Воспитание и педагогические идеи в Древнем Риме

В педагогических идеях и практике в Древнем Риме не могли не сказаться особенности этой цивилизации. Ведущей чертой римлян являлось стремление к общественной деятельности. Вот отчего приоритеты в педагогических идеалах отдавались гражданскому воспитанию. Вместе с тем, особую роль в формировании личности юных римлян играли домашние обучение и воспитание.

Уже в т. н. эпоху царей (VIII—VI вв. до н.э.) сложились крепкие традиции семьи — дома как ячейки общества и воспитания. Семью оберегало множество богов: они покровительствовали браку и любви, охраняли двери жилища и т.д. Отец выполнял обязанности жреца. Он считался в семье неограниченным властелином. Мать пользовалась куда меньшими правами, но играла в воспитании почетную роль. Девочки и девушки находились под неусыпным надзором матери вплоть до замужества. Мальчики до 16-летнего возраста под наблюдением отца изучали домашнюю и полевые работы, осваивали искусство владения оружием. Отношения в семье часто были далеко не идиллическими. Нередко матери поверяли дочерям свои тайные увлечения и измены. На глазах детей взрослые творили жестокую расправу над рабами, участвовали в непристойных попойках. Семья считалась ответственной за нравственное, гражданское становление юных римлян. В период расцвета Римской империи семья заметно уступила свои позиции общественной системе образования. На закате цивилизации домашнее воспитание вновь становится ведущим в подготовке подраставшего поколения. “Вся наука из родного дома”, — читаем мы у одного из римских писателей V в.

Первые попытки создания учебных заведений относятся к 449-му г. до н.э. Занятия проводились частными лицами на форуме — в месте общественных сборищ римлян. К III в. до н.э. восходит появление профессии наставника. Его роль выполняли рабы. Рабыни-няньки следили за детьми до 4-5 лет. Рабы-педагоги обучали мальчиков чтению, письму и счету. Рабынь-нянек и рабов-педагогов содержали состоятельные граждане. Остальные римляне посылали детей учиться на форум. Ремесло педагога считалось для свободных граждан унизительным.

Уже на заре римской цивилизации греческая образованность почиталась как эталон. По уверениям римских авторов, первым царям Рима было дано “прекрасное образование по греческим образцам”. Со II в. до н.э. на организацию обучения большое влияние оказывала традиция эллинистических центров. Вместе с тем педагогика в Риме никогда не теряла самобытности. При заметном внимании к семейному воспитанию и признании важности как общественных, так и частных учебных заведений эти идеи имели более практическую направленность — на подготовку сильных, волевых, дисциплинированных граждан. Из программы воспитания беспощадно исключали изящные искусства — музыку и пение, ибо, как полагали многие римляне, они “побуждают более мечтать, нежели действовать”. Девиз “польза” можно назвать главным в римском воспитании и обучении, основной целью которых было обеспечить определенную карьеру, будь то военное дело или искусство оратора.

В первые века новой эры в Римской империи установился устойчивый и внешне единый канон содержания, системы и методов образования. Вів. считались основными девять школьных дисциплин: грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, астрономия, музыка, медицина и архитектура. К V в. из этого списка были исключены медицина и архитектура. Таким образом, оформилась программа семи свободных искусств с двухчастным делением на тривиум (грамматика, риторика, диалектика) и квадривиум (арифметика, геометрия, астрономия и музыка).

Низшей ступенью обучения свободных граждан являлись тривиальные школы. Продолжительность обучения не превышала двух лет. Учились мальчики и девочки приблизительно с 7-летнего возраста. В круг дисциплин входили латинская (иногда греческая) грамота, общее знакомство с литературой, начатки счета. На занятиях арифметикой систематически пользовались особой счетной доской — абакой, считать учили по пальцам. Учитель занимался с каждым учеником отдельно. Школы находились в не приспособленных для занятий помещениях. Широко практиковались физические наказания плетью и палкой, в ходу были поощрения для хорошо успевающих учеников.

Грамматические школы были учебными заведениями повышенного типа. Здесь обыкновенно обучались подростки с 12 до 16 лет после домашней подготовки. По сравнению с тривиальными школами грамматические школы размещались в более благоустроенных помещениях. В этих школах предлагалась более широкая программа. Помимо предметов, изучаемых обычно в тривиальной школе, здесь были обязательными греческий язык, основы римского права (12 таблиц), грамматика латинского языка, риторика. Количество учеников было ограниченным, а обучение — преимущественно индивидуальное. В более поздний период делались попытки распределить учащихся на группы (классы). В ряде частных школ в дополнение к указанной программе для детей состоятельных родителей предусматривались уроки физической подготовки. В школах не обучали ни музыке, ни танцам.

Военную подготовку молодежь проходила в воинских формированиях — легионах.

В IV в. появились риторические школы по греческому образцу. Здесь изучали греческую и римскую литературу, основы математики, астрономии, права и довольно интенсивно — философию. Нередко практиковались диспуты в духе софистики не самого лучшего свойства. До нас дошли темы таких диспутов, например, прославление мухи. Риторические школы выполняли социальный заказ — готовили юристов для разраставшейся бюрократической государственной машины Римской империи.

4.1. Философско-педагогическая мысль. Становление философской мысли, в недрах которой развивались педагогика в Риме, происходило под сильным и непрерывным влиянием эллинской традиции. От этой традиции отталкивались ее критики и сторонники. При этом были выдвинуты оригинальные педагогические идеи.

Один из первых представителей римского просвещения Катон Старший (234-149 до н.э.), будучи эллинофобом, тем не менее, опирался на греческие каноны при составлении программы полноценного образования. Катон особенно настаивал на консервации традиции домашнего воспитания. Он сам обучал сына грамоте, законам, гимнастике. Хотя Катон владел образованным рабом, которому можно было поручить обучение сына, он не прибег к его услугам (“не подобает рабу бранить моего сына”). В присутствии ребенка Катон избегал непристойных выражений. Он охотно играл с детьми.

Традиции римского и греческого воспитания отразились во взглядах мыслителя и политика Марка Тулия Цицерона (106-43 до н.э.). Полноценного образования достойны немногие, говорил Цицерон, большинство же нуждается прежде всего в “хлебе и зрелищах”. Цицерон рассматривал душевную жизнь как сложный поток меняющихся состояний. Человека толкают к гибели вспыльчивость, жадность, похоть, помутнение разума. Но есть силы, которые дают надежду и препятствуют его гибели: это — всепобеждающий разум и чувство благоразумия. Поощрить развитие таких сил прежде всего должна семья, полагал философ.

Римская философия и педагогическая мысль достигли расцвета в I—II вв. Крупный греко-римский мыслитель этой эпохи Плутарх (ок. 45 — ок. 127) с особым вниманием относился к вопросам воспитания и обучения в семье. Его супруга отказалась от няньки и кормилицы и сама кормила и пеленала своих детей. Плутарх советовал избегать жестоких наказаний. По его словам, бить ребенка означало “подымать руку на святыню”. В трактатах последователей Плутарха повторяются его советы проявлять мягкость к “благонравным детям”, оставаться матерям воспитательницами собственных детей, выдвинуты идеи обучения в духе требований образованного римского общества, то есть давать “беглое” знание наук.

Видный представитель философско-педагогической мысли начала первого века — Луций Сенека (4 до н.э. — 65 н.э.). Он критиковал формализм школы, которая воспитывает “ум, но не душу”. “Мы учимся не для жизни, а для шко лы”, -писал Сенека, осуждая отрыв организованного обучения от нравственных нужд человека. Он считал, что образование должно формировать прежде всего самостоятельную личность (“пусть говорит он (ученик) сам, а не его память”). Проблемы воспитания изложены Сенекой в “Письмах на моральные темы” и “Нравственных письмах к Луцилию”. “Лишь одно делает душу совершенной: незыблемое знание добра и зла”, — писал философ, полагая, что воспитатель всегда должен помнить о необходимости движения к такому знанию (идеальной нравственной “норме”) путем назидательных бесед с наглядными примерами из жизни и истории. Задачи педагогики Сенека определял как “направление по пути морального самосовершенствования” и научение “отцов тому, как должны они воспиывать своих детей”. Им высказаны меткие замечания относительно принципов и способов воспитания и обучения: “Мы лучше всего научаемся сами, обучая других”, “Результат достигается скорее примером, чем наставлением” и пр.

Исходя из своего понимания нравственности, Сенека не считал каноном образования семь свободных искусств. Он писал: “Ты желаешь знать, что я думаю о свободных науках и искусствах. Ни одно из них я не уважаю, ни одно не считаю благом, если плод его — деньги... Пролагается ли дорога к добродетели объяснением слогов?”

Квинтилиан Яркая фигура римской философско-педагогической мысли — Марк Фабий Квинтилиан (42 — ок. 118). Адвокат и оратор, Квинтилиан черпал свои идеи из греко-римского культурного наследия. Его главный труд — “Ораторское образование”. Из 12 книг трактата наиболее известны две: “О домашнем воспитании мальчика” и “О риторическом обучении”. Размышляя о природе человека, Квинтилиан высказывал уверенность в положительных основах человеческой натуры, не считая, однако, такие свойства единственными (дети “от природы склонны к худшему”). Побороть дурные наклонности помогает воспитание. Чтобы достичь педагогических результатов, считал Квинтилиан, необходимо соединить природную доброту человека и воспитание, так как эти начала не могут существовать раздельно.

Квинтилиан говорил, что воспитание должно формировать свободного человека. Дети — “драгоценный сосуд”, с которым надо обращаться бережно и уважительно. Здороое семейное воспитание должно беречь детскую психику, не допускать присутствия детей в “неблагопристойных местах”. При воспитании нельзя прибегать к физическим наказаниям, ибо битье подавляет стыдливость, развивает рабские качества. Ввиду важности свободного воспитания необходимо тщательно выбирать няньку для младенца, которой следовало обладать достойными нравственными качествами. Учитель должен заменять ученику отца, приучать питомца мыслить и действовать самостоятельно.

Квинтилиан делал упор на необходимости полезного обществу образования. Цель воспитания Квинтилиан видел в серьезной подготовке к исполнению гражданских обязанностей. Квинтилиан ратовал за доступность образования, полагая, что все дети римских граждан достойны получать образование. Ои верил в созидательные возможности обучения, считая, например, что ученикитупицы — на совести педагогов. По его мнению, “дети одарены памятью, которая нужна для изучения любой науки”, что прилежание учеников “зависит от доброй воли, а последнюю нельзя вызвать путем принуждения”.

Квинтилиан отдавал предпочтение организованному обучению по сравнению с домашним (“свет хорошей школы лучше одиночества семьи”). Он, например, утверждал, что дух соревнования, честолюбия в процессе обучения “зачастую бывает причиной добродетелей”. Но все же Квинтилиан полагал, что нравственное становление личности предпочительно в условиях семейного воспитания: “нравственность детей будет в большей безопасности вне толпы товарищей”.

Вершиной образования Квинтилиан считал овладение искусством публичного оратора (“поэтами родятся, а ораторами становятся”). Достичь такого высокого результата он предлагал с помощью определенной системы обучения. Первой ее ступенью было домашнее обучение. Следовало выбирать кормилицу с правильным произношением и оберегать от домашних учителей-полузнаек. До 7 лет ребенок должен был овладеть начатками латинской грамматики и частично греческой грамматикой (предлагалось начинать с иностранного языка, поскольку, по мнению Квинтилиана, в таком случае затем лучше усваиваются правила родного языка). В ходе домашнего обучения необходимо пробуждать интерес “похвалой” и “забавами”, чтобы “ребенок не возненавидел ученье, соблюдая, однако, определенную меру” (“золотую середину”). В программу первоначального школьного обучения включался ряд предметов. На первом месте стояли занятия грамматикой и стилем, мораль, начала математики, музыка.

Обширная программа предлагалась в грамматической и риторической школах. Как замечал Квинтилиан, искусство оратора требует знания многих наук. В грамматической школе предлагалось изучать одновременно несколько учебных дисциплин, не заботясь об обязательном совершенном овладении ими; центральным предметом называлась грамматика. В риторической школе основным предметом провозглашалась риторика, под которой понималось “искусство красноречия”. На занятиях по риторике преподавателю было рекомендовано, например, читать сочинения с заведомыми просчетами в стиле, заметить и исправить которые должны были сами учащиеся. Обучение следовало вести индуктивным путем — от простого к сложному, на основе работы памяти. Предлагался ряд приемов мнемонического характера для развития точной памяти. Таков, например, “топологический прием”, когда реальное или воображаемое помещение делилось на несколько десятков мест для запоминания.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >