает стойкое ощущение, что жизнь прожита напрасно, что она состояла из ошибок, теперь уже непоправимых, и его настигает чувство бессилия. Приходит страх смерти.

Психологическое состояние человека, завершившего свою профессиональную карьеру и вышедшего на пенсию по возрасту, не изменяется «в одночасье». Динамика этого процесса содержит несколько этапов [8] .

  • Первый этап: человек сохраняет связь с тем видом деятельности, который был ведущим до выхода на пенсию (это особенно характерно для людей интеллектуального и творческого труда). Эта связь может быть непосредственной и выражаться в эпизодическом участии в выполнении прежней работы, а может быть и опосредованной - через чтение и написание специальной литературы, например. Если же такая связь обрывается сразу после ухода на пенсию, то человек, минуя в трансформации своего состояния первый этап, оказывается сразу на втором.
  • Второй этап: у человека сужается круг интересов; в общении с окружающими начинают преобладать разговоры на бытовые темы - обсуждаются успехи или неудачи детей и внуков, а также телевизионные передачи, сериалы, политические и спортивные события.
  • Третий этап: внимание человека сосредотачивается на заботе о личном здоровье; в общении с окружающими любимой темой становятся вопросы лечения - лекарства, нетрадиционные подходы к болезням, качество лечения, предоставляемое лечащими врачами, которые становятся очень значимыми людьми.
  • Четвертый этап: смыслом жизни становится сохранение самой жизни; круг общения сужается до предела: лечащий врач, члены семьи, поддерживающие бытовой комфорт пожилого человека, близкие в географическом смысле соседи. Социальное общение

ограничивается редкими телефонными разговорами со старыми знакомыми.

* Пятый этап: сокращаются и почти угасают не только эмоциональные потребности, но и витальные - в еде, сне, покое; общение практически отсутствует.

Длительность по меньшей мере четырех из указанных этапов может определяться самим человеком. К сожалению, у многих людей психологическое «умирание» происходит гораздо раньше, чем физическое одряхление. Если человек по собственной воле начинает изолировать себя от общества, происходит «сужение объема личностных свойств и деформация структуры личности»1. Некоторые «начинающие» пенсионеры 60-65-летнего возраста кажутся одряхлевшими, страдающими от образовавшегося вакуума деятельности и чувства социальной неполноценности. С этого «юного» для старости возраста у этих людей начинается драматический период умирания личности, потому что «внезапное блокирование всех потенциалов трудоспособности и одаренности человека с прекращением многолетнего труда не может не вызвать глубоких перестроек в структуре человека как субъекта деятельности, а потому и личности».

Характер деятельности, которой заполнена старость, определяет социально-психологический тип старости (классификация И. С. Кона)[9] :

  • * активная, творческая старость: человек выходит на заслуженный отдых, но, расставшись с профессиональным трудом или бизнес-карьерой, продолжает участвовать в общественной жизни, воспитании молодежи; живет полнокровной жизнью, не испытывая какой-либо ущербности;
  • * старость с хорошей социальной и психологической приспособленностью'. энергия стареющего человека направлена на устройство собственной жизни - материальное благополучие, отдых, развлечения и самообразование - на всё то, на что раньше недоставало времени;
  • * «внутрисемейный» (чаще — «женский») тип старения: пожилой человек сфокусирован на домашней работе, семейных хлопотах, воспитании внуков, обустройстве дачи; поскольку домашняя работа неисчерпаема, таким пожилым людям некогда хандрить или скучать, но удовлетворенность жизнью у них обычно ниже, чем у двух предыдущих групп;

* старость в заботе о здоровье (чаще - «мужской» тип старения)'. моральное удовлетворение и заполненность жизни дает забота о здоровье, стимулирующая различные типы активности; но в этом случае человек может придавать излишнее значение своим реальным и мнимым недомоганиям и болезням и его сознание отличается повышенной тревожностью.

Эти четыре типа старости являются психологически благополучными.

Но содержание деятельности пожилого человека может иметь не созидательный, а разрушительный для него самого и окружающих характер. Тогда старый человек превращается в агрессивного, старого ворчуна, недовольного всем и вся; постоянно выискивающего недостатки в окружающем мире и критикующего всех, кроме самого себя; поучающего и терроризирующие всех бесконечными претензиями. Либо - другая возможность - он становится разочарованным в себе одиноким, грустным неудачником, постоянно обвиняющим себя за действительные и мнимые упущенные возможности, делая себя тем самым глубоко несчастным.

Страх столкнуться «лицом к лицу» с негативными явлениями старости заставляет некоторых пожилых людей упрямо закрывать глаза на очевидное, отрицать наличие у себя признаков старости, становясь «стариками-негативистами» ’. Отсутствие самоощущения старения не улучшает физическое и психическое состояние человека: такой «негативист» беспечен, склонен переоценивать свои возможности и в отсутствие объективной оценки своих возможностей обычно «перебирает» с ответственностью, берясь за дела, с которыми не в состоянии справиться. Правда, его никогда не угнетают мысли о смерти.

Противоположную позицию в восприятии своего возраста занимают старики интровертированного типа', для них характерно острое переживание процесса старения. Эти люди не проявляют интереса к новому, погружаются в воспоминания о прошлом, малоподвижны, стремятся к покою и уединенности. Этот тип отношения к старости зачастую приводит к затяжным депрессиям.

Старики экстравертированные признают наступление старости через внешние влияния и путем наблюдений за изменениями - выросла молодежь, расхождение с нею во взглядах, смерть близких, изменение своего положения в семье, изменения-новшества в области техники, социальной жизни. Потенциал их противостояния старческим проблемам и бедам довольно высок.

Одним из наиболее сильных стрессоров в пожилом возрасте является переживание одиночества, которое, как показали недавние исследования, тесно связано с отношением пожилого человека к смерти По мнению Ирвинга Ялома, отношение к смерти является огромной зоной влияния на жизнь человека в любом возрасте[10] , но в пожилом возрасте это влияние многократно возрастает. Поскольку жизнь подходит к своему логическому завершению и ее окончание уже не кажется человеку чем-то далеким и не имеющим никакого отношения к нему самому, у него возникает устойчивое состояние танатической тревоги (от греческого «танатос» - «смерть»), а вместе с ним угасает желание полноценной активной жизни.

Помочь пожилому человеку справиться с этим эмоционально неприятным, опустошающим жизненные ресурсы состоянием, могут программы психологического сопровождения. Однако в нашей стране к настоящему времени наблюдается явный дефицит и самих программ, и научно обоснованных данных для их разработки. Отдельные методики для изучения психологических особенностей переживания пожилыми людьми состояний одиночества, приведены в главе V.

Необходимо подчеркнуть, что многие современные исследователи личностных изменений в старости считают, что представление о психическом старении не может быть полным и цельным без учета благоприятных случаев «счастливого старения», которые лучше, чем какие-либо другие варианты, характеризуют старение, присущее только человеку и что интенсивное развитие личности, стремление к самосовершенствованию и самореализации возможны на любом возрастном этапе.

Так, К. Роджерс выделяет следующие личностные новообразования в поздние годы жизни человека, возникающие как результат активности человека по интеграции опыта своей жизни:

  • - неудержимое стремление к риску;
  • - высокая чувствительность к адресованным ему социальным заказам и готовность за самое короткое время выполнить их;
  • - высокий уровень развития интуитивной сферы личности.

Таким образом, психическое старение многообразно, и диапазон его проявлений весьма широк.

  • [1] Абрамова Г. С. Возрастная психология: Учебное пособие для студентов вузов - 4-е изд.- М.: Академический Проект, 2003. 2 Late Life Anxiety Disorders: What you need to know.” By the Late Life Depression Evaluation and Treatment Center at the University of Pittsburgh Medical Center, (www.wpic.pitt.edu/research/ depr/anxiety.htm)
  • [2] http://surftrend.ru/vliyanie-vozrasta-na-intellekt/
  • [3] Ананьев Б. Г Человек как предмет познания, - 3-є изд. - СПб: Питер, 2001. 2 Шахматов Н. Ф. «Психическое старение: счастливое и болезненное» - М.: Медицина, 1996.
  • [4] Глуханюк Н. С., Гершкович Т. Б. Поздний возраст и стратегии его освоения, - 2-е изд., доп,-М., 2003. 2 Lehman Н. Age and Achievement - Princeton University Press for the American Philosophical Society, 1953.
  • [5] Бодалев А. А., Рудкевич Л. А. Как становятся великими или выдающимися? - М.: Изд-во Института Психотерапии, 2003. 2 American Association of Geriatric Psychiatry (2012). Geriatrics and mental health - the facts. Available at: http://www.aagponline.org/prof/facts_mh.asp (accessed June 23, 2012). 3 https://rg.ru/2011/10/10/zdorovie-site.html
  • [6] Peck М. Scott. “The Road Less Traveled and Beyond: Spiritual Growth in an Age of Anxiety” Paperback, 324 pages. Published January 2nd 1998 by Touchstone. 2 Buhler C., F. Massarik. F. The Course of Human Life: A Study of Goals in the Humanistic Perspective.-N.Y., 1968. 3 Психология человека от рождения до смерти/Под ред. А. А. Реана.- М.: Прайм-Еврознак, 2010.
  • [7] Мамардашвили М. Как я понимаю философию, - М.: Издательский дом «Прогресс», 1992.
  • [8] Болтенко В. В. Особенности межличностных отношений в старческом возрасте // Экспериментальные исследования в патопсихологии/Под ред. А. А. Портнова. - М., 1976. 2 Болтенко В. В. Изменение личности у престарелых, проживающих в домах-интернатах: Ав-тореф. дис. канд. психол. наук. М.: МГУ, 1980.
  • [9] Ананьев Б. Г Человек как предмет познания - 3-є изд. - СПб.: Питер, 2001. 2
  • [10] Кролик А. А., Ахмеров Р. А. Каузометрия: методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути. 2-е изд., исправленное и дополненное, - М.: Смысл, 2008. 2 Ялом И. Экзистенциальная психотерапия/Пер. с англ. Т. С. Драбкиной.- М.: Независимая фирма «Класс», 1999. 3 Шахматов Н. Ф. «Психическое старение: счастливое и болезненное» - М.: Медицина, 1996. 4 Старение и работоспособность, - М.: Медицина, 1995.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >