ДИНАМИЧЕСКОЕ КОММУНИКАТИВНОЕ ПОЛЕ КУЛЬТУРЫ КОММУНИКАТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ КАК ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ И СИМВОЛИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРНАЯ СРЕДА

Психологическая антропология — это дисциплина, в рамках которой изучается, каким образом индивидуум приобретает культурные навыки, культурную компетентность и как происходит обмен культурной информацией в процессах социального взаимодействия. Эта область познания объединяет элементы биологии, психологии, психиатрии, социологии, лингвистики, на базе которых осуществляется как отбор, так и интерпретация данных.

На протяжении всего XX в. психологическая антропология двигалась по пути формирования эмпирических обобщений высокого уровня, построения общих гипотетико-дедуктивных теорий. Сложились и требования к подобного рода теориям: они должны объединять индивидуальный и социальный уровни рассмотрения человека и обеспечивать основания для объяснения человеческого поведения в его двойной детерминированности — врожденными и приобретенными в обучении факторами, а также для интерпретации личностных проявлений с точки зрения окружающих ее и освоенных ею культурных форм. При этом можно заметить, что модели объяснения тяготеют к одному из двух полюсов: либо к психологическому с акцентом на связь психических и индивидуальных характеристик с культурными феноменами, либо к социальному, где основное внимание уделяется непосредственным культурным контекстам социального взаимодействия. Соотношение этих двух тенденций и будет представлено ниже. Вначале речь пойдет о когнитивистской области психологической антропологии в связи с обсуждением вопроса о том, как функциональный и символический уровни культуры поддерживаются благодаря культурной коммуникации. Соответственно предметом рассмотрения становятся способы, с помощью которых в поведении индивидов выражается то, что можно определить как факты культуры, культурных изменений, культурного разнообразия. Рассмотрение индивидуального поведения в процессах социального взаимодействия как микроуровня, на котором определяются классы явлений, составляющих параметры макрофеноменов, позволяет перейти от описания «психологических коррелятов» культуры к объяснению формирования и существования устойчивых культурных образований.

Будет представлено и другое направление, где решается еще одна центральная задача психологической антропологии: выяснение природы взаимозависимости между личностными характеристиками людей и чертами их культуры, рассмотрение процессов становления личности, социализации.

Вначале речь пойдет о социокультурной среде, создаваемой социальным взаимодействием, условий, в которых люди порождают и используют функциональные символические единицы, условий, которые повышают стабильность социальных и культурных систем и в то же время обеспечивают нововведения в них.

Исследование процессов социокультурного взаимодействия на уровне малых групп, организационных структур, на непосредственном межиндивидуальном уровне продолжалось на протяжении всего XX в. В 30 — 40 гг. XX в. выделилось специальное направление изучения групповой динамики, где основным предметом интереса были формальные аспекты обмена информацией в процессе выработки решения в малых экспериментальных группах. Это направление дало интересные результаты, прояснившие зависимости скорости и точности информационных обменов от количественного состава группы, ее внутренней дифференциации, структуры. С этими же характеристиками соотносилось качество процессов и результатов выработки решений. Значительный вклад в изучение социального взаимодействия внесли исследования Чикагской школы, обращенные на неформальные группы общения низших классов в условиях крупных городов. В рамках этого направления рассматривались такие вопросы, как поддержание границ группы по отношению к «другим», групповая солидарность, распределение ролей, лидерство, идентификация в группе.

Продолжался также сбор традиционно этнографического материала. Исследователи накапливали результаты наблюдений о коммуникации в различных структурно разных культурах, о содержательных характеристиках поведения людей в различных социально значимых ситуациях, о связи между социальными позициями людей и стилем их поведения по отношению друг к другу. Значимость этого типа исследований продолжала возрастать на протяжении всего XX в. по мере расширения межкультурных контактов с увеличением влияния транснациональных корпораций, изменениями на уровне международной политики, интенсификацией миграционных процессов.

Сильным стимулом в развитии научных представлений о влиянии символических структур на членов общества стали исследования в области массовой коммуникации и массовой культуры. Результаты такого рода исследований позволили установить зависимости между предпочтениями источников информации, характеристиками этих источников и внутренней дифференциацией аудитории; между применяемыми коммуникатором (источником информации) средствами воздействия на аудиторию и изменениями в ее отношениях к освещаемой теме в сообщениях. Многое прояснилось относительно распространения и степени устойчивости символических структур, их влияния на поведение людей. Во всяком случае, работы подобного характера позволили показать наличие глубоких зазоров между тем, что люди говорят, и тем, что они делают, а также между условным миром символов и рутинной областью обыденной жизни.

Постепенно экспериментальный и полевой уровни исследований непосредственных социальных взаимодействий сближались. Это стало особенно очевидным в конце 60 — 70-х гг. XX в. с развитием этнометодологи -ческих и феноменологических исследований естественной речевой коммуникации между людьми. Их результаты позволили сформулировать и проверить ряд интересных гипотез о культурных порядках, характерных для повседневной жизни людей, для сетей межличностных отношений, и выделить общие факторы и механизмы, обусловливающие воспроизведение порядков.

Совокупность всех этих и ряда других, смежных (например, изучение общественного мнения, коммуникация в организациях и др.) или более частных (например, социометрия), направлений исследования обусловила формирование особой области исследования, которую можно назвать сферой социальной и культурной коммуникации. Этот уровень исследования постепенно отслоился от концепции социального взаимодействия как ее составляющая. Он связан с изучением социальной активности людей, направленной не столько на жизнеобеспечение или формирование предметной среды, сколько на воспроизведение общественных отношений в процессе обмена информацией и культурных форм такого обмена. Тематика исследований такого рода к настоящему времени приобрела следующие ориентации:

  • — изучение осознанных, имеющих культурную форму выражения, и неосознаваемых, невольно проявляемых представлений, распространенных у большинства носителей определенной культуры;
  • — изучение осознанных представлений и неосознанных побуждений, разделяемых членами общества и управляющих их действиями в дифференциальных организованных группах и неорганизованных коллективах (толпа) в определенных социально значимых ситуациях;
  • — изучение структур социокультурной коммуникации, соответствующих различным социально значимым ситуациям, субкультурам и специфичным культурам.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >