НОРМАТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЭТИКИ

.Принцип устойчивости

В конце XX в. человечество осознало, что любое развитие не безгранично, и люди, для того чтобы не допустить самоуничтожения, должны в наиболее сжатые сроки изменить образ жизни и ценностные приоритеты. Стало очевидным, что локальные проблемы природоохранного характера являются составными частями единой глобальной экологической проблемы, а разрешение природоохранных вопросов невозможно без учета тесной взаимосвязи социальной, экономической и экологической сфер.

Для решения возникающих задач при Организации Объединенных Наций была создана Международная комиссия по окружающей среде и развитию, руководителем которой была назначена Г.Х. Брундтланд. Рассмотрев различные варианты решения проблемы окружающей среды, комиссия экспертов предложила долгосрочную стратегию для будущего развития человечества. В итоговом докладе комиссии «Наше общее будущее» (1987) нормативной основой долгосрочного планирования действий в области охраны окружающей среды было объявлено устойчивое развитие.

В толковом словаре «устойчивый» объясняется как «не подверженный колебаниям, постоянный, стойкий, твердый»[1]. В целом устойчивость обозначает возможность той или иной деятельности практиковаться или поддерживаться неограниченно долгое время. Поскольку в концепции устойчивого развития речь, прежде всего, идет о благе человека, то устойчивость подразумевает поддержание определенного, достаточно высокого уровня человеческого благосостояния, таким образом, чтобы оно могло по возможности повышаться или, по меньшей мере, никогда не снижаться.

Развитие, в свою очередь, толкуется как «процесс закономерного изменения, перехода из одного состояния в другое, более совершенное; переход от старого качественного состояния к новому, от простого к сложному, от низшему к высшему». Это определение указывает на то, что развитие не тождественно простому росту (например, экономическому

или технологическому), а подразумевает совершенствование, качественное изменение. В принятой незадолго до появления доклада Брундтланд «Декларации ООН о праве на развитие» (1986) ценностно-нормативные акценты расставлены четче. Развитие согласно Декларации является «всесторонним экономическим, социальным, культурным и политическим процессом, направленным на постоянное повышение благосостояния всего населения и всех лиц на основе их активного, свободного и конструктивного участия в развитии и в справедливом распределении создаваемых в ходе его благ»[2].

Таким образом, устойчивое развитие в самом общем смысле можно понимать как такой процесс повышения благосостояния, который может поддерживаться неограниченное количество времени.

В докладе Международной комиссии по окружающей среде и развитию было предложено определение устойчивого развития, которое на настоящий момент является базовым: «это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности».

Другое популярное определение устойчивого развития было предложено в докладе ООН «Забота о Земле»: это «улучшение качества жизни в рамках несущей емкости поддерживающих экосистем».

В «Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» в определении делается акцент на экологических ограничителях экономического развития. Здесь под устойчивым развитием понимается «стабильное социально-экономическое развитие, не разрушающее своей природной основы». При этом «улучшение качества жизни людей должно обеспечиваться в тех пределах хозяйственной емкости биосферы, превышение которых приводит к разрушению естественного биотического механизма регуляции окружающей среды и ее глобальным изменениям». Иными словами, такое развитие позволяет вмешиваться в экосистему только до тех пределов, пока она еще будет способна к самовосстановлению. Способность к самовосстановлению, в свою очередь, подразумевает сохранение достаточного биоразнообразия.

В целом можно сказать, что устойчивое развитие — это поддержание определенного уровня благосостояния для настоящих и будущих поколений ради улучшения качества жизни и сохранения окружающей среды.

Относительное согласие по поводу взаимоотношения различных (экологических, экономических и социальных) факторов в процессе решения проблем окружающей среды и контуры общей стратегии устойчивого развития были выработаны на Конференции по окружающей среде и развитию 1992 г. и закреплены в Декларации Рио и Повестке дня на XXI век. Имеющиеся экспертные данные получили дальнейшую общественную и политическую интерпретацию. В целом в Рио-де-Жанейро был достигнут консенсус по поводу перехода от традиционной парадигмы развития к парадигме глобальной устойчивости.

В 2002 г. итоги первых шагов на пути устойчивого развития были подведены на Мировом саммите в Йоханнесбурге. Здесь были отмечены конкретные проблемы, возникающие в процессе развития, и разработаны рекомендации по достижению устойчивости (Йоханнесбургский план).

Понятие устойчивого развития возникло в результате консенсуса между политиками, членами негосударственных организаций и учеными и представляет собой попытку синтеза экономических, экологических и этико-философских дискурсов. При этом в сочетании «устойчивое развитие» элемент «развитие» отсылает к экономике, «устойчивость» — к экологии, а в определении, указывающем на нужды нынешних и будущих поколений, акцентируется социальная сторона концепции.

Все три сферы устойчивого развития должны рассматриваться в их неразрывном единстве: собственно, само устойчивое развитие возникает на месте пересечения указанных сфер, и игнорирование какой-либо из них невозможно по определению. Тем не менее с каждой сферой связан свой специфический комплекс проблем и варианты путей их решения.

В экономической сфере устойчивое развитие предполагает, прежде всего, серьезный пересмотр традиционной модели классической экономики. В конце XX в. стало очевидным, что ряд ресурсов находится в дефиците, и что многие из этих ограниченных ресурсов невосполнимы. Способность внешней среды абсорбировать и перерабатывать отходы также не безгранична — так, большинство ученых пришли к согласию, что высокая концентрация парниковых газов в атмосфере привела к серьезным климатическим сдвигам, последствия которых обещают быть глобальными. Соответственно, в новой экономической модели устойчивости должны быть учтены и ресурсы, и отходы, а производство должно быть организовано так, чтобы сократить использование невозобновимых ресурсов, обеспечить восстановление возобновимых, уменьшить количество отходов и найти пути их вторичного использования.

В социально-политической сфере устойчивое развитие направлено на достижение социальной стабильности и сокращение разрыва между бедными и богатыми странами. В условиях конфликтов, вызванных, не в последнюю очередь, неравным распределением благ в мире, устойчивое развитие связывается с ответственностью за бедные страны и справедливостью в использовании природных ресурсов как в пространственном (Север — Юг), так и во временном (нынешние и будущие поколения) отношении. Все эти проблемы перераспределения благ не могут решаться исключительно в экономической сфере (по крайней мере, в условиях свободного рынка) и требуют моральной убежденности, политической воли и ценностных обоснований.

Поскольку экологическая проблема глобальна, в обсуждении вариантов ее решения должны принимать участие не только представители ведущих индустриальных держав, но и жители беднейших регионов, которых в первую очередь затронет экологическая катастрофа. В настоящее время в принятии решений, как правило, участвуют стороны, более заинтересованные в краткосрочной прибыли, чем в охране природы (например, крупный бизнес). Голос тех, кто в будущем испытает на себе негативные последствия этих решений, практически не слышен. Поэтому устойчивое развитие подразумевает создание условий равноправного диалога, где будут учтены все точки зрения и будет сформулирован консенсус по поводу экологической проблематики. Таким образом обеспечивается участие самых широких масс в принятии решений.

Одним из механизмов формирования глобального диалога является создание и укрепление институтов гражданского общества — добровольных сообществ и ассоциаций «зеленой» направленности, способных оказывать влияние на общественное мнение и на проводимую государством политику. Такие ассоциации, в частности, способны заставить крупные корпорации осознать и задекларировать свою ответственность за окружающую среду, бедных людей и будущие поколения.

Экологическая сфера устойчивого развития предполагает достижение стабильности в существовании экосистем. Воздействие цивилизации на природу не должно превышать того предела, миновав который, природа уже не будет способна к самовосстановлению. Соответственно, устойчивое развитие подразумевает ограничение действий, которые могут стать необратимыми по отношению к окружающей среде.

С этой точки зрения особое значение играют различные природоохранные меры, сохраняющие естественную природную среду, такие как создание заповедников, заказников и национальных парков, идентификация и защита отдельных памятников природы. Сюда же можно отнести действия по восстановлению загрязненных и деградированных участков (например, очистка рек, снижение уровня парниковых газов в атмосфере и т.д.), сохранение биоразнообразия.

В современной экологической этике также говорится об изменении ценностных оснований отношения к природе и уважении ко всем формам жизни как необходимым предпосылкам сохранения биоразнообразия. Основой для этого может стать признание внутренней ценности природы, не зависящей от ее утилитарного (ресурсного, рекреативного и пр.) использования.

Одна из основных сложностей в процессе реализации идей устойчивого развития — необходимость такого сочетания всех трех сфер, при котором задачи одной сферы не будут решаться за счет ухудшения положения в других сферах, а развитие и устойчивость не станут противодействовать, а дополнят друг друга. В условиях повышения неоднозначности морального выбора, когда улучшение в одном аспекте сопровождается ухудшением в другом, сама сбалансированность становится важнейшей ценностью.

Вопрос о формах практической реализации идеи устойчивого развития принадлежит к числу открытых: на характер интерпретаций этих форм влияют политические и экономические предпочтения заинтересованных сторон, особенности понимания взаимодействия общества и природы и те ценностно-нормативные контексты, которые определяют процесс этого взаимодействия.

Можно выделить, по меньшей мере, четыре модели устойчивого развития, имеющих различные ценностно-нормативные обоснования. Две первые модели утверждают приоритет развития над устойчивостью, в то время как две другие концентрируются преимущественно на способах достижения устойчивости.

1. Экономически ориентированная модель основной задачей процесса устойчивого развития объявляет повышение благосостояние человека, в том числе искоренение бедности и решение ряда острых социальных и экологических проблем. Решение этих задач невозможно без экономического роста: соответственно, основным механизмом достижения благосостояния объявляется эффективная экономика, основанная на частной собственности и рыночном саморегулировании.

В целом экономически ориентированная модель основывается на идеях утилитаризма в этике, либеральных политических теориях и концепциях классической экономики. Важнейшей ценностью в этой модели признается экономическая эффективность, которую рыночное саморегулирование может обеспечить гораздо лучше, чем бюрократизированное государственное управление всеми сферами производства. Экологические проблемы здесь считаются второстепенными — это побочные продукты экономического роста, которые решаются в ходе самого экономического роста — в процессе повышения эффективности природопользования, выгодного как для человека, так и для окружающей среды.

2. Технологически ориентированная модель признает технологию важнейшим детерминирующим фактором общественного развития, а развитие технологий — важным средством для достижения всеобщего благополучия.

Технология, наряду с экономикой, часто рассматривается защитниками окружающей среды в качестве угрозы природному окружению и истинной человеческой жизни. Часто говорится о дегуманизирующем воздействии техники: она отчуждает человека от собственной сущности, делая его обезличенной деталью социальной машины. Сторонники технологически ориентированной модели считают, что критика технологии однобока и предвзята. Технология — не нечто, отчужденное от человека, а инструмент, которым человек пользуется в своих целях. Если одни технологии разрушают природу, то другие технологии способны спасти ее от разрушения: проблема состоит лишь в правильно поставленных целях.

В современной экологической этике теоретическим основанием для технологически ориентированной модели устойчивого развития часто служат идеи о ноосфере как конечной точке биосферной эволюции, сфере единого разума. В концепции ноосферного проекта, восходящего к теориям Э. Леруа, П. Тейяра де Шардена и В.И. Вернадского, выдвигается надежда на совместную эволюцию человека и природы, на гармоничное сосуществование технологического и духовного.

3. Экологически ориентированная модель, в отличие от двух предыдущих, делает акцент не на развитии, а на устойчивости. Здесь предполагается, что экономическое и технологическое развитие требуется тем или иным образом ограничить для того, чтобы сохранить окружающую среду.

Ограничения должны коснуться, прежде всего, образа жизни человека, который обязан согласовывать свои поступки с этико-экологическими ценностями. Это касается как индивидуальных действий (например, ограничение количества отходов, отказ от личного транспорта, переход к вегетарианству), так и групповых (активное участие в деятельности природоохранных организаций, оказание общественного давления на государство и бизнес через институты гражданского общества, благотворительное финансирование проектов по охране окружающей среды).

Ряд ограничений должен существовать и на уровне предприятий, особенно крупных корпораций. Экологически ориентированная модель предполагает создание ряда корпоративных моральных кодексов, подчеркивающих заботу членов корпорации о природе; отказ от определенных действий, затрагивающих окружающую среду; замену таких действий приемлемыми альтернативами (например, экспериментов над животными компьютерным моделированием) и т.д.

Сторонники экологически ориентированной модели не выступают прямо против экономического роста или технологического развития, но считают, что, если это развитие будет неподконтрольным, нагрузка на окружающую среду станет критической. Ограничительной модели, как правило, придерживаются неправительственные организации природоохранной направленности. Она поддерживается самым широким спектром течений и направлений экологической этики, за исключением самых крайних (жесткого антропоцентризма с одной стороны и радикализма — с другой). Вне зависимости от того, признается ли внутренняя ценность экосистем, жизни, чувствующих существ или (в мягком варианте антропоцентризма) только человека, все направления экологической этики на практике сходятся в необходимости введения ряда ограничений в экономике, технологиях и образе жизни для достижения устойчивости развития.

4. Различные вариации радикальной модели согласуются в том, что ограничительные меры при сохранении привычного образа жизни являются паллиативными — они не лечат болезнь, а скорее маскируют ее симптомы. Для решения экологических проблем требуется радикальный пересмотр всех традиционных ценностей.

Многие сторонники глубинной экологии, например, предлагают отказаться от присущего Западу рационализма в пользу восточных религиозно-мистических практик; радикальные традиционалисты призывают к «возврату к природе» и отказу от достижений цивилизации; экофеминисты — к ликвидации отношений доминирования; марксисты требуют всеобщего равенства и социальной справедливости как предпосылок для решения экологических проблем; анархисты усматривают угрозу природе в самом существовании государства. При этом комплекс традиционных ценностей понимается как неспособный поддержать устойчивость в принципе: во всех случаях предлагается полный отказ от господ ствующих в современном обществе ценностей и моделей поведения. Развитие при этом рассматривается не как постепенное эволюционное развитие, а как развитие скачкообразное, революционное, отвергающее старое ради нового.

Пропагандистами подобных идей, как правило, являются «зеленые» организации, признающие и практикующие насильственные или иные противозаконные методы борьбы. Теоретическим основанием для всех вариаций этой модели служит комплекс социально-трансформационных идей, резко критических по отношению к обществу потребления и социальному неравенству, — это, прежде всего, марксизм, феминизм и постмодернизм.

В наиболее общем виде все имеющиеся модели можно разделить на антропоцентристские (первая и вторая модели) и неантропоцентристские (третья и четвертая модели). Первые делают акцент на развитии как средстве повышения благосостояния человека. При этом природа рассматривается, прежде всего, в виде ресурса, удовлетворяющего различные потребности человека. Вторые акцентируют внимание на устойчивости как форме гармоничного сосуществования человека и природы и призывают к самоограничению человека ради сохранения окружающей среды.

Вопросы и задания

  • 1. Напишите эссе на тему «Устойчивое развитие в России XXI века».
  • 2. Ряд защитников прав животных обращает внимание на необходимость изменения вкусов людей, в частности, пищевых предпочтений, в том числе ради достижения состояния устойчивого развития. Готовы ли вы пересмотреть свои пищевые предпочтения, чтобы изменить соотношение спроса и предложения на мясо животных? Свой ответ обоснуйте.
  • 3. Изучите деятельность одного из «зеленых» сообществ (на ваш выбор). Оцените эффективность деятельности сообщества и потенциал оказания влияния на принятие решений государственными органами, корпорациями и т.п.
  • 4. В рамках экономически ориентированной модели устойчивого развития предлагается передать в собственность общественные ресурсы — лес, почвы, воздух и т.п. Согласны ли вы с таким подходом? Приведите не менее трех аргументов в поддержку своей точки зрения.
  • 5. Какая из четырех моделей устойчивого развития наиболее соответствует вашим личным убеждениям относительно принципа устойчивости? Почему?

  • [1] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2006. С. 841. В англоязычном оригинале употребляется прилагательное sustainable, которое толкуется в том же ключе — как «поддерживающий, подкрепляемый, защищаемый, сбалансированный, самоподдерживающийся». 2 Там же. С. 643.
  • [2] Декларация о праве на развитие. Принята 04.12.1986 Резолюцией 41/128 на 97-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН. URL: http://www.un.org/russian/docu-men/declarat/right_to_development. html. 2 Caring for the Earth A Strategy for Sustainable Living / final text edited by David A. Munro and Martin W. Holdgate. Gland, 1991. P. 210.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >