Развитие уголовного законодательства Российской Федерации об ответственности за незаконный оборот оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств в советский и современный периоды

Новый этап в развитии юриспруденции, и в частности уголовного права, открыла Октябрьская революция. Трудно согласиться с мнением, что юристам первых лет советской власти было свойственно «отсутствие всякого примера и всякого опыта». Несмотря на некоторые новаторские подходы, они вольно или невольно опирались в своих исследованиях на все богатство предшествующей научной

юридической мысли. Советское уголовное право является очередным этапом развития российского уголовного права. И декларативное отрицание всего дооктябрьского наследия постепенно уступает место тщательной продуманности уголовно-правовых норм в лучших традициях российской науки. Запрет на использование опыта дореволюционного законодательства[1] в условиях, когда новое еще не было сформировано, был вызван пропагандистскими целями и стремлением государства не связывать себе руки какими-либо формальными рамками. Советское государство с первых же дней своего существования установило жесткий контроль за оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, закрыв все пути к их незаконному приобретению и владению, особенно представителями свергнутых классов.

Теоретическое обоснование подобному подходу дала первая советская Конституция РСФСР 1918 г., в которой говорилось, что «в интересах обеспечения всей полноты власти за трудящимися массами и устранения всякой возможности восстановления власти эксплуататоров декретируется вооружение трудящихся, образование Красной Армии рабочих и крестьян и полное разоружение имущих классов». Поэтому в условиях отсутствия специальной регламентации эта конституционная норма действовала как источник уголовного права.

Советское государство в первые годы своего существования не имело единого кодифицированного источника уголовного права. На начальном этапе истории советской России разрешалось использовать законы свергнутого строя, а основанием привлечения к уголовной ответственности часто служила общественная опасность того или иного конкретного деяния.

В постановлении Кассационного отдела ВЦИК «О подсудности революционных трибуналов» от 6 октября 1918 г. по поводу подсудности дел о незаконном обороте оружия было предусмотрено, что подлог документов на право хранения оружия всегда относится к суду революционных трибуналов. Кроме того, в этом постановлении указывалось, что приговоры местных трибуналов недостаточно суровы к этим преступлениям и кассационная инстанция

часто усиливает наказание. Из сказанного выше можно сделать вывод, что высшие органы власти государства акцентировали внимание судов на повышенной общественной опасности данного деяния. Однако хранение оружия без соответствующего документа или с просроченным документом подлежало суду Революционного трибунала только в случае, если при объявлении местности на военном положении, оружие не было сдано в установленный срок или не было получено соответствующего разрешения от властей. В противном случае дела о хранении оружия без разрешения или с несоответствующим разрешением подлежали ведению местного суда, если не находили разрешения в административном порядке.

Руководство государства понимало, что оружие в любой момент может быть использовано против революции. В целях изъятия скопившихся у населения оружия и боеприпасов декретом Совнаркома РСФСР «О сдаче оружия» от 10 декабря 1918 г. граждане и учреждения обязывались сдать находившиеся у них исправные и неисправные винтовки, пулеметы, револьверы всех систем и патроны к ним. Ранее выданные разрешения на хранение оружия объявлялись недействительными. Укрывательство оружия, просрочка его сдачи или противодействие сдаче карались лишением свободы на срок от одного года до десяти лет. Должностные лица, виновные в недостаточной активности по сбору указанного оружия или в противодействии его сдаче, подлежали немедленному отстранению от занимаемых должностей с преданием военно-революционному суду[2].

Ряд декретов советского правительства устанавливал строгую ответственность за сокрытие, несдачу и незаконное хранение оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Так, постановление В ЦИК от 20 июня 1919 г. «Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» в ст. 3 предоставляло ВЧК и губернским ЧК право непосредственной расправы (вплоть до расстрела) за «сокрытие в контрреволюционных целях боевого оружия, умышленное уничтожение или повреждение складов военного вооружения и снаряжения».

Неограниченное право при определении меры репрессии было предоставлено Революционным военным трибуналам Положением о революционных военных трибуналах от 20 ноября 1919 г. в отношении военнослужащих, совершивших «похищение, умышленное повреждение и уничтожение предметов вооружения... а равно промотание».

При этом законодатель стремился одновременно вести борьбу с любыми нарушениями безопасности по обращению с оружием[3]. Так, декретом СНК РСФСР от 12 июля 1920 г. «О выдаче и хранении огнестрельного оружия и обращения с ним» в целях «борьбы с незаконным хранением оружия и неумелым обращением с ним» было предусмотрено, что хранить и пользоваться огнестрельным оружием могут только лица, которым по роду службы присвоено оружие (военные, состоящие в частях войск, милиция и т.п.), а также лица, которым это право предоставлено СНК. В виде исключения в отдельных случаях выдачу огнестрельного оружия иным лицам осуществляли органы ЧК. Таким образом, с 1920 г. оружие было окончательно изъято из гражданского оборота.

В § 4 этого Декрета предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не менее шести месяцев за следующие деяния:

  • а) хранение огнестрельного оружия без законного на него права, даже если хранение не имело преступных целей;
  • б) стрельба в воздух без особой необходимости в местах скопления народа;
  • в) беспричинная стрельба часовыми, постовыми милиционерами и т.п.;
  • г) незаконная выдача оружия лицам, не имеющим на то право или лицу, которому оружие не присвоено;
  • д) небрежное обращение с огнестрельным оружием, следствием чего явился несчастный случай.

Параграф 6 названного выше Декрета содержал положение о привлечении к суду лиц, выдавших оружие лицам, не умеющим владеть им, и не принявших мер к ознакомлению с обращением с оружием, если следствием этого упущения явился несчастный случай. Как видим, кроме составов незаконного хранения оружия и незаконной стрельбы из него, появились два новых, которые отечественное уголовное право до этого не знало: состав незаконной выдачи оружия и состав небрежного обращения с огнестрельным оружием. В § 5 Декрета от 12 июля 1920 г. была предусмотрена ответственность в виде заключения в концентрационном лагере до трех месяцев за прицеливание в местах, где может быть опасность для других лиц. В силу суровости наказания, на наш взгляд, эту норму следует отнести к сфере уголовного права.

Декрет СНК РСФСР от 17 октября 1921 г. «О порядке реквизиции и конфискации имущества частных лиц и обществ»[4] устанавливал, что оружие и взрывчатые вещества при отсутствии надлежащего разрешения на их хранение подлежат безвозмездной сдаче государству. В этом Декрете впервые устанавливается знакомая нам по ныне действующему уголовному законодательству формула, согласно которой лица, добровольно сдавшие оружие и взрывчатые вещества, хранившиеся у них без надлежащего разрешения, освобождаются от уголовной ответственности.

Декретом СНК «О мерах взыскания, налагаемых судебными органами за нарушение запрещения провоза пассажирами в качестве багажа и ручной клади при себе легко воспламеняющихся и взрывчатых веществ» от 16 мая 1921 г. была впервые в отечественном уголовном праве предусмотрена ответственность за перевозку указанных веществ по железным дорогам и водным путям. Такая ответственность наступала, если эти вещества следовали отдельно от пассажира. К провозу в качестве ручной клади допускались лишь порох в жестянках и пороховницах или заряженные патроны в количестве не более трех фунтов на человека и лишь при наличии охотничьих и иных разрешительных свидетельств. Лицу, нарушившему положения данного Декрета, грозило лишение свободы или принудительные работы, а также конфискация провозимых веществ.

«Декретное» право первых лет Советского государства, реагировавшее на наиболее злободневные в конкретный исторический момент проблемы, постепенно стало уступать место систематизированным актам. Требовалась унификация «лоскутного» законодательства. Крупнейший теоретик революционного права П.И. Стуч-ка в начале 1920-х годов писал: «Настал момент приступить к кодификации, к сводке всего пролетарского права переходного периода в систематический сборник». В сфере уголовного права таким актом, решившим проблему систематизации и унификации, стал Уголовный кодекс РСФСР 1922 г.

Этот УК отнес к преступлениям, посягающим на порядок управления, изготовление, приобретение, хранение или сбыт взрывчатых веществ и снарядов без соответствующего разрешения (ст. 93). Наказание за такие действия было предусмотрено в виде лишения сво

боды на срок не ниже шести месяцев[5]. После принятия УК 1922 г. декретом СНК «О торговле охотничьим огнестрельным оружием, огнестрельными припасами к нему, об отпуске взрывчатых веществ и детонирующих средств и порядке хранения их» от 9 июля 1923 г. (ст. 4) нарушение таких правил, как открытие торговли охотничьим огнестрельным оружием и огнеприпасами без разрешения органов милиции и ОГПУ, а также отпуск взрывчатых веществ и детонирующих средств вне складов государственных учреждений, влекло ответственность по ст. 93 УК РСФСР. В соответствии с данным Декретом предметами преступления могли являться детонирующие средства, порох и иные охотничьи припасы, содержащие взрывчатые вещества.

Циркуляр НКВД № 353 от 22 октября 1923 г. устанавливал, что к уголовной ответственности по ст. 93 УК РСФСР должны привлекаться виновные в ловле рыбы посредством ее глушения взрывчатыми веществами.

Такое воинское преступление, как промотание (противозаконное отчуждение, а равно умышленная порча или оставление без присмотра в ненадлежащем месте) холодного и огнестрельного оружия, патронов и лошади, каралось в соответствии с ч. 2 ст. 207 УК РСФСР лишением свободы на срок не ниже одного года. Часть 3 той же статьи устанавливала повышенную ответственность в виде лишения свободы на срок не ниже трех лет или высшей меры наказания, если указанные действия были совершены в военное время или в боевой обстановке. В ч. 4 ст. 207 УК РСФСР предусматривалось, что «лица, заведомо принявшие от военнослужащего по какому бы то ни было основанию... упомянутые в сей статье предметы, подлежат ответственности как соучастники». Как видим, ч. 4 ст. 207 УК РСФСР признавала соучастниками лиц, которых сегодня можно было бы обвинить в пособничестве в приобретении имущества, заведомо добытого преступным путем, а при совершении особо тяжкого преступления — также в укрывательстве преступлений в зависимости от обстоятельств дела.

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. в первоначальной редакции изменил вид и размер уголовного наказания занезаконное обращение с оружием. Так, в соответствии со ст. 182 этого УК РСФСР изготовление, хранение, покупка или сбыт взрывчатых веществ или

снарядов, а равно хранение огнестрельного (неохотничьего) оружия без надлежащего разрешения наказывались исправительными работами на срок до шести месяцев или штрафом до 1 тыс. руб. с конфискацией названных веществ, снарядов и оружия[6].

Большое значение придавалось борьбе с подобными преступлениями в годы Великой Отечественной войны. Так, в соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны от 16 января 1942 г. «О сдаче трофейного имущества» все граждане, проживающие в освобожденных Советской армией населенных пунктах, обязаны были в течение 24 часов сдать воинским частям, органам МВД или местным органам власти все оружие, боеприпасы и другое имущество, оставленное противником, а также имущество, принадлежащее Вооруженным Силам СССР, советским, общественным организациям и гражданам, которое было присвоено во время немецкой оккупации. Граждане, не сдавшие в установленный срок оружие и боеприпасы, подлежали ответственности по ст. 182 УК РСФСР. В соответствии с приказом народного комиссара юстиции СССР от 26 января 1942 г. лица, виновные в порче оружия, боеприпасов, военного имущества, а также в уклонении от сдачи этого имущества, подлежали штрафу до 3000 руб. или лишению свободы на шесть месяцев, а при умышленном повреждении или злостном уклонении от сдачи имущества привлекались к уголовной ответственности по ст. 58-14 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик, предусматривающих ответственность за уклонение от сдачи оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и военного имущества, присвоенного во время немецкой оккупации и хранившегося у граждан.

Значительные изменения законодательство об уголовной ответственности за незаконный оборот рассматриваемых предметов претерпело за годы действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., появились составы неосторожных преступлений, наказание за различные деяния было дифференцировано в соответствии с оценкой их общественной опасности. Можно говорить, что Советский Союз к этому времени вышел из состояния террористической опасности для существующего строя. Думается, что за деяния рассматриваемой группы приоритетной стала задача охраны от угроз населению, общественному порядку и спокойствию, а не государству.

В главе 10 «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения» УК РСФСР 1960 г.

предусматривалось три состава преступления, связанные с незаконным оборотом оружия и взрывчатых веществ[7].

Часть 1 ст. 217 УК РСФСР устанавливала ответственность за нарушение правил хранения, использования, учета или перевозки взрывчатых и радиоактивных веществ, а также незаконную пересылку этих веществ по почте или багажом, если эти действия могли повлечь тяжкие последствия. Наказывалось это деяние лишением свободы или исправительными работами на срок до одного года. Те же действия, вызвавшие тяжкие последствия, согласно ч. 2 этой статьи влекли наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет.

За ношение, хранение, изготовление или сбыт огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боеприпасов или взрывчатых веществ без соответствующего разрешения согласно ч. 1 ст. 218 УК РСФСР виновному грозило наказание: лишение свободы на срок до двух лет, или исправительные работы на срок до одного года, или штраф до 100 рублей. Причем важно подчеркнуть, что под сбытом понимались продажа, дарение, обмен указанных предметов.

За небрежное хранение огнестрельного оружия, создавшее условия для использования этого оружия другим лицом, если это повлекло тяжкие последствия, было предусмотрено наказание в виде лишения свободы или исправительных работ на срок до одного года (ст. 219 УК РСФСР).

В 1967 г. УК РСФСР был дополнен ст. 2181, в части первой которой устанавливалось наказание за хищение огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боевых припасов и взрывчатых веществ в виде лишения свободы на срок до семи лет.

Впервые в уголовном законодательстве, регламентирующем ответственность за незаконный оборот оружия, были предусмотрены признаки специального субъекта, что объективно означало ее дифференциацию. Часть 2 ст. 2181 УК РСФСР устанавливала, что то же деяние, совершенное повторно или по предварительному сговору группой лиц, либо лицом, которому указанные в ч. 1 предметы были выданы для служебного пользования или вверены под охрану, наказывается лишением свободы на срок до 10 лет. Хищение огне-

стрельного оружия путем разбойного нападения или особо опасным рецидивистом в соответствии с ч. 3 ст. 218[8] УК РСФСР наказывалось лишением свободы на срок от шести до 15 лет. В 1972 г. преступления, предусмотренные ст. 2181 УК РСФСР, были отнесены к тяжким, что свидетельствует об оценке их общественной опасности государством и обществом как высокой1.

Введенная в 1973 г. ст. 2171 УК РСФСР предусматривала наказание за провоз пассажиром на воздушном судне взрывчатых и легковоспламеняющихся веществ в виде лишения свободы на срок до трех лет, или исправительных работ на срок до одного года, или штрафа до 100 рублей (ч. 1 ст. 2171 УК РСФСР). В ч. 2 ст. 2171 УК РСФСР за те же действия, повлекшие тяжкие последствия, было предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет.

В 1974 г. были внесены существенные изменения в ч. 1 ст. 218 УК РСФСР. Во-первых, было криминализировано незаконное приобретение огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боевых припасов или взрывчатых веществ. Во-вторых, наказание за перечисленные в ч. 1 ст. 218 УК РСФСР деяния было увеличено до пяти лет лишения свободы. В-третьих, в примечании к ст. 218 УК РСФСР был введен специальный вид освобождения от уголовной ответственности за совершение данного преступления при условии добровольной сдачи указанных предметов. Как видим, с одной стороны, имело место ужесточение наказания, с другой — компромисс с преступником.

В дальнейшем законодательство России об уголовной ответственности за незаконный оборот оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств существенно не изменялось. Основные новеллы законодательства об уголовной ответственности за рассматриваемые деяния были связаны с изменением наказаний за эти деяния: они все время усиливались, что, на наш взгляд, было связано с ростом насильственной преступности в стране и желанием законодателя путем усиления уголовной репрессии предупреждать соответствующие преступления.

Так, в 1982 г. наказание по ч. 1 ст. 217* УК РСФСР в виде исправительных работ на срок до одного года было увеличено до двух лет, а штраф — вдвое[9] (впоследствии штраф был определен в минимальных месячных размерах оплаты труда). В 1995 г. была изменена санкция ч. 1 ст. 218 УК РСФСР: за ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боевых припасов или взрывчатых веществ без соответствующего разрешения вместо лишения свободы на срок до пяти лет это наказание было установлено на срок от трех до восьми лет. В последующие годы наказание за данное преступление неоднократно подвергалось изменению.

Немного раньше состав хищения огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ (ч. 3 ст. 2181 УК РСФСР) был дополнен новым особо квалифицирующим признаком — хищение, совершенное организованной группой, что, несомненно, было связано с ростом организованной преступности в России.

В УК РФ 1996 г. с последующими неоднократными изменениями законодатель установил уголовную ответственность за незаконный оборот оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств в разных статьях (ст. 222 УК РФ и ст. 2221 УК РФ) и изложил их в следующей редакции:

Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов

  • 1. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов (за исключением гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, его основных частей и патронов к нему, огнестрельного оружия ограниченного поражения, его основных частей и патронов к нему) (в ред. федеральных законов от 21.07.2004 № 73-ФЗ, от 28.12.2010 № 398-ФЗ, от 24.11.2014 № 370-ФЗ)
  • • наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидеся-

ти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ).

  • 2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору,
  • • наказываются лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового (в ред. Федерального закона от 24.11.2014 № 370-ФЗ).
  • 3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой,
  • • наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев либо без такового (в ред. федеральных законов от 25.06.1998 № 92-ФЗ, от 24.11.2014 № 370-ФЗ).
  • 4. Незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения, газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия (в ред. федеральных законов от 08.12.2003 № 162-ФЗ, от 28.12.2010 № 398-ФЗ),
  • • наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев или без такового, (в ред. федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ)

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье. Не может признаваться добровольной сдачей предметов, указанных в настоящей статье, а также в статьях 222і, 223 и 2231 настоящего Кодекса, их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию (в ред. федеральных законов от 08.12.2003 № 162-ФЗ, от 30.12.2012 № ЗО6-ФЗ, от 24.11.2014 № 370-ФЗ, от 29.06.2015 № 192-ФЗ).

Статья 2221. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств (введена Федеральным законом от 24.11.2014 № 370-ФЗ)

  • 1. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств
  • • наказываются лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев.
  • 2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору,
  • • наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев.
  • 3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, —
  • • наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет со штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет.

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье.

Нетрудно заметить, что за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств законодатель установил значительно более строгое наказание, чем за незаконные действия с оружием и боеприпасами. Прежде всего, обращает на себя внимание то, что за преступление, предусмотренное ст. 2221 УК РФ, наказание в виде лишения свободы не только значительно строже, чем за преступление, предусмотренное ст. 222 УК РФ, но оно и безальтернативно, т.е. более мягкие виды наказаний в санкциях ст. 2221 УК РФ не предусмотрены. Кроме того, дополнительное наказание в виде штрафа в санкциях ст. 2221 УК РФ значительно выше, чем в санкциях ст. 222 УК РФ.

И еще одно важное обстоятельство, на которое необходимо обратить внимание, заключается в том, что уголовная ответственность за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств в отличие от ранее действовавшего законодательства наступает с 14 лет.

Глава

Объективные признаки преступлений, предусмотренных ст. 222 и 222 УК РФ

2.1. Объект преступлений, предусмотренных

  • [1] Статья 22 Положения о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г. См.: Герцензон А.А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д. и др. История современного уголовного права (1917— 1947). М.: Юридическое изд-во Министерства юстиции СССР, 1948. С. 59. 2 См.: История советской Конституции (в документах) 1917—1956 гг. М.: Госюр-издат, 1957. С. 144. 3 См.: История Советского государства и права. Книга вторая: Советское государство и право в период строительства социализма (1921 — 1935 годы). М.: Наука, 1968. С. 572. 4 См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917—1952 гг. / Под ред. И.Т. Голякова. М.: Госкомиздат, 1953. С. 36.
  • [2] См.: Декреты Советской власти. Т. 4. М.: Политиздат, 1968. С. 197—199. 2 См.: Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства. 1919. № 27. Ст. 301. 3 См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917—1952 годов / Под. ред. И.Т. Голякова. С. 54—55.
  • [3] См.: Тихий В.П. Уголовно-правовая охрана общественной безопасности. Харьков: Высш, шк., 1981. С. 3. 2 См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг., С. 77-78. 3 См.: Сборник документов (1917—1922 гг.). М.: Политиздат, 1975. С. 395.
  • [4] См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. С. 107. 2 См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. С. 95. 3 См.: Революционная роль права и государства / Под ред. П.И. Стучка. М.: Издательство Коммунистической Академии, 1924. С. 98—99. 4 См.: Уголовный кодекс с алфавитно-предметным указателем. М.: Юрид. изд-во Наркомюста РСФСР, 1925. С. 90.
  • [5] См.: Уголовный кодекс с алфавитно-предметным указателем. С. 23 2 См.: Собрание узаконений... 1923. № 60. Ст. 588. 3 См.: Уголовный кодекс с постатейно систематизированными материалами / Сост. С. Аскархановым, Т. Зайцевым, А. Иодковским и др. М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР, 1925. С. 135. 4 См.: Уголовный кодекс с алфавитно-предметным указателем. С. 47. 5 См.: Уголовный кодекс РСФСР в редакции 1926 г. С изм. До 1 августа 1929 г. М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР, 1929. С. 112.
  • [6] См.: Уголовный кодекс РСФСР в редакции 1926 г. С изм. до 1 августа 1929 г. М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР, 1929. С. 73-74. 2 См.: Советское уголовное право в период Великой Отечественной войны. М.: Юрид. лит., 1948. С. 128-129.
  • [7] См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953—1991 гг.). Ч. II.: Законодательство РСФСР / Сост. Н.С. Захаров, В.П. Малков. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1995. С. 86—87. 2 См.: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР 1960 г. / Под ред. М.Д. Шар-городского и Н.А. Беляева. Л.: Изд-во Ленингра. ун-та, 1962. С. 371; Уголовное право. Часть Особенная. Под ред. Б.В. Здравомыслова, С.Г. Келиной, Ш.С. Раш-ковской и др. М.: Юрид. лит., 1966. С. 517. 3 См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 июня 1967 г. «О внесении дополнений в УК РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1966. № 23. Ст. 533.
  • [8] См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 23 июня 1972 г. «О внесении изменений и дополнений в УК РСФСР» // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953—1991 гг.). Ч. П. С. 159. 2 См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 10 октября 1973 г. «О дополнении Уголовного кодекса РСФСР статьей 2171» // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953—1991 гг.). Ч. 2. С. 166. 3 См.: О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1974. № 29. Ст. 781.
  • [9] См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1982. № 49. Ст. 1821. 2 См.: Федеральный закон № 61-ФЗ от 24 апреля 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР // Российская газета. 1995. 27 апреля. 3 См.: Федеральный закон № 10-ФЗ от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» Ц СЗ РФ. 1994. № 10. Ст. 1109.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >