ИСТОРИЧЕСКИЕ КНИГИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА

Моисей умер раньше, чем иудеи вошли в землю обетованную. Он лишь увидел Ханаан издали перед смертью. Евреев туда привел другой вождь, Иисус Навин, которого Моисей назначил своим преемником. Об этих событиях и о дальнейшей судьбе древних иудеев рассказано в книгах Библии, которые христианская традиция (православная и католическая) называет историческими. Соответственно, в русском издании Ветхого Завета они следуют сразу же за Пятикнижием. Остановим наше внимание на этих книгах (книги Иисуса Навина, Судей, Царств, Паралипоменон, Ездры, Неемии, Есфирь).

Как ясно из их названия, они повествуют об истории еврейского народа и охватывают при этом весьма большой отрезок времени - от завоевания Ханаана при Иисусе Навине до возвращения евреев из вавилонского плена, а если добавить к ним неканонические Маккавейские книги, то они доводят эту историю до 135 года до н. э.

Так, в частности, книги Иисуса Навина и Судей охватывают ранний период жизни еврейского народа, когда израильские племена, оказавшиеся в земле обетованной после исхода из Египта, еще не были объединены в единое государство, но жили более или менее обособленно друг от друга. Книги

Царств и Паралипоменон рассказывают о монархическом периоде в истории евреев, который длился около 500 лет. Этот период закончился в 586 году до н. э. в момент вавилонского пленения. Книги Ездры, Неемии, Иудифь и Есфирь повествуют о событиях после вавилонского плена и о восстановлении Иерусалима. Маккавейские же книги охватывают последний период ветхозаветной истории во времена борьбы евреев за независимость уже незадолго до Рождества Христова.

Уже очень давно было замечено, что в Ветхом Завете нет достаточной четкости в летосчислении, а потому хронология до сих пор остается одним из самых спорных моментов библе-истики, по крайней мере в отношении Пятикнижия. Ученые прошлого выстраивали сложные схемы, пытаясь установить точную дату сотворения мира, призвания Авраама и переселения в Египет. Современные библеисты таких точных дат не дают, указывая на глубокую древность рассказа о библейских патриархах и косвенно соотнося его с событиями первой половины второго тысячелетия до н. э. И даже в отношении даты исхода евреев из Египта тоже нет единого мнения.

Но это Пятикнижие. С историческими книгами дело обстоит иначе. Время, описанное в них, гораздо ближе к нам, и на помощь ученым здесь приходит великое множество сохранившихся и вновь открытых археологических данных и разных других свидетельств истории. Поэтому, выстраивая историю иудеев и соотнося ее с текстами Ветхого Завета, исследователи чувствуют себя гораздо увереннее. Вопрос с датировкой большинства событий здесь практически решен. Иное дело их интерпретация. Она в науке может существенно отличаться от библейской. Но это вполне закономерно, поскольку факты в исторических книгах Ветхого Завета, как правило, рассматриваются тенденциозно, с теократической, провиденциальной точки зрения, согласно которой история древних евреев есть важнейшая часть плана Бога, и в ней раскрывается изначальный замысел Бога о мире и человеке. И тут на первый план выступает уже знакомая нам по десятисловию концепция Яхве как Бога ревнителя, воздающего милостью любящим Его, но и строго карающего за ослушание и отступничество. Выражаясь словами самой Библии, когда «Израиль служит Господу», для него наступает время мира и благоденствия, когда же «сыны Израилевы делают злое пред очами Господа» и уклоняются от истинной веры, неминуемо наступает пора упадка, внутренних раздоров, поражения от врагов и даже чужеземного ига.

Изложенная в Ветхом Завете история еврейского народа достаточно четко делится на несколько периодов. Подобное деление вслед за Библией приняла и наука. Первый из этих периодов - эпоха Судей, примерно с 1200 года до н. э. - до 1025 года до н. э., когда на престол взошел Саул, первый царь Израиля. Это было время заселения израильтянами той обетованной страны, с которой они отныне связаны на протяжении всей последующей истории Ветхого Завета. Завоевание было длительным и трудным. В течение многих поколений завоеватели не могли достичь побережья моря. Некоторые крупные города сохраняли верность фараонам, и в них стояли египетские гарнизоны. Многие горные селения продолжали находиться в руках прежнего населения даже после того, как были захвачены окружавшие их низины. Часто, в свою очередь, сами завоеватели оказывались в опасности. Разные группы их были изолированы одна от другой длинными полосами вражеской территории. Израильтяне были рассредоточены главным образом в трех районах, отделенных друг от друга полосами коренного ханаанского населения. Израильтяне обосновались в Иудее на юге, в центральном горном районе и в Галилее на севере. Кроме того, между отдельными племенами израильтян существовала сильная рознь, облегчавшая вторжение иноземцев. Лишь в очень редких случаях евреи забывали свои внутренние распри и совместно боролись с врагом. Но несмотря на все трудности, завоевание продолжалось.

Народ, еще недавно кочевавший по пустыне после исхода из Египта, теперь оставил кочевую жизнь и превратился в земледельческий, а к концу эпохи территориально-племенные рамки расселения израильтян приняли устойчивые формы и были закреплены на много веков. По всей стране на каждом пригодном для обработки клочке земли стояли небольшие города и села. Уклад жизни был весьма примитивным. Однако уже и тогда еще порой смутное национальное чувство выражалось в общем религиозном культе. Духовным центром был Силом (Шило), служивший резиденцией первосвященника и местом пребывания Скинии Завета, которой поклонялся народ. (Скинией называлось переносное святилище в виде шатра, где в ковчеге завета хранились каменные скрижали с десятью заповедями, данными Моисею, а также сосуд с манной небесной и посох Аарона. Моисей велел сделать скинию во время странствий по пустыне как помещение для богослужений. Там совершали культовое жертвоприношение до того, как был построен Храм в Иерусалиме.)

Этот период получил название «эпохи Судей» по характерному для него образу правления. Судьей называли вождя одного из племен или большого рода, который выступал в качестве командующего в бою с внешним врагом, угрожавшим племени («колену») или группе родственных ему племен. Иногда его побуждал к борьбе пророк. Выдающимися личностями среди вождей этой эпохи были: Варак и пророчица Девора, возглавившие группу израильских племен в войне с союзом ханаанских царей; Гидеон, отразивший нашествие кочевни-ков-медианитов; Самсон, враждовавший с филистимлянами. Такой вождь именовался не только судьей, но и «спасителем», что указывает на прерогативы харизматического характера. Сам же термин «судья» заимствован из области административных понятий и обозначает постоянную функцию. Он свидетельствует о том, что полководец, одержав победу на поле брани, становился племенным или областным вождем. Победив врага, судьей мог стать и главарь отряда людей безземельных и неоседлых, каким был Иеффай, отразивший опасность со стороны аммонитян.

С религиозной точки зрения, эпоха Судей изображена в Библии как время многократного уклонения израильтян от истинной веры, но также и время всегда наступавшего вслед за этим раскаяния и спасения их от угнетателей с помощью посланного Богом судьи. Уже в начале эпохи, когда северные племена, оставив Яхве, попали под власть хананеев, мудрая пророчица Девора велела Бараку возглавить восстание против угнетателей, а после победы она сложила хвалебную песнь Господу, которую современные исследователи считают древнейшим пластом текста Библии. Вот конец этой песни: «Так да погибнут все враги Твои, Господи! Любящие же Его да будут как солнце, восходящее во всей силе своей!» (Судей, 5: 31).

Аналогичным образом во имя истинного Бога в Библии действуют и все остальные судьи. Пожалуй, самый известный среди них - Самсон, чье жизнеописание многими чертами напоминает сказания о древних богатырях. Однако от языческих богатырей с их грандиозной силой и фантастическими подвигами Самсон отличается глубокой верой и преданностью Богу. Само рождение Самсона было возвещено ангелом, который сказал матери будущего судьи, что она «зачнет и ро дит сына, и бритва не коснется головы его, потому что от самого чрева младенец сей будет назорей Божий, и он начнет спасать Израиля от руки филистимлян» (Судей, 13: 5). (Назореями тогда называли людей, которые по обету, данному на определенное время или на всю жизнь, должны были считать себя посвященными Богу Назорей не могли пить вино, стричь волосы и приближаться к мертвому телу.)

Самсон, согласно книге Судей, воплотил в себе как добродетели, так и пороки своего народа, а потому его жизненный путь сопряжен как с победами, так и с поражениями. Уже в юности, поддавшись неразумной страсти к язычнице-филистимлянке, Самсон решил жениться на ней. Идя на свидание к невесте, он растерзал напавшего на него льва, как козленка, а спустя некоторое время он увидел, что в трупе убитого льва завелся рой пчел. Это дало ему повод на брачном пире загадать филистимлянам знаменитую загадку: «Из ядущего вышло ядо-мое, из сильного вышло сладкое» (Судей, 14:14). Когда же жена, чтобы помочь сородичам, выведала у Самсона отгадку, он сказал: «Если бы вы не орали на моей телице, не отгадали бы моей загадки» (Судей, 14:18).

Мстя неверной жене и филистимлянам, Самсон пустил в их пшеничное поле триста лисиц с привязанными к их хвостам факелами, а потом избил тысячу врагов ослиной челюстью. Совершил он и другие подвиги вполне былинного свойства. Так, например, застигнутый однажды во враждебной Газе в доме у блудницы, он взвалил на плечи городские ворота и унес их.

Самсон был судьей в течение двадцати лет и правил бы и дольше, если бы в очередной раз не поддался блудной страсти. Не устояв перед чарами красавицы-филистимлянки Далилы (Далиды), он открыл ей тайну своей силы, заключавшейся в назорейском обете не стричь волосы. Как все, наверное, знают, Далила, усыпив Самсона, остригла его, он потерял свою богатырскую силу и был ослеплен филистимлянами, которые заковали его медными цепями «в доме узников». Здесь его волосы вновь отросли, и когда его на всеобщее посмешище выставили на пиру у филистимлян, он с молитвою к Богу обрушил на своих гонителей колонны капища и погиб под развалинами вместе с тысячью своих врагов. На этом пиру филистимляне праздновали мнимую победу своего языческого бога Дагона над Яхве, но истинная вера и на этот раз восторжествовала -идол был низвергнут Духом Господа, действовавшим через Самсона.

Однако Самсон нанес филистимлянам лишь временное поражение, а потом, уже после его смерти, в решающем сражении израильская армия была разбита наголову и в плен был захвачен сам ковчег завета. На долгие годы Израиль подпал под власть филистимлян. Именно в эти годы в народе возникло желание иметь постоянное твердое руководство для обороны от внешних врагов и для создания мощного межплеменного союза, ибо только сильная единая власть, только царь, которому будет подчиняться народ, смогли бы победить филистимлян. «Пусть будет царь над нами, и мы будем, как прочие народы; будет судить нас царь наш и ходить пред нами, и вести войны наши» (1 Царств, 8: 19-20), - потребовал народ, обратившись к пророку Самуилу.

Отношение к введению царской власти в Библии двойственно. Самуил поначалу отверг требование народа, поскольку оно было прямым нарушением открытого Моисею теократического принципа власти, изменой Яхве, единственному истинному царю Израиля. Однако в дальнейшем Самуил все же допустил установление царской власти и даже содейство вал ему. Дело в том, что, согласно Библии, Бог снизошел до слабости человека. Благодаря вмешательству пророка царь стал уже не более и не менее, как помазанник Бога, т. е. Его образ и орудие. С помазания Саула как царя израильского началась следующая эпоха библейской истории - эпоха объединенного или единого царства.

Саул был доблестным воином из северного колена Вениамина, одаренным и бесстрашным полководцем. Царствование Саула (ок. 1025 - ок. 1004 годы до н. э.) - это время непрестанных войн с филистимлянами, которые велись с переменным успехом. Однако постепенно страна была почти полностью очищена от филистимлян, хотя некоторые победы над ними имели пока лишь временный характер. Саул реформировал военные силы, создав постоянную армию, состоявшую частью из добровольцев, частью из ополченцев, и разделив ее на отряды - тысячи и сотни.

Заслуги Саула несомненны, хотя, согласно Библии, он в целом вовсе не был идеальным или даже, может быть, просто хорошим царем. Он был способен на неожиданные вспышки ярости и жестокости, для которых интересы государства не могли служить смягчающим обстоятельством. О том, чтобы быть достойным помазания на царство, и о послушании воле Бога, возвещаемой через пророков, в его случае не могло быть и речи. Более того, из текста Библии мы узнаем, что Саул оказался способным и на святотатство - не дождавшись пророка Самуила, он сам, приняв на себя обязанности священника, совершил жертвоприношение, что считалось великим грехом. В дальнейшем Яхве через пророка Самуила за самовольный нрав отторг от Саула царство Израиля - Самуил тайно помазал царем Давида, пастуха из южного колена Иуды, враждовавшего с коленом Вениамина, откуда произошел Саул.

Давид прославился еще юношей, когда он неожиданно победил на поединке филистимского богатыря Голиафа, метнув в него камень из пращи. Кроме того, Давид был замечательным поэтом и музыкантом. Его приводили ко двору, чтобы он игрой на псалтири (вид арфы) прогонял уныние Саула. Благодаря своей игре юноша заслужил расположение царя и даже женился на его дочери.

Давид быстро стал любимцем всего народа, и о его дерзких набегах на врага начали складывать сказания. Все это привело к тому, что Саул потерял доверие к Давиду и даже пытался убить его. Давид с группой преданных ему друзей был вынужден бежать в родные горы Иудеи, а затем, поскольку преследования не прекращались, и к филистимлянам. Вскоре в междоусобной войне погиб сын и наследник Саула, и Давида официально провозгласили царем Израиля (ок. 1004 г. до н. э.).

Во время своего царствования (ок. 1004-965 годы) Давид сумел сплотить народ и окончательно освободить его от филистимского ига, сокрушив былое могущество филистимлян и завоевав ббльшую часть их территории. Давид вел и другие победоносные войны, так что к концу его царствования израильское государство распространилось от границ с Египтом и Ахабского залива на юге до берегов Евфрата на севере.

За время своей власти Давид коренным образом реформировал управление страной. Военный лагерь, который служил Саулу вместо дворца, превратился в царский двор со всеми его достоинствами и недостатками. Длинный список государственных чиновников, приведенный в Библии, свидетельствует о совершенствовании аппарата нового режима. Система военной службы теперь опиралась на ядро иностранных наемников. Перестроилась и усовершенствовалась граж данская власть. Свободный союз племен превратился в централизованное государство.

Для такого государства был нужен единый и сильный центр. Среди городов, захваченных Давидом, был один, Иерусалим, который идеально подходил для этой цели. Расположенный в центре, он не был исторически связан ни с одним коленом евреев. Окруженный с трех сторон пропастями, город был почти неприступен. Рядом с ним проходили важные пути торговли с севера на юг и с запада на восток.

Иерусалим стал любимым детищем царя. Давид потратил массу времени и средств на украшение и укрепление новой столицы. Он присоединил к городу гору Сион, построил царский дворец, а с перенесением в Иерусалим ковчега завета и переселением обслуживающих его священников и левитов город превратился также и в культовый и судебный центр.

Согласно Библии, Давид завершил дело, начатое Моисеем и Иисусом Навином. Установив царскую власть в Сионской крепости и перенеся ковчег завета в ближайшее соседство со своим дворцом, Давид окончательно закрепил Израиль в обетованной стране и прочно обеспечил его политическое существование в качестве народа. В лице Давида еврейский народ приобрел своего величайшего царя, который был особенно близок к Богу, совмещая, согласно преданию, царское служение с пророческим. Он основал династию, которая бессменно держалась на престоле около 400 лет вплоть до разрушения Первого Храма.

Немногие герои древности известны нам так хорошо, как Давид. При чтении Библии на наших глазах отважный юноша превращается в зрелого мужа, а потом и в мудрого старца. Мы видим, как талантливый лирический поэт, «сладостный певец Израиля», поднимается в некоторых псалмах до высокого видения пророка. Фигура Давида как человека и царя настолько ярка, что для Израиля он навсегда остался прообразом самого Мессии- Избавителя, который, как было обещано Давиду, произойдет из его рода. Начиная с Давида, союз между Богом и Его народом осуществляется уже через царя.

Во всем облике Давида заметна удивительная цельность натуры, простота, великодушие и глубокая вера, определяющие собой его уважение к законам нравственности и способность, когда нужно, признать свою неправоту и покаяться. Ибо и он тоже однажды впал в тяжкий грех. Рассказ об этом очень хорошо известен. Взойдя на крышу дворца, Давид случайно увидел, как на соседнем дворе купалась обнаженная красавица Вирсавия, жена одного из его храбрейших воинов Урии Хет-теянина. Влюбившись в Вирсавию, Давид тайно приказал послать ее мужа на верную смерть в бою, а сам потом женился на его вдове. Обличенный в этом грехе пророком Нафаном, царь чистосердечно покаялся, но последствия греха все же неминуемо сказались в его дальнейшей жизни. Его первый сын от Вирсавии умер, и последние годы жизни царя Давида оказались омраченными внутренними распрями. Его сыновья от разных жен постоянно враждовали между собой, и кровавые схватки происходили даже во дворце. В конце концов, Авессалом поднял против него открытый мятеж. Почти вся страна пошла за Авессаломом, который сумел даже захватить столицу. Давиду пришлось искать убежище за Иорданом, и лишь верность телохранителя спасла его от гибели. В Иерусалим на царский престол он вернулся только после смерти Авессалома на поле брани.

На смертном одре Давид назначил своим преемником Соломона (ок. 965-928 г. до н. э.), младшего сына от Вирсавии, которому тогда было самое большее 18 лет. Новый правитель сразу же столкнулся с оппозицией, которую он сумел быстро подавить. Затем его правление было на редкость мирным. Прочный мир - отличительная черта царствования Соломона. Библия рисует его как образец мудрости, равной которой не было на всей земле. Как рассказывают книги Царств, Бог явился Соломону во сне и сказал: «Проси, что дать тебе» (3 Царств, 3: 5). Юный царь ответил: «Ты поставил раба Твоего царем вместо Давида, отца моего; но я отрок малый, не знаю ни моего выхода, ни входа. Даруй же рабу Твоему сердце разумное, чтобы я мог судить народ Твой и различать, что добро и что зло» (3 Царств, 3:6-9). И сказал ему Бог: «Вот, Я даю тебе сердце мудрое и разумное, так что подобного тебе не было прежде тебя, и после тебя не восстанет подобный тебе. И то, чего ты не просил, Я даю тебе - и богатство, и славу, так что не будет подобного тебе между царями во все твои дни» (3 Царств, 3: 12-14).

В период правления Соломона Израильское царство стало играть важнейшую роль на Ближнем Востоке - между Египтом на юге и неохеттскими государствами на севере. Об исключительном положении Израильского царства среди современных ему государств свидетельствует, между прочим, и тот факт, что египетский фараон только по отношению к Соломону нарушил вековую традицию, дав ему в жены свою дочь, которая принесла в приданое пограничный город Гезер.

В вопросах внешней и внутренней политики Соломон продолжал линию своего отца. Это означало прежде всего расширение союзов и договоров, заключенных Давидом, и активное участие в международной торговле. Еврейское царство, наконец получило выход к Средиземному морю. Все крупные торговые пути - из Египта в Вавилон и от Средиземного моря в Индию - проходили через территорию Палестины. За безопасность на дорогах Соломон взимал дань с торговых кара ванов. Царская казна была полна. Иерусалим увидел редких зверей и товары из дальних стран. Царский двор славился отличным управлением и многочисленными чиновниками. Царственные особы из других стран приезжали к мудрейшему из монархов.

Столица была расширена и перестроена. Финикия поставляла материалы и опытных мастеров, тогда как работу производили местные жители в порядке повинности. Ремесленники из Тира помогали в сооружении роскошных царских дворцов. Из финансовых и административных соображений страна была разделена на 12 округов, не совпадавших с прежними племенными границами, хотя, как показали дальнейшие события, центробежная тенденция была слишком сильна, чтобы ее можно было подавить. Были укреплены некоторые пограничные города; в войске появилась конница - колесницы.

За расширением торговли и ростом богатства последовал и расцвет литературы. Имя самого царя Соломона связывалось с большим числом отточенных эпиграмм, стиль которых напоминает стиль притч, традиционно приписываемых его авторству. Контраст с лирическими порывами Давида характерен для той перемены, которая произошла в жизни нации и царского двора.

Вершиной царствования Соломона явилось сооружение на горе Сион величественного Храма для святыни, хранившейся прежде во дворце Давида. Храм был открыт с большими торжествами около 953 года до н. э. Отныне три главных праздника, особенно Пасха, когда каждому мужчине полагалось явиться перед святыней, служили обогащению города и превращали его в центр национальной жизни.

Однако, как рассказывает Библия, и Соломон тоже, подобно своему отцу Давиду, под конец жизни впал в грех, и грех этот, по мнению библейского автора, был во много раз тяжелее, чем грех его отца. Поддавшись уговору своих иноземных жен - размеры царского гарема вошли в пословицу, - Соломон и сам уклонился в идолопоклонство и построил в Иерусалиме капища языческим богам. За это Яхве сурово наказал его, отторгнув у его наследников большую часть израильского царства.

В последние годы правления Соломона в стране начало нарастать недовольство, которое охватило северные уделы, и вскоре после смерти царя его царство распалось на две части. Анализируя причины этого распада, современные историки указывают на внешний характер объединения севера с югом, которое произошло главным образом под влиянием личности Давида, но не привело к полному слиянию северных уделов с южным коленом Иуды. Они даже называют это объединение «персональной унией» Давида, которая уже была нарушена Соломоном, поставившим колено Иуды в привилегированное положение. Его сын Ровоам продолжил политику отца и в результате пожал то, что было посеяно Соломоном.

Северные наделы объединились в самостоятельное государство. В ходе своей истории оно упоминается в источниках под несколькими названиями: Израильское царство, царство Эфраима, царство Самарии и иногда просто Израиль. Южное царство стало называться просто Иудеей или Иудейским царством.

Отныне в течение двух веков библейская история охватывает два соседних государства, кровно родственных, но постоянно соперничавших, а временами и воевавших друг с другом. Иудейское царство сохранило в качестве столицы Иерусалим, центром Израильского царства стал Сихем, а затем Самария. Узы общего происхождения, языка и традиции часто сводили на нет политический раскол. Литература этого периода (прежде всего пророки) неизменно представляет народ единым, несмотря на политический раскол. Отношения между северным и южным царскими домами по большей части все-таки оставались дружественными. Однако разделение ослабило страну. Превращение Палестины в центр большой империи, оправданное ее географическим положением и начатое Давидом, стало невозможным. Согласно Библии, так и должно было быть, ибо значение Палестины лежало не в сфере политики.

Эпоха двух отдельных царств - Израиля и Иудеи - берет начало в 928 году до н. э. и заканчивается в 720 году разрушением Самарии.

Судьба обоих царств сложилась по-разному. Исключительная устойчивость династии Давида в Иудее гарантировала беспрепятственную преемственность власти и предохраняла страну от кровавых междоусобиц. Этому содействовал целый ряд факторов: ореол, которым было окружено имя царя Давида, тесная связь царствующего дома с Храмом и, наконец, тот факт, что Иудея в основном состояла из одного большого племени и его крупного надела.

Израильское же царство находилось в состоянии постоянных волнений. Его раздирала вечная вражда между племенами. Каждый удачливый полководец становился угрозой прочности трона. За два века существования северного царства там сменилось девятнадцать правителей (вдвое больше, чем на юге). Многие царствовали всего один или два года, некоторые - несколько месяцев, а один - только семь дней. По крайней мере, половина этих царей умерла насильственной смертью, чаще всего от рук преемников. В редких случаях правителю наследовал его сын. Лишь две династии продержались несколько поколений.

Видя тяготение своего народа к Храму в Иерусалиме, израильские цари стали относиться к этому с подозрением, опасаясь, как бы религиозные устремления не превратились в политические. Чтобы избежать такого развития событий, они возвели на своей территории новые святилища, поставив в них позолоченные фигуры быков, заменивших херувимов в Иерусалимском храме. Тем самым, как повествует Библия, твердость монотеистической веры была нарушена, а впоследствии многие израильские цари уклонялись в язычество, отказываясь от веры предков и даже потворствуя человеческим жертвоприношениям (в царствование Ахава).

В конце концов, по словам Библии, «прогневался Господь сильно на Израильтян, и отверг их от лица Своего. Не осталось никого, кроме дома Иудина» (4 Царств, 17: 18). В 721 году до н. э. ассирийский царь Саргон разрушил Самарию до основания. Большая часть населения страны была уведена в плен в глубь ассирийской империи, а на их место были приведены переселенцы из других районов Ассирии. Эти переселенцы постепенно смешались с остатками местного населения и частично приняли их традиции. Так возник новый народ - самаритяне или самаряне. Родственные своим иудейским соседям по крови и культуре, они имели свои собственные интересы и потому духовно и политически отличались от евреев.

Иудейское царство просуществовало гораздо дольше, чем Израильское. Именно ему было суждено продолжить религиозную и культурную традицию еврейского народа. Однако и тут среди царей были свои отступники от веры. Впрочем, незадолго до окончательного падения Иудейского царства на престол вступил Озия (ок. 730 - ок. 722 г. до н. э.), который попытался восстановить истинную религию. Под его руководством Храм в Иерусалиме был отремонтирован и очищен от языческих укра шений, нарушавших строгость ритуала, а Пасха стала праздноваться с невиданным патриотическим подъемом. Во время очищения Храма в нем была найдена Книга Завета. Чтение этой книги (скорее всего, это было Второзаконие) побудило царя созвать народное собрание, на котором был провозглашен союз между народом и Богом, т. е. вновь подтвержден древний завет.

Дальновидный Озия также попытался установить политические связи с Вавилонской империей. Однако его преемники, которые, согласно Библии, вновь уклонились в идолопоклонство и предпочли заключить военный союз с Египтом и Ассирией, выступили против Вавилона. В результате в 586 году до н. э. после двух лет тяжелой, мучительной осады Иерусалим пал. Город был разграблен, главные здания сожжены, укрепления полностью уничтожены, Храм разрушен и ковчег завета исчез без следа. Большая часть населения была уведена в плен в Вавилон. Лишь небольшая часть сельских жителей осталась в разрушенной стране.

Согласно Библии, вавилонское пленение стало карой за слабость богоизбранного народа, который, в очередной раз впав в идолопоклонство, уклонился от своей миссии - быть светом для остальных народов, и тем нарушил завет с Богом. Но кара эта вместе с тем была и горьким лекарством, служившим для вразумления заблудших, но все же не окончательно погибших чад Божиих. Перенеся тяготы плена вдали от обетованной земли и ее поруганных святынь, иудеи раскаялись и обратились кБогу. В изгнании среди них появились пророки -прежде всего, Иезекииль, - призывавшие народ сберечь веру отцов. Они помогли переселенцам сохранить национальное и религиозное единство. Преданность иудеев единому Богу, пройдя сквозь тяжкие испытания, не только не исчезла, но, наоборот, чрезвычайно окрепла.

Вавилонская империя пала так же неожиданно, как и возникла. В 538 году до н. э. персидский царь Кир разрушил ее, и евреи получили возможность вернуться на родину Уведенные в плен евреи принадлежали к различным коленам-племенам. Однако в изгнании все сплотились вокруг племени Иуды и по возвращении селились вперемешку. Прежние племенные различия теперь стерлись. Постепенно все население стало называться людьми Иуды, или иудеями.

Из плена они возвращались медленно, отдельными партиями в течение многих лет. Но уже в 538 году первая группа вернувшихся собралась в Иерусалиме, чтобы восстановить богослужение в Храме. Они расчистили центр храмового двора и установили там временный алтарь. Сразу же началась и подготовка к полному восстановлению Храма. Как повествуют книги Ездры и Неемии, она шла с переменным успехом, но в конце концов весной 515 года до н. э. Храм был вновь отстроен и освящен.

С этого момента началась последняя эпоха ветхозаветной истории - эпоха Второго Храма. Жизнь в столице восстанавливалась медленно и постепенно. Переломным этапом стал 458 год до н. э., когда в Иерусалим приехала новая группа иммигрантов во главе с Ездрой, человеком, который был священником и занимал высокий пост при персидском дворе. С помощью прибывшего несколько позже царского наместника Неемии Ездра осуществил свои религиозные реформы. Иудеи на совете старейшин, или Синедрионе, вновь подтвердили завет с Богом, и соблюдение Моисеева закона отныне стало обязательным.

С язычеством теперь было покончено навсегда, и в народе постепенно началось религиозно-нравственное возрождение, отмеченное усилившимся патриотизмом и ожиданием прихода Мессии-Избавителя, который исполнит великие обещания, данные отцам. Этот настрой не сумели поколебать ни греческое владычество периода эллинизма, ни последовавшее за ним римское завоевание.

Чтобы соблюдать закон Моисея, нужно было его знать. А поскольку евреи говорили теперь уже на арамейском языке, то изучение и изъяснение Писания стало делом особо просвещенных людей, владевших ивритом. Их стали называть книжниками. Вскоре после возвращения из плена деятельность пророков прекратилась, и благодаря этому Писание стало играть еще большую роль. Тору теперь читали и изъясняли не только в Храме, но и в каждом городе и деревне в местной синагоге. Уважение, с которым прежде относились только к священникам, теперь оказывали всякому, кто мог толковать Писание. В стране появились и религиозные партии - фарисеи, саддукеи и ессеи. Но об этом мы поговорим позже, когда обратимся к Новому Завету.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >