Криминальный сектор теневой экономики

Криминальный, или нелегальный, сегмент теневой экономики является наиболее опасным проявлением неучтенной экономической деятельности

1

Факторы, структура и методы измерения теневой экономики: региональные аспекты. Международная конференция «Региональная глобализация» 20-22 июня 2002. СПб.: ГУЭФ, 2002. С. 84.

и одновременно питательной средой для легализации полученных доходов с тем, чтобы пустить их в обращение в качестве легальных средств для совершения различного рода сделок и для поддержания различных программ, включая лоббистскую деятельность, деятельность экстремистских группировок, политическую активность, а также для воспроизводства организованной преступности, которая вновь станет заниматься нелегальным бизнесом и все пойдет по кругу. По своей сути криминальный сектор теневой экономики образуют преступные посягательства, учтенные УК в качестве таковых, которые имеют корыстный характер или корыстный оттенок. Корыстный оттенок означает, что в диспозиции нормы корыстный мотив не является конститутивным признаком субъективной стороны соответствующего состава, однако деяние может быть совершено и по мотивам корысти, что позволяет отнести его к криминальному сегменту теневой экономики.

В литературе существуют различные градации преступлений, которые составляют криминальный сектор теневой экономики. Так, например, Н. В. Болва классифицирует все преступные посягательства, образующие рассматриваемый сегмент, на следующие группы: хищения, мошеннические действия, незаконные сделки с валютными ценностями, изготовление поддельных денег, должностные преступления, преступления, связанные с приватизацией, иные виды экономических преступлений[1]. Думается, что предложенная классификация не может претендовать на завершенность. Предложенная классификация вышла из-под пера специалиста в области экономики и, вероятно,

поэтому грешит некоторыми юридическими неточностями. Так, мошенничество, как известно, является разновидностью хищения, поэтому не следует выделять его в отдельную классификационную категорию. Кроме того, автор приведенной классификации не учел возможностей других преступных посягательств, которые в не меньшей мере могут составить «корпус» криминального сектора теневой экономики.

Достойной внимания является классификация, приводимая Н. М. Головановым с соавторами. По сути, в классификационные группы авторы включили подавляющее число преступных посягательств, составляющих Особенную часть УК. Классификация цитируемых исследователей выглядит в сокращенном виде следующим образом:

  • 1. Преступления против человека, куда входят все деяния, предметом которых является непосредственно человек или его органы (отдельные виды убийств, похищение человека и т. д.).
  • 2. Преступления под условным названием «Хищения», куда входят посягательства, связанные с изъятием имущества.
  • 3. Преступления, характеризующие криминальный рынок. В данную группу включены деяния, связанные с незаконным оборотом или незаконными гражданско-правовыми сделками. Сюда авторы небезосновательно включили варианты бизнеса на проституции и, на наш взгляд, безосновательно отнесли такие деяния, как незаконная охота (ст. 258 УК), незаконная порубка деревьев и кустарников (ст. 260 УК).
  • 4. Преступления в сфере функционирования криминальной среды, например, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК), захват заложника (ст. 206 УК).
  • 5. Коррупционная преступность, которая составила практически все должностные преступления и отдельные преступные посягательства против интересов службы в коммерческих и иных организациях.
  • 6. Преступления, посягающие на финансовые интересы государства. Это различного рода экономические преступления, а также иные преступные посягательства, фактически нарушающие финансовые интересы государства. Например, нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (ст. 192 УК)[2].

Классификация действительно оригинальна тем, что в результате выделенных авторами преступных посягательств реально извлекаются доходы, образующие криминальный сектор теневой экономики. Вместе с тем предложенная классификационная картина представляет собой криминологическую классификацию преступных посягательств, составляющих криминальный сегмент теневой экономики. И хотя авторы соглашаются с тем, что существует еще ряд посягательств, в результате которых может быть извлечена криминальная выгода, все же предлагаемые классификационные группы не могут претендовать на полноту. Кроме того, классификаторы не выдержали единый критерий построения системы. В качестве основания классификации предлагается или род деятельности, или разновидность посягательства. Такое построение нарушает логику классификации, а потому вызывает обоснованные сомнения.

Мы полагаем, что классификационным критерием могут выступить главы Особенной части УК, которые соответствуют видовому объекту преступлений, т. е. классификация преступлений, составляющих криминальный

сектор теневой экономики, должна базироваться на уголовно-правовых критериях. Следовательно, можно предложить следующие классификационные группы преступлений, составляющих криминальный сегмент теневой экономики.

  • 1. Преступления против жизни.
  • 2. Преступления против здоровья (мы выделили две группы из гл. 16 УК на том основании, что жизнь и здоровье — разные видовые объекты преступных посягательств).
  • 3. Преступления против свободы.
  • 4. Преступления против чести и достоинства личности (эти две группы из гл. 17 УК выделены по той причине, что лишь клевета и оскорбление непосредственно посягают на честь и достоинство личности).
  • 5. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Следует сразу заметить, что из данной группы преступных посягательств на роль представителя криминального сектора теневой экономики может претендовать, пожалуй, лишь ст. 133, предусматривающая ответственность за понуждение к действиям сексуального характера. Ведь понуждение может быть не только в отношении самого понуждающего, но и в отношении других лиц, например, для производства порнофильмов. Возможно, конечно, возражение, что и изнасилование может быть совершено за деньги, чтобы скомпрометировать женщину. Однако полагаем, что к криминальной экономике такое деяние вряд ли имеет отношение. При построении классификационных критериев мы исходим из реальных возможностей, а не из фантасмагории.
  • 6. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина.
  • 7. Преступления против семьи и несовершеннолетних.
  • 8. Преступления против собственности.
  • 9. Преступления в сфере экономической деятельности.
  • 10. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях.
  • 11. Преступления против общественной безопасности. Из гл. 24 УК мы взяли только группу преступлений против общественной безопасности, учитывая такую особенность деяний, которая способствует извлечению капитала. Вряд ли преступления против общественного порядка могут образовать криминальный сектор теневой экономики (речь во всех случаях идет о связи деликта с экономикой и, более того, о возможности экономических действий в результате совершения деликта). Хулиганство, вандализм и т. д. не могут претендовать на «высокий» статус теневого сегмента экономики.
  • 12. Преступления против здоровья населения.
  • 13. Преступления против нравственности (мы намеренно не употребляем законодательное выражение «общественная нравственность», обоснованно полагая, что таковой не существует. Есть нравственность, присущая определенной группе корпоративно сплоченных субъектов, есть нравственность индивидуальная, но не общественная).
  • 14. Экологические преступления.
  • 15. Преступления в сфере компьютерной информации (мы пропустили гл. 27 «преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта» по той причине, что деяния данной группы не могут образовывать экономическую деятельность).
  • 16. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (выделенная группа преступных посягательств для целей нашего исследования включает, пожалуй, лишь две нормы — ст. 282.1 «организация экстремистского сообщества» и ст. 282.2 «организация деятельности экстремистской организации»).
  • 17. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.
  • 18. Преступления против правосудия.
  • 19. Преступления против порядка управления.

В классификационную группу не вошли воинские преступления, так как они имеют, во-первых, собственную специфику, а во-вторых, вряд ли их можно причислить к группе преступных посягательств с «экономическим уклоном».

Предложив классификационные группы преступлений, составляющих криминальный сегмент теневой экономики, мы не стали конкретизировать преступные посягательства, входящие в каждую из выделенных групп. Сделано это намеренно: слишком большой объем заняло бы перечисление. Однако некоторые пояснения, на наш взгляд, все же необходимы.

Выделяя группы преступлений по видовому объекту преступных посягательств (согласно главам Особенной части УК), мы имели в виду, что далеко не все преступные посягательства соответствующей главы входят в определенную нами группу. Прежде всего, имелись в виду умышленные преступления, поскольку неосторожные деликты не могут создать экономическую «ауру». Неосторожность не предполагает преступную целеустремленность, хотя может быть целеустремленность аномийная в виде нарушения общепринятых правил. Однако такое отношение к правилам не создает преступления до определенной поры и вовсе не свидетельствует о стремлении к экономической выгоде. Вместе с тем неосторожные преступления все же могут быть связаны с легализацией, но лишь тогда, когда в результате неосторожности субъект получил непредвиденные им средства, являющиеся преступными, и решил придать им правомерный вид. Такие ситуации крайне редки, но гипотетически возможны.

Но и среди умышленных преступлений далеко не все образуют криминальный сегмент теневой экономики. Если считать теневую экономику как деятельность корыстную (а это именно так и есть), тогда рассматриваемый сегмент образуют лишь те умышленные преступления, которые имеют либо корыстную направленность, либо корыстный оттенок. Остальные не могут претендовать на роль системообразующего фактора криминального сектора теневой экономики. Так, несомненно, кража принадлежит к категории преступлений, составляющих криминальный сегмент, поскольку деяние не может быть бескорыстным. Это конститутивный признак субъективной стороны состава. То же касается жестокого обращения с животными (ст. 245 УК), где корысть является обязательным признаком состава. А вот такое преступление, как клевета, не содержит корыстного мотива как обязательного признака субъективной стороны. Вместе с тем корысть при клевете вовсе не исключена. Например, журналист намеренно, за вознаграждение, клевещет на другого человека, и такая деятельность для данного журналиста является его бизнесом. Хотя для клеветы корысть не является обязательным признаком, тем не менее такой деликт может иметь корыстный оттенок, и лишь в этом случае он составляет группу соответствующего сегмента.

Далее следует заметить, что из всех корыстных деликтов нас интересуют не все, а только те, которые в состоянии образовать бизнес, в состоянии придать деятельности экономический характер. Поэтому если жулик украл из сумки кошелек и этим удовлетворился и ограничился, не совершая более преступлений, такие эпизоды нас не интересуют, так как они не могут образовать экономический флер. А если кражи поставлены на поток и являются бизнесом, тогда сегмент заполняется, что вызывает наш живой исследовательский интерес. Учитывая столь важное обстоятельство (экономическая выгода), мы прогнозировали, что из всей массы преступных посягательств той или иной главы Особенной части УК наш интерес могут возбуждать либо все нормы (преступления в сфере экономики), либо небольшая часть нормативного материала, соответствующего критерию «экономический интерес». Например, в рамках преступлений против правосудия (гл. 31 УК) интересующий нас сегмент образуют:

  • - ст. 294 (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования);
  • - ст. 299 (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности);
  • - ст. 300 (незаконное освобождение от уголовной ответственности);
  • - ст. 303 (фальсификация доказательств);
  • - ст. 305 (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта);
  • - ст. 307 (заведомо ложное ... заключение эксперта);
  • - ст. 311 (разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (но лишь в части использования служебного положения));
  • - ст. 316 (укрывательство преступлений).

В рамках преступлений против порядка управления к таким преступлениям относятся:

  • - приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград (ст. 324 УК);
  • - подделка ... идентификационного номера транспортного средства (ст. 326 УК);
  • - подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст. 327 УК);
  • - изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использование (ст. 327.1 УК).

А вот в группе половых преступлений, как мы уже отмечали, к интересующему нас сегменту относится лишь одна норма — ст. 133 (понуждение к действиям сексуального характера).

Из всей совокупности норм, составляющих криминальный сегмент теневой экономики, наиболее значительными и чаще всего попадающими в статистику правоприменительной практики посягательствами, которые служат фундаментом для непременного дальнейшего отмывания, являются главным образом экономические преступления, среди которых ведущее место занимают преступления в кредитно-денежной сфере, в сфере страхования, деяния, связанные с оборотом различного рода товаров (наркотики, оружие, человек, его органы и ткани), а также преступление, предусмотренное ст. 193 УК (невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте). Одним из наиболее опасных деяний группы криминального сегмента является хищение НДС из бюджета под флером экспортных операций. Тенденция криминальных групп взять под свой контроль экспорт очевидна, поскольку такая деятельность приносит колоссальные дивиденды.

Сюда же, несомненно, относятся криминальные банкротства. Именно такие деяния чаще всего нуждаются в том, чтобы полученные посредством их совершения средства имели «презентабельный» вид. Что касается конкретных преступных посягательств, предусмотренных в УК, непосредственно связанных с легализацией и чаще всего встречающихся в статистической отчетности, то это ст. 159, 173, 176, 188, 193, 196, 197, 198, 199, 228 и 228.1. Именно данные деяния непосредственно связаны с легализацией и насущно в ней нуждаются, хотя доходы и от других преступлений также в большинстве случаев не избегают отмывания. Если кратко, экономическая выгода является основным определителем, алгоритмом отнесения того или иного деяния к криминальному сектору теневой экономики.

Строго говоря, даже единичная кража может служить поводом для возбуждения преследования за легализацию вне зависимости от стоимости похищенного и легализованного. Это действительно верно, как верно то, что старушки, торгующие у станции метро хлебом без лицензии и разрешения и таким образом совершающие преступление, предусмотренное ст. 171 УК, также могут нести ответственность за легализацию, если полученный доход положат в банк, а затем снимут деньги. В случаях подобного рода хорошо зарабатывать пиар на отчетности о проделанной работе.

Рассуждая (быть может несколько пространно) о теневой экономике в целом и о ее криминальном секторе, мы имели в виду мысль законодателя при создании им норм ст. 174 и 174.1 УК, которая, по нашему мнению, заключалась в том, чтобы пресечь отмывание денег от крупного криминального бизнеса, хотя формально можно привлечь и пенсионера, собирающего и продающего пустые бутылки. Уповая на то, что именно такие амбиции двигали нашим проницательным законодателем, мы и акцент делаем не на разовых сделках, а на экономически выгодных операциях.

Итак, теневая экономика многолика, неоднородна, имеет разные уровни и разное отношение со стороны бюргера. Неформальный сектор неизживаем, пока существует государство. Невозможно достичь утопического идеала, когда экономика будет настолько развита, что станет удовлетворять все потребности человека. История не знает такого периода в развитии государственности. Даже в Спарте времен Ликурга, когда деньги были отменены, а вместо них рассчитывались огромными каменными глыбами, поднять которые было невозможно, поэтому существовал натуральный товарообмен, граждане потихоньку, даже не взирая на строгость ожидавшей их кары, занимались собственным бизнесом, понемногу приторговывая драгоценностями.

Теневая экономика, даже ее позитивные сегменты, все же порождает криминальный сектор. Он рождается в недрах скрытого бизнеса. Но в целом теневую экономику следует, пожалуй, приветствовать (за исключением, разумеется, криминальной ее части), поскольку она помогает гражданам удовлетворить необходимые им потребности.

Теневая экономика отличается от криминальной только одним — криминальным флером. В остальном они абсолютно одинаковы. Но поскольку легальный, хотя и скрытый от учета бизнес приносит пользу, постольку ориентироваться правоохранительные органы должны на криминальный сектор, который способствует легализации, а легальные деньги в свою очередь работают на преступный бизнес.

  • [1] Болва Н. В. Влияние теневой экономики на экономическую безопасность: Автореферат дисс. канд. экон. наук. Новосибирск, 1998.
  • [2] Голованов Н. М., Перекислов В. Е., Фадеев В. А. Указ. соч. С. 152—159.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >