Восстановление свободы совести в Российской Федерации

Реформируемое российское общество возвратилось на путь, ведущий к свободе совести, с принятием 25 октября 1990 г. закона «О свободе вероисповеданий». Закон стал важным шагом на пути строительства правового государства. Конституция 1993 г. закрепила основные положения названного Закона. Она провозгласила Российскую Федерацию светским государством и предписала: «Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Само понимание свободы совести в ст. 28 Конституции раскрывается следующим образом: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Тем временем пролетели семь лет жизни кардинально реформируемого российского общества. Явно устарели некоторые нормы этого Закона, обнаружились и многие упущения в нем. Со стороны религиозных объединений и общественности были внесены предложения по дальнейшему демократическому совершенствованию законодательства. Полемика протекала бурно и широко освещалась в средствах массовой информации.

Наконец, в сентябре 1997 г. Федеральное собрание при поддержке крупнейших конфессий России приняло новый закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Этот Закон стал вторым шагом на пути реализации принципов правового государства в религиозной сфере. Он сохранил, углубил и конкретизировал гарантии свободы вероисповеданий, изложенные в ранее действующем законодательстве.

В преамбуле нового Закона подтверждено право каждого гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений. Здесь вновь констатируется светский статус Российской Федерации, признается особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры. Отмечается, что христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии составляют неотъемлемую часть исторического наследия народов России. Указывается на важность содействия достижению взаимного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания.

В ст. 3 Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» существенно обогащено и конкретизировано содержание права граждан на свободу совести и свободу вероисповедания. Процитируем важнейшие фрагменты этой статьи.

  • 1. В Российской Федерации гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
  • 3. Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается.
  • 5. Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.

Солидную часть содержания этого Закона составляют уточненные положения о статусе и правоспособности религиозных объединений, а также нормы, конкретизирующие их отношения с государством. Эти нормы, в частности, подытоживают значительную за последние годы деятельность государства по ликвидации допущенных в советский период нашей истории ограничений свободы совести, а также регламентируют имущественные вопросы функционирования религиозных организаций.

Этот Закон отразил реалии современной религиозной ситуации в России и отчетливо свидетельствует о существенном повышении культуры отношения общества к религии, обеспечении реальных гарантий свободы совести. Для удовлетворения вероисповедных нужд граждан государство возвратило Церкви тысячи культовых помещений и оказывает ей реальную помощь в их восстановлении. Впервые за долгие десятилетия Церковь в лице различных ее конфессий получила нормальные условия для своей жизнедеятельности.

К началу 2007 г. в России было зарегистрировано 60 различных религий и конфессий, имеющих 441 религиозный центр и управление. В их составе насчитывалось 22 513 общин и других организаций, 399 монастырей и подворий. Действовало 137 религиозных учебных заведений, в том числе духовные училища, семинарии, медресе и вузы. Средства массовой информации обеспечивают реальные возможности для проповеди вероучений. В стране выходит много десятков периодических изданий разных конфессий. В широких масштабах по всей стране осуществляют свою деятельность отечественные и особенно активные зарубежные миссионерские центры.

Как видим, российское общество немало сделало для реального обеспечения свободы совести. Руководители различных конфессий и рядовые верующие выражают глубокое удовлетворение кардинальными и, конечно, необратимыми демократическими переменами государственной политики в области религии. Эта политика теперь вполне отвечает нормам культуры цивилизованного общества.

Важный аспект культуры отношения общества к религии — защита ее от политизации. Обеспеченное на деле отделение Церкви от государства придало ей независимость от перемен в правительстве и политике, освободило от необходимости служить той или иной партии, политической группировке. Неучастие в деятельности партий ограждает религиозные объединения от неизбежных политических раздоров между ее членами. Политическая нейтральность Церкви, ее уважительное отношение к законодательству, правам, свободе и личности граждан — важное, в свою очередь, условие уважительного отношения к самой Церкви в цивилизованном обществе.

Добрая традиция отечественных религий — их патриотическое служение интересам России, духовная поддержка общества во времена тяжелых испытаний. Затянувшийся кризис реформируемого Российского государства актуализировал потребность в гуманитарном потенциале религии, в опоре на ее моральный авторитет. Массовое сознание освободилось от навязанного ему предвзятого отношения к религии. Исчезло идеологическое давление государства на убеждения личности. Свободный выбор убеждений становится принципом образования и воспитания. Благодаря реальному обеспечению гарантий свободы совести и отказу государства от идеологического давления на личность в ее сознании и поведении ныне утверждаются начала подлинной культуры по отношению к религии.

Авторитет религиозных объединений и конфессий в глазах общества прежде всего опирается на моральный авторитет их служителей и приверженцев. Очевидный ущерб их репутации наносят проявления фанатизма, давления на убеждения личности, вероисповедной и мировоззренческой нетерпимости.

Такие проявления присущи, например, служителям некоторых зарубежных миссий, прибегающим к нападкам на традиционные отечественные конфессии и их культ, шельмующим религиозное свободомыслие, сеющим неприязнь к нерелигиозным гражданам. Как вызов свободе совести и свободе убеждений, общественность воспринимает «вербовочную» тактику таких миссий (в том числе проявления прозелитизма). Они переманивают к себе верующих традиционных конфессий, заигрывают с подростками и юношеством обещанием подарков, поездок за границу, посулами счастливых браков и т.п. Устраивают театральные рекламные шоу с рок-музыкой, дискотеками, миссионерскими кинофильмами, демонстрациями фокуснических исцелений и шумными проповедями, рассчитанными на податливого к внушению, доверчивого слушателя. А некоторые фанатики под видом религии используют методы нейролингвистического программирования личности, подстрекают своих приверженцев к нарушению закона, наносят ущерб физическому здоровью и психике людей.

Уважение общества к религиозным конфессиям питает их гуманитарная деятельность: участие в благотворительности, культурно-просветительных акциях, в восстановлении и охране памятников культуры, в трезвенническом движении, предупреждении наркомании и иных аморальных проявлений. Исследования показывают, что престиж религиозных объединений во многом определяется мерой их вовлеченности в миротворческую деятельность, в дела милосердного служения. Это опека над немощными и больными, помощь бездомным и неустроенным людям, духовная и иная поддержка лицам, оказавшимся в беде и др.

Не пользуются моральным признанием общественности проповедники, в душе равнодушные к человеку, его нуждам. Особого осуждения заслуживают проповедники тех новообразованных конфессий, которые нарушают добрую культурную традицию религиозной жизни России — терпимые и даже уважительные взаимоотношения между отечественными религиями. Вносимый такими проповедниками в религиозную жизнь страны дух конкуренции, соперничества и даже неприязни к «иноверцам» затрудняет единение конфессий в благотворительной и иной гуманитарной деятельности.

Признание общественностью реального вклада большинства конфессий в патриотическую и гуманитарную деятельность — лишь одно из свидетельств возросшей культуры общества по отношению к религии. Об этом свидетельствует и резкий подъем внимания широких слоев населения (в том числе школьников и студентов) к вопросам истории религии, общечеловеческим ценностям религиозной культуры — священным книгам как средоточию древней мудрости, моральным кодексам религий, содержательным религиозно-философским сочинениям, особому психологическому опыту верующих.

Небывало возрос интерес к шедеврам религиозного искусства — духовной поэзии, церковной архитектуре и скульптуре, фрескам и иконам, культовому витражу и орнаменту и т.п. Переполнены посетителями выставки религиозной культуры, книги о религии пользуются особым спросом в библиотеках. Обширную аудиторию собирают концерты духовной музыки. Религиоведческие дисциплины вошли в число престижных у сегодняшнего студента и школьника: к ним обращаются не только для расширения своего кругозора, но и для осознанной реализации свободы убеждений.

15.5. Свобода мировоззренческого выбора

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >