Религиозная вера

«Интегративной чертой религиозного сознания, — замечает И.Н. Яблоков, — является религиозная вера».

Несмотря на нечеткость ее внешних границ, религия все же особая и во многом автономная страна духовного мира. Главный ее признак — вера в сверхъестественные силы и существа и поклонение им. Рассмотрим этот отличительный признак, в явной форме присущий развитым религиям Запада, а в неотчетливой форме — буддизму, даосизму и некоторым иным вероучениям Востока, где понятие сверхъестественного не отрефлексировано.

Выделяя особую значимость веры для религии, ее приверженцев обычно так и именуют верующими. Однако не всякая вера религиозна. Вполне правомерно говорить и о наличии светской (нерелигиозной) веры. Вера — это признание за достоверность какой-либо информации без ее перепроверки. Психологические основания веры будут рассмотрены в одной из следующих глав. Здесь же указываются основные различия светской и религиозной веры.

Светская вера четко разделяет естественные и сверхъестественные персонажи и события. Естественные персонажи и события — это не выдуманные, но объективные, реальные, постигаемые чувством и разумом, действительно существующие и подчиненные природным закономерностям.

«Вера, — пишет И.Н. Яблоков, — есть особое психологическое состояние уверенности в достижении цели, наступлении события в предполагаемом поведении человека, в истинности идеи при условии дефицита точной информации о достижимости поставленной цели, о конечном итоге события, реализации на практике предвидимого поведения, результате проверки. В ней содержится ожидание осуществления желаемого. Данное психологическое состояние возникает в вероятностной ситуации, когда имеется известная степень успешности действия, реальная возможность благоприятного исхода и знание этой возможности».

Сверхъестественные персонажи и события — это невероятные, придуманные, в реальности не существующие, не постигаемые (или не вполне постигаемые) чувством и разумом, нарушающие природные закономерности (чудесные) персонажи и события. Понятие сверхъестественного в некоторых культурах четко не определено. Но своим коренным смыслом понятие бытийствует и в них. В сказаниях и священных книгах этих культур, хотя и обыденно, но все же фигурируют несуществовавшие, мифические, сверхъестественные, фантастические персонажи и события, не подчиненные естественным порядкам и законам, но все же воспринимаемые на веру как персонажи и события реальности.

Светская вера исходит из признания обязательной природной причинности всех действительных событий и допускает, по возможности, их перепроверку в соответствии с правилами логики и данными практики. Такова, например, вера в истинность установленных наукой законов природы. Такова вера-доверие к экспериментально проверенным сведениям авторитетных ученых, заключениям ведущих экспертов, сообщениям надежных источников информации. Такова и вера в порядочность достойных людей в своем окружении и т.д. Иными словами, светская вера преимущественно привязана к конкретно-реальным сообщениям, лицам и событиям.

Человек светский принимает ту или иную информацию на веру по своей воле, иногда сомневаясь и критикуя ее. В повседневной жизни человек верующий, разумеется, тоже обладает такой верой-доверием. Иное в делах религиозных. Хотя сам верующий не всегда это осознает, но его свобода ограничена вероисповедной традицией. Религиозная вера исходит из признания реальности сверхъестественных событий — событий надприродных, чудесных (нарушающих естественные закономерности), не постигаемых чувствами и разумом. Религиозная вера категорически требует обязательного, не допускающего сомнения и критики, безоговорочного принятия догм своей конфессии, т.е. положений, принимаемых за непреложную истину, неизменных при всех обстоятельствах. Обычно круг подобных догм четко определен (таков, например, «символ веры» в христианстве). Догмы считаются сакральными святынями, неприкасаемыми, особенно оберегаемыми. Вольное или невольное сомнение относительно таких священных догм (как и текстов священных книг, решений Вселенских Соборов, писаний отцов Церкви) считается тяжким грехом.

Не отрицая допущения громадной роли веры в религии, Л.Н. Митрохин считал, что этот признак религии нуждается в дополнении. Он писал: «в качестве отличительной черты религиозного мироощущения обычно указывают на веру в сверхъестественный «горний мир», в Бога или богов. Между тем трансцендирование, признание «иного» мира характерно для всех форм культуры:

«должное» в морали, «абсолют», «воля», «дух» — в философии, «вечная красота» — в эстетике... Специфика же религии, на мой взгляд, заключается в другом, а именно, в постулировании обратной связи, а именно: зависимости судеб людей от неких могущественных, таинственных сил, в способности иного, «сверхъестественного» мира определять развитие мира земного, связи, которая реализуется посредством особой технологии — культа»[1].

Культ — это поклонение сверхъестественному в мире религии, священному. Ореол святости в религиях всегда и во всем насыщен мистическим содержанием как символ приобщенности к божественному миру. Этот нимб — явно или неявно опоясывает предметы культа, ритуалы священнодействия, личность угодника Божия (святого) и священнослужителя. Понятие Священное нередко используется как основной признак религии. Священное в религии — это не просто возвышенное над мирским, профанным. Священное в религии — это обязательно сплавленное со сверхъестественным, сакральным, тайным и мистическим. Оно наделено небесной благодатью, а потому требует от верующего трепетного преклонения и благоговейного почитания. Священное придает религии внутреннюю энергию и пассионарность.

Вероятно, пассионарность не одинаково присуща разным конфессиям. Но каждая из них, в противовес профанным феноменам культуры, обязательно содержит в себе Священное. Однако примем во внимание, что святыни присущи и высшим мирским достояниям бытия, совершенно свободным от мистического ореола. Священными обычно именуются, например, дар человеческой жизни, патриотический долг, особенно чтимые достижения морали, художественные шедевры и пр. В обыденной жизни эти святыни возвышенны, охраняемы и почитаемы. Но они не сопровождаются мистическим благоговением и сакральным поклонением. Наши деды и отцы, например, по праву именовали Великую Отечественную войну против фашистской агрессии священной войной. И это определение, проникнутое гражданским пафосом, ими отнюдь не наделялось религиозным смыслом.

Религиозную веру принято отличать от суеверий — распространенных предрассудков и заблуждений, закрепившихся в некоторых обычаях, приметах, суждениях. Таковы, например, вера в таинственные свойства и волшебную силу предметов и событий, вера в чародейственные способности некоторых людей (колдунов, знахарей, ведьм, оборотней и прочих). Отдельные суеверия (например, заговоры, гадания, какие-то приметы) сложились еще в язычестве.

Другие, более поздние суеверия представляют собой наивные (подчас, очевидно нелепые) поверья непросвещенного сознания, решительно отвергаемые наукой и практикой. Еще более поздние суеверия — это утонченные, наукообразные, а потому внешне правдоподобные измышления новейшего времени, рассчитанные на легковерных искателей «эзотерических тайн». Служители Церкви и богословы резко отвергают и осуждают все эти виды суеверий.

Религиозная вера непременно связана с признанием чудес, поклонением сакральным святыням, Богу и (или) божествам. Правда, сама идея Бога присуща лишь развитым религиям, а Его понимание не одинаково в разных религиях. Религиозное поклонение — это не просто выражение глубокого уважения (почтения, пиетета). Оно несравнимо с обычным уважением к авторитетному человеку, с почтением в отношении ценностей культуры и т.п. Культовое поклонение — это наивысшее благоговение, выражение мистического преклонения перед Священным. Так, поклонение Богу в монотеистических религиях сопровождается поклонением и его посредникам, пророкам, благовестникам, посланникам, а также и жрецам, наделенным божественной благодатью (харизмой).

Поклонение божествам выливается в форму благочестивого преклонения перед ними, служения им при помощи особых, исповеданиями установленных сакральных действ-ритуалов. В некоторых исповеданиях таких действ довольно много, и они насыщены сложными деталями. В исламе же всего пять важнейших ритуалов (столпов), довольно несложных по обрядовому исполнению. Религиозная вера и действа-ритуалы составляют органическое единство. Без этого двустороннего единства — веры и поклонения — не может быть религии.

Итак, не каждая вера и не любое поклонение образуют религию. Ее отличительный признак (единство веры в сверхъестественное и ритуальное поклонение ему) даже внешне отграничивает религию от похожих на нее светских феноменов. Но религия обладает и глубоким духовным своеобразием, еще более отличающим ее от внешне сходных феноменов. Это своеобразие заключено в ее строении, структуре.

  • [1] Митрохин Л.Н. Мои философские собеседники. СПб., 2005. С. 597—598. 2 Пассионарность (от лат. passio — страсть), внутренне присущее этносам и религиям стремление к обновлению и развитию.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >