Криминальные особенности функционирования российских и международных корпоративных бизнес-групп

2.1. Криминальные характеристики КОРПБГ

Криминальные характеристики КОРПБГ как универсальной организационной структуры организованной преступности в экономике

Развитие корпоративных структур как в рамках отдельных стран, так и в целом в мировой экономике как раковыми метастазами пронизано криминальной деятельностью.

Так, например, мировая табачная индустрия — одна из крупнейших отраслей мировой экономики. Ее годовой оборот составляет 400 млрд долл. При этом, 70% мирового табачного рынка контролируют четыре компании. Примерно 30% сигарет и табачных изделий по всему миру ввозилось и ввозится нелегальным путем. По некоторым данным, в контрабанде табака участвуют крупнейшие мировые производители табачных изделий.

По сведениям Washington ProFile: в среднем, в 1990-е годы страны мира экспортировали примерно 1 млрд сигарет, а импортировали около 600 млн. По сообщению World Tobacco File, за период с 1990 по 1997 г. был зафиксирован 110-процентное увеличение контрабанды табачных изделий. Львиная доля табачных изделий попадает к потребителям с помощью контрабандистов, связанных с организованной преступностью. В этот процесс вовлечена организованная преступность постсоветских государств, итальянская мафия, китайские триады, японская якудза, колумбийские наркобароны и другие преступные сообщества. В качестве перевалочных пунктов и мест для отмывания денег, полученных от нелегальной торговли табаком, российская мафия, например, использует Кипр и Черногорию.

Хрестоматийным примером считается история колоссального обогащения британских преступных кланов. В 1998 г. 50-ти граммовая пачка табака для самокруток стоила в Великобритании 7,80 фунта стерлингов. В близлежащей Бельгии такая же пачка стоила почти в пять раз дешевле — 1,80 фунта. Британские контрабандисты покупали 50-ти килограммовую партию табака, прятали его в грузовике и без проблем доставляли в Англию. Ежедневная прибыль мафии составляла 2 тыс. фунтов стерлингов.

Люк Йоссенс/Luk Jossens, глава международной организации «Союз против PaKa»/Union Against Cancer, говорит: «Если страна использует высокие пошлины и налоги на табак или вводит государственную монополию на табачные изделия, контрабандисты ввозят значительное число сигарет на рынок, подрывают эту монополию и отдают страну в руки транснациональных табачных корпораций».

Информация о том, что крупнейшие компании, производящие табачные изделия, негласно поощряют контрабанду своей продукции, поступает постоянно. В 1997 г. произошел, пожалуй, наиболее известный случай. Высокопоставленный сотрудник гонконгского отделения компании British-American Tobacco (ВАТ) был обвинен в контрабандных поставках продукции своей фирмы в Китай. Другая крупнейшая транснациональная компания RJ Reynolds была обвинена в поставках контрабандных сигарет в Канаду. Аналогичные случаи были зафиксированы в Италии, Германии, Испании, Франции, Финляндии, Бельгии, Нидерландах, Португалии, Греции, Колумбии, Гондурасе, Эквадоре. Две трети всех сигарет, продаваемых в Иране, доставлены контрабандным путем.

Результаты таких действий весьма печальны. К примеру, в 1996 г. по официальным данным Министерства Сельского Хозяйства CU!AUS Department of Agriculture, в Колумбию было экспортировано 10,6 млрд сигарет. Однако в Колумбию легально поступило чуть более 800 млн сигарет. Остальные были доставлены по нелегальным каналам. За период с 1984 по 1993 г. число подпольно ввезенных в Колумбию сигарет увеличилось в четыре раза. За это же время местные производители табачных изделий, доселе контролировавшие 85% колумбийского рынка, сохранили контроль лишь за третьей его частью. Местные фермеры, ранее выращивавшие табак, обанкротились и перешли на выращивание не менее знаменитого растения — коки, что позволило колумбийским наркоторговцам вдвое увеличить поставки кокаина в Северную Америку и Европу.

Прибыль, получаемая за счет нелегальной торговли табачными изделиями, направляется на финансирование террористических организаций. По данным Марка Шапиро/Mark Shapiro, сотрудника Центра Журналистских Расследований/Center for Investigative Reporting, сигареты, нелегально доставляемые в страны Европейского Союза, служат источником дохода для террористических групп, базирующихся в Ираке. «Левые» сигареты, продаваемые в США, являются одним из источников финансирования ливанской террористической группировки «Хезболла»/НеЬо11аЬ и т.д. [1].

Широкое распространение криминальных операций с табачной продукцией получили и в России. Так, с 1 января 2003 г. были введены смешанные (комбинированные) ставки акциза на табачные изделия, складывающиеся из твердой (специфической) и адвалорной (в процентах к отпускной цене) составляющих.

Как показала практика применения комбинированных ставок, введение указанной системы акцизного обложения негативно сказалось на поступлениях этого налога в доход федерального бюджета. Скорректированное с 20,3 млрд руб. до 18,0 млрд руб. годовое бюджетное задание на 2003 г. по акцизам на табачные изделия значительно недовыполнено: в федеральный бюджет недопоступило 2,1 млрд руб. В то же время в предыдущие годы при действии специфической системы налогообложения имели место высокие темпы роста поступлений акцизов на табачные изделия: с 1997 г. по 2002 г. доходы консолидированного бюджета Российской Федерации от этого налога увеличились с 1,2 млрд руб. до 12 млрд руб., или в 10 раз. Объем производства табачных изделий, по данным Госкомстата России, составил в 2003 г. 383 млрд штук, или 98,1% по сравнению с 2002 г., в то время как в 2002 г. производство этой продукции увеличилось на 5,1%.

Комбинированная система акцизного налогообложения табачных изделий применяется в странах Европейского союза, при этом адвалорная составляющая ставок акциза в этих странах устанавливается в процентах от заявленной розничной цены табачных изделий. В Российской Федерации указанные ставки устанавливаются к отпускной цене продукции, что предоставляет производителям продукции легальные возможности уменьшения налоговой базы для исчисления суммы акцизов по адвалорной ставке и по налогу на прибыль за счет снижения отпускных цен на табачные изделия, а также ассортиментных сдвигов в сторону увеличения выпуска сигарет более низкого ценового сегмента. Это, в свою очередь, приводит к снижению поступлений в бюджет акцизов на табачные изделия и налога на прибыль организаций.

Проведенная в 2003 г. Счетной палатой РФ проверка вопросов развития налоговой базы, полноты и своевременности поступления акцизов на табачные изделия показала, что все четыре проверенные организации—производители табачных изделий осуществляют реализацию своей продукции на внутренний рынок практически через единственного оптового покупателя, являющегося зачастую аффилированным с ними лицом. Так, ОАО «БАТ-Ява» 99,6% своей продукции в 2003 г. реализовывало через ЗАО «Международные услуги по маркетингу», ОАО «Донской табак» 98,6% своих сигарет продавало через Торговый дом ООО «Донской табак: продажи и маркетинг», ЗАО «Лиггетт-Дукат» пропустило 99,8% своей продукции через ООО «ЛД Трейдинг», ЗАО «Филип Моррис Ижора» 95,7% сигарет продало через ООО «Филип Моррис Сэйлз энд Маркетинг». При этом оптовому покупателю в ряде случаев предоставляются скидки, что оказывает негативное влияние на налоговую базу для исчисления налога на прибыль.

Подобная система реализации табачных изделий позволяет ор- ганизациям-производителям, снижая отпускные цены, избегать потерь прибыли, получая ее через оптового посредника, что подтверждают данные указанной выше проверки. Так, по данным налоговой декларации по налогу на прибыль, ЗАО «Международные услуги и маркетинг» — оптового покупателя ОАО «БАТ-Ява» — налоговая база за январь-сентябрь 2003 г. (1,2 млрд руб.) оказалась в четыре раза больше налоговой базы соответствующего налогового периода 2002 г. В то же время налоговая база для исчисления налога на прибыль ОАО «БАТ-Ява» оказалась почти в два раза меньше [2].

Теневой бизнес Японии приближается к 200 млрд долл. США, что составляет 5% ВВП. Получаемая теневиками прибыль превышает бюджет, выделенный японским правительством на здравоохранение и социальное обеспечение. Активы криминальных структур Великобритании находятся на уровне 2% ВВП. Объем отмываемых ежегодно в мире капиталов оценивается в размере от 600 млрд долл. США до 1,5 трлн долл. США (2—5% мирового ВВП). По данным министерства внутренних дел Великобритании, активы криминальных структур оцениваются в размере 18 млрд фунтов стерлингов (около 30 млрд долл. США), что составляет примерно 2% ВВП страны. Такая мрачная картина объясняется целым рядом причин, в числе которых в первую очередь необходимо отметить следующие.

  • 1. Через Великобританию проходят оживленные авиамаршруты и морские пути, по которым осуществляется переброска в Европу наркотиков из США и стран Карибского бассейна. В 2001—2002 финансовом году британскими правоохранительными органами было изъято 3,4 тыс. кг героина и конфисковано наличных денег, полученных от торговли наркотиками, на сумму 23,5 млн фунтов. Огромные денежные средства ежегодно нелегально переводятся из Великобритании в другие страны для покупки и доставки наркотиков в Великобританию. По оценкам МВД, эта сумма составила в 1994 г. 970 млн фунтов. С другой стороны, в Великобритании хорошо налажено нелегальное производство собственных синтетических наркотиков, которые пользуются большим спросом в других странах и прежде всего в США и Канаде. Таким образом, наркобизнес получил весьма широкое распространение в Великобритании и на его долю приходится примерно половина всей прибыли, извлекаемой криминальными структурами на территории страны.
  • 2. Лондон является одним из крупнейших в мире банковско- финансовых центров, который активно используется международными мошенниками и преступным миром для проведения незаконных транзакций и операций по отмыванию денег. По данным компании KPMG, в Великобритании за первые шесть месяцев 2002 г.

зафиксировано 36 крупных случаев мошенничества на общую сумму 256 млн фунтов, что в два с половиной раза превышает соответствующий показатель за предыдущие шесть месяцев (111 млн фунтов). Заметная активность мошенников наблюдается в банковско- финансовом секторе (51,8 млн фунтов за первые шесть месяцев 2002 г. по сравнению с 11,3 млн фунтов за вторую половину года в 2001 г.). Лондон известен как один из центров отмывания денег. По оценкам американского Фонда свободы и процветания (Center for Freedom and Prosperity Foundation), в лондонском Сити успешно отмывается свыше 90% «грязных» денег.

3. Великобритания продолжает поддерживать тесные отношения со своими заморскими территориями и бывшими колониями, которые предоставляют значительные налоговые льготы нерезидентам и в связи с этим широко используются транснациональными корпорациями и физическими лицами для уклонения от уплаты налогов. В британской газете «The Sunday Times» от 13 декабря 1998 г. были опубликованы сведения о том, что лорд Сейнсбери, входивший в то время в правительство и являющийся самым богатым человеком Великобритании, разместил принадлежащие ему активы в размере 1,4 млрд фунтов в нескольких офшорных трастах, зарегистрированных на Британских Виргинских островах. В результате этого Сейнсбери, по оценкам международных финансовых экспертов, получает значительную материальную выгоду, поскольку прибыль на прирост капитала не облагается налогом на Британских Виргинских островах, в то время как в Англии на нее начислялся бы налог в размере 40%.

Кроме того, существуют различные схемы налогового планирования с использованием английских компаний и компаний, зарегистрированных в офшорных странах. Практическое использование этих схем позволяет существенно сократить корпоративные налоги.

  • 4. Англия является родиной футбола и дерби. Как известно, вокруг ипподромных скачек и футбольных матчей действует обширная сеть тотализаторов, букмекерских фирм и других заведений, которые зачастую являются источником получения криминальных доходов.
  • 5. В Великобритании до последнего времени отсутствовало четкое законодательство, позволяющее быстро изымать денежные средства, полученные криминальным путем. В одном из документов британского МВД об этом прямо сказано: «Действующее законодательство неэффективно. Мы должны изымать активы криминальных структур, если мы хотим расколоть и подорвать их организации». За последние пять лет только 20% судебных решений по делам, связанным с наркотиками, предусматривали конфискацию имущества. Реальная конфискация средств составляет менее 40% от суммы, подлежащей изъятию по решению суда [3].

Однако крупномасштабная криминальная деятельность в экономике свойственна не только наиболее развитым, как мы их раньше называли, капиталистическим государствам, но и социалистическим странам, наиболее ярким примером чего является Китай.

Расследование коррупции в китайской банковской системе обнаружило крупнейшие махинации за всю историю Китайской Народной Республики. Чиновники Банка Китая из провинции Гуандун на юге страны нелегально перевели на зарубежные счета более 700 млн долл. В связи с этим начато уголовное расследование.

Начавшееся в связи с этим расследование последовало вскоре после увольнения главы Банка Китая. Последние обвинения усиливают озабоченность относительно здоровья китайской банковской системы. Финансовый сектор страны был потрясен в начале января, когда под следствие попал Ван Сюэбин, один из самых известных в международных кругах банкиров страны.

Следствие было начато в связи с проблемами в кредитной системе в его бытность главой Банка Китая. Позднее китайские и американские правительственные агентства, регулирующие финансовый рынок, оштрафовали банк на 20 миллионов долл, за нарушения, обнаруженные в нью-йоркском отделении.

Теперь, как утверждает газета «Твенти-фест сенчури бизнес геральд», расследования в США и Китае показали систематические злоупотребления чиновников в двух отделениях Банка Китая в провинции Гуаньдун. Газета ссылается на неназванный источник из Национального бюро аудита Китая, по словам которого около 720 млн долл, в течение 10 лет были переведены за рубеж. В сообщении газеты говорится, что махинации были обнаружены в октябре, и ряд местных чиновников в связи с этим находится под следствием.

Банк Китая рассматривался многими как самых конкурентоспособный и эффективный из четырех крупнейших коммерческих банков страны, принадлежащих правительству. Государственный банковский сектор пытается справиться с проблемными долгами, которые, по официальным оценкам, достигают 20% всех займов.

После начала недавнего расследования поползли слухи о том, что большие деньги давались в долг без должного оформления [4].

Центральный банк Китая заявил, что усилит регулирование коммерческих банков страны. Однако последние события еще больше подрывают доверие к банковскому сектору, который в ближайшие годы ждет резкое усиление конкуренции со стороны банков с иностранным капиталом.

Но наиболее серьезные криминальные проблемы стоят перед экономикой США. Криминальные скандалы в деловом сообществе США происходят постоянно. Как правило, они связаны с недобросовестностью, а иногда и прямым мошенничеством. Однако несмотря на бурю возмущения общественности и бизнес-сообщества, иногда их виновникам удается избежать наказания, а сами они продолжают заниматься бизнесом.

Одна из крупнейших энергетических компаний США и мира Enron в декабре 2001 г. объявила о своей несостоятельности. Это было крупнейшее банкротство в истории США — активы Enron составляли 63,4 млрд долл. Как выяснилось чуть позже, Enron использовал незаконные схемы для ухода от налогов, в частности, его дочерние компании постоянно перепродавали нефть друг другу. Прибыль Enron была завышена на 618 млн долл. Глава Enron Кен Лэй/Ken Lay стал «звездой» политического скандала, поскольку он был известным лоббистом, финансово поддерживавшим ведущих американских и иностранных политиков. В том числе его фирма спонсировала избирательную кампанию президента США Джорджа Буша/George W. Bush. Расследование в отношении проштрафившихся бизнесменов не закончено и их судьба неизвестна.

Не менее известная консалтинговая и аудиторская фирма Arthur Anderssen, которая обслуживала Enron, была уличена в фальсификации и уничтожении важных документов (это, в свою очередь, вызвало коллапс и Arthur Anderssen).

Крупная телекоммуникационная компания WorldCom также завышала свои доходы и прибыль. Ее представители признали, что «ошибались» в составлении бухгалтерских отчетов. Две другие телекоммуникационные фирмы Global Crossing и Quest Communications также искусственно увеличивали свою выручку, для этого они использовали сложные схемы передачи своим подразделениям прав аренды телекоммуникационных каналов. Деннис Козловски / L. Dennis Kozlowski, глава гигантской компании Tyco International (телекоммуникации и электроника) также обвинен в жонглировании отчетами. Кстати, по итогам 2001 г. журналом Business Week Козловски был признан одним из лучших менеджеров мира.

В 1983 г. бизнесмен Марк Рич/Marc Rich сбежал из США в Швейцарию, где, кстати, он и проживает до сих пор. Рич печально прославился по двум причинам: во-первых, он нарушил международное эмбарго, введенное против Ирана, и подпольно закупал иранскую нефть. Во-вторых, он стал рекордсменом: используя мошеннические схемы, он попытался скрыть от налогообложения 48 млн долл. — это было самое крупное мошенничество такого рода в истории США. Однако Марк Рич сумел выйти сухим из воды. Буквально в последние часы своего президентства его помиловал президент США Билл Клинтон/Bill Clinton, что вызвало настоящую бурю возмущения в бизнес-кругах США. Клинтон объяснял свое решение тем, что Рич выплатил все долги государству, осознал свою вину и ведет высокоморальный образ жизни. По иным сведениям, одной из причин подобного расположения экс-президента к проштрафившемуся бизнесмену, стал взнос в 1 млн долл., сделанный женой Рича в кассу Демократической партии США (Клинтон — член этой партии). Кроме того, Марк Рич обладает тесными связями с правительством Израиля, которому помогал в поставках снаряжения для израильской армии. В настоящий момент Рич проживает в Швейцарии и ведет международный бизнес, оцениваемый в 30 млрд долл. Он обладает прекрасным собранием картин Пикассо и Ван Гога. Несмотря на полученное помилование, в США он не вернулся.

Чарльз Китинг/Charles Н. Keating был известен как спонсор многих влиятельных политиков, до сих пор не сходящих с американского политического небосклона. У него было соответствующее прозвище, которое можно перевести, как «Чарли-Стошка» — в качестве чаевых он всегда оставлял стодолларовую купюру. Чарли Китинг возглавлял финансовую компанию Lincoln Savings & Loan, которая выпустила ничем не обеспеченные ценные бумаги, собрала значительные средства и в 1989 г. объявила о своем банкротстве. 23 тыс. пенсионеров потеряли свои сбережения, а неуплаченные налоги достигли 3,4 млрд долл. Китинг провел в тюрьме пять лет. В результате череды судебных процессов (одним из его кредиторов была уже упоминавшаяся фирма Arthur Anderssen) он потерял свое имущество, но сумел возместить потери большинству потерпевших. В настоящий момент Китинг работает в финансовой компании, которая занимается офшорами.

Альбер Дэнлеп/ Albert J. Dunlap также обладает примечательным прозвищем «Одинаковый Альберт». В 1990-е годы он прославился как эффективный менеджер, который умел выводить бедствующие компании из кризиса. Метод спасения всегда был один и тот же — он проводил массовые сокращения сотрудников. В конце 1990-х он стал главой вполне успешной компании Sunbeam, одного из старейших американских производителей бытовой техники в США. Дэнлеп провел свои любимые массовые сокращения и заключил ряд неоправданно рискованных и довольно странных сделок. В результате в 2001 г. Sunbeam объявила о банкротстве. Акционеры компании потеряли десятки миллионов долларов. Дэнлеп согласился выплатить пострадавшим от его управления 15 млн долл. Остальные иски Дэнлеп погасить не мог, потому что его состояние размером 125 млн долл, находится в совместном владении его и его супруги. Конфискация имущества в этом случае невозможна, поскольку она может нанести ущерб невинному человеку (жене Дэнлепа).

Финансист Мартин ФранкелХМагйп Frankel в 1990-е годы управлял несколькими страховыми компаниями, из кассы которых он похитил около 200 млн долл. Франкел ожидает американского суда в Гамбурге (Германия) — американская Фемида пока не в праве добиваться его выдачи.

Пол Полишан/Paul Polishan, возглавлял процветавшую компанию Leslie Fay, специализирующуюся на пошиве одежды. Львиную часть рабочего времени Полишан тратил на написание книг о методах повышения прибыльности бизнеса (они хорошо продавались). Писательство помешало ему повысить прибыльность вверенной ему фирмы. В 2000 г. Leslie Fay оказалась близка к банкротству, а Полишан получил девять лет тюрьмы за должностные преступления.

Берни Корнфелд/Bernie Cornfeld, основатель Investors Oversease Services. Легендарный строитель «финансовой пирамиды». Его компания базировалась в Швейцарии, а в США собирала средства для инвестирования в иностранные ценные бумаги. Корнфелд предлагал высокие проценты и некоторое время компания исправно платила своим вкладчикам. В 1970 г. Корнфелд объявил о временном прекращении выплат дивидендов. Швейцарская полиция арестовала его, предъявив обвинение в мошенничестве — на суде выяснилось, что он присвоил 2,5 млрд долл. В 1995 г. предтеча АО «МММ» скончался в тюрьме.

Уолтер Форбс/Walter A. Forbes возглавлял компанию Cendant (один из мировых лидеров в области недвижимости, отельного бизнеса, путешествий, финансовых услуг и т.д.). Cendant в 1997 г. начала проводить операцию поглощения компании CUC International (была одним из мировых лидеров в области продажи таймшеров). Форбс провел сделку таким образом, что ему досталось 47,5 млн долл. В этому году его выпустили из тюрьмы под залог в 1 млн долл.

Джон ДеЛорен/John DeLorean основатель DeLorean Motor Со. торговал дорогими автомобилями в Лос-Анджелесе. Его бизнес процветал. Параллельно ДеЛорен занимался продажами крупных партий кокаина. Он попался, когда предложил партию наркотика агенту полиции. В результате многолетнего судебного процесса он был оправдан. Сейчас 77-летний ДеЛорен владеет интернет-сайтом, который торгует предметами роскоши.

Фостер Винанс/R. Foster Winans — единственный журналист, ставший виновником бизнес-скандала. Винанс вел постоянную колонку в ведущей деловой газете США The Wall Street Journal. Колонка была посвящена фондовому рынку. Винанс договорился с некоторыми брокерами и публиковал информацию, выгодную этим биржевым спекулянтам. Прибыль мошенников составила 700 тыс. долл. В 1988 г. журналист был осужден на 18 месяцев тюремного заключения.

Список использованных бухгалтерами уловок нескончаем. Как оказалось, соотношения цен и доходов на акции (в тех компаниях, где были такие доходы) были тоже легитивными. Компании искусственно раздували доходы, учитывая обычные затраты как чрезвычайные (компании Enron, Cisco), внося в отчеты доходы и другие поступления задолго до их действительного получения (компании Computer Associates, Calpine), включая прирост капитала от инвестиций в доходы от основной деятельности (компании Microsoft, General Electric), осуществляя обратный выкуп своих акций (компания IBM), игнорируя эффект предоставления опционов своим работникам (компании Microsoft, AOL, Cisco и многие другие). Данный список можно продолжить.

К лету 2002 г. улетучились не только триллионы долларов стоимости активов (в частности, 4 трлн по ценным бумагам компаний, зарегистрированным на бирже Nasdaq), но и большая часть показателей, главная задача которых — служить обоснованием этих триллионов. Богатство приходило и уходило так быстро, что многие миллионеры-однодневки так и не смогли воспользоваться своими доходами. Приведу лишь один из многих примеров. Курс акций компании Tkeglobe.com вырос за один день с 9 долл, (цена первоначального предложения) до 97 долл., а затем чуть больше чем за год упал до уровня менее 1 долл. [5].

Однако подавляющее большинство из перечисленных криминальных скандалов в экономике США не было операциями мафии в ее классическом понимании, а было корпоративными преступлениями, четко укладывающимися в изучаемую нами проблему криминальных операций КОРПБГ.

По нашему мнению, термин «мафия» к участникам криминализированных КОРПБГ мало применим, поскольку, хотя и имеются некоторые общие черты (например, стремление к установлению монопольного господства в определенной области легальной / теневой деятельности или же территориально — в регионе), однако отличие в том, что, как правило, способы подавления или подчинения конкурентов реализуются здесь не путем применения насилия, а иными, ненасильственными способами.

Это связано, по нашему мнению, с закономерностью развития организованной преступной группы, которая на определенном этапе своего развития вынуждена приобретать организационные черты своего рода корпорации. Интересно, что впервые наиболее четко корпоративные черты организационная структура групп организованной преступности приобрела в США в 20—30-х годах XX века. Потребность в такой корпоративно-организационной структуре и принципах организации деятельности была тогда вызвана необходимостью упорядочить процессы снабжения алкоголем во времена «сухого закона». При этом даже «крестные отцы» наиболее крупных мафиозных групп пришли к выводу о необходимости именно такого принципа организации преступного сообщества США и создали тогда организацию под коллегиальным руководством, которая получила название «синдикат».

Закономерности развития криминального бизнеса как системы делают корпоративный принцип структурной организации преступной группы необходимым для успешной деятельности. Хотя бывают и исключения, когда жесткая иерархия упирается только в одного человека, занимающего ключевую позицию и единолично управляющего основными финансовыми и материальными потоками преступного бизнеса [6].

Несмотря на то, что зарубежные организованные преступные группировки, занимающиеся незаконной деятельностью общеуголовной направленности, по сути преступной деятельности отличны от российских криминальных КОРПБГ, наиболее похожим зарубежным образованием по структуре и организационным подходам к преступной деятельности являются такие зарубежные преступные структуры, как наркокартели. Это сходство вытекает из общих закономерностей необходимости организации преступной деятельности на определенном этапе ее развития как корпорации. Развитие организованности преступного бизнеса, проходя различные этапы, последовательно приходит к типу корпорации (синдиката, картеля). Однако примерное структурное сходство наркокартелей и российских КОРПБГ тем не менее не уменьшает различий по сути деятельности. Главным различием является функциональная ограниченность, узость и однобокая направленность наркокартелей в связи с их преимущественной ориентацией на производство и сбыт наркотиков.

Таким образом, криминализированные КОРПБГ превратились в сложный экономический институт, играющий в социально- экономической структуре российского общества серьезную роль. Ее необходимо рассматривать как систему связей и отношений по поводу получения незаконных доходов путем не общеуголовной, а экономической деятельности в структуре экономических процессов поддержания жизнедеятельности российского общества и государства.

По мнению Пино Арлакчи, исполнительного директора отдела по борьбе с наркотиками и профилактики преступлений ООН, транснациональные организованные преступные группы обогащаются различными путями, но в основном используя процесс глобализации. Легальный бизнес все еще ограничен законами и порядками родной страны и страны-партнера. Транснациональные преступные синдикаты и управленческие сети с помощью коррупции, шантажа и запугивания используют открытые рынки и общества, учитывая все предоставляемые ими преимущества.

Их работа облегчается из-за недостатков правоохранительной системы, отсутствия быстрых и эффективных механизмов экстрадиции во многих странах. Возможность уклоняться от контроля национальных правоохранительных органов — основной принцип деятельности транснациональной преступности. Нахождение под иностранной юрисдикцией и международные границы используются как способ себя обезопасить.

Обнаружение и нейтрализация транснациональной организованной преступности затрудняются из-за использования легальных экспортно-импортных фирм, индустрии услуг и даже мультинациональных финансовых институтов для прикрытия своей деятельности. В одних случаях криминальная организация сокрыта внутри большого легального бизнеса, в других — фактически управляет им. Граница между «беловоротничковой», или корпоративной преступностью, с одной стороны, и транснациональной организованной преступностью — с другой, очень размыта.

Пино Арлакчи выделяет три основных вида связанного с криминалом бизнеса:

  • • нелегальные бизнес-структуры, такие как наркокартели;
  • • легальные фирмы, вовлеченные в беловоротничковую преступность, такие как банки, фактически специализирующиеся на отмывании доходов и уклонении от налогов;
  • • легальные предприятия, полностью или частично основанные на деньги организованные преступности.

Картина усложняется, если мы рассматриваем вовлеченность элементов государственного аппарата, политических партий, военных и разведки. Разрушение тоталитарных государств привело к тому, что многие бывшие работники органов государственной безопасности перешли в бизнес, некоторые — в законный, некоторые — в незаконный.

Для организованной преступности этот приток профессиональных разведывательных, полицейских и военных ноу-хау означал резкий переход на новый уровень развития. Преступные группы в состоянии в определенных случая перехитрить полицию, потому что они располагают лучшей техникой, лучшим оборудованием и большим количеством ресурсов [7].

Установлено, что примерно 60—80% всех легализуемых в США «теневых» денег составляют поступления от продажи наркотиков. На состоявшихся 21 июня 1999 г. слушаниях в конгрессе специально рассматривался вопрос о том, «как наркокартели используют американские и иностранные компании для отмывания своей выручки от продажи наркотиков». Другие важнейшие источники получения нелегальных доходов — рэкет, ведение бизнеса через подставные компании, скупка активов и ценных бумаг за наличные, конверсия наличности в драгметаллы или товары, выставление фиктивных счетов по внешнеторговым операциям, ввоз наличной инвалюты без предъявления ее на таможне и ее конверсия в пунктах обмена.

В последние годы значительных размеров достигли масштабы криминальных операций с участием «белых воротничков». В этом случае в неблаговидных целях могут использоваться телеграфные и почтовые переводы, векселя, персональные, банковские и дорожные чеки, а также кредитные смарт-карты. По свидетельству американских экспертов, «взрывной» рост банковских операций через Интернет в последние годы породил новый вид «стирального порошка» для отмывания денег — так называемые электронные деньги (ecash). Учитывая, что в США ежедневно осуществляется свыше 700 тыс. электронных переводов на сумму порядка 2 млрд долл., эффективный контроль за ними — весьма сложная и дорогостоящая процедура.

Отмывание денег не ограничивается использованием связей с традиционным кругом стран с льготным банковским законодательством (bank-haven), но, по мнению конгрессмена С. Бахуса, все получившие широкую огласку в СМИ судебные процессы, как правило, были связаны с использованием офшорных счетов. Американские компании, представленные в офшорных зонах, получают определенные выгоды, в основном в форме налоговых льгот. Для частных лиц и корпораций важным достоинством офшорных счетов в ряде случаев является их анонимность, возможность вывести часть активов из-под контроля и аудита.

Целый ряд банков подозреваются в операциях отмывания денег в большинстве «зон повышенной секретности», в том числе в Бахрейне, Гонконге, Люксембурге, Панаме, Сингапуре, Швейцарии, на Багамских и Каймановых островах [8].

В Судане некое финансовое учреждение вело дела в строгом соответствии с законами ислама. Банк Al-Shamal со штаб-квартирой в центре Хартума по меньшей мере до 1998 г. поддерживал корреспондентские отношения с American Express, Citibank, Arab American Bank, TNG Bank в Индонезии, Commerz Bank в Германии, Credit Lyonnais в Швейцарии и Standard Bank в Южной Африке. Каждый из них имел корреспондентские счета в Соединенных Штатах, Великобритании, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и других странах Запада.

Корреспондентские банковские отношения — общепризнанная необходимость для глобальных финансов. Однако они позволяют учреждениям из сомнительных офшорных зон вести дела в странах, где те не имеют лицензий. Al-Shamal был открыт в 1982 г. на саудовские деньги. Госдепартамент США считает, что 50 млн долл, в этот банк инвестировал бен Ладен. Al-Shamal отрицает это. В письменном заявлении банк признает, что Усама бен Ладен открыл в нем три счета в период с 1992 по 1997 г., но при этом утверждает, что тот никогда не был ни основателем, ни акционером банка. Так или иначе, корреспондентские отношения Al-Shamal открыли бен Ладену доступ к западным банковским услугам.

По данным доклада Сената США, практически во всех крупных банках мира, особенно в североамериканских и европейских, имеются счета офшорных банков и/или банков, находящихся в подозрительных юрисдикциях. Хотя недавно принятые законы затрудняют американским банкам ведение счетов таких подставных банков, как Hanover, лазеек в них немало. Об этом позаботилось банковское лобби в Вашингтоне, которое сражается с любыми законопроектами, способными ограничить такие отношения. Кому-то жизненно необходимо, чтобы офшорный мир жил и процветал. В конце концов, бизнес есть бизнес [9].

По существу, объединение криминального бизнеса в КОРПБГ логически вытекает из условий криминальной конкуренции индивидуально определенных криминальных капиталов. Конкурентные отношения достаточно быстро обостряются и приводят к разного рода конфликтам, в том числе вооруженным. В то же время соперничающие между собой организованные преступные группы вынуждены для укрепления своего положения использовать ресурсы крупных предприятий. Именно таким образом у организованных преступных групп появляются свои банки, производственные предприятия, торговые фирмы и т.п. Эти предприятия, упорядочивая связи между собой, приобретают из числа этих же предприятий своих корпоративных клиентов, подконтрольные финансовые институты, локализованные торговые зоны и т.п., которые затем в рамках системы финансово-хозяйственных связей в формируют КОРПБГ.

Таким образом, криминализированными КОРПБГ являются общность физических и юридических лиц, обусловленная единством и характеризующаяся определенным типом криминальных связей между ними при соответствующих методах использования финансовых и материальных ресурсов, местных (территориальных, региональных и т.п.) условий, а также криминальным и некриминальным образом реализуемых преимуществ географического положения. Естественно, что именно особенности организации криминализированных КОРПБГ определяются специфическими — криминальными — целями, преследуемыми руководителями организованных преступных групп, являющихся центральным звеном рассматриваемых криминализированных КОРПБГ.

Из такой формулировки вытекает вывод о важности выяснения особенностей структур криминализированных КОРПБГ для определения методов криминального оборота финансовых и материальных ресурсов, пространственно-географического расположения звеньев криминальной организации, типов криминальных и некриминальных экономических и иных взаимоотношений, структуры финансово-хозяйственных связей, а следовательно, и методов борьбы с указанными криминальными структурами.

Таким образом, криминализированная КОРПБГ — это организационным образом локализованное, упорядоченно действующее на постоянной основе криминальное образование, опирающееся на законченные финансово-хозяйственные циклы криминальной деятельности, определенные условиями конкретной организационной структуры юридических лиц.

Характерными чертами криминализированной КОРПБГ являются:

  • • объединение различных криминальных объектов на криминальной производственно-территориальной основе;
  • • концентрация и централизация легальной хозяйственной деятельности и криминального бизнеса в криминальных целях;
  • • развитие факторов криминальной деформации различных аспектов (социальных, политических, национальных и т.п.), жизнедеятельности региона и т.п.

Идущие процессы глобализации хозяйственных операций и интегрированности экономического развития привели к тому, что криминальное влияние приобретает все большее значение. По сути дела, криминальное инвестиционное влияние оказывает такое же воздействие на их экономическое развитие, почти как конкретные военные или иные операции. Криминальное инвестиционное воздействие в конечном счете формирует структуру хозяйства, нужды которого постепенно становятся приоритетами экономического, социального и политического развития всего региона. Таким образом, оказывая инвестиционное влияние, криминализированные КОРПБГ реализуют свои интересы наиболее эффективным образом, достигая при этом как долговременных стратегических целей, так и повседневных экономических преимуществ.

В случае невозможности осуществления через инвестиционные вложения прямого контроля над предприятиями, инвестиции вкладываются в предприятия-смежники или предприятия инфраструктуры, обслуживающей деятельность интересующего предприятия. В этом случае достигается косвенный, опосредованный контроль, заставляющий предприятие при внешней самостоятельности вести нужную криминальным инвесторам производственную и торговую политику.

Определив доступность активов, интересующих с точки зрения возможности установления контроля, инвестируемые средства оптимальным образом распределяются между различными видами этих активов с целью максимизации вероятности последовательного достижения целей контроля развития регионального производственного комплекса в пределах заранее определенного уровня риска.

Идущий затем этап приобретения активов реализуется через, как правило, неэквивалентную компенсацию стоимости приобретаемых активов их владельцам и консолидацию долговых обязательств с целью формирования зоны аккумуляции инвестиций. Сформировав последнюю — диапазон, в пределах которого приобретаемые активы концентрируются для достижения целей контроля, зона аккумуляции расширяется за счет добавления получаемых доходов к основной сумме активов и операций с увеличенными активами, как с единым массивом капитала.

После этого поставленные перед данной инвестиционной стратегией криминализированной КОРПБГ цели оказываются достигнуты и принимается решение либо о дополнительных инвестициях с целью расширения контролируемой сферы, либо активы продаются, а полученные средства инвестируются с иными целями внутри страны или переводятся за рубеж.

Особенно большое значение инвестиционные стратегии, реализуемые организованными преступными группировками, приобрели, в условиях экономических реформ и, в первую очередь, приватизации. При этом переход на рыночный путь развития, структурные перемены и приватизация происходят при остром инвестиционном недостатке и тяжелом финансовом положении предприятий. Это позволяет криминальным инвесторам установить достаточно жесткий контроль и формировать направления инвестиционного развития важнейших предприятий.

Особенностью современного этапа криминального инвестиционного влияния является использование организованными преступными группировками в своих интересах внутренних инвестиционных возможностей региона. Используя различные рычаги, средства местных некриминальных инвесторов направляются в инвестиционные проекты, интересующие именно криминализированные КОРПБГ [10].

Таким образом, криминализированные КОРПБГ получают возможность контроля местного производственного комплекса не только за счет своих средств, но и за счет внутренних инвестиционных ресурсов региона. Это позволяет: во-первых, сэкономить финансовые ресурсы для вложения в иные проекты; во-вторых, избежать контроля за инвестиционными вложениями со стороны правоохранительных органов.

Рациональное расположение криминальных инвестиций в узловых, решающих точках и объектах позволяет структурам криминализированных КОРПБГ достичь эффекта мультипликации, когда опосредованный контроль распространяется на капиталы, ресурсы и мощности, намного превышающие конкретно инвестированные суммы, а также эффекта «домино». Схему «эффекта мультипликации» мы приводим на рис. 2.1.

Рис. 2.1. Схема эффекта «мультипликации», проявляющегося при вложении криминального капитала

Эффект мультипликации приводит к тому, что значительное (прямое и косвенное) влияние криминализированных КОРПБГ, осуществляющееся через инвестиционные вложения, может достигаться сравнительно небольшими суммами, часто мизерными по сравнению с масштабами контролируемых им сфер. Кризисные явления в экономике страны только усиливают такие возможности криминального инвестиционного влияния.

На рис. 2.2 приводится схема «эффекта домино». В рассматриваемом случае «эффект домино» проявляется в продолжении влияния инвестиций криминализированных КОРПБГ через контролируемые предприятия производственного комплекса, по цепочке партнерских финансово-хозяйственных отношений на другие предприятия.

Схема эффекта «домино», проявляющегося при вложении криминального капитала

Рис. 2.2. Схема эффекта «домино», проявляющегося при вложении криминального капитала

Рациональная инвестиционная стратегия криминализированных КОРПБГ приводит к тому, что значительная часть не только прироста, но и необходимого продукта выкачивается и снова инвестируется, укрепляя влияние криминальных инвесторов. Такая ситуация приводит к тому, что любая экономическая деятельность и развитие региональных и отраслевых комплексов является мощным стимулятором активности криминализированных КОРПБГ, при этом реально мало сказываясь на реальных результатах развития этих регионов.

Именно так формируется система инвестиционного формирования структуры производственного комплекса, инвестиционного контроля криминализированных КОРПБГ над развитием предприятий и осуществляется влияние на функционирование и развитие всей экономической системы.

Закономерности развития криминализированных КОРПБГ в экономике России как системы сделали корпоративный принцип структурной организации преступных группировок в экономике необходимым для успешной деятельности.

Несмотря на то, что зарубежные организованные преступные группировки, занимающиеся незаконной деятельностью общеуголовной направленности, по сути преступной деятельности отличны от российской организованной, своего рода «беловоротничковой», преступности действующей в экономике, наиболее похожим зарубежным образованием по структуре и организационным подходам к преступной деятельности являются такие зарубежные преступные структуры, как наркокартели. Это сходство вытекает из общих закономерностей необходимости организации преступной деятельности на определенном этапе ее развития как корпорации. Развитие организованности преступного бизнеса, проходя различные этапы, последовательно приходит к типу корпорации (синдиката, картеля).

Однако примерное структурное сходство наркокартелей и организационных структур российских криминализированных КОРПБГ тем не менее не уменьшает различий по сути деятельности. Главным различием является функциональная ограниченность, узость и однобокая направленность наркокартелей в связи с их преимущественной ориентацией на производство и сбыт наркотиков, в отличие от многофункциональность российских криминальных корпораций, являющихся интегрированной частью легальной экономики.

Форма криминализированной КОРПБГ закрепила органический синтез криминального и предпринимательского капитала во имя обоюдной максимизации монопольной прибыли и увеличения возможностей контроля над обширными хозяйственными активами. Производство определенных видов продукции, продажа определенных товаров на определенных рынках, оборот финансовых ресурсов и имущественных активов оказываются под единым руководством в рамках криминализированной КОРПБГ. Позиции такого криминального руководства угрожают только либо другие такие группы, либо правоохранительные органы.

По существу, объединение криминального бизнеса в криминализированные КОРПБГ логически вытекает из условий криминальной конкуренции индивидуальных криминальных капиталов. Конкурентные отношения в криминальной среде достаточно быстро обостряются и приводят к разного рода конфликтам, в том числе вооруженным. В то же время соперничающие между собой российские организованные преступные группировки вынуждены для укрепления своего положения использовать ресурсы крупных предприятий. Именно таким образом у организованных преступных групп появляются свои банки, производственные предприятия, торговые фирмы и т.п. Эти предприятия, упорядочивая связи между собой, приобретают из числа этих же предприятий своих корпоративных клиентов, подконтрольные финансовые институты, локализованные торговые зоны и т.п., которые затем в рамках хозяйственных связей и долговых обязательств обмениваются пакетами акций под контролем лидеров организованных преступных группировок.

Так формируется криминализированная КОРПБГ как часть криминальных структур корпоративного типа [11].

Криминализированные КОРПБГ получают целый ряд криминальных преимуществ перед предприятиями, действующими законным образом. Эти преимущества позволяют им более или менее успешно постепенно выдавить законопослушные предприятия с рынка, перенаправить в собственных интересах финансовые и товарные потоки.

Можно привести целый ряд примеров крупномасштабной криминальной деятельности корпоративных структур. Так, проверкой Счетной палаты России были выявлены следующие факты при проверке соблюдения действующего порядка возмещения НДС налогоплательщикам в Управлении МНС России по Санкт- Петербургу. Так, ООО «С.В.С.», экспортировавшее алюминий, предъявило к возврату из бюджета 264 млн руб. В ходе рассмотрения материалов акционерного общества Управлением МНС России по Санкт-Петербургу был сделан запрос в Северо-западную оперативную таможню о фактическом соответствии качественной характеристики алюминия показателю, заявленному в государственной таможенной декларации. Экспертиза образца экспортного товара выявила несоответствие заявленному качеству. Фактически реализованный алюминий соответствовал стандартам марки Д1, в то время как в таможенной декларации был указан особо чистый алюминий марки A6N, относящийся к стратегическому сырью. При анализе соответствия экспортных цен уровню мировых было установлено, что цена алюминия, реализованного ООО «С.В.С.», превышает уровень мировых цен более чем в четыре тысячи раз, соответственно, во столько же раз завышена и сумма предъявленного к возмещению НДС.

Валютная выручка в венгерских форинтах за реализованный алюминий поступила на транзитный валютный счет ООО «С.В.С.» в ОАО КБ «Петро-Аэро-Банк» от АБ «Кредит-Днепр» (г. Днепропетровск) от имени фирмы-покупателя, однако в контракте на поставку значился банковский счет в INTEREVROPA BANK Rt. (Ин- теревропа-банк).

Экспертиза стоимости оборудования, экспортируемого ООО «ВТФ РД», проведенная Санкт-Петербургской торгово-промышленной палатой, показала, что контрактная стоимость была завышена в 140 раз.

Экспортная выручка ООО «ВТФ РД» в венгерских форинтах поступила на транзитный счет ООО «ВТФ РД», открытый в ОАО КБ «Петро-Аэро-Банк». В дни зачисления экспортная валютная выручка в полном объеме была куплена у экспортера уполномоченным ОАО КБ «Петро-Аэро-Банк» и в тот же день продана банку- нерезиденту «TRUST INVESTMENT BANK INC.» (Республика

Науру), через который был осуществлен перевод экспортной валютной выручки. При этом указанный банк-нерезидент имеет корсчет типа «ЛОРО» в ОАО КБ «Петро-Аэро-Банк», а ООО «ВТФ РД» в настоящее время состоит на учете в г. Элисте [12].

Горизонтальная и вертикальная концентрация производства и капитала в рамках криминализированных КОРПБГ вместе с диверсификацией деятельности ведут к росту криминального влияния и увеличению объема контролируемых ими финансовых и материальных ресурсов.

Холдинговая форма организации российских криминальных структур на настоящем этапе успешно оправдывает свои преимущества перед другими аналогичными формами. Холдинги позволяют таким образом сформировать структуру оформления собственности и управления, что действительных криминальных владельцев или же криминальный характер конечных операций выявить крайне затруднительно. Настоящие владельцы контрольных пакетов акций (паев) только в редком случае являются главными официальными акционерами холдинговых компаний. Как правило, право собственности и управления реализуется через цепочку подставных юридических, иногда физических, лиц, в том числе зарубежных (например, через офшорные компании). Таким образом, в криминализированных КОРПБГ внешний экономический контроль утрачивает персонифицированный характер, делает типичной анонимность реальных владельцев и управляющих. Именно это определяет универсальность холдинговой формы организации российских криминализированных КОРПБГ.

Проникновение российских криминализированных КОРПБГ за рубеж через создание зарубежных компаний или участие в международных холдинговых корпорациях позволяет им подключится к мировым финансовым и товарным рынкам как к источникам финансирования, так и к источникам новых сверхдоходов, скрывая криминальное происхождение первоначальных капиталов. Возникая на национальной почве, российские криминальные холдинги как представители интересов российских организованных преступных группировок затем становятся международными, многократно увеличивая влияние криминальных лидеров и патронирующих их российских коррумпированных чиновников разных уровней.

Сильными являются позиции российских криминализированных КОРПБГ в конкурентной борьбе. Эти позиции обеспечиваются, во-первых, преобладанием общей суммы криминальных инвестиций в общей сумме их инвестиций вообще в связи с острым инвестиционным кризисом. Это означает не просто полный контроль над инвестируемыми предприятиями, но и реальную возможность контролировать те капиталы, которые криминальным структурам не принадлежат. Во-вторых, широко освоенной криминальными структурами системой эффективного контроля, включающей финансовую зависимость предприятий от финансовых центров криминализированных КОРПБГ, криминально упорядоченную систему сбыта, ограничительную деловую практику, отсекающую партнеров, не подверженных криминальному влиянию, контроль над системой управления предприятиями с помощью как чисто уголовных, так и вполне легальных методов.

В Докладе общественной организации S АТС OR на международном форуме «Money Laundering International Conference» в Лондоне приведен нижеследующий анализ операций по отмыванию денег в алюминиевой промышленности России.

Доходы российской организованной преступности отмываются на Западе с помощью различного рода схем экспортно-импортных операций. Интересен и показателен пример применения таких схем в торговле российским алюминием.

Результаты расследований позволяют утверждать, что в алюминиевой отрасли российской экономики заложены наиболее широкие возможности для отмывания нелегальных доходов. Данный вывод основывается на расследовании криминальных связей руководителей и акционеров ряда крупных российских компаний, а также анализе российской практики использования толлинга для производства и сбыта алюминия-сырца, другой алюминиевой продукции.

В толлинговых операциях участвуют трейдерские компании, которые полностью контролируются собственниками предприятий- производителей. Эти компании регистрируются в международных экономических зонах, где отсутствует практика представления подробных аудиторских отчетов и какой-либо контроль их финансовохозяйственной деятельности. Они, как правило, открывают и используют счета в банках тех стран, которые уделяют недостаточное внимание борьбе с отмыванием денег.

До 1996 г. в России был разрешен так называемый «внутренний толлинг», когда зарубежные трейдеры закупали в России российское же сырье, затем отдавали на переработку на российские алюминиевые заводы, что позволяло избежать налогообложения и таможенных платежей почти полностью.

Российские заводы были вынуждены переходить на толлинго- вые операции с начала 1990-х годов из-за отсутствия собственных оборотных средств. По мнению многих наблюдателей, дефицит оборотных средств в алюминиевой промышленности России был организован искусственно, в результате хорошо спланированной широкомасштабной операции. В публикациях российских и западных СМИ ее осуществление связывают в первую очередь с именами Дэвида Рубена и братьев Черных, представлявших английскую компанию-трейдера «Trans World Group».

Спекуляция заключалась в том, что группа трейдеров резко сбила цену на алюминий-сырец и одновременно инициировала подъем цен на основное производственное сырье — глинозем. Первого достигли, одновременно выбросив на рынок запасы алюминия, накопленные на консигнационных складах в Гамбурге и других западных странах. Российские металлургические заводы не имели доходов даже на погашение издержек производства и вскоре оказались на грани банкротства. Впоследствии все они были скуплены трейдерами из офшорных зон по очень низким ценам.

Уже тогда указывались возможные источники денег для проведения такого рода операций. Во-первых, многомиллиардные сделки с использованием «чеченских авизо» (фальшивые платежные документы впоследствии уничтоженного бомбежкой Чеченского госбанка).

Другой источник — хищения алюминия. Для этого использовались трансфертные отправки металла железной дорогой из России через прибалтийские республики в Калининград. Сотни эшелонов с российскими металлами, предназначенными на экспорт из Калининградского порта, бесследно исчезали при транспортировке по территории Прибалтики. Формально в момент хищений металл оставался российским и считался не пересекшим российскую границу. Страны Прибалтики не допускали российские следственные органы для выяснения причин широкомасштабных хищений из-за политических разногласий и ухудшения отношений между ними и Россией. (Аналогичная технология, но в несколько меньших масштабах применялась при транзите металла через Среднюю Азию, Казахстан, однако эти республики не могли так категорически и долго, как прибалтийские, препятствовать российским правоохранительным органам в борьбе с потоком хищений). Россия недополучала таможенные платежи. Что касается «пропавшего» при транспортировке металла, то он, с российскими клеймами, но уже с совершенно другими документами, накапливался на консигнационных складах. Затем и был произведен его массовый выброс на рынок, с целью сбить цену (цена на алюминий — сырец марки А8 упала с 2200 долл. США за тонну в 1987 г. до 1100 долл, за тонну в 1993—1994 годах).

Третий источник — деньги от транзита и сбыта наркотиков (как и прочие криминальные средства, требующие легализации), отмытые в России в ходе приватизационных процессов.

Масштабные криминальные сделки стали предметом слушаний в Государственной Думе Российской Федерации в 1996—1997 годах. Выступал вице-премьер Российского правительства, министр МВД России генерал армии А.С. Куликов, предоставивший справки по уголовным делам о фальшивых авизо и отмыванию денег. Для исправления ситуации вице-премьер предложил создать вертикально интегрированный холдинг, включающий производство всех видов алюминиевой продукции. Предполагалось, что контроль над таким холдингом будет сохранять государство, а сбытом займутся частные структуры. Вскоре некоторые российские СМИ обвинили генерала Куликова в попытке создания «полицейского государства», после чего без объяснения причин он был отправлен в отставку президентом России Ельциным, а уголовные дела братьев Черных, лидера организованного преступного сообщества (ОПС) «Измайловское» Антона Малевского и других фигурантов «алюминиевых войн» были закрыты.

Результатом масштабных и разноплановых спекулятивных акций, включая алюминиевые аферы, явилось обрушение в 1994 г. финансовой системы России (знаменитый «черный вторник» ноября 1994 г.). Именно после «черного вторника» группы, проводившие вышеописанные манипуляции, закрепили свое влияние над российской алюминиевой промышленностью, скупив акции и ваучеры у акционеров. В основном — у оголодавших рабочих алюминиевых заводов. При этом зачастую использовались методы физического воздействия, шантаж, вымогательства, покушения на жизнь и убийство тех, кто мешал процессу захвата контроля над алюминиевой отраслью.

По некоторым оценкам, заводы были скуплены по ценам, заниженным приблизительно в 50—80 раз: по свидетельству генерала Куликова шесть крупнейших заводов алюминиевой отрасли в сумме были куплены всего за 62,2 млн долл.

В настоящее время в России сформирована система производства и сбыта алюминия и алюминиевой продукции, по-прежнему базирующаяся на толлинговых операциях, но уже с отлаженным механизмом использования фирм-трейдеров и банков, зарегистрированных в офшорных зонах.

Финансовый механизм толлинговых контрактов до 1996 г. был максимально упрощен и включал в себя такое понятие, как «тол- линговое соотношение». Короче говоря, это понятие включает в себя соотношение количества глинозема, поставляемое заказчиком, к количеству алюминия, возвращаемое переработчиком. Если физическая норма глинозема, необходимая для выплавки одной метрической тонны алюминия, составляет около 1900 кг, то толлинго- вое соотношение в чистом виде может выглядеть как 1:1.9, а услуга за переработку может быть оплачена деньгами, или другими платежными средствами. Ранее российские заводы брали за услугу глинозем, выплавляли из него уже собственный алюминий и продавали тому же трейдеру по заранее согласованной цене. При этом российский алюминиевый завод платил регулярно все налоги и таможенные платежи со своей части не только экспортной услуги, но еще и товара. Это происходило несмотря на то, что и заказчик, и производитель были звеньями одной цепи афилированных фирм, вследствие чего по заказу владельцев они свободно могли менять толлинговое соотношение от 1:6 (максимальная прибыль остается на заводе-переработчике, как если бы он естественным образом сам закупал глинозем, производил металл и продавал его) до 1:1,9 (завод-переработчик остается в убытках, производя только физическую норму металла, все издержки погашая самостоятельно, оставаясь в убытках).

Такой порядок дел явно не мог устроить новых хозяев алюминиевой отрасли России из-за относительно низкого объема оборота и прибыли, получаемых на офшорных счетах. К 1998 г. в алюминиевой промышленности России назрел новый передел. Тесное партнерство группы с Измайловским организованным преступным сообществом позволили все значительные мощности алюминиевого производства России, Украины, Армении собрать в вертикально интегрированный холдинг.

В настоящее время в России используется следующая схема толлинговых операций. Трейдер из офшорной зоны поставляет переработчику необходимое количество глинозема (иногда — вместе с другими материалами — коксом, пеком, фторсолями), а впоследствии оплачивает переработчику стоимость только экспортных услуг. Российскому металлургическому заводу достается минимальная часть доходов, теоретически даже не погашающая его прямые издержки. Таким образом, для восполнения оборотных средств завод принимает любые платежи, в том числе акцептует векселя энергетических компаний, проводит бартерные операции с нефтепродуктами, продуктами угледобывающих компаний. Репутация таких сделок в России носит открытый криминальный характер, известны случаи, когда за счет вексельных афер государственные и муниципальные бюджеты городов теряли по 5—6 млн долл, единовременно. Именно это является первым признаком отмывания незаконно полученных криминальных финансовых средств из России на офшорных счетах [13].

Таким образом, по мнению SATCOR, в структуру алюминиевого производства России почти неизбежно попадают нелегальные доходы российской организованной преступности, заинтересованной в отмывании больших сумм через банковские офшорные счета.

Аналогично мнение других российских экспертов, которое мы приводим ниже.

Современная история алюминиевой промышленности в России свидетельствует о сложном пути ее развития, нередко определяемом существенным влиянием западных инвесторов и акционеров на состояние и динамику этой стратегической отрасли промышленности.

Поиск факторов, определяющих такую дифференциацию, позволяет проследить анатомию вполне легальных хищений, базирующихся, в первую очередь, на поставках сырья для производства алюминия и некоторых других операциях, позволяющих оставлять ряд заводов без прибыли, а полученную в результате махинаций выручку на законных основаниях переводить в офшорные зоны. Сложную и неоднозначную роль в процессах, позволяющих осуществлять такие операции, играет толлинг.

Толлинговый режим позволил некоторым трейдинговым компаниям присвоить активы предприятий, используя фактор дефицита оборотных средств; завладеть управлением товарно-денежными потоками некоторых алюминиевых гигантов; посадить их на кредитную «иглу» и схему взаимозачетов и в результате навязать контракты на поставку сырья и экспорт готовой продукции на условиях иностранных партнеров.

Как следствие такой деятельности, миллионы долларов, заработанные российскими алюминщиками, были направлены не на счета российских предприятий, а в офшорные структуры таких компаний. Речь идет о той части алюминиевой промышленности, которая попала под контроль TWG.

Российские заводы фактически остались без оборотных средств, a TWG, имея доступ к зарубежным финансовым ресурсам, смогла их профинансировать и тем самым спасти от остановки. Однако алюминиевой промышленности пришлось расплатиться за этот долг сполна: шла приватизация, и TWG, пользуясь своим доминирующим положением инвестора, приобрела крупные пакеты акций, в основном сибирских алюминиевых заводов, на которых и сегодня выплавляется более половины всего аллюминия в России, На это была потрачена часть выручки, оседавшая в офшорах благодаря грамотному использованию толлинговых схем.

Между тем, чтобы осуществлять такие операции и держать весь процесс производства «крылатого» металла под контролем, TWG приобрела контрольные пакеты акций не только заводов, непосредственно производящих алюминий, но и заводов, обслуживающих его производство поставками сырья, без которого выплавка алюминия просто невозможна. Речь идет, в первую очередь, о глиноземе и углеводородном сырье — прокаленном нефтяном коксе. Под контролем TWG оказались не только российские предприятия: крупнейший в мире производитель глинозема — Ачинский глиноземный комбинат и расположенный в Ленинградской области завод «Сланцы», в перечне продукции которого основное место занимал прокаленный нефтяной кокс, но и некоторые предприятия СНГ, традиционно являвшиеся партнерами россиян в этой сфере производства, в первую очередь Николаевский глиноземный завод на Украине и ряд аналогичных казахских предприятий.

TWG везде через своих менеджеров, посреднические и офшорные компании и финансовые структуры осуществляла одни и те же схемы, базирующиеся, в частности, на применении толлингового режима. Печальный результат применения этих схем хозяйствования представлен на примере КрАЗА и НкАЗа.

Именно TWG и ее финансово-коммерческие структуры, такие, например, как United Global Bank Ltd., зарегистрированный в Западном Самоа (хотя находится в Монако), а также фирма Landal Sam, зарегистрированная в Монако по тому же адресу, стали использовать толлинг как инструмент выкачивания огромных прибылей из российских предприятий, попавших под ее контроль, и пользующихся посредническими услугами ее толлингеров. По данным криминальной полиции ряда стран, они являются ключевыми звеньями системы «отмывания денег организованных преступных группировок и перекачивания на законспирированные счета средств, полученных на толлинге в России и уведенных за рубеж в обход российской казны.

Холдинговые махинации с сырьем, осуществляемые в отношении предприятий, на которых управление осуществлялось менеджерами Льва Черного, представлявшего до последнего времени TWG в России, являлись основными из многочисленного ряда операций, которые носили характер фактически вполне легальных хищений. Главное звено этих схем базировалось на соответствующим образом организованном финансовом менеджменте и использовании преимуществ, которые дает внутренний толлинг.

Сама по себе эта схема очень проста. Итак, российские алюминиевые заводы обеспечены отечественным глиноземом только на 40%, остальное импортируется из Казахстана, Украины и стран дальнего зарубежья. На долю Ачинского глиноземного комбината (АГК), который является одним из базовых звеньев в этой схеме, приходится четверть производимого в стране глинозема. Он несколько уступает по качеству зарубежному, но стоит значительно дешевле. Его себестоимость составляет 90 долл, за тонну, в то время как цена импортного глинозема для Красноярского алюминиевого завода в настоящее время достигает 250 долл. Ачинский комбинат отгружает свой глинозем на КрАЗ и мог бы получать за него по 217 долл, за тонну (с учетом скидки за качество и уменьшения транспортных расходов, поскольку предприятия находятся в одном крае), но фактически получает те же 90 долл., которые точно укладываются в себестоимость.

Это происходит прежде всего потому, что, как уже указывалось, управление и на том, и на другом предприятии осуществлялось российскими структурами TWG. В частности, ключевую роль в формировании и легализации так называемой прибыли от операций с ачинским глиноземом до последнего времени играл торговый дом КМЗ, через который TWG и осуществляла свою особую схему расчетов. Названный торговый дом зарегистрирован в городе Снежинске Челябинской области, который находится на территории бывшей закрытой зоны. Зарегистрированные там коммерческие фирмы пользуются налоговыми льготами. Фактически же КМЗ находится в Москве [14].

За последние годы в России сложился слой предприятий и предпринимателей, накопивших крупные криминальные капиталы. Из-за неэффективности правоохранительного контроля большие средства переводятся из России и оседают в зарубежных банках.

Описанные интеграционные процессы не являются устоявшимися ни по форме, ни по содержанию. Более того, последние события указывают на вступление их в качественно иную фазу.

Существует понятие hollow firm — оболочечной фирмы — фирмы, часть или все функции которой, за исключением управленческой функции, переданы сторонним организациям. То есть оболочечная фирма берет на себя транснациональные издержки производителя, причем в первую очередь производителя, поскольку оболочечная организация применяется во всех сферах бизнеса.

Эта форма получила достаточное распространение. В России же для ее появления и развития имелись и достаточно специфические причины: разрушение хозяйственные связи, бартер, неравновесная структура рынка. Классическим случаем использования оболочки как формы организации бизнеса являлось перенесение функций обеспечением сырьем предприятия-производителя на стороннюю структуру, которая и забирала готовый продукт, превращая его в сервисную организацию. Результатом же становилось обособление собственности на готовую продукцию.

Однако те же нестабильные условия ведения бизнеса явились и фактором формирования вертикально интегрированной структуры из успешно работавших оболочечных фирм. Объективной основой этого процесса является неустойчивое положение фирмы — давальца этого процесса в условиях жесткой конкуренции. В российских условиях к этому фактору добавилось и несовершенство корпоративных отношений: неустоявшаяся структура собственности подавляющего большинства компаний имеет потенциал ее дальнейшего передела и, как следствие, устранение от дел владельца. В результате оболочечная фирма начинала скупать интересующие ее производства и превращалась в вертикально-интегрированную структуру.

Особенностью нынешнего этапа развития корпоративных структур явилось ускорение построение некоего гибрида двух вышеописанных форм подчиненной коммерции. Рассмотрим это на примере химической промышленности (рис. 2.3), многие сектора которой выглядят сейчас достаточно привлекательно в инвестиционном плане.

Усиление контроля на основе приобретения пакета может происходить по схеме концерна NordWest. Основные ее участники — несколько организаций, входящих в одну группу лиц. Заключительной трансакцией схемы является приобретение фирмой NW NordWest AG 52-х голосующих акций ЗАО «Химменеджмент», что составляет 52% уставного капитала и 52% голосующих акций ЗАО «Химменеджмент».

Усиление корпоративного контроля на основе приобретения пакета акций [15]

Рис. 2.3. Усиление корпоративного контроля на основе приобретения пакета акций [15]

Другим механизмом установления криминального контроля может быть искусственно инициированное банкротство.

Целей, которые преследуют заказчики банкротств, может быть несколько. Их две группы. В зависимости от фигуры инициатора банкротства инициаторами могут выступать.

  • 1. Руководитель или собственник предприятия. Как правило, речь в данном случае идет о фиктивном банкротстве. Фиктивное банкротство — термин, установленный законом, — предусматривает, что должник намеренно объявляет себя банкротом, хотя еще располагает средствами, чтобы погасить долги. Преднамеренное банкротство — также правовое понятие — означает, что банкротство вызвано действиями лиц, которые имели возможность давать обязательные для исполнения должником указания, приведшие к несостоятельности предприятия.
  • 2. Конкуренты, акционеры, руководство холдинга компании, представители властных структур, действующие через кредиторов, напрямую не связанных отношениями с руководителем предприятия.

В первом случае заказчик банкротства может преследовать следующие цели:

  • 1) руководитель желает стать единоличным собственником предприятия, отстранив от управления других акционеров;
  • 2) предприятие через банкротство хочет получить отсрочку от уплаты долга посредством введения одно-полуторагодичного моратория на долги;
  • 3) менеджмент предприятия осуществил увод активов и с помощью банкротства пытается избежать ответственности;
  • 4) руководитель получил устраивающее его вознаграждение зато, что он предпринимает меры по продаже предприятия чрез банкротство другим заинтересованным лицам;
  • 5) руководитель считает структуру управления предприятием неэффективной, а его деятельность — лишенной перспективы. Инициируя банкротство, руководитель рассчитывает получить утраченные позиции.

Во втором случае заказчик банкротства может преследовать следующие цели:

  • 1) приобрести интересующий объект за сумму гораздо более низкую, нежели его реальная стоимость;
  • 2) приобрести интересующий объект для включения его в свою производственную цепочку, зная, что собственник не собирается продавать ее;
  • 3) приобрести интересующий объект для уничтожения конкурента;
  • 4) приобрести интересующий объект для решения приватизации выгодного земельного участка, которое занимает предприятие, по низкой цене;
  • 5) вернуть себе собственность, утраченную по различным причинам;
  • 6) устранить группой лиц руководителя предприятия, если другие методы использованы.

Естественно, на практике существует целая группа целей, которые преследует заказчик банкротства, и их масштабы очень велики [16].

Общая тенденция экономических реформ, выразившаяся в сокращении государственного участия и роли государства вообще, привела к тому, что в российской рыночной экономике сформировался конкретный тип корпоративной организации — криминализированных КОРПБГ — как части криминального предпринимательства. При этом суть операций по получению доходов в таких КОРПБГ, как правило, находится в легальном отрезке, только в той части которую невозможно скрыть или же которая нужна для камуфлирования всей остальной криминальной предпринимательской деятельности, которая и дает основной доход.

Одним из основных способов максимизации доходов в криминализированных КОРПБГ является уклонение от уплаты налогов. Существует классификация способов уклонения в зависимости от особенностей того или иного вида налога.

Анализ предлагаемых классификаций и выявленных в ходе расследования налоговых преступлений, способов их совершения позволяет сделать вывод о необходимости развернутой систематизации способов уклонения от уплаты налогов. На сегодняшний день с учетом элементов налогообложения и особенностей воздействия на воздействия на предмет посягательства в указанную систему следует включить следующие семь групп способов совершения налоговых преступлений.

  • 1. Открытое игнорирование налоговых обязательств: непредставление бухгалтерской отчетности в налоговые органы.
  • 2. Выведение субъекта налогообложения из-под налогового контроля: непостановка на учет в налоговый орган, фиктивная реорганизация организации.
  • 3. Неотражение результатов деятельности в документах бухгалтерского учета; осуществление сделок без документального оформления; неотражение результатов хозяйственных операций в документах бухгалтерской отчетности; неоприходование товарноматериальных ценностей, денежной массы в кассу.
  • 4. Маскировка объекта налогообложения: отражение результатов финансово-хозяйственной деятельности в ненадлежащих счетах бухгалтерского учета.
  • 5. Искажение объекта налогообложения: занижение размера дохода; занижение работ; занижение стоимости налогооблагаемых недвижимости, автотранспорта, другого имущества.
  • 6. Искажение экономических показателей, позволяющих уменьшать размер налогообложения: завышение стоимости приобретенного сырья, топлива, услуг, относимых на издержки производства и обращения; отнесение на издержки производства затрат, произведенных в другом налогооблагаемом периоде.

Использование необоснованных изъятий и скидок: отнесение на издержки производства затрат, не предусмотренных законодательством; отнесение на издержки затрат в размерах, превышающих установленные законодательством; незаконное использование налоговых льгот [17].

Ситуация в настоящее время достигла такого уровня, что криминализированные КОРПБГ, сформировавшиеся за счет перекачивания в собственные карманы ресурсов государства и больших групп российского населения, сейчас пытаются оказать влияние на формирование важнейших российских правовых институтов, включая конкретное давление на правоохранительные органы. На наиболее прибыльных участках экономической деятельности сейчас доминируют именно криминализированные КОРПБГ, осуществляющие наиболее выгодные операции именно криминальным образом. Такое доминирование позволяет им привлечь ресурсы, сопоставимые по размерам с общими государственными ресурсами и возможностями. При этом в связи с латентностью незаконной экономической деятельности, ограниченные рамками демократического законодательства, правоохранительные органы России оказываются изначально в невыгодном положении при борьбе с криминальными тенденциями в корпоративных организациях. Несмотря на это, в последний период наблюдаются заметные успехи российских правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью и коррупцией.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >