ЭТОС НАУКИ КАК ПРОБЛЕМА ФИЛОСОФИИ НАУКИ

Наука как социальный институт

Философия науки, анализируя науку как действующий социальный институт современного общества, обращается к определению социального института, принятому в современной социологии. Под социальным институтом понимаются «некоторые исторически обусловленные формы организации и регулирования общественной жизни». Общими признаками этого типа организаций являются: определенная статусноролевая система, наличие специфических социальных норм и предписаний, регулирующих поведение людей; наличие социально значимых функций, интегрирующих данный институт в социальную систему. Появление социальных институтов в обществе всегда есть ответ на возникновение той или иной социальной потребности.

Оформление науки как социального института произошло в процессе развертывания научной революции XVI—XVII вв. В повести «Новая Атлантида» (1623—1624 г.) Ф. Бэкон представил образ «Соломонова Дома», своего рода идеальный проект Академии наук, в которой предусмотрено четкое распределение организационно-технических и научно-промышленных функций в деятельности ученых. Будучи государственным канцлером, Ф. Бэкон с присущим ему масштабным мышлением впервые представил программу развития науки промышленного типа. Социально-экономические причины этого феномена — потребность в теоретической и экспериментальной науке, которая бы питала своими открытиями нарождающееся капиталистическое производство. Наука обретает определенные общественные функции, главная из которых — «постоянный рост массива удостоверенного знания». Отныне она представляет собой не только систему знаний и интеллектуальную деятельность ученых, но и способы коммуникации между ними, научные организации, решение проблемы финансирования научных исследований. Специфической чертой процесса социальной институционализации науки является то, что ей предшествовала когнитивная институционализация, то есть становление и закрепление в системе устойчивых и жестко заданных норм научного типа рациональности.

Важнейшей предпосылкой становления науки как социального института явилось существование и развитие системы подготовки научных кадров. Университеты как кузница специалистов-интеллектуалов возникают в эпоху позднего средневековья. В то время высшая школа находилась под сильнейшим влиянием религии и теологии. Лишь спустя четыре столетия обучение в университетах приобретает светский характер, расширяется подготовка специалистов для ведения естественнонаучных исследований, возникают новые научные направления, формируются научные школы.

В развертывающемся процессе профессионализации научной деятельности проявляются различные формы коммуникационных объединений исследователей: республика ученых XVII в., «невидимый колледж», научная школа. В 1660 г. в Англии возникает Лондонское Королевское общество, выступающее и поныне в качестве национальной академии наук. Несколькими годами позже возникла Парижская академия наук, в 1724 г. по указу Петра I была организована Санкт-Петербургская академия наук и т.д. Все эти формы организации, спецификации коллективной деятельности ученых свидетельствовали о возникновении нового феномена — научного сообщества и его институционализации.

Термин «научное сообщество» был введен в философию американским ученым М. Полани, который исследовал субъективные смыслы и значения, привносимые человеком в объективное знание о мире. Основная идея его творчества была выражена в концепции личностного неявного знания. М. Полани впервые в философии науки обратил особое внимание на присутствие в процессе человеческого познания невербальных, неконцептуализированных форм, обусловленных глубоко укорененными личностными особенностями исследователя. Он также указал на необходимость создания новой модели роста научного знания, которая бы учитывала личносто-когнитивные механизмы познавательной деятельности. В русле своей концепции М. Полани и обратился к понятию «научное сообщество», которое несло в себе смыслы выявления человеческого фактора в производстве научного знания.

Как уже известно из предыдущей главы, это понятие активно разрабатывалось в теории научных революций Т. Куна. Кун убежден, что деятельность ученого может быть раскрыта только в контексте его принадлежности к научному сообществу. Ученые, составляющие эту социальную группу, занимаются нормальной наукой, разработкой и поддержкой определенной парадигмы. «Научные сообщества могут и должны быть выделены как объект без обращения к парадигме: последняя может быть обнаружена затем путем тщательного изучения поведения членов данного сообщества» [1, С. 261]. Т. Кун обращает внимание на социально-психологический момент в понимании научного сообщества: возрастное поколение является оплотом парадигмы, с его старением начинается кризисный период в существовании устоявшихся научных представлений. Среди уже названных в предыдущем параграфе компонентов дисциплинарной матрицы Кун выделяет ценности, которые, как он считает, приняты более широко, чем символические обобщения или концептуальные модели. Разделяемые членами сообщества ценности — это общие цели деятельности, сходная научная подготовка, соответствующий профессиональный уровень, коллективный характер производства знаний, принятие единых норм, традиций и идеалов. Кун различает своего рода гранулированную структуру научного сообщества: оно может быть сообществом мирового масштаба, национальным объединением в рамках отдельной научной дисциплины и т.д.

Создавая модель развития научного знания, Кун конкретизирует понятие субъекта научной деятельности в представлении о научном сообществе. Ракурс рассмотрения определяется трактовкой роста научного знания как дискретного процесса. Куна интересует прежде всего технологическая сторона проблемы: сравнение теорий и эффективность их оценки. Научные сообщества вытесняют друг друга, созданные и накопленные ими знания отбрасываются в процессе смены парадигмы.

Дальнейшая разработка этого понятия шла в русле социологического исследования, в социологии науки, «отцом-основателем» которой был американский ученый Р. Мертон.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >