ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС В СОВРЕМЕННОЙ МЬЯНМЕ

Факторы внешнеполитического процесса

Процесс принятия внешнеполитических решений в современной Мьянме (до 18 июня 1989 г. — Бирма) протекает под воздействием целого ряда факторов, среди которых можно выделить постоянные и переменные. Постоянные факторы включают в себя физико-географические и социально-экономические особенности страны, ее геополитическое положение. К переменным факторам относятся особенности существующего политического строя и характер правящего режима, определяющие основной внешнеполитический вектор государства.

Республика Союз Мьянма, вторая по величине страна Юго-Восточной Азии, располагается в северо-западной части Индокитайского полуострова, вытянувшись на 2276 км вдоль побережья Бенгальского залива и Андаманского моря. Она граничит с Бангладеш (256 км) на западе, Индией (1331 км) на северо-западе, Китаем (2192 км) на северо-востоке, Лаосом (224 км) на востоке и Таиландом (2096 км) на юго-востоке. Мьянма находится на стыке расселения монголоидной и европеоидной рас, на перекрестье буддийского, индуистского и исламского миров. Учитывая ее геополитическое положение, неудивительно, что отношения с Пекином и Нью-Дели, равно как и взаимоотношения в рамках Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), наложили существенный отпечаток на внешнюю и внутреннюю политику Рангуна/Нейпьидо[1].

Современная Мьянма представляет собой классический пример буферного государства, т.е. государства, расположенного между двумя великими державами-соперницами, каждая из которых претендует на особые отношения с буфером. Географическое положение буферного государства обусловливает заинтересованность сопредельных держав в установлении контроля над его территорией. Как известно, с военно-стратегической точки зрения буферная зона является удобным плацдармом для вторжения на территорию державы-соперницы, предоставляет возможность размещения военных баз вблизи ее границ и ведения боевых действий на чужой территории, что позволяет стране-агрессору избежать значительных разрушений и жертв среди собственного мирного населения. В этом смысле буферное государство, хотя само по себе и не способно нанести существенный военный урон какой-либо из держав, может представлять весомую угрозу ее безопасности.

Вместе с тем государство-буфер может привлекать соперничающие державы не только благодаря наличию стратегически важных путей сообщения, облегчающих ведение боевых действий, но и благодаря своему расположению вблизи крупнейших мировых торговых коммуникаций, наличию запасов ценных природных ресурсов, свободного пространства для демографической, экономической, идеологической экспансии и т.п. Здесь интересы сопредельных держав могут сталкиваться, но могут и пересекаться, что создает предпосылки для их взаимного сотрудничества. Наконец, буферное государство может играть роль не столько «буфера», сколько «моста» между двумя или несколькими региональными центрами притяжения, выступая в качестве посредника в случае возможных конфликтов и стимулируя многостороннее взаимодействие в сфере безопасности или международной торговли.

Это важно-------------------------------------------------

Благодаря особенностям геополитического положения Мьянма, традиционно выступавшая в роли государства-«изолятора» (по терминологии Б. Бузана и О. Уэвер), с конца 1980-х годов начала превращаться в стратегически важную «ось» (pivot), где сошлись интересы ведущих внерегиональных игроков — Китая, Индии, Японии, Австралии, США и, безусловно, России. Этому превращению в немалой степени способствовала политика экономической либерализации, принятая на вооружение военным режимом, пришедшим к власти 18 сентября 1988 г. Курс на привлечение иностранных инвесторов и экспорт мьянманских сырьевых ресурсов на зарубежные рынки являлся ключевой особенностью внешнеэкономической политики Госсовета (ГСВЗП/ГСМР)[2].

Внешнеполитическая активность мьянманской хунты в силу экономических и политических санкций, наложенных на нее США и странами ЕС, определялась преимущественно азиатским вектором. В конце 80-х — начале 90-х годов XX в. Бирма/Мьянма практически полностью переориентировалась на Китай, который был одним из немногих государств, протянувших руку помощи обанкротившемуся режиму. Однако в середине 1990-х годов мьянманское руководство, осознав угрозу превращения своей страны фактически в сателлит Пекина, взяло курс на развитие сбалансированных отношений со всеми сопредельными государствами (прежде всего, с Индией и странами АСЕАН).

К тому моменту индийское правительство пересмотрело свое отношение к Мьянме в сторону большего прагматизма, перестав открыто критиковать официальный Рангун за узурпацию власти и жестокое подавление продемократического движения. Аналогичной политики придерживались страны АСЕАН, в июле 1997 г. принявшие государство-парию в свои ряды. Несмотря на продолжающееся давление со стороны США и их единомышленников, мьянманский режим прочно удерживал свои региональные позиции, проводя в жизнь формулу «друг каждому, союзник никому». Так, несмотря на тесные отношения с Пекином, снабжавшим мьянманскую армию современными вооружениями, Мьянма отказалась предоставить китайцам доступ на свои военные базы, мотивировав свое решение традиционными внешнеполитическими императивами — приверженностью принципам нейтрализма и неприсоединения.

После прихода к власти демократической оппозиции (апрель 2016) линия на развитие сбалансированных отношений с внешним миром была продолжена. Характерно, что новое мьянманское правительство не стало пресекать контакты с Китаем, в свое время активно поддерживавшим военную хунту. Напротив, китайско-мьянманские отношения

были названы в числе неизменных приоритетов внешней политики Нейпьидо, базирующихся на принципах нейтрализма и равноудаленности в отношениях с великими державами. Вместе с тем демократически избранное руководство страны взяло курс на развитие отношений по американскому и европейскому векторам, фактически замороженным на четверть века пребывания у власти Госсовета. В этом проявилась специфика переменных факторов внешнеполитического процесса в современной Мьянме.

  • [1] Рангун (Янгон) — столица Мьянмы до 5 ноября 2005 г. С 6 ноября 2005 г. — резиденция правительства перенесена в г. Нейпьидо.
  • [2] Аббревиатура ГСВЗП/ГСМР расшифровывается как «Государственный совет по восстановлению закона и порядка» (18.09.1988 —14.11.1997) / «Государственный совет мира и развития» (15.11.1997 — 30.03.2011): неконституционный орган, осуществлявший всю полноту государственной власти в Бирме/Мьянме в период военной диктатуры. В состав Госсовета входили: председатель (в звании старшего генерала), первый секретарь, второй секретарь, третий секретарь (в звании генерал-лейтенантов), командующий армией, командующий ВМФ, командующий ВВС и командующие двенадцатью региональными военными округами.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >