РАСЦВЕТ ПЕДАГОГИКИ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВЕКОВ

В воспитании не требуется ни излишняя мягкость, ни суровость — требуется разумность, (святитель Филарет, митрополит Московский)

Воспитание детей в православной вере как главная задача родителей (по работам Н.И. Пирогова, Д.Д. Семенова, М.И. Демкова).

К.Д. Ушинский о семейном воспитании детей.

Представители русской духовной традиции о правильном устройстве воспитания детей в семье.

Воспитание детей в православной вере как главная задача родителей (по работам Н.И. Пирогова, Д.Д. Семенова, М.И. Демкова)

(по работам Н.И. Пирогова, Д.Д. Семенова, М.И. Демкова)

Вторая половина XIX — начало XX веков характеризуется как период постепенного «охлаждения» образованной части российского общества к вопросам традиционной веры. По верному замечанию Н.О. Лосского, русская интеллигенция во второй половине XIX века «была наиболее внецерковной». Связана была такая позиция как с недоверием к церкви, находящейся в порабощении у государства, так и поиском истины в социально-утопических учениях. Тем не менее, расцвет российской педагогической науки рождает и развитие православной родительской культуры в трудах знаменитых представителей духовенства и известных ученых. В сочинениях первых происходит дальнейшее развитие новозаветного воспитательного подхода данной воспитательной системы, в работах вторых продолжается активное сближение православной и этико-гуманистической родительской культуры.

Подобное сближение мы можем увидеть в трудах русского ученого, врача, педагога Н.И. Пирогова, ядром педагогической системы которого «является идеализм и любовь к человеку».

Начало педагогической деятельности Пирогова исследователи связывают с 1856 годом, когда он опубликовал статью «Вопросы жизни», названную им проповедью. Статья вызвала широкое общественное обсуждение. Современные ученые называют ее «первой заявкой опыта педагогической антропологии в России». Уже в эпиграфе к своей работе Пирогов обозначил главнейшую проблему своего труда: «К чему вы готовите вашего сына? — кто-то спросил меня. — Быть человеком, — отвечал я».

Необходимость воспитания человеческого начала в детях рассматривается ученым как смысл и цель жизни. Пирогов полагал, что эта цель может пониматься по-разному: христианское понимание исходит из идеи спасения души и приобщения личности к вечному бытию с Богом; рассудочное земное понимание видит эту цель в стяжании земных богатств: высокого положения в обществе, материального благосостояния и славы. Пирогов полагал, что современное ему общество склоняется к последнему эвдемоническому идеалу, только внешне следуя христианским заповедям добра и любви. Подобный утилитарный подход приводит к духовно-нравственной деградации людей, утрате истинного смысла жизни.

Изменить существующее положение дел, по мнению педагога, можно несколькими способами: путем революционного приведения общества к нравственному идеалу и путем постепенной подготовки человека «к внутренней борьбе, неминуемой и роковой». Пирогов считал наиболее приемлемым последний путь, который, однако, возлагал на плечи родителей и педагогов тяжкую ношу: необходимость с младенчества готовить детей к борьбе с самими собой за право стать личностью с большой буквы. По мысли Пирогова, именно родители несут огромную ответственность за то, сможет ли их ребенок стать настоящим христианином, пройти свой жизненный путь достойно, примером высокой нравственности указывая окружающим людям на истинные ценности бытия. Пирогов полагал, что добродетельные родители должны стремиться воспитать души детей, а не предлагать им внешний облик жизни, заключающейся в выборе какой-либо выгодной профессии: «Дайте выработаться и развиться внутреннему человеку! Дайте ему время и средства подчинить себе наружного, и у вас будут и негоцианты, и солдаты, и моряки, и юристы; а главное, у вас будут люди и граждане». По мнению ученого, призвание родителей состоит в необходимости понимать «тайники души» детей, наблюдая «все мгновения ее нравственной свободы, заставить ее решить вопросы жизни, вступив в борьбу с собой и с окружающими». Недаром Пирогов называл воспитание «самой высокой после религии стороной общественной жизни».

Веря в силу педагогического примера, ученый призывал отца и мать жить честной жизнью, «перевоспитать себя». А для осуществления такого перевоспитания необходима борьба «внутреннего» человека с «внешним». Поэтому родителям необходимо быть внимательными к миру своей личности, стремиться к добру, правде и милосердию, уметь жертвовать собой, так как эта жертвенность изначально присуща дару и подвигу родительства. Родителям нужно совершенствовать свою личность, «облагораживать материю в себе и потомстве».

В статье, называющейся «Быть и казаться», Пирогов призывал родителей быть внимательными к духовному миру своих детей и стремиться изучать его. Дети, по суждению ученого, отличаются от взрослых «нераздвоенностью» сво ей души, они еще могут жить искренно, не прячась под «масками» социально одобряемого поведения. «Наша беда в том, — писал педагог, — что мы постоянно нарушаем гармонию детского мира. Мы спешим ему внушить наши взгляды, наши понятия о жизни, наши сведения, приобретенные вековыми усилиями уже зрелого человека». П.А. Егоров и В.Н. Руднев полагают, что Пирогов в своей статье изучает два состояния личности: «быть» — осознавать себя самодостаточным, стремиться к идеалам веры, добра, справедливости, патриотизма; и «казаться» — играть, исполнять отведенную роль.

Горячее обсуждение среди современников вызвала статья Пирогова «Нужно ли сечь детей и сечь в присутствии других детей?». В этой работе ученый изучал вопрос о допустимости телесных наказаний детей. Педагог аргументировано доказывал свою позицию, согласно которой сечение детей розгами порочно, так как это действие вызывает у воспитанников только физический страх, переходящий или в равнодушие, или боязнь до ужаса. При этом ребенок не испытывает раскаянья за совершенный проступок. Пирогов советовал родителям «сделать так, чтобы наказание за проступок было не вне, а внутри виновного», т.е. он говорил о необходимости внушить ребенку, совершившему дурное, стыд за свое поведение, вызывающий стремление исправиться.

Для взглядов Н.И. Пирогова было характерно тесное сближение этикогуманистической и православной родительской культуры, предполагающее понимание сущности родительского воспитания в христианском ключе как приобщение человека к Богу и обретение спасения. Ученым в его работах выделяются следующие основные компоненты данного феномена: аксиологический, определяющейся пониманием высших ценностей и смысла бытия человека на земле, явленых отцу и матери в христианском Откровении; деятельностный, предполагающий глубокую родительскую ответственность и рефлексию, а также учитывающий необходимость «познания» родителем самого себя, постоянного труда личности над собой, «взращиванию» в себе «внутреннего человека», способного к «борьбе» с жизненными обстоятельствами и собственными пороками; воспитательный, исходящий из важнейшего призвания родителей быть первыми и главными наставниками своих детей.

Среди последователей педагога мы можем назвать двух его младших современников, чьи взгляды на родительское воспитание очень близки его мировоззрению. Это Д.Д. Семенов и М.И. Демков.

Будучи другом и последователем Ушинского, Семенов активно развивал в своей педагогической деятельности обоснованный им принцип народности воспитания, применяя его к становлению личности ребенка как в школе и обществе, так и в семейной среде. В своих статьях «Кое-что о семейных идеалах», «Педагогический этюд на семейные хроники», «Мысли К.Д. Ушинского о семейном воспитании», ученый рассматривал состояние современного ему родительского воспитания и писал о необходимости созидания его на национальных началах. Идеалом для Семенова выступала семья, основанная на религиозных и нравственных традициях русского народа. Именно такая семья, по его мнению, воспитывает здоровых, трудолюбивых и нравственно устойчивых детей. Этот идеал Семенов стремился воплотить и в собственной семейной жизни: у него было 9 человек детей (7 дочерей и 2 сына), в семье царила атмосфера взаимной любви и поддержки. Об опыте своего воспитания Семенов рассказал читателям в статье «Педагогический этюд на семейные хроники».

Средствами такого воспитания ученый считал: формирование личности ребенка на основе христианской нравственности («христианское, гуманное, любовное отношение родителей к своим детям — это один из самых высоких идеалов, которым живет наша интеллигентная семья»); заботу родителей о физическом развитии, укреплении здоровья детей; привитие детям навыков труда, начиная с выполнения ими посильной помощи; умственное воспитание, предполагающее беседы родителей со своими детьми; воспитание у детей любви к чтению через выбор родителями круга детского чтения, который должен содержать книги «воспитательного значения», преимущественно отечественных авторов и русского фольклора.

Семенов полагал, что залогом истинного родительского воспитания должны стать как знания о становлении личности ребенка, его психическом и физическом развитии, так и стремление родителей воплотить эти знания в своей практической деятельности. Поэтому он советовал родителям в течение всей жизни непрерывно заниматься педагогическим самообразованием. «Прежде чем приступить к обучению и воспитанию своих детей, почитай и изучи творения великих мыслителей и педагогов и сумей применить их с осторожностью, согласно природе и индивидуальным наклонностям каждого ребенка», — писал он.

Семенов придавал большое значение материнскому воспитанию. Он называл женщину — воспитательницей «всего человечества», считая, что мать, ухаживая за своими детьми, закладывает в них и начала нравственности. Отец, по его мнению, выступает источником знаний и способствует развитию у детей мудрости.

Взгляды Д.Д. Семенова разделял и М.И. Демков, который известен как один из сторонников идеи воспитания, ориентированного на национальные ценности.

В статье «О русском семейном воспитании» (1891) Демков называл важнейшим направлением такого воспитания его «самостоятельный» национальный характер, «русский дух», исходящий из важнейших ценностей устройства русской жизни. И в первую очередь это духовно-нравственные христианские ценности: веры, любви, целомудрия, смирения, милосердия, сострадания, доб-ротолюбия, почитания старших, терпения, самопожертвования и патриотизма.

Исходя из цели семейного воспитания, ученый выделял ее средства: организацию традиционных русских детских игр; обучение детей любви к труду; беседы родителей с детьми на религиозные и нравственные темы; обучение детей в семье родному языку, предполагающее понимание ими значения нравственного смысла слова; религиозное воспитание, основанное на примере родителей, закладывающее в душу ребенка глубокое религиозное чувство любви к Богу и ближнему; нравственное воспитание, формирующее в детях характер, волю, любовь к истине и уважение к труду; физическое, эстетическое и умственное воспитание.

При этом Демков называл духовно-нравственное воспитание в качестве ведущей движущей силы развития русской семьи. Ученый полагал, что современные ему «общественные недуги», выражающиеся «печальными явлениями нигилизма и социализма» во многом находят свое объяснение в «нестроении русской семьи, в увлечении западноевропейскими образцами, в отрицании самой религии».

Важнейшую роль в семейном воспитании Демков, как и многие его единомышленники, отводил матери. Он писал, что «кормление и уход за ребенком есть дело великой педагогической важности; оно и долг, и подвиг матери». В других своих работах он подчеркивал, что в основе семейного воспитания лежит материнская любовь, именно она скрепляет семейные узы, которые «есть узы любви». Поэтому любовь как Божий дар людям является, по мнению Дем-кова, самым действенным средством воспитания: «Мать первая залагает в дитяти начало добра, любви, благожелания; отец способствует развитию ума и воли. <...> Мать служит руководительницей сердечной жизни в семействе, отсюда вытекает и сердечная жизнь детей. И раз в семейном кругу находится и настоящая любовь, и деятельность в духе любви, то относительно этого дома можно заранее сказать, что там, в сущности, почти что не может быть недостатка ни в каком воспитании, что там ребенок почти не может не сделаться хорошим». Подобная высокая оценка каждодневного незаметного материнского труда позволяет Демкову сделать вывод о том, что «русские матери, воспитанные в русском духе» могут дать своим детям «истинное воспитание» и тем самым способствовать процветанию своей Родины.

Демков отмечал, что воспитание детей напрямую зависит о того жизненного примера, которые родители подают своим детям. Этот пример, по мнению педагога, во всегда действует сильнее любых наставлений и нравоучений.

В других своих трудах педагог указывал на особое, важнейшее для человека чувство, называя его «чувством родного дома». Это чувство для ученого неотделимо от любви к Родине, ощущения человеком своей сопричастности окружающим людям и своей родной земле. Отсюда мыслитель делает вывод о том, что при воспитании человека необходимо учитывать «культурноисторическую обстановку», которая его окружает. Тем самым он (вслед за

А.С. Хомяковым, И.В. Киреевским и другими славянофилами) обосновывает мысль об определенной «культурно-исторической почве», в которой развивается каждый народ, в том числе и русский, и особом предназначении каждой нации на земле.

В русле сближения этико-гуманистической и православной родительской культуры родительское воспитание понимается Д.Д. Семеновым и М.И. Демко-вым как содействие формированию духовно-нравственной сферы личности, т.е. становлению «внутреннего человека», способного стремиться к добру и преодолевать зло в первую очередь в самом себе. Ученые обосновывали приоритет национальных религиозных и нравственных принципов воспитания, предполагающих следование человеком ценностям честности, справедливости, милосердия, любви к ближнему, любви к родине, ко всему человечеству, и предъявляли родителям требования религиозного и этического характера, а именно соответствия их поведения духовно-нравственным нормам.

Рассмотрев работы изучаемых авторов (Н.И. Пирогова, Д.Д. Семенова, М.И. Демкова), можно увидеть, что их понимание сущности родительского воспитания исходит из духовно-нравственного национального идеала личности человека. Этот идеал отражает в себе концепцию родительского воспитания, сложившуюся из синтеза православной и этико-гуманистической родительской культуры. Для всех вышеназванных ученых характерен общий взгляд на основные ценностные приоритеты родительского воспитания детей. Это идея самобытности русского национального родительского воспитания, предусматривающая не слепое копирование западных образцов, а следование национальным традициям, предполагающим опору на религиозное и нравственное воспитание как движущую силу развития личности ребенка; приоритет в воспитании духовных ценностей над материальными; определяющее значение примера родителей, необходимость постоянного нравственного самоусовершенствования отца и матери; созидание в семье атмосферы взаимной любви, понимания и уважения, умения родителей быть своему ребенку мудрым наставником. Стержневой идеей подобного синтеза становится понимание семьи как важнейшего жизнеустроительного дара Божьего людям, «школы» любви, веры, послушания и терпения, что полностью соответствует отношению к родительскому воспитанию, воплотившемуся в национальной святоотеческой традиции.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >