Практика административных реформ в России

Административная реформа в России имеет длительную и сложную историю. Ее ключевая особенность состоит в том, что резкие и кардинальные политические и экономические трансформации, запущенные распадом СССР, отодвинули на периферию политической повестки дня проблемы преобразований государственного управления и функционирования органов исполнительной власти. По сравнению с захлестнувшими страну изменениями во всех сферах жизни качество работы административных структур представляется второстепенным, однако, как и доказала практика, именно от грамотно выстроенной управленческой системы во многом зависят результаты политических и экономических реформ, уровень легитимности власти. Вместе с тем нельзя не принять во внимание и тот факт, что проводимые в условиях политической и экономической нестабильности административные реформы могут создать больше проблем, чем решить. Ведь административная система крепко связана с политической, она встраивается в нее, воспринимает ее правила целеполагания и реализации решений. Как и для большинства модернизирующихся стран, административная реформа для России — это прежде всего путь к позиционированию государственного аппарата в системе власти и в обществе. В отличие от большинства демократических государств, где на протяжении многих десятилетий существуют относительно стабильные и эффективные системы государственного управления, требующие периодических преобразований для дальнейшего повышения эффективности функционирования государственного аппарата, административная реформа в России должна изменить веками сложившуюся модель отношения органов власти и чиновников к получателю государственных услуг.

Административная реформа в течение длительного времени остается важным пунктом в повестке дня российской власти. Хотя стремление к административной реформе ввиду недовольства части экономических и политических субъектов деятельностью государства проявлялось еще в 90-е годы XX в., провести ее было невозможно, так как основной характеристикой системы государственного управления того времени выступала слабая институциональная автономия в условиях острого конфликта интересов, связанных с перераспределением собственности и борьбой за позиционную власть в государстве. Проведению административной реформы также существенно мешала российская «виртуальная экономика», в которой доминирующие позиции занимал финансовый капитал, по природе мобильный, неограниченный, склонный в большей степени к глобальным, а не национальным интересам. «Виртуальная экономика» «сопряжена со слабыми государственными институтами и не создает устойчивого стремления оплачивать их существование. Сокращение издержек на оплату государственных институтов выражается часто в проникновении в сами структуры власти, их приватизацию финансовым капиталом... “Реальная экономика”, основу которой составляет промышленный капитал, являющийся по природе стабильным и более ориентированным на национальное государство, сопряжена с сильными государственными институтами и готова их оплачивать» [Сморгунов, 2007: 16]. Финансовый кризис 1998 г. в России был не только кризисом «виртуальной экономики», но и сигналом о необходимости перехода к «реальной экономике», которая в определенной степени стимулировала и политико-административную реформу.

Оптимальные условия для проведения административной реформы сложились лишь к середине 2003 г., началом ее можно считать издание Указа Президента РФ от 23 июля 2003 г. № 824, определяющего приоритетные направления административной реформы на 2003—2004 гг.:

  • 1) ограничение вмешательства государства в экономическую деятельность субъектов предпринимательства, в том числе прекращение избыточного государственного регулирования;
  • 2) исключение дублирования функций и полномочий федеральных органов исполнительной власти;
  • 3) развитие системы саморегулируемых организаций в области экономики;
  • 4) организационное разделение функций, касающихся регулирования экономической деятельности, надзора и контроля, управления государственным имуществом и предоставления государственными организациями услуг гражданам и юридическим лицам;
  • 5) завершение процесса разграничения полномочий между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, оптимизация деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти.

К 2006 г. были сделаны первые шаги на пути реализации административной реформы. Основной чертой этого периода административной реформы можно назвать масштабность перестройки системы исполнительной власти. В России осуществился переход от корпоративно-отраслевой системы исполнительной власти к системе, построенной по функционально-политическому принципу, характерному для современных развитых государств. Правительство России превратилось в политический кабинет, каждый член которого отвечает за разработку и проведение в жизнь политики федерального центра в рамках предоставленных полномочий. От правоустанавливающих функций министерств отделены функции правоприменения, надзора и оказания государственных услуг. Отраслевые интересы не выведены из правительства, но минимизированы и подчинены политической логике. О перестройке системы органов федеральной исполнительной власти свидетельствуют следующие конкретные результаты:

  • 1. Правительственная комиссия провела анализ и классификацию 5634 функций, осуществляемых федеральными органами исполнительной власти, по результатам которых признаны избыточными — 1468 функций, дублирующими — 263, требующими изменения — 868, ожидается оставить всего 3 тыс. функций.
  • 2. Ведется работа по оптимизации сети подведомственных федеральным органам исполнительной власти федеральных государственных унитарных предприятий и федеральных государственных учреждений.
  • 3. Проанализирована деятельность 18 983 учреждений и 6478 предприятий, из них предполагается ликвидировать/реорганизовать/при- ватизировать 5008 учреждений (36,4%) и 3353 предприятия (51,8%) [Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2005-2008 гг.].
  • 4. В 2004 г. было проведено реформирование структуры правительства в целях повышения его эффективности — сокращениие и повышение ответственности каждого сотрудника на своем месте. До реформы структуры правительства в России существовало 6 видов органов исполнительной власти: министерства (30), государственные комитеты (6), федеральные комиссии (2), федеральные службы (13), надзоры (2) и агентства (8). В итоге на смену шестиуровневой системе управления пришла трехуровневая (министерства, службы, агентства). Данная «триада» должна не только разграничить функции этих органов исполнительной власти, но и минимизировать конфликт интересов между установлением и применением правовых норм и политических инструментов. Функции этих органов в новом законе прописаны достаточно четко. Так, министерства, число которых сократилось до 17, отвечают за выработку государственной политики и нормативно-правовое регулирование в своей сфере. В их ведении находятся службы и агентства: за службами закреплены функции по контролю и надзору, а также специальные функции в области обороны, государственной безопасности, борьбы с преступностью и т.д. Агентства оказывают государственные услуги, управляют госимуществом и осуществляют правоприменение. Службы и агентства могут издавать только индивидуальные ненормативные акты. Эксперты отмечают низкую эффективность данной реформы, подчеркивая, что численность чиновников только увеличилась, но качество работы не улучшилось. Некоторые эксперты ставят правительству в вину и то, что, занимаясь собственным усовершенствованием и реформированием, оно забывает о своей прямой функции — оказании услуг населению.
  • 5. Создана система, призванная обеспечивать оптимальное соотношение полномочий между Администрацией президента и правительством, прежде всего за счет концентрации экономических функций в рамках Кабинета министров.
  • 6. Проведено более рациональное распределение полномочий внутри самого правительства.
  • 7. Принципиально изменились задачи, стоящие перед аппаратом правительства, который более не дублирует функции министерств. Аппарат призван ведать профессиональным обеспечением деятельности Кабинета министров, соблюдением принципа единства органов исполнительной власти и контролем над стратегическими вопросами.
  • 8. Сформированы надзорные органы, которые должны ограничивать влияние бюрократических структур.
  • 9. Пресечены попытки восстановить отраслевое управление экономикой, которые предпринимались в течение последних лет различными лоббистскими группами.
  • 10. Повышены зарплаты федеральным государственным служащим, что должно было усилить их мотивацию к честному и добросовестному труду.

Несмотря на предпринятые меры, «стадии практической реализации достигла лишь относительно небольшая часть мероприятий административной реформы. По ряду ее приоритетных направлений работы еще не были начаты. Прежде всего это касается механизмов реализации полномочий органов исполнительной власти, необходимых для работы в новых условиях» [Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2005—2008 гг.]. В числе основных недостатков административной реформы 2003—2006 гг. в Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006—2008 гг. названы следующие:

  • 1) отсутствие разработанных стандартов качества и доступности государственных услуг, а также административных регламентов исполнения государственных функций и предоставления государственных услуг;
  • 2) должны получить развитие меры, направленные на дальнейшее сокращение административных ограничений в предпринимательстве и предусматривающие повышение эффективности государственного контроля и надзора, упорядочение лицензирования, проведение государственной регистрации, аккредитации, государственных экспертиз и других форм государственного регулирования административного характера;
  • 3) не разработаны механизмы противодействия коррупции;
  • 4) требует оптимизации взаимодействие федеральных органов исполнительной власти, их территориальных органов с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также взаимодействие органов исполнительной власти с гражданским обществом;
  • 5) уровень использования современных информационных технологий остается недостаточным для кардинального повышения эффективности деятельности органов государственной власти;
  • 6) административная реформа затронула в основном федеральный уровень исполнительной власти, на региональном уровне она реализуется лишь в виде отдельных экспериментов.

В подтверждение изложенным суждениям в Концепции приводятся данные международных и национальных экспертных организаций по оценкам результатов российской административной реформы:

  • 1) в рейтинге международной конкурентоспособности Всемирного экономического форума РФ по показателю «качество государственных институтов» опустилась с 81-го на 89-е место;
  • 2) согласно индексу GRICS (Governance Research Indicator Country Snapshot), который является комплексным показателем качества государственного управления и рассчитывается один раз в два года Всемирным банком (на основе сопоставления 25 различных показателей эффективности государственного управления, подготавливаемых 18 независимыми организациями), состоящему из шести самостоятельных показателей, отражающих основные параметры государственного управления, процентный ранг РФ по эффективности государственного управления в 2004 г. составил 48,1 единицы (из 100 возможных), по качеству государственного регулирования — 30,5 единицы;
  • 3) по индексу восприятия коррупции, рассчитываемому международной организацией «Транспэренси Интернэшнл», в 2004 г. Россия среди 146 стран занимала 90-е место;
  • 4) поданным международных исследований, система исполнительной власти в России является весьма закрытой для граждан и бизнеса;
  • 5) по индексу непрозрачности Россия среди 48 крупнейших держав занимает 40-е место, при таком уровне непрозрачности дополнительные расходы российских и иностранных инвесторов в связи с увеличением рисков составляют 5,64% вкладываемых средств;
  • 6) результаты российских исследований состояния системы государственного управления также свидетельствуют о низкой эффективности государственной власти, коррумпированности государственного аппарата, падении доверия граждан к государственным институтам и государственным служащим. Данные опросов, проведенных фондом «Общественное мнение» в 2004 г. в семи субъектах Российской Федерации, свидетельствуют об отрицательной оценке гражданами деятельности государственных служащих по оказанию государственных услуг (более 71% опрошенных). Более 76% сталкивались с проявлениями коррупции в государственном аппарате.

Начало реализации очередного этапа административной реформы 2006—2010 гг. было положено распоряжением Правительства РФ от 25 октября 2005 г. № 1789-р. Это распоряжение одобрило Концепцию административной реформы в РФ в 2006—2008 гг. и план мероприятий по ее проведению, а также рекомендовало органам исполнительной власти субъектов РФ подготовить программы и планы мероприятий по проведению административной реформы с учетом положений Концепции и плана мероприятий. Согласно правительственному распоряжению от 9 февраля 2008 г. № 157-р Правительство РФ продлило срок исполнения мероприятий данной Концепции административной реформы до 2010 г. для оказания социальных услуг в электронной форме.

Разработчики концепции административной реформы на 2006— 2008 гг. и плана мероприятий по ее проведению во многом исходили из необходимости решения трех основных проблем:

  • 1. Отрицательная оценка гражданами деятельности государственных служащих и государственных органов. По данным независимых опросов, более 70% граждан отрицательно относятся к деятельности госслужащих, а качество государственных услуг удовлетворяет не более 14% населения страны.
  • 2. Высокие издержки бизнеса на преодоление административных барьеров. По оценкам экспертов, около 8,5% выручки малых и средних предприятий направляется на эти цели.
  • 3. Низкая эффективность государственного управления в стране.

Учитывая существенные недостатки предыдущего этапа административной реформы, Концепция определила три основные цели:

  • 1. Повышение качества и доступности государственных услуг.
  • 2. Ограничение вмешательства государства в экономическую деятельность субъекта предпринимательства, в том числе прекращение избыточного государственного регулирования.
  • 3. Повышение эффективности деятельности исполнительной власти как инструмента реализации политических решений.

В Концепции определены комплексные показатели достижения целей административной реформы:

  • 1. Оценка гражданами деятельности органов исполнительной власти по оказанию государственных услуг. В результате административной реформы предполагалось повысить степень удовлетворения граждан качеством и доступностью государственных услуг к 2008 г. до 50% и к 2010 г. — не менее чем до 70%.
  • 2. Уровень издержек бизнеса на преодоление административных барьеров. Целевым показателем реализации мероприятий административной реформы являлось снижение доли издержек бизнеса на преодоление административных барьеров в выручке к 2008 г. до 5%, к 2010 г. — до 3%.
  • 3. Место Российской Федерации в международных рейтингах показателей качества государственного управления. Предполагалось к 2008 г. достичь значения показателя эффективности государственного управления — 55 единиц, эффективности государственного регулирования — 60 единиц, а к 2010 г. — не ниже 70 единиц по каждому из показателей.

Для достижения основных целей административной реформы на период 2006-2008 гг. в Концепции были сформулированы следующие задачи:

  • 1) внедрение в органах исполнительной власти принципов и процедур управления по результатам;
  • 2) разработка и внедрение стандартов государственных услуг, предоставляемых органами исполнительной власти, а также административных регламентов в органах исполнительной власти;
  • 3) оптимизация функционирования органов исполнительной власти и введение механизмов противодействия коррупции в сферах деятельности органов исполнительной власти;
  • 4) повышение эффективности взаимодействия органов исполнительной власти и гражданского общества, а также повышение прозрачности деятельности органов исполнительной власти;
  • 5) модернизация системы информационного обеспечения органов исполнительной власти;
  • 6) формирование необходимого организационного, информационного, ресурсного и кадрового обеспечения административной реформы, совершенствование механизмов распространения опыта государственного управления.

Для выполнения этих задач в Концепции предусмотрен комплекс соответствующих мероприятий.

Комплекс мероприятий «Управление по результатам» непосредственно связан с внедрением бюджетного целевого программного управления и формированием связи между выделяемыми бюджетными ресурсами и ожидаемыми результатами их использования:

  • 1) создание и внедрение комплексной системы ведомственного и межведомственного планирования и проектного управления по целям и результатам деятельности, конкурентного распределения ресурсов между ведомствами и контроля за достижением результатов их деятельности; разработка ключевых измеримых показателей эффективности и результативности деятельности органов исполнительной власти по основным направлениям их деятельности в соответствии со стратегическими целями государства;
  • 2) внедрение технологий и процедур целеполагания, обеспечивающих привязку целей к конкретным исполнителям, выработку показателей, позволяющих адекватно оценить степень достижения поставленных целей и действий исполнителей, предпринимаемых для достижения этих целей;
  • 3) разработка и внедрение управленческого учета, позволяющего распределять ресурсы по поставленным задачам, а также обеспечивать контроль за достижением результатов и определять персональную ответственность руководителей и должностных лиц за решение указанных задач (идея «бюджетирования по результату» не была реализована — во всяком случае в отношении оплаты труда госслужащих);
  • 4) разработка и внедрение системы внутреннего аудита, позволяющей оценивать эффективность деятельности структурных подразделений и должностных лиц, ответственных за решение поставленных задач, а также проводить оценку эффективности бюджетных расходов;
  • 5) внедрение системы регулярной оценки рисков, препятствующих достижению намеченных целей;
  • 6) внедрение механизмов управления организациями, подведомственными органам исполнительной власти.

Комплекс мероприятий «Стандартизация и регламентация» предусматривает предоставление гражданам «конкретных продуктов»: стандартов качества и доступности государственных услуг, понятных и прозрачных правил, воплощенных в административных регламентах, которые позволят упорядочить и конкретизировать обязательства органов исполнительной власти перед обществом, а также внедрить процедуры контроля и оценки их деятельности. Данное направление предполагает следующие мероприятия:

  • 1) подготовка нормативно-правовой и методической базы для внедрения стандартов государственных услуг;
  • 2) создание и ведение реестров (перечней) государственных услуг;
  • 3) разработка стандартов государственных услуг и их внедрение. Причем предполагается, что в первую очередь должны быть разработаны и внедрены стандарты массовых общественно значимых государственных услуг, непосредственно затрагивающих конституционные права и свободы (в частности, услуги, связанные с государственной регистрацией прав на недвижимое имущество и сделок с ним, выдачей общегражданского паспорта, разрешениями предпринимателям на использование иностранной рабочей силы, трудоустройством безработных граждан и выдачей пособий по безработице и др.);
  • 4) отработка механизмов дистанционного предоставления государственных услуг на основе современных информационно-коммуникационных технологий; к 2010 г. десять наиболее востребованных услуг государственной власти стали предоставляться в режиме «одного окна» в электронном виде;
  • 5) создание системы обратной связи с потребителями государственных услуг для использования полученной информации при выработке решений и коррекции целевых значений показателей результативности деятельности органов исполнительной власти;
  • 6) разработка и внедрение административных регламентов. Причем предполагается создавать административные регламенты, прежде всего в тех областях, где оказываются государственные услуги, и только потом — в тех, которые касаются внутренней организации государственного органа.

Комплекс мероприятий «Оптимизация функционирования органов исполнительной власти и введение механизмов противодействия коррупции в сферах деятельности органов исполнительной власти», направленный на ограничение вмешательства государства в экономическую деятельность субъектов предпринимательства, прекращение избыточного государственного регулирования и формирование эффективных механизмов противодействия коррупции, предполагает следующие действия:

  • 1) совершенствование действующей системы контроля и надзора, направленное на дальнейшее сокращение административных ограничений предпринимательской деятельности;
  • 2) разработка и обеспечение широкого применения аутсорсинга — механизма выведения определенных видов деятельности за рамки полномочий органов исполнительной власти путем заключения контрактов с внешними исполнителями на конкурсной основе;
  • 3) создание специальных антикоррупционных механизмов в сферах деятельности государственных органов с повышенным риском коррупции;
  • 4) внедрение экспертизы нормативных правовых актов и их проектов на коррупциогенность;
  • 5) разработка методических основ оценки коррупциогенности государственных функций и соответствующего пакета антикоррупционных нормативных правовых актов и антикоррупционных программ.

Комплекс мероприятий «Повышение эффективности взаимодействия органов исполнительной власти и гражданского общества, а также повышение прозрачности деятельности органов исполнительной власти» предполагает преодоление информационной закрытости органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, а также отсутствия обратной связи с гражданами и организациями. Среди основных мероприятий:

  • 1) разработать и внедрить механизмы раскрытия информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;
  • 2) провести публичные обсуждения подготавливаемых решений;
  • 3) провести общественную экспертизу социально значимых решений органов исполнительной власти;
  • 4) обеспечить приведение ведомственных интернет-порталов в соответствии с общими требованиями по размещению информации о деятельности органов исполнительной власти в сети Интернет.

Целью комплекса мероприятий «Модернизация системы информационного обеспечения органов исполнительной власти» является модернизация системы информационного обеспечения деятельности органов исполнительной власти на основе внедрения международных стандартов и создания систем мониторинга по основным направлениям реализации административной реформы. Это предполагает:

  • 1) развитие системы статистического учета и отчетности, включая внедрение практики проведения социологических обследований потребителей государственных услуг (граждан и организаций) и государственных служащих;
  • 2) формирование системы показателей результативности деятельности органов исполнительной власти и бюджетных программ;
  • 3) организацию текущего мониторинга показателей результативности деятельности органов исполнительной власти;
  • 4) разработку и внедрение системы мониторинга реализации антикоррупционных программ, системы мониторинга закупок для государственных нужд.

Комплекс мероприятий «Формирование необходимого организационного, информационного, ресурсного и кадрового обеспечения административной реформы, совершенствование механизмов распространения опыта государственного управления» включает следующие необходимые действия:

  • 1) создание типовых программ административной реформы для федеральных министерств, федеральных служб и агентств;
  • 2) создание типовой программы административной реформы в субъекте Российской Федерации;
  • 3) разработка методических рекомендаций по проведению административной реформы в муниципальном образовании;
  • 4) разработка программ обучения новым процедурам государственного управления для их реализации в рамках образовательных программ и курсов повышения квалификации государственных и муниципальных служащих;
  • 5) мониторинг результативности мероприятий административной реформы на федеральном и региональном уровнях;
  • 6) совершенствование механизмов распространения успешного опыта государственного управления;
  • 7) взаимодействие с общественностью по вопросам реализации административной реформы;
  • 8) формирование эффективного механизма управления мероприятиями по проведению административной реформы.

Изложенное в основном формальное содержание российской административной реформы свидетельствует о том, что в нем нашли воплощение идеи «нового государственного управления». В духе этой Концепции разработчики российской административной реформы обозначили основной вектор реформирования — превращение государства из «верховного правителя» в «менеджера». «Это предполагает переход от модели бюрократии, ориентированной на обслуживание политического руководства страны (хотя эта функция, вне сомнения, сохраняется), своего непосредственного начальства или даже на отстаивание корпоративных и личных интересов чиновников, к так называемый модели “отзывчивой бюрократии” — открытой, прозрачной, ставящей во главу угла интересы граждан, доступной внешнему контролю, рационально организованной, ответственной и пользующейся уважением в обществе» [Комаровский, 2005: 173]. В российской реформе предполагается использовать следующие основные элементы нового государственного менеджмента, реализация которых обеспечила бы основы дисциплины и формальных процедур:

  • 1) оценка деятельности государственных служащих, организаций и органов по результатам, а не по активности и количеству действий;
  • 2) бюджетирование с учетом поставленных задач;
  • 3) ориентация на потребителя государственных услуг: потребитель услуг — не проситель, а клиент, интересы которого должны стоять на первом месте, государство — поставщик услуг, а гражданин — покупатель услуг;
  • 4) элементы конкуренции при выборе поставщика услуг;
  • 5) конкуренция при формировании государственной службы;
  • 6) использование подрядов и практики заключения контрактов с внешними организациями.

На сегодняшний день административная реформа в России далека от завершения. До сих пор сохраняют актуальность слова С. Е. Нарышкина и Т. Я. Хабриева о том, что «темпы ее (реформы. — О. М.) проведения нередко обесценивают результаты уже проведенных изменений и требуют более взвешенного подхода к определению последовательности преобразований... Научной, теоретической основы проведения административной реформы на момент ее начала не существовало. Была очевидна лишь необходимость формирования исполнительного аппарата, адаптированного к новому типу экономики, соответствующего условиям и потребностям нового экономического строя. Указанное обстоятельство явилось причиной некоторой непоследовательности и даже приостановки отдельных направлений административной реформы. Отсутствие до сих пор научной концепции реформы — явное упущение, наука не должна быть сторонним наблюдателем...» [Нарышкин, Хабриев, 2006].

Литература

Комаровский В. С. Административная реформа в Российской Федерации // Полис. Политические исследования. 2005. № 4. С. 173.

Мэнинг Н., Парисон Н. Реформа государственного управления: международный опыт. М.: Весь Мир, 2003.

Нарышкин С. Е., Хабриев I Я. Административная реформа в России: некоторые итоги и задачи юридической науки // Журнал российского права. 2006. № 11.

Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 октября 2005 г. № 1789-р (Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2006—2008 годах).

Сморгунов Л. В. Административная реформа в России: автономия государства и его способность к управлению // Проблемы современного государственного управления в России: Материалы научного семинара. Вып. 31 (6). М., 2007.

Boston et al. Public Management: the New Zealand model. Auckland: Oxford University Press, 1996.

Bourgon J. Fifth Annual Report To The Prime Minister Of The Public Service of Canada. Ottawa: Privy Council Office, 1998.

Christensen T, Lagreid P. New Public Management — the Transformation of Ideas and Practice. Aldershot: Ashgate, 2001.

Derlien H.-U. From Administrative Reform to Administrative Modernization. Bamberg: Verwaltungswissensschaftliche Beitrage, 1998.

Ferlie E., Ashburner L., Fitzgerald L., Petticrew A. The New Public Management in Action. Oxford: Oxford University Press, 1996.

Fox C. J., Miller H. T. Postmodern Public Administration: Towards Discourse. L.: Sage, 1995.

Hoggett P. A New Public Management in the Public Sector? // Policy and Politics. 1991. No 19. P. 243-256.

Kickert W. Complexity, Governance and Dynamic: Conceptual Explorations of Public, 1993.

Kooiman J. Network Management In Modern Governance. L.: Sage, 1993.

Kooiman J. (ed.). Modern Governance. L.: Sage, 1993.

Osborne D., Gaebler T. Reinventing Government: How The Entrepreneurial Spirit Is Transforming the Public Sector. N.Y.: Plume, 1993.

Pollitt C., Bouckaert G. Public Management Reform. A Comparative Analizis. Oxford: Oxford University Press, 2000.

Rhodes R. A. W. The New Governance: Governing Without Government // Political Studies. 1996. No 4. P. 652-667.

Smith M. J. Pressure, Power and Policy: State Autonomy and Policy Networks in Britain and the United States. L.: Harvester Wheatsheaf, 1993.

Глава 12

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >