Метаморфозы развития музыкального искусства (рубеж XX- XXI веков)

Рассматривая культурную карту Кузбасса, можно заметить, что организации, учреждения, союзы, центры, связанные с музыкальным творчеством и образованием, занимают в ней весомое место. На сегодняшний день Кемеровская область обладает значительным творческим потенциалом в сфере музыкального искусства. В регионе функционируют и развиваются Музыкальный театр Кузбасса имени А. Боброва, Государственная филармония Кузбасса имени Б. Т. Штоколова, Губернаторский джаз-клуб «Геликон», Губернаторский культурный центр «Юные дарования Кузбасса», Кемеровская региональная общественная творческая организация «Союз композиторов Кузбасса». Кемеровская область имеет одну из лучших в Сибири и даже в стране многоуровневую систему подготовки кадров в сфере культуры и искусства. По статистике, пятое место в Российской Федерации и первое место в Сибирском федеральном округе занимает Кузбасс по числу учреждений дополнительного образования в сфере культуры и искусства и по числу учащихся в них. По данным Департамента культуры и национальной политики Кемеровской области, в Кузбассе ПО учреждений дополнительного образования, большая часть которых - детские музыкальные школы (ДМШ) и школы искусств (ДШИ) [См.: 1].

В Кемеровской области 4 средних специальных образовательных учреждения (Кемеровский областной музыкальный колледж, Прокопьевский колледж искусств, Новокузнецкий областной колледж искусств и Кемеровский областной колледж культуры и искусств) и Кемеровский государственный институт культуры, где осуществляется профессиональная подготовка музыкантов. Кроме того, в области действует разветвленная сеть дворцов культуры и дворцов творчества, многие из которых имеют свои любительские и полупрофессиональные музыкальные коллективы - хоры, оркестры и ансамбли народных инструментов, самодеятельные духовые оркестры, ансамбли народной песни, эстрадно-джазовые ансамбли и рок-группы.

Так внушительно выглядит карта музыкальной культуры Кузбасса в настоящее время. Однако это вовсе не означает отсутствия проблем сейчас, а в 1990-е годы их было значительно больше. За последние десятилетия прошлого века в развитии музыкального искусства региона сделано немало, достигнуты определенные успехи, порой даже вопреки тем экономическим и социально-культурным обстоятельствам, которые создавало государство. Перенесемся в начало 1990-х и обозначим основные события социально-политического фона. В октябре 1991 года Верховный совет утвердил так называемую программу «шоковой терапии» молодых реформаторов во главе с Е. Гайдаром, целью которой был скорейший переход к рыночной экономике, а основными ее пунктами - либерализация цен и приватизация.

Напомним основные этапы реформы. В октябре 1991 года Борис Ельцин, выступая на V Съезде народных депутатов, объявил о начале радикальных экономических реформ и до июня 1992 года лично возглавлял сформированное им Правительство РСФСР. V Съезд народных депутатов принял курс, предложенный президентом. В сформированном в ноябре 1991 года «правительстве реформ» основные позиции заняли молодые экономисты-«рыночники» - А. Шохин, А. Чубайс, П. Авен, А. Нечаев -во главе с Е. Гайдаром. После распада СССР Борис Ельцин приступил к осуществлению в стране радикальной экономической реформы, часто именуемой «шоковой терапией». Своеобразным «прологом» радикальных экономических преобразований стало принятое правительством в конце 1991 года решение о «замораживании» (запрете выдачи) денежных вкладов населения в сберегательных банках. В результате на полное обесценивание были обречены трудовые сбережения 75 млн человек. Далее последовали следующие экономические решения президента и правительства: 2 января 1992 года указом президента в России были введены свободные (рыночные) цены [См.: 2]; 29 января 1992 года был издан Указ «О свободе торговли», положивший конец существовавшей распределительной системе в этой сфере [См.: 3]; 21 апреля 1992 года VI Съезд народных депутатов, учитывая события, произошедшие ранее в российском обществе и государстве, изменил официальное название страны: РСФСР была переименована в Российскую Федерацию - Россию. Программа перевода государственной собственности в частную разрабатывалась и осуществлялась Государственным комитетом по управлению имуществом во главе с вице-премьером А. Чубайсом, который путем приватизации решил построить капитализм в России в несколько ударных лет, в то время как у других стран мира на это ушли столетия.

Шок, который пережила Россия от этих реформ, превзошел все самые пессимистичные прогнозы, но самый тяжелый удар пришелся, как известно, по бюджетной сфере, каковой всегда являлась культура. Помимо того, что учреждения культуры были фактически брошены государством и должны были сами себе обеспечить выживаемость, началась «утечка мозгов» - массовая миграция выдающихся деятелей искусства и культуры на Запад. За пределами России с начала 1990-х годов живут выдающиеся отечественные композиторы первого ряда - Альфред Шнитке,

Эдисон Денисов, Софья Губайдулина, Родион Щедрин, Арво Пярт, Гия Канчели, Вячеслав Артемов, Николай Корндорф, Дмитрий Смирнов, Елена Фирсова и др.

В российском музыкальном искусстве эмиграция в 1990-е годы носила массовый характер. Музыканты-педагоги и исполнители уезжали целыми семьями и педагогическими школами. Так, например, вместе с семьей своего учителя, профессора Новосибирской консерватории Захара Нухимови-ча Брона уехали в Германию (г. Любек) его талантливые ученики, которые стали впоследствии выдающимися скрипачами и получили мировую известность - Вадим Репин, Максим Венгеров, Николай Мадоев и Наталья Прищепенко.

В профессиональной среде музыкантов массовый отъезд за границу в 1990-е годы (а пик этой миграции приходится на 1990-1991 годы) был стимулирован еще и национальным фактором, так как огромную часть российской музыкальной элиты составляли евреи, которые, как известно, наряду с проблемами, общими для всего населения страны, переживали также свои собственные (появление экстремистских фашистских группировок, проявления антисемитизма, страх за безопасность семьи и детей). Еще хуже дело обстояло в регионах с более низким уровнем жизни. Известно, что 45 % выехавших из РФ в Израиль во второй половине 90-х годов - жители Сибири и Дальнего Востока [4]. Понятно, что это были в основном представители интеллигенции. Сложно сказать, сколько из них музыкантов.

В Кемеровской области процесс эмиграции в среде музыкантов охватил не только евреев, но и этнических российских немцев - ссыльных переселенцев из Поволжья, которые проживали в различных городах Кузбасса с 1940-х годов. Среди них было много музыкальных семей, которые покинули Россию в 1990-е годы. Так, из Новокузнецка уехала многочисленная семья Губертов; из Прокопьевска, где проживала самая большая диаспора российских немцев, выехали семьи Фриков, Тизенгаузен, Моло-коедовых-Шрайнер, Игеле, Гегеле; из Кемерово - семьи Мазуниных-Кноблох, Лангенштейнов, заслуженный артист РСФСР Г. Дизендорф. Впрочем, уезжали и русские музыканты. Однако будучи отличными исполнителями, музыковедами, преподавателями, российские музыканты были востребованы по всему миру и весьма хорошо (может быть, в отличие от россиян других профессий) устраивались в Израиле, Германии, США.

Перестройка и революционные события, лихорадившие Россию в 1990-е годы, сопровождались отказом не только от коммунистических идей, но и от многих традиционных ценностей. Что же осталось взамен? Все аналитические исследования социокультурных процессов акцентируют три важнейшие особенности, определявшие развитие российской культуры в постперестроечное время:

  • 1) резкое сокращение государственного финансирования;
  • 2) полная свобода творчества;
  • 3) падение общекультурного уровня населения.

Уходят в прошлое авторитарные методы руководства, но вместе с этим и государственное финансирование культуры. Радость по поводу отказа от государственной идеологии, цензуры, от обретения подлинной свободы творчества, от усиления интенсивности культурного обмена сменилась растерянностью перед комплексом проблем, которые не замедлили сказаться после того, как учреждения культуры полностью лишились государственной поддержки.

Действие «остаточного принципа» финансирования привело к глубокому кризису культуры, осложненному стремительным развитием рыночных отношений в 1990-е годы. Театры, филармонии, кинотеатры, дома культуры, библиотеки были вынуждены искать внебюджетные источники финансирования. Где же их находили в то время? Исследователь культурной политики Сибири В. С. Бовтун выделяет 6 источников, которые могли обеспечить приток материальных ресурсов в сферу культуры:

  • 1) создание правовых условий для возникновения и функционирования организаций культуры различных форм собственности и организационно-правовых форм;
  • 2) бюджетное финансирование культуры;
  • 3) установление для организаций культуры налоговых и экономических льгот;
  • 4) создание и поддержка государственных и муниципальных организаций культуры;
  • 5) стимулирование благотворительной деятельности в культуре;
  • 6) приватизация государственной и муниципальной собственности [См.: 5, с. 188]. Однако эти источники в то время были весьма ненадежными.

Резкий поворот в культурной политике России и ее регионов проявляется в действиях Департамента культуры Кемеровской области, которые зафиксированы в архивных документах за 1990-1992 годы. В приказах, ис торических справках прописывается переименование, изменение, варьирование структуры Департамента, а также зон ответственности, закрепленных за должностями. Все это, видимо, отражает нестабильность решений того времени. Однако с точки зрения финансирования учреждений музыкальной культуры нам интересны две новые функции Департамента, которые появились в 1991 году:

  • - «внедрение в деятельность учреждений культуры новых методов хозяйствования, направленных на разумное сочетание бюджетного финансирования с различными формами самообеспечения;
  • - привлечение сил и средств предприятий, организаций для развития культуры» [6, л. 6].

Учреждения культуры области искали внебюджетные источники финансирования, пытались привлекать спонсоров, но опыта в такого рода деятельности у руководителей, воспитанных советской государственной системой, не было совсем. Это позже, в конце 1990-х стали появляться руководители-менеджеры новой формации - они вполне успешно решали задачи самофинансирования. К примеру, в Государственной филармонии Кузбасса в 1999 году назначается новый директор - Л. В. Пилипчук, которая смогла достаточно быстро наладить деятельность одного из ведущих музыкальных учреждений области, начиная с его финансового положения.

Многие руководители учреждений музыкальной культуры видели выход из сложившейся ситуации в расширении спектра платных услуг. Однако их ожидания не оправдались. Для одних людей (творческая интеллигенция, бюджетники, пенсионеры, студенты) посещение театров, филармоний, концертных залов оказалось недоступным по материальным соображениям, для других (предприниматели, бизнесмены) при сложившейся ценностной иерархии и в условиях обострения экономического кризиса услуги культуры занимали далеко не первое место. Разумеется, здесь не идет речь о продукции шоу-бизнеса в виде поп- и рок-культуры, которая благополучно потреблялась представителями «новой русской» финансовой элиты 1990-х, вышедшей подчас из криминальной среды. Особенно остро эта проблема стояла в зоне привлечения внимания населения к образцам классического музыкального искусства. Поэтому в ведущих музыкальных учреждениях Кузбасса - Государственной филармонии и Театре музыкальной комедии - возможности увеличения доходов за счет населения были весьма ограниченны.

Ситуация еще более обострилась в середине 1990-х годов, когда произошло обвальное сокращение бюджетного финансирования социально-культурной сферы. В 1995-1998 годы объем финансирования культуры не превышал 45 % от запланированного бюджета. (Только в 1999 году впервые культура была профинансирована на 100 %, а федеральные программы - на 90 % [См.: 7].) В результате резко ухудшилось материальное положение работников образования, науки и культуры (и в частности музыкантов, работающих в различных учреждениях Кемеровской области), что повлекло падение престижности их профессий.

Печалит тот факт, что престиж профессии музыканта остается весьма невысоким и в настоящее время, когда уровень жизни большей части россиян уже весьма отличен от материального состояния 1990-х в лучшую сторону. Причем это характерно не только для индустриальных регионов, таких как Кузбасс, но и для всей России в целом. В то время, как уже само понятие «русский музыкант» по всему миру сразу вызывает уважение и восхищение, отношение к этой профессии в нашей стране оставляет желать лучшего. Российское общество пока не ощущает настоятельной потребности в развитии музыки академической традиции, сознательно ограничивая себя замкнутым кругом массовой культуры, порой в ее самых примитивных и банальных формах. Серьезная академическая музыка не является приоритетным направлением в общей культурной политике страны: внутри весьма скромного бюджета, выделяемого на культуру, классическая музыка оказывается на последнем месте.

Низкое финансово-экономическое положение учреждений культуры и искусства в условиях рыночной экономики продолжает сохраняться и сегодня. Однако рост государственных ассигнований на поддержку этих учреждений не будет эффективным без принципиального изменения культурной политики государства по отношению к классической музыке. Можно вкладывать немалые средства в огромные гонорары приглашенных звезд классической музыки, всевозможные раскрученные громкие проекты. Но для развития музыкального искусства России и ее регионов, для повышения культурного уровня людей, живущих в провинции, нужны не разовые помпезные фестивали и акции, а система целенаправленной каждодневной работы по музыкальному просветительству. Сложный опыт 1990-х годов дал возможность понять, что если подлинное высокое искусство полностью вовлекается в рыночные отношения, оно превращается в массовую развлекательную культуру - продаваться и покупаться может только продукция шоу-бизнеса (название этого рода деятельности говорит само за себя).

Вернемся в 1990-е годы. В этот период многие работники культуры стали активно осваивать современные технологии менеджмента - фанд-рейзинг, маркетинг, развитие общественных связей, - позволявшие их организациям строить самостоятельную политику так, как если бы они были действительно независимы. Региональные учреждения культуры, которые оказались в то время особенно в тяжелом положении, были вынуждены зарабатывать на аренде своих помещений, чтобы хоть как-то продержаться в этих условиях. Так, в отчетах, планах и рапортичках Государственной филармонии Кузбасса за 1997-1998 годы фигурирует немного концертных программ, реализованных в основном силами местных творческих коллективов и солистов. При этом зафиксировано множество фактов сдачи в аренду Большого зала различным предприятиям, общественным организациям, фирмам, клубам, банкам («Электросвязь», «ДОСААФ», «Соцзащита», «Клуб ветеранов», КВН, «Банк-55», «Афганцы», «Подиум-98» и др.), никакого отношения к музыке не имеющим, для проведения торжественных собраний и юбилеев [См.: 8, л. 5]. Хорошо еще, что получение этих дополнительных средств с аренды помещения для Государственной филармонии Кузбасса не превратилось в самоцель, как это произошло со многими учреждениями культуры страны в тот период.

В двух столицах России, традиционно являющихся центрами музыкальной культуры, цементирующей базой во все времена был весьма крепкий слой музыкантов-профессионалов, активно продвигающих исполнительство и музыкальную науку. Музыкальная жизнь российских культурных центров продолжала оставаться насыщенной театрально-концертными событиями, поэтому там снижение общекультурного уровня населения в 1990-е годы не бросалось в глаза. В регионах все обстояло иначе, и картина подчас была совсем неприглядной. Документ Департамента культуры «Основные положения и обоснование программы развития культуры и искусства Кузбасса» от 1993 года гласит: «Несмотря на то, что с точки зрения статистики “культурная карта” области выглядит впечатляюще, в регионе имеются районы “культурных пустынь” (село, рабочие поселки). Исследование компетентности в области культуры (характера культурных потребностей и умения потреблять) указывают на минимальное развитие в культурно-эстетическом плане даже образованных людей. Дороговизна печатной продукции ведет к угрозе вторичной неграмотно сти. Сохраняется феномен “диссонантного сознания”, сформировавшийся в обществе тоталитарного типа. Уровень страха и неверия в собственные силы выше у наиболее квалифицированной и культурной части общества. Происходит резкое ослабление корреляции между уровнем образования, культуры человека и его заработками и материальным положением» [9, л. 86]. Далее цитированный выше документ призывает к согласованности действий организаций и учреждений культуры и искусства на региональном уровне для преодоления кризисных явлений в культуре, адаптации к рыночной многоукладной экономике, к новому содержанию культурных потребностей населения.

Надо сказать, что руководство Кемеровской области пыталось исправить данное положение, принимало меры, вырабатывало наиболее эффективные формы по борьбе с кризисом. Одна из них - введение долгосрочной целевой программы развития культуры и искусства Кузбасса, которая разрабатывалась с 1992 года. Причем Кемеровская область одна из первых обратилась к разработке и реализации подобных программ. Областная целевая программа «Духовное возрождение Кузбасса» (1997-2001 годы) переросла в приоритетный региональный национальный проект «Культура Кузбасса», который реализуется ежегодно (с 2006 года) и продолжает осуществляться до настоящего времени [См.: 10].

Однако на раннем этапе выполнения областной целевой программы «Духовное возрождение Кузбасса» в 1993-1994 годы профессиональному музыкальному искусству уделялось мало внимания - основные силы были брошены на сохранение традиционной народной культуры, что, безусловно, тоже очень важно. Именно в то время хорошую поддержку руководства области стали получать любительские и полупрофессиональные фольклорные коллективы, но профессиональные музыканты и творческие коллективы академического направления продолжали оставаться в тени.

Приятным исключением в содержании программы «Духовное возрождение Кузбасса» по отношению к музыкальному искусству стала поддержка одаренных детей в рамках подпрограммы «Кузбасс - детям» силами Губернаторского культурного центра «Юные дарования Кузбасса»[1], который был создан в 1992 году. Главная задача организации - поиск и поддержка творчески одаренных детей, преуспевающих в сфере профессионального освоения различных видов искусства - музыки, театра, живо

писи, литературы, хореографии. Уже в первые годы реализации областной целевой программы организация охватила различными формами поддержки около 1500 талантливых детей. В самом начале своей деятельности центр «Юные дарования Кузбасса» финансировал поездки юных музыкантов области на международные и всероссийские конкурсы, проходившие как в России, так и в других странах (Франция, Италия), организовывал областные конкурсы исполнителей на различных инструментах, вокалистов, композиторов. Надо ли говорить, как это было важно в то сложное время, когда многие родители не имели финансовых возможностей обучать и продвигать своих музыкально одаренных детей. Постепенно спектр деятельности Губернаторского культурного центра расширялся. В настоящее время он включает в себя не только многоплановые и разноуровневые конкурсы, но и организацию фестивалей детского творчества и летнего отдыха детей, мастер-классы выдающихся музыкантов и творческие школы [См.: 11].

Годы и накапливаемый опыт реализации областной целевой программы внесли свои коррективы в культурную политику области. Содержание документов 2005 года, подготавливавших и обосновывавших региональный национальный проект «Культура Кузбасса», выглядит несколько иначе. Обратим внимание на формулировку задач этого долгосрочного проекта, где на первой и второй позициях стоят обеспечение учреждений культуры и искусства высококвалифицированными профессиональными кадрами, их подготовка, переподготовка и повышение квалификации и совершенствование непрерывной системы художественного образования и народного творчества для повышения культурного потенциала области [См.: 11]. Можно сказать, что накопившееся в 1990-е годы количество позитивных изменений переходит в новое качество.

Практическая реализация целей и принципов культурной политики в регионах России сталкивалась с большими трудностями, которые приходилось преодолевать порой только благодаря инициативам и целеустремленности отдельных творческих личностей, активной деятельности творческих коллективов и их руководителей, преподавателей в сфере культуры. Парадоксально, что огромное количество проблем, которые необходимо было решать в 1990-е годы, вызвали в Кузбассе активизацию творческих процессов, происходивших в музыкальной культуре. Словно вопреки сложнейшим социально-экономическим условиям этого периода, молодое относительно соседних сибирских регионов (Новосибирская об ласть, Красноярский край) музыкальное искусство Кузбасса стремительно поднимается в своем развитии. Причем значительный виток эволюции делает именно профессиональная музыкальная среда Кемеровской области, которая до 1980-х годов находилась еще только в стадии становления.

Дело в том, что долгие годы советского периода творческие задачи в Кузбассе решал мощный комплекс музыкальных коллективов художественной самодеятельности, который, как считало партийное руководство, наиболее органично отвечал потребностям населения промышленного шахтерского края. В 1980-е годы клубы и дома культуры многих шахт и заводов закрываются, а коллективы прекращают свою деятельность в виду ослабления экономических возможностей предприятий для содержания больших хоровых, оркестровых, ансамблевых коллективов, приобретения музыкальных инструментов и дорогостоящей аппаратуры. Об этом достаточно подробно повествует диссертация исследовательницы музыкального образования в Кузбассе О. В. Гусевой [См.: 12].

Одновременно с затуханием любительского музыкального творчества происходят изменения в организации профессиональной концертной жизни. К концу 1980-х - началу 1990-х годов все по причине того же недостаточного финансирования постепенно уменьшается интенсивность, а к середине 1990-х и вовсе замирает организация гастролей профессиональных музыкантов и коллективов, многие годы выступавших в городах Кемеровской области. Автор монографии, посвященной истории становления и развития Государственной филармонии Кузбасса, А. П. Мохонько на основе материалов Государственного архива Кемеровской области составил таблицу хронологии гастролей известных артистов, композиторов, дирижеров и творческих коллективов страны в Кемерове с 1954 по 2004 годы [См.: 13, с. 328-360]. В таблице наглядно представлена степень интенсивности гастролей в разные годы деятельности филармонии. Пик гастролей падает на середину 1980-х годов, в начале 1990-х отмечается незначительное число одиночных исполнителей или малых коллективов (ансамблей) при почти полном отсутствии гастролей больших оркестровых и хоровых коллективов. В 1997 году в Кемерово заехали только два московских пианиста (Е. Петрищева и А. Судаков) и дирижер Г. Струве, а в 1998 году не приехал никто [См.: 13, с. 357]. Хорошо налаженная система гастролей, потерпевшая полный крах в 1990-х годах, с большими трудностями восстанавливается только к середине 2000-х.

«Однако, будучи системой, способной к самообновлению и воспроизводству, музыкальная культура региона начинает интенсивную реализацию накопившегося к этому времени в Кузбассе собственного музыкально-творческого потенциала, результатом которого становится смена доминант и развитие иных, по сравнению с предыдущим периодом, элементов культуры», - пишет О. В. Гусева. Специфической приметой музыкальной культуры Кузбасса в последней трети XX столетия выступает процесс стремительного роста профессиональных форм музыкального творчества. В 1980-1990-е годы укрепляет свои позиции Государственная филармония Кузбасса, которая из организатора гастрольно-концертной практики превращается в центр деятельности региональных профессиональных музыкально-исполнительских коллективов. Пройдя стадию становления, к концу 1980-х годов в филармонии начинает стабильно функционировать созданный в 1982 году симфонический оркестр, на базе которого работают камерный и духовой оркестры, струнный квартет [12, с. 116].

Как ни странно, в кризисные 1990-е годы событийные процессы развития профессионального музыкального искусства в Кузбассе стали протекать с удвоенной скоростью. Простое перечисление созданных в 1990-е годы статусных творческих коллективов и организаций, расширяющих инфраструктуру музыкального профессионального искусства Кузбасса в 1990-е годы, дает следующую картину:

  • • 1990-1991 годы - создание в Государственной филармонии Кузбасса оркестра русских народных инструментов под руководством Александра Бублика и получение коллективом статуса муниципального (в настоящее время художественный руководитель и главный дирижер - Игорь Новиков, дирижер - Александр Щиколков);
  • • 1990-1994 годы - создание на основе любительского хора Кемеровского государственного университета в Государственной филармонии Кузбасса Губернаторского камерного хора под руководством Дмитрия Шабалина и приобретение им статуса профессионального муниципального коллектива (в настоящее время художественный руководитель и главный дирижер - заслуженный деятель искусства РФ Ольга Шабалина);
  • • 1992 год - создание Концертного духового оркестра на базе Симфонического оркестра Кузбасса (художественный руководитель и дирижер - заслуженный артист РФ Владимир Чеботарев);
  • • 1992 год - формирование камерного оркестра на базе Симфонического оркестра Кузбасса (художественный руководитель и дирижер - Михаил Турин);
  • • 1992 год - начало работы Губернаторского культурного центра «Юные дарования Кузбасса»;
  • • 1992 год - создание Муниципального камерного хора МУК «Дом творческих Союзов» в г. Новокузнецке (художественный руководитель и дирижер - заслуженный деятель искусств РФ Сергей Липовой);
  • • 1993 год - создание струнного квартета на базе Симфонического оркестра Кузбасса (художественный руководитель - заслуженная артистка РФ Лидия Коновалова);
  • • 1995 год - создание Муниципального симфонического оркестра г. Прокопьевска (художественный руководитель и главный дирижер -заслуженный работник культуры РФ Сергей Толстых);
  • • 1995 год - создание на базе Губернаторского джаз-клуб «Геликон» в г. Новокузнецке Муниципального духового оркестра «Новый кузнецкий биг-бэнд» (художественный руководитель - заслуженный работник образования РФ Александр Кабанов);
  • • 1997 год - образование одного из коллективов Губернаторского джаз-клуба «Геликон» «Кузнецкий Диксиленд» (художественный руководитель - Петр Быков);
  • • 1997 год - организация Муниципального академического хора г. Междуреченска под руководством заслуженного работника культуры РФ Татьяны Белоусовой (в настоящее время художественный руководитель и дирижер - Елена Боровкова);
  • • 1998 год - Театр музыкальной комедии получает статус Музыкального театра Кузбасса (в 1999 году ему присваивается имя народного артиста РФ Александра Константиновича Боброва, который стоял у истоков формирования театра);
  • • 1998 год - формирование организации «Творческое объединение композиторов Кузбасса» (в настоящее время Кемеровская региональная общественная творческая организация «Союз композиторов Кузбасса»; председатель правления - заслуженный работник культуры РФ Владимир Пипекин);
  • • 1998 год - создание творческого объединения композиторов г. Новокузнецка «Лира» (по инициативе М. М. Маслова) в Доме творческих союзов (первый руководитель - Александр Александров, в настоящее время организацией руководит заслуженный работник культуры РФ Михаил Маслов);
  • • 1999 год - создание брасс-квинтета на базе Симфонического оркестра Кузбасса (художественный руководитель - заслуженный артист РФ Владимир Чеботарев).

К сожалению, не все творческие коллективы, рожденные в 1990-х годах, имели долгую жизнь - некоторые из них просуществовали совсем недолго и были расформированы, главным образом, по причине нехватки средств для их финансирования. Так, из коллективов, организованных в Государственной филармонии Кузбасса, струнный квартет функционировал семь лет, брасс-квинтет - в течение трех лет, еще меньше проработал духовой оркестр. Однако творческие идеи и опыт работы этих малых и больших филармонических коллективов не пропали даром - через несколько лет они возродились в новом качестве (в 2000-е годы появляется струнный квартет «Элегия» и Губернаторский духовой оркестр).

В 1990-е - начале 2000-х годов Кузбасс становится одним из лидеров в реализации новой формы музыкальной культуры по организации муниципальных творческих коллективов, которые возникают в разных индустриальных городах области - Новокузнецке, Прокопьевске, Междуречен-ске, Белово, Ленинске-Кузнецком - часто на основе любительских и полупрофессиональных коллективов. Перечень оркестровых и ансамблевых творческих коллективов на карте музыкальной культуры региона дополняют учебные коллективы, близкие к профессиональным по высокому уровню мастерства и широкому спектру концертной деятельности. Таковыми являются учебный симфонический оркестр Кемеровского института культуры (под руководством С. Одинцова); оркестр русских народных инструментов Прокопьевского музыкального училища, на основе которого вырос впоследствии городской муниципальный оркестр; хор студентов Прокопьевского музыкального училища под руководством Г. Е. Гринчака; симфонический оркестр (под руководством О. Тончука) и оркестр русских народных инструментов (под руководством С. Юдиной) Кемеровского музыкального училища.

Интересно, что гастрольно-концертная практика Государственной филармонии Кузбасса полностью меняет свою направленность из входящей на исходящую. При постепенном затухании в Кузбассе организа ции гастролей приезжих коллективов и солистов, на первую половину 1990-х годов падает наиболее интенсивная и разнообразная гастрольная деятельность симфонического оркестра Кемеровской филармонии за всю его историю. С 1989 по 1995 годы оркестр побывал в Венгрии, Германии, Австрии, Швейцарии, Бельгии, Франции, Испании во многом благодаря организаторской деятельности его художественного руководителя В. Н. Барсова.

Оркестр и малые коллективы филармонии регулярно выезжали с концертами в различные города Кузбасса, хотя порой эти поездки срывались по банальной причине отсутствия средств на обслуживание транспорта. К примеру, в пояснительной записке к финансовому отчету о работе филармонии в 1992 году речь идет о невыполнении плана по количеству концертов из-за значительного увеличения тарифов на транспортные перевозки, гостиницу и др. [См.: 9, л. 85]. По материалам архивных данных, цифры планирования и фактического выполнения по количеству концертов не совпадали в связи с дефицитом финансирования (1992 год: план -3000, факт - 2063; 1993 год: план - 3000, факт - 1921; 1994 год: план -1088, факт - 1416).

Взлет творческой активности в сфере музыкальной культуры Кузбасса, конечно, не был случайным. Он был подготовлен укреплением профессиональных позиций музыкального искусства региона в 1980-е годы и сложившейся к тому времени в Кузбассе системой профессионального музыкального образования. В этот период, отмеченный в стране повышением внимания к искусству регионов, крупные музыкальные события, которые ранее не выходили за пределы центров музыкальной культуры - Москвы и Ленинграда, - неожиданно перемещаются в регионы. Кемеровская область, несмотря на свой статус индустриального региона, в данном процессе децентрализации художественно-творческого поиска по ряду причин оказалась на выгодных позициях, так как уровень профессионального музыкального искусства Кузбасса в 1980-е годы становится достаточно высоким. Профессионализм творческих коллективов позволял проводить фестивали, на которых исполнялись не только произведения классикоромантической эпохи, но и весьма сложные по музыкальному языку и композиторской технике сочинения современных композиторов.

Столь быстрый рост профессиональной музыкальной среды в таком индустриальном регионе, как Кузбасс, поколебал представления деятелей культуры о невысоком уровне эстетических потребностей населения Кемеровской области. Первой «ласточкой» процесса децентрализации и трансляции высоких образцов музыкального искусства в культурное пространство Кузбасса стало проведение Второго фестиваля советской музыки в Кемерово и Новокузнецке в 1983 году. Впервые в Кемеровскую область прибыло целое созвездие выдающихся советских композиторов-песенников и авторов серьезной академической музыки, а также знаменитые исполнители и коллективы, эстрадные ансамбли и рок-группы. Среди них композиторы А. Эшпай, М. Таривердиев, К. Хачатурян, В. Казенин, А. Пахмутова, В. Шаинский, Я. Френкель, О. Фельцман, С. Туликов, М. Фрадкин, Э. Колмановский, В. Мигуля, дирижер В. Синайский, скрипач Е. Грач, гобоист С. Великанов, певцы М. Магомаев, Т. Синявская, Л. Сенчина, О. Воронец, Ю. Антонов, А. Розенбаум, Камерный хор Новосибирской филармонии под руководством Б. Певзнера. В круг таких высокопрофессиональных исполнителей достойно вписался совсем недавно созданный Симфонический оркестр Кузбасса, который исполнил три произведения Андрея Эшпая - Вторую симфонию «Хвала свету», «Венгерские напевы» для скрипки с оркестром и Концерт для гобоя с оркестром - под управлением главного дирижера Латвийской филармонии Василия Синайского. В рамках фестиваля было реализовано более 200 концертов.

Особенно значимое событие в рамках процесса децентрализации произошло в музыкальном искусстве Кузбасса в 1987 году. В Кемерово проводится пленум Союза композиторов СССР, что можно считать признанием существенных достижений в развитии профессиональной региональной музыкальной культуры Кузбасса на тот момент. В ходе пленума на различных концертных площадках прозвучала музыка отечественных композиторов, созданная в последние годы, некоторые сочинения были представлены впервые. Наряду со столичными коллективами, с концертными программами успешно выступали Симфонический оркестр Кузбасса, солисты, ансамбли Кемеровской филармонии. Теоретическая часть пленума содержала доклад председателя правления Союза композиторов СССР Т. Хренникова, выступления, дискуссии ведущих композиторов и музыковедов страны.

Наконец, третье серьезное мероприятие общероссийского значения прошло в Кузбассе в ноябре - декабре 1999 года. В Кемерово была реализована 27-я Академия музыки «Новое передвижничество» - проект, учрежденный еще в 1991 году по инициативе Союза композиторов и Московской консерватории. Академия соединяла в себе функцию художественного «вернисажа» высшего уровня с функциями просветительства и профессионального обучения. Академия длилась две недели, ее развернутая программа ежедневно включала утреннюю и вечернюю части. Утренняя часть Академии была представлена лекциями, семинарами и мастер-классами выдающихся музыковедов и исполнителей. В аудиториях Кемеровской государственной академии культуры и искусств, Кемеровского музыкального училища состоялась творческая встреча с народным артистом России, председателем правления Союза композиторов В. И. Ка-зениным; прошли лекции докторов искусствоведения А. В. Конотопа и В. В. Задерацкого; мастер-классы профессоров Московской консерватории А. В. Корнеева (флейта), И. В. Бочковой (скрипка), Г. С. Ширинской (камерный ансамбль), народного артиста Украины Н.П. Сука, заслуженного артиста В. С. Алиева (камерное пение).

Вечерняя часть - это фестиваль, насыщенный концертными программами, состоящими из музыки разных эпох, стилей и жанров. Так, открытие фестиваля было ознаменовано звучанием русской духовной музыки, в том числе древнерусских песнопений и распевов монастырей в исполнении Хора Московской патриархии (регент - Анатолий Гринденко), а на закрытии исполнялись шедевры оперной музыки. Один из вечеров был посвящен фортепианной музыке с разнообразно составленной программой (от Й. Гайдна до Б. Бартока) в исполнении Николая Сука; другой вечер был отдан камерно-вокальной и флейтовой музыке (Валерий Алиев -баритон, Александр Корнеев - флейта), где были исполнены вокальные циклы современных композиторов Владислава Казенина и Елены Лебедевой (с их же участием в качестве пианистов), пьесы для флейты Андрея Эшпая, Елены Лебедевой и баллада Всеволода Петровича Задерацкого, в то время еще очень редко звучащего и малоизвестного композитора; наконец, еще один вечер фестиваля был посвящен органной музыке с традиционным звучанием шедевров барокко (И. С. Бах, Ф. Куперен), оттененных современной композицией Сергея Голубкова. Профессор Московской консерватории Ирина Бочкова реализовала в Малом зале филармонии грандиозный цикл из трех концертов «Все сонаты Бетховена для скрипки и фортепиано».

Удивительно, что весь этот праздник классической музыки, подаренный Кузбассу Союзом композиторов и Московской консерваторией, был во площен в жизнь не только силами именитых музыкантов из Москвы. В проекте принимал активное участие Симфонический оркестр Государственной филармонии Кузбасса. Под управлением Мурада Аннамамедова оркестром была исполнена очень интересная и сложная программа, состоявшая из произведений XX века и редко исполняемой авторской фортепианной версии Скрипичного концерта Бетховена. В этом концерте прозвучали «Соната-стретта» для оркестра санкт-петербургского композитора Геннадия Белова и Вариации на тему Паганини Бориса Блахера. Программа, посвященная шедеврам оперной музыки XIX века, представленная на закрытии фестиваля, была также немыслима без участия симфонического оркестра. Академия «Новое передвижничество» впервые за свою деятельность привлекла к своему проекту симфонический оркестр. Коллективом авторитетным и способным решать самые сложные художественные задачи, поставленные в программах Академии, показал себя Симфонический оркестр Государственной филармонии Кузбасса. Об этом писал в программном буклете академии музыковед Всеволод Всеволодович Задерацкий.

Таким образом, на примере Симфонического оркестра Государственной филармонии становится понятно, что с 1990-х годов в музыкальном искусстве Кузбасса активизируется процесс замещения гастролей столичных коллективов концертной деятельностью творческих коллективов региона. Рассматриваемые в предыдущем параграфе параллельные процессы, происходящие в театральном искусстве Кузбасса, свидетельствуют о том, что это одна из общих тенденций развития искусства данного региона, которая дала мощный стимул дальнейшей его стабилизации. Но это только один пример. В 1990-е годы и в начале 2000-х только в Кемеровской филармонии действует уже около 20 творческих коллективов. Во всех крупных индустриальных городах Кузбасса - Новокузнецке, Прокопьевске, Междуреченске, Белове, Ленинске-Кузнецком - также действуют профессиональные коллективы, выполняющие просветительскую функцию по ознакомлению населения с образцами высокого музыкального искусства. В начале XXI столетия в Кузбассе, может быть, с меньшей интенсивностью продолжают появляться новые профессиональные творческие коллективы академического и эстрадноджазового направления:

• 2002 год - создание в Государственной филармонии Кузбасса струнного квартета «Элегия» (художественный руководитель Сергей Саган);

  • • 2004 год - образование коллектива «Glam Jazz Quartet» (руководитель - Елена Жилина) на базе Губернаторского джаз-клуба «Геликон»;
  • • 2005 год - в рамках проекта «Культура Кузбасса» основан Муниципальный оркестр народных инструментов МАУК «Дворец культуры “Алюминщик”» в г. Новокузнецке (художественный руководитель и дирижер - заслуженный работник культуры РФ Сергей Толстых);
  • • 2006 год - создание Муниципального эстрадно-симфонического оркестра МАУК «Дворец культуры “Алюминщик”» в г. Новокузнецке (художественный руководитель - Владимир Василин);
  • • 2009 год - создание в Государственной филармонии Кузбасса ансамбля скрипачей «Созвучие» (художественный руководитель - Наталья Клименко);
  • • 2015 год - организация в Государственной филармонии Кузбасса Губернаторского духового оркестра (художественный руководитель и главный дирижер - Анатолий Кашеваров).

С 2001 года в Государственной филармонии Кузбасса постепенно восстанавливается работа по организации гастролей. В Кемерово снова начинают приезжать музыканты и коллективы с мировыми именами, а всероссийские и международные проекты становятся неотъемлемой частью ежегодной деятельности филармонии. Масштабные проекты реализуются и в других городах области. Так, начальником Управления культуры администрации города Новокузнецка М. М. Масловым было налажено сотрудничество с известным московским фондом «Русское исполнительское искусство». В результате с 2007 года в течение пяти лет в г. Новокузнецке проходил цикл музыкальных мероприятий «Осенняя академия музыки», включавший концерты и мастер-классы ведущих музыкантов России, дальнего и ближнего зарубежья для педагогов и учащихся музыкальных образовательных заведений.

Театральная часть музыкальной культуры Кемеровской области центрируется в единственном и старейшем учреждении культуры региона -Музыкальном театре Кузбасса им. А. Боброва, который за свою семидесятилетнюю историю имеет глубокие традиции. Разумеется, экономические трудности 1990-х годов не обошли его стороной. Отсутствие средств на выпуск спектаклей, полное прекращение гастролей, частая смена главных режиссеров, неукомплектованность актерского состава, частичный отток зрителей, вынужденная сдача помещения в аренду - все это имело место в

Музыкальном театре Кузбасса 1990-х годов. Спектаклей стало меньше. Однако руководству и коллективу удалось не только сохранить базовый состав труппы и своего зрителя, но и вывести театр на новый качественный уровень.

За изменением статуса и переименованием Театра музыкальной комедии (оперетты) в Музыкальный театр Кузбасса им. А. Боброва последовали модификации в самой концепции подготовки спектаклей и в формах отношений со зрительской аудиторией, что, в свою очередь, повлекло за собой изменение репертуара. В замысле и реализации постановки спектакля стал доминировать проектный подход со всеми вытекающими отсюда последствиями: появление в качестве главной фигуры продюсера, формирование сборной команды для каждого спектакля, кастинг актеров, в котором участвовали на равных как постоянные артисты труппы, так и столичные «звезды». Кроме того, такой спектакль-проект мог включать в качестве второго плана драматургии видеоряд. К примеру, в первой постановке классической оперетты И. Штрауса «Летучая мышь», именуемой уже проектом, оркестровые вступления ко всем действиям сопровождали кинокадры. Сейчас использование мультимедиа в музыкально-театральных постановках - обычная практика, а в то время это было инновацией.

Таким образом, в Музыкальном театре Кузбасса середины 1990-х годов дотируемая государством, имеющая стабильную труппу и другие штатные единицы модель репертуарного театра частично уступает место явлению, называемому «антрепризой» (негосударственного, нерепертуарного, «сборного» театра на несколько спектаклей без площадки и устойчивой труппы), хотя в паше время его чаще именуют «проектным театром». Понятно, что спектакли игрались в собственном здании и на родной сцене, да и базовый актерский состав Музыкального театра Кузбасса по большей части оставался местным с единичным вводом в спектакли приезжих. Немаловажен стабильный состав оркестра в театре, где работали исключительно музыканты г. Кемерово. Свой высокий уровень профессионализма оркестранты доказали в дальнейшем, в ходе освоения оперного репертуара.

Думается, что найденный компромисс в виде сохранения элементов традиционного репертуарного театра и введения элементов проектного театра позволил Музыкальному театру Кузбасса ставить оперы и балеты - на эти жанры, как известно, требуются более серьезные профессиональные силы (оперные голоса солистов, сложные вокально-хоровые и оркестровые партии, расширенный состав оркестра и др.). Идея оперной антрепризы с объединением творческих сил театра и филармонии принадлежала художественному руководителю и дирижеру Симфонического оркестра Государственной филармонии Кузбасса Виктору Барсову. Вслед за «Летучей мышью» в 1995 году была поставлена опера Р. Леонкавалло «Паяцы», в 1997-м - опера П. И. Чайковского «Евгений Онегин» и комическая опера Дж. Паизелло «Прекрасная мельничиха». К этим постановкам привлекались музыканты из Симфонического оркестра филармонии во главе с В. Барсовым, Камерный хор филармонии под руководством О. Шабалиной, а также солисты оперных театров других городов (Москва, Санкт-Петербург, Пермь).

Подготовка спектаклей шла тяжело. Не все получилось так, как хотелось, - перечисленные постановки не избежали серьезных недостатков и острой критики. К примеру, знаменитый шедевр Чайковского - опера «Евгений Онегин» была показана с большими купюрами. Однако нельзя забывать, что все эти эксперименты приходились на середину 1990-х годов - вершину социально-экономического кризиса в стране. Тем не менее, преодолевая препятствия, творческий коллектив театра поднимался на новую, более высокую ступень профессионального мастерства, что позволило воплотить в жизнь дальнейшие замыслы. В ходе постановки «Летучей мыши» был задуман проект балетного спектакля «Под музыку звезд», который состоял из двух частей: дивертисмент «Дэнс-шоу» и рок-балет «Иисус Христос - суперзвезда» на музыку одноименной рок-оперы Л. Уэббера. В 2001 году состоялся первый совместный проект Музыкального театра Кузбасса и зарубежной группы из Германии, который был связан с постановкой оперы П. И. Чайковского «Пиковая дама». С этим спектаклем театр побывал на гастролях в Нюрнберге.

Проектный подход к формированию репертуара театра сохранился и в последующие годы. Опыт показал, что с помощью проектно-ориентированного подхода можно добиться необходимого сочетания традиционных и инновационных начал, реализовать многообразие жанров и форм спектаклей. Руководство театра продолжает приглашать для новых постановок актеров ведущих столичных театров. Директор Музыкального теат

1

Например, для постановки оперы «Паяцы» Р. Леонкавалло был приглашен солист Московского академического музыкального театра им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко Вячеслав Марутаев, исполнявший роль Канио, а в постановке комической оперы «Прекрасная мельничиха» Дж. Паизелло участвовал солист Большого театра народный артист СССР Зураб Соткилава.

ра Кузбасса В. И. Юдельсон считает, что привлечение артистов на условиях антрепризы не только вызывает интерес зрителя, но и формирует здоровый дух соперничества у представителей театральной труппы. Сегодня в репертуаре театра есть и опера («Паяцы», «Севильский цирюльник»), и балет («Кошкин дом»), и даже музыкальная драма («Своей душе не прекословь» по мотивам киноповести В. Шукшина «Калина красная»), с естественным преобладанием оперетты и мюзикла.

Рассуждая о перспективах Музыкального театра Кузбасса, процитируем его директора В. И. Юдельсона, который называет три вектора развития театра в 2000-е годы, три модели, на основе которых формируется деятельность руководимого им творческого коллектива: «Первая модель. Театр. Стратегия “Традиция”. Содержание: традиции театра, наиболее яркие страницы истории, переломные моменты, судьбоносные решения. Конечно, музыкальный театр рождался не на пустом месте, а на прочном фундаменте фантастической истории театра оперетты Кузбасса, любимейшего театра всех слоев населения области <...>.

Вторая модель. Спектакль. Стратегия “Эксперимент”. Содержание: этапные спектакли, определившие судьбу и новый статус театра, - “Летучая мышь”, “Иисус Христос - суперзвезда”, “Пиковая дама”, “Кармен” и другие. Казалось бы, чуть более десяти лет театр работает в статусе музыкального, а уже есть что вспомнить и за что не стыдно и сегодня.

Третья модель. Актер. Стратегия “Харизма”. Содержание: актер -лицо, на которое идет зритель...» [14, с. 154].

Такова фактология событий музыкальной жизни Кузбасса на рубеже XX-XXI веков, которая свидетельствует об активизации различных областей профессионального музыкального искусства - классической, симфонической и камерно-инструментальной музыки, хорового творчества, эстрадно-джазового исполнительства, музыкально-театральных жанров.

Благополучное функционирование учреждений культуры и искусства тесно связано с интенсивностью развития художественного образования в том или ином регионе. Ведь в творческие коллективы театров, филармоний, клубов, муниципальных оркестров и хоров должны постоянно вливаться силы молодых специалистов - выпускников высших и средних учебных заведений. В сфере музыкального искусства Кузбасса эта взаимосвязь видится наиболее тесной. В настоящее время музыкальные коллективы Государственной филармонии Кузбасса им. Б. Штоколова и труппа Музыкального театра Кузбасса им. А. Боброва в основном состоят из вы пускников Кемеровского государственного института культуры. А еще лет 20 назад картина была несколько иная: там в основном работали приглашенные или распределенные выпускники вузов других регионов России. Отсюда естественно вытекала постоянная проблема недокомплектованно-сти кадрами творческих коллективов. Ведь молодые специалисты после окончания консерваторий из Новосибирска или других крупных городов приезжали в индустриальный Кузбасс очень неохотно, а затем, отработав положенные три года, уезжали. Спасала только система распределения выпускников вузов, действовавшая в советское время, но в 1990-е не стало и этого.

Особенно остро проблема кадров стояла в Симфоническом оркестре Государственной филармонии Кузбасса и в Музыкальном театре Кузбасса. В Кемеровском государственном институте культуры функционировал музыкально-педагогический факультет, но он готовил специалистов по Государственным образовательным стандартам, рассчитанным на любительское самодеятельное музыкальное творчество и работу в культурнопросветительской сфере. Вуз не осуществлял подготовку музыкантов-инструменталистов академического направления, артистов оркестров (симфонических, камерных) и ансамблей, пианистов-концертмейстеров и преподавателей (пианисты обучались только в рамках эстрадного направления). Однако настоятельная потребность города и области в кадрах побуждает вуз внести некоторые коррективы. «Музыкально-педагогический факультет Кемеровского государственного института культуры и искусств, не претендуя на функции консерватории по подготовке солистов-исполнителей, вводит обучение, дающее право на получение студентами, наряду с основной квалификацией “Руководитель любительского коллектива” (по жанрам), дополнительной квалификации “Артист хора” и “Артист оркестра”. Эта запись в дипломе предоставляет выпускнику право работать в профессиональном коллективе» [12, с. 147].

До середины 1990-х годов обучение студентов в Кемеровском государственном институте культуры велось в рамках специальности «Народное художественное творчество». Положение изменилось только в 1998 году, когда по инициативе одного из ведущих музыкантов города, заслуженной артистки РФ Лидии Федоровны Коноваловой открылась кафедра

1

Музыкально-педагогический факультет Кемеровского института культуры впоследствии был преобразован в музыкальный факультет, а затем в институт музыки Кемеровского государственного университета культуры и искусств.

оркестрово-инструментального исполнительства, которая стала готовить специалистов для симфонического оркестра (специализации «Оркестровые струнные инструменты» и «Оркестровые духовые и ударные инструменты») и пианистов (специализация «Фортепиано»). Одновременно в вузе лицензируется направление «Музыкальное искусство» со специализациями «Академическое сольное пение», «Народные инструменты», «Инструментальное исполнительство». В 1999 году институту культуры был присвоен новый статус - Кемеровская государственная академия культуры и искусств (КемГАКИ), который более отвечал разнообразию образовательного процесса, в том числе и на факультете музыкального искусства. В настоящее время в институте музыки Кемеровского государственного института культуры на всех направлениях функционирует бакалавриат (с 2007 года) и магистратура (с 2015 года), открылась ассистентура-стажировка.

Испытывая нехватку кадров на протяжении многих лет, руководство Музыкального театра Кузбасса пыталось изыскать внутренние резервы для подготовки певцов и артистов балета. В 1995 году при Кемеровском музыкальном колледже было открыто хореографическое отделение. Однако это мероприятие не решило проблему полностью - главной задачей являлась вузовская подготовка актеров музыкального театра. В 1998 году кафедрой театрального искусства Кемеровского государственного института культуры на базе специальности «Актерское искусство» была открыта специализация «Артист музыкального театра», а для обучения студентов на кафедру были привлечены преподаватели вокала, фортепиано и музыкально-теоретических дисциплин.

Период 1990-2000-х годов характеризуется небывалым подъемом фольклорного направления и его укреплением за счет появления образовательной базы. Традиционно народное музыкальное творчество в Кузбассе, да и во всей стране, развивалось в зоне любительского музицирования в различных фольклорных коллективах, функционирующих при дворцах культуры и сельских клубах. Данный пласт культуры в Кемеровской области, несмотря на разрушительные тенденции экономических условий, удалось сохранить и приумножить, причем с повышенным вниманием к восстановлению аутентичных образцов традиционного песенного фольклора.

При этом в Кемеровской области появляется круг музыкантов с вузовским образованием, которые начинают заниматься фольклором с про фессиональным подходом. Один из первых - Александр Соловьёв, который организовал в 1983 году фольклорный ансамбль «Скоморохи» в г. Прокопьевске при ДК им. Артёма. Пропагандируя народное музыкальное искусство, «Скоморохи» стали не только символом города, но и всего Кузбасса. Коллектив стал необходимой основой для открытия в 1990-е годы в Прокопьевском музыкальном училище отделения народного пения, где впервые в области талантливые исполнители народных песен стали обучаться на профессиональном уровне.

В 1991 году с целью организации подготовки кадров высшей квалификации для работы с творческими фольклорными коллективами и для художественного руководства народными хорами в Кемеровском государственном институте культуры была создана кафедра народного хорового пения, которую возглавил профессор Г. И. Голицын. С 1996 по 2002 год кафедрой заведовала кандидат педагогических наук, доцент Л. В. Фибих, под руководством которой началась научно-исследовательская деятельность педагогов и студентов кафедры - экспедиционная работа по собиранию, обработке и исследованию фольклора Кемеровской области и близлежащих регионов. Такая профессиональная база дала мощный толчок к появлению новых фольклорных коллективов в различных городах и поселках области, организованных специалистами - выпускниками вуза.

Таким образом, система профессионального музыкального образования Кузбасса, пройдя интенсивный путь становления и развития, полностью сложилась в 1990-е годы, встроившись в общероссийскую трехступенчатую концепцию подготовки музыкантов-профессионалов: «музыкальная школа - музыкальное училище (колледж) - вуз (консерватория)», которая зарекомендовала себя как лучшая во всем мире. Именно данный факт способствовал столь значительной активизации внутренних ресурсов музыкальной культуры Кузбасса и укреплению ее профессиональных позиций. Это вовсе не означает, что в музыкальном образовании Кузбасса не оставалось проблем. При функционировании музыкального факультета вуза, трех музыкальных училищ (ныне колледжи) и разветвленной сети учреждений дополнительного музыкального образования (ДМШ и ДШИ), все эти учебные заведения испытывали постоянный недостаток финансирования (отсутствие музыкальных инструментов, требующие ремонта помещения, низкие зарплаты преподавателей и др.).

В 2000-е годы страна постепенно выходит из кризиса, уровень жизни налаживается, и, казалось бы, наступило время и появилась возможность улучшения материальной базы учреждений музыкальной культуры Кузбасса. Однако этого не происходит. Россия в начале XXI столетия вступила в единое европейское образовательное пространство, что повлекло за собой реформы системы высшего музыкального образования. Многие российские педагоги, ученые, исследователи выражают волнение по поводу происходящих изменений: переход на двухуровневую Болонскую систему «бакалавриат - магистратура» ныне повсеместно подвергается критике.

Изменения происходят в сложившейся десятилетиями трехступенчатой образовательной системе. В каждом звене этой системы в настоящее время накопились негативные тенденции. Качественная исполнительская подготовка как основа профессиональной компетенции музыканта любой специальности сегодня оставляет желать лучшего. Это начинается с музыкальной школы. Акценты в музыкальных учебных заведениях любого уровня смещаются на подготовку огромного количества бумажной продукции (учебные и рабочие программы, учебно-методические комплексы, фонды оценочных средств, многообразные методические указания и рекомендации, практикумы и поурочные планы и т. д.) для методического обеспечения учебного процесса, а сам процесс и его объект, т. е. учащийся, отходят на второй план. Творческая энергия преподавателя уходит не на обучение ученика, студента вокалу или игре на музыкальном инструменте, а на производство учебно-методических артефактов, чтобы догнать меняющиеся Государственные образовательные стандарты. В педагогике музыкального образования сегодня велико влияние административного ресурса и принципа «двойных стандартов» на всех уровнях. Многие руководители учебных заведений делают ставки на победы в конкурсах, а не на качество и системность учебного процесса.

Возникает парадоксальное несоответствие. В России лучшие в мире музыканты-преподаватели, которых постоянно приглашают работать в разные страны, а высочайшие результаты их педагогической деятельности за рубежом демонстрируются на престижных международных конкурсах. В это самое время профессиональная деятельность педагогов-музыкантов в России связана с постоянными сложностями: материальные проблемы, бытовая неустроенность, неудовлетворенность результатами своего труда. Обозначенные негативные тенденции в музыкальном образовании, кото рые, в первую очередь, проявляются в российской провинции, вызывают обоснованную тревогу и опасение новой волны эмиграции, которая может стать последней «каплей» в разрушении стройной и надежной системы советско-российского музыкального образования.

Таким образом, пройдя сложный этап нестабильности 1990-х годов на фоне социально-экономического кризиса, происходившего в стране, музыкальное искусство Кузбасса не только выстояло и приспособилось к новым рыночным условиям, но и, казалось бы, вопреки обстоятельствам, сделало огромный скачок в своем развитии в сторону укрепления профессиональных позиций. Это произошло благодаря небывалой активизации внутренних ресурсов и полному завершению формирования системы музыкального образования Кузбасса по общероссийской трехступенчатой модели. Остается только выразить надежду, что музыканты Кузбасса при поддержке администрации Кемеровской области и разумной политике Министерства культуры РФ смогут сохранить и приумножить достигнутое.

  • [1] В тот период организация именовалась «Фонд “Юные дарования Кузбасса”».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >