Религия и культура этносов

Пожалуй, сильнее всего религия влияла на становление и развитие национального самосознания, на культуру этноса. Повсеместно быт и традиции формирующегося этноса, его язык и предания, даже сам строй национального мышления, окрашены верованиями предков. Их очаги, жилища, могилы составляли единое целое с жертвенниками. Первоисточник этнического самосознания — не только кровное родство, совместный труд и общежитие, но и общие ритуалы на святилищах.

В язычестве особенно глубоки корни сознания и подсознания этноса. Их питало единство представлений и обрядов тотемизма, культа предков, героев и вождей племени. Особенное и единичное в языческих верованиях резко преобладает над общим. Это во многом углубляло разделенность первобытных групп на «своих» и «чужих». Глубинные языческие корни этносов во многом определили облик позднее складывавшихся локальных религий и цивилизаций, неповторимое и консервативное своеобразие национальных культур.

Понятие «цивилизация» часто (и не вполне точно) используется как синоним культуры, а иногда — для обозначения послеварвар-ского периода истории. В последнее время чаще всего под цивилизацией подразумевают уровень культурного развития и своеобразие определенных исторических типов локальных культур (античная цивилизация, цивилизация Средневековья и др.) или же глобальных культур (западная цивилизация, восточная цивилизация).

Религиозное (в том числе языческое) наследие этносов стало одним из компонентов глобальных цивилизаций Запада и Востока. Правда, развитая цивилизация Запада, прошедшая школу Реформации и рационализма, испытавшая интенсивную секуляризацию, в значительно меньшей мерс окрашена религиозным (не только христианским, но и языческим) началом. В культуре же Востока религиозное и светское и поныне настолько тесно взаимосвязаны, что почти неотличимы. Что же касается России (Евразии по своим истокам и географическому положению), то проявлениями язычества ее культура, пожалуй, богаче большинства западных государств.

В той или иной степени, но языческие мотивы пронизывали и пронизывают фольклор, обычаи, историческую память каждой нации. А для многих из них они даже определяли восприятие последующего культа мировых религий. Как правило, этот культ поначалу воспринимался как чужая вера, и проходили столетия (как это, например, было с Крещением Руси), прежде чем он заменял этносу язычество. Заменял не вполне: следы язычества в той или иной мере присущи каждому национальному варианту буддизма, христианства и ислама.

И все же цивилизующее воздействие мировых религий было огромным. Они снижали барьер отчуждения этносов, нарушали скорлупу замкнутости, способствовали более быстрому формированию наций. Но главное — стремительно, словно расширяющаяся Вселенная, втягивали этносы в русло общечеловеческой, наднациональной и надконфессиональной культуры. В мировых религиях особенно явственно запечатлено нечто общезначимое для разных этносов. Мировые религии становились дополнительным пространством общения между этносами, пространством обмена опытом и ценностями.

Уже у истоков становления того или иного этноса религия сакра-лизовала (наделяла святостью) его судьбу и избранность, окрашивала еще не вполне осознаваемую «национальную идею». Обычно Церковь являлась действенным фактором становления и укрепления национальной государственности. Аура религии — одна из составляющих национальной психологии. По мнению М. Вебера, пуритане, переселившиеся в Америку из Англии в начале XVII в., определили формирование американского национального характера. Уйгуры, по данным этнографов, стали осознавать себя единым этносом лишь к XVIII в., с переходом от языческого многобожия к исламу. Подобные примеры нетрудно продолжить.

Алтарь символизирует не только небесные, но и земные святыни нации: как правило, Церковь живет общей судьбой со своим народом в буднях, праздниках и бедствиях. Духовенство же, как уже сказано, повсеместно является протоинтеллигенцией этноса. Церковный обряд часто продолжается в установлениях народного быта и календаре. Временами трудно отделить светское начало в национальных традициях, обычаях и обрядах от начала религиозного. Чем, например, являются масленица у русского народа, навруз у азербайджанцев и таджиков? Светско-народное и церковно-каноническое сплетено в этих праздниках нерасторжимо. Спаси Бог (спасибо) — это религиозная или светская формула? Поминки — разве это чисто церковный ритуал? А колядование?

По всей видимости, религиозное начало — наиболее стойкое ядро национальной культуры в трагические периоды истории этноса (такие, например, как изгнание евреев из Палестины, османское иго в Болгарии, разделы Польши). Вера предков в наивысшей степени консолидирует нацию в испытаниях диаспоры (рассеяния, вынужденного проживания этноса вне родины).

Пробуждение национального самосознания обычно связано с оживлением интереса к отечественной религии. Именно это в последние годы происходит в России. На наш взгляд, не столько проповеди и шоу заезжих миссионеров, сколько обращение к истокам и реалиям отечественной культуры (в том числе к ценностям исконных религий) призваны стать одной из опор духовного возрождения страны.

Говоря о позитивности церковного влияния на развитие этноса, нельзя не отметить и те консервативные моменты, которые присущи этому влиянию на культуру как таковую. Учтем также, что религиозный фактор национальной культуры нередко становится «картой» политических игр и межнациональных столкновений. Религия равным образом может быть использована и для разжигания фанатичного национализма, и для умиротворения межэтнических противоречий и конфликтов. Это зависит не непосредственно от самой религии, а от тех, кто использует ее в качестве «карты» в политике.

Сплетенность религиозного и национального в культуре этноса — явление общечеловеческое. Его надо воспринимать как объективную данность. Однако неправомерно сводить национальные особенности культуры лишь к религиозному началу, отождествлять духовное возрождение нации со всеобщим воцерковлением. Культура каждого этноса обязательно включает в себя не только религиозные, но и светские начала. Чем выше его религиозность — тем сильнее начала религиозные, чем влиятельней секуляризационные процессы — тем сильнее начала светскости и свободомыслия в культуре народа.

Церковь оставляет вехи в материальной культуре народа монастырским производством, храмовым строительством, изготовлением культового убранства и облачения, печатанием книг, наследием иконописи, фресок. Но в еще большей мере она оставляет след в духовности народа, т.е. в его самосознании, идеалах, моральных и художественных достояниях. О Церкви как о вместилище ранних учреждений культуры уже сказано выше. Здесь же отметим непосредственное и глубокое воздействие Церкви на сознание народа вероучением и ритуалом, музыкой богослужений и проповедью, исповедью и другими средствами психологического и нравственного влияния на паству.

Пожалуй, никто из исследователей не отрицал сильнейшего воздействия религии на культурные сферы. Делая акцент на негативные аспекты такого влияния, Ф. Энгельс, тем не менее, назвал христианство «революционнейшим элементом в духовной истории человечества». Особое воздействие христианство оказало на западную цивилизацию. Ее часто так и именуют христианской цивилизацией, хотя не все в ней, разумеется, определено одной этой религией. Именно здесь родились наука и философия как теория, а рационализм стал характернейшей для Запада культурной традицией. Именно тут (особенно благодаря христианству и свободомыслию) человек впервые осознает себя как личность. Здесь осуществлялись грандиозные социальные революции, складывались новые формы общежития, стремительно развивалась техника, формировались институты демократии и распространялись по всей планете.

Правда, отсюда же устремились к странам Востока волны крестоносцев, колонизаторов и миссионеров, а в наше время — потоки массовой культуры. Не следует возносить христианскую цивилизацию и культуру и принижать цивилизации и культуры буддизма и ислама.

История свидетельствует, что локальные цивилизации проходят этапы становления, расцвета и упадка. Несомненно, это характерно и для глобальных цивилизаций. Несомненно, что в настоящее время западная цивилизация столкнулась с глубоким кризисом, обнажившим ее односторонность, ограниченность рациональной прагматичности, уязвимость моральных установлений, незащищенность демократических институтов от охлократии (власти толпы). Более того, именно христианская цивилизация ответственна за две мировые войны двадцатого столетия, политические, экологические и иные планетарные потрясения нашего времени. Наращивая научные успехи и техническое могущество человека, поднимая уровень его материального благосостояния и комфорта, оттачивая интеллект, цивилизация Запада оказалась не в силах кардинально возвысить его духовность. Западная цивилизация не смогла преодолеть стадные, еще досоциальные задатки человеческой природы, упредить проявления и даже нарастания жестокости и безразличия, насилия и разврата, захлестывающие христианский мир. Виной этой односторонности, возможно, мирское, нежели сакральное начало в цивилизации Запада.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >