Сотрудничество в Арктике: международно-правовые основы

Под Арктикой (от греч. arkticos - «северный») принято считать северную полярную область земного шара, которая включает в себя морские пространства Северного Ледовитого океана с его окраинными морями: Гренландским, Норвежским (частично), Баренцевым, Белым, Карским, Лаптевых, Восточно-Сибирским, Чукотским, Бофорта и Линкольна. Эти морские пространства, центр которых - Северный географический полюс, а южная граница - побережье пяти приарктических государств: Дании, Канады, Норвегии, России и США образуют пространства Арктики. Ряд других исследователей считает, что за южную границу Арктики следует принимать Северный полярный круг - параллель 66°33' северной широты. В этом случае морские пространства значительно расширяются к югу, в основном в Норвежском море вплоть до северной Исландии. Общая площадь Арктического региона составляет около 25 млн кв. км, из них около 10 млн кв. км занимает суша и около 15 млн кв. км водная поверхность океана[1].

Российская Федерация занимает особое место в освоении Арктики. Арктическое побережье России простирается на 22 600 км, учитывая то, что общая протяженность побережья всех прилегающих государств составляет 38 700 км. Она ведет активную борьбу за правовой статус своих территорий в Арктике еще с начала XX века, строго соблюдая нормы и принципы международного права и намерение действовать в рамках существующих международных договоров и механизмов. Как отмечалось в совместной декларации министерской встречи пяти прибрежных арктических государств в гренландском Илулиссате в мае 2015 года, эти государства привержены имеющейся договорно-правовой базе в отношении Северного Ледовитого океана и упорядоченному регулированию любых возможных перекрывающихся претензий.

Включение территориального моря и внутренних вод в состав Арктической зоны России не противоречит системе международных

договоров и необходимо для успешного развития Северного морского пути, арктических портов и проектов на прибрежном мелководном шельфе.

Международно-правовое положение региона и позиции арктических государств

Северный Ледовитый океан представляет собой уникальную территорию, которой нет аналогов по сложности определения ее юридического статуса. Поэтому по сей день продолжают существовать проблемы, связанные с делимитацией границ, территориальными притязаниями государств, урегулированием вопроса о пользовании Северным морским путем и Северо-Западным проливом, а также вопроса об интернационализации региона. Большая часть дискуссий развивается вокруг норм международного права, принятых взглядов на данный регион с учетом непосредственных технических и иных возможностей государств к отстаиванию своих интересов в Арктике.

В XX веке существовала точка зрения на Ледовитый океан, как на как поверхность, покрытую льдом. В таком случае Арктика считалась государственной территорией, принадлежащей пяти странам Арктического региона. Океан делился на несколько секторов, которые составляли территориальные воды каждой из стран. Если внутри сектора находилась какая-либо поверхность - материк, остров или территория, покрытая льдом, - то она признавалась частью соответствующего государства. Но с подписанием государствами Конвенции по морскому праву в 1982 году Арктику начали рассматривать как морское пространство, и в этом случае правовая сторона вопроса регулируется международным законодательством по морским пространствам.

Однако арктические государства стремятся отстаивать возможность сохранения своих особых привилегий в регионе. Обострение международной конкуренции по вопросу о контроле над Арктикой сделало особенно актуальным международно-правовое оформление претензий разных стран на арктические территории, в частности на раздел континентального морского шельфа и делимитацию морских границ. Что касается арктического шельфа, простирающегося до Северного полюса, то в настоящее время он не принадлежит ни одному из государств. Эта зона контролируется Международным управлением по проблемам морского дна в Кингстоне (Ямайка).

29 апреля 1958 года были приняты сразу три Конвенции (Конвенция об открытом море, Конвенция о континентальном шельфе и Конвенция о территориальном море), а также ряд других документов, которые были призваны урегулировать возникающие между участниками международных отношений вопросы разграничения морских пространств. Однако этих документов не было достаточно для разрешения возникающих между участниками международных отношений вопросов. Поэтому 10 декабря 1982 года была принята Конвенция по морскому праву (United Nations Convention on the Law of the Sea, UNCLOS), которая систематизировала вышеуказанные Конвенции. Документ вступил в силу 16 ноября 1994 года после ее ратификации 60 государствами. Российская Федерация ратифицировала конвенцию в 1997 году, став 109 государством, присоединившемся к соглашению. По состоянию на начало 2017 года Конвенцию подписали и ратифицировали 159 стран и Европейский союз. Конвенция отменила принцип секторального деления в Арктике, однако предоставляет прибрежным государствам право контроля над континентальным шельфом.

Ст. 76 Конвенции даёт определение границ континентального шельфа, как «морского дна и недр подводных районов, простирающихся за пределами территориального моря на всём протяжении естественного продолжения сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние» [2]. Если граница материка простирается далее 200 миль, то внешняя граница шельфа не должна находиться далее 350 миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, или не далее 100 миль от

2500-метровой изобаты (линии, соединяющей глубины в 2500 м). На своем континентальном шельфе прибрежное государство имеет преимущественное право на разведку и разработку природных ресурсов, но его права не затрагивают правового статуса покрывающих вод и воздушного пространства над этими водами[3].

Для реализации права на расширение границы шельфа государству необходимо подать заявку в специальный международный орган - Комиссию ООН по границам континентального шельфа. Границы, установленные комиссией, являются окончательными и обязательными для всех.

Конвенция 1982 года установила 12-мильную зону территориальных вод, на которую, равно как и на воздушное пространство над ней, на ее дно и недра, распространяется полный суверенитет прибрежного государства, и 200-мильную исключительную экономическую зону, отсчитываемую от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориальных вод. Однако все части моря, которые не входят ни в территориальное море, ни во внутренние воды какого-либо государства, считаются «открытым морем». Никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо его части государственному суверенитету. Поэтому на эти морские пространства распространяются свободы открытого моря, в том числе свобода судоходства и полетов. Дно морей и океанов и недра под ними, не находящиеся под чьей-либо юрисдикцией, объявляются общим наследием человечества, то есть все государства мира имеют равные права на разработку их природных ресурсов, и любое из них имеет право подать в ООН и иные специализированные международные организации заявку на разработку ресурсов морского шельфа. Поэтому, помимо арктических государств, в борьбу за ресурсы Арктики включились еще такие страны как Великобритания, Латвия, Эстония, Польша, Нидерланды, Бельгия, Германия. Усилился интерес к северным территориям также со стороны Южной Кореи, Японии и Китая,

поскольку эти страны обладают технологиями, позволяющими им работать в суровых условиях Арктики. Китай, к примеру, несмотря на отсутствие прямого доступа к региону, активно использует для исследований свой единственный ледокол «Снежный дракон».

После отмены принципа секторального деления Арктики приарктические государства перешли к гонке за расширение границ принадлежащих им территорий. Это возможно, если будет доказано, что шельф Северного Ледовитого океана является продолжением континентальной платформы, на которой эти страны находятся. Таким образом, северные государства начали искать признаки родства своего континента с толщами пород в Ледовитом океане и подавать заявки в ООН.

Наибольший интерес при этом вызвал самый крупный элемент подводного ландшафта - хребет Ломоносова, который растянулся от России до самой Канады. Хребет был открыт в 1948 году советскими экспедициями. С тех пор Россия небезосновательно на него претендует. Однако из-за его огромной протяжённости активность в отношении признания его своим начали проявлять и другие арктические страны. В 2006 году Норвегия сделала заявление, что хребет Ломоносова начинается на её территории[4]. Канада подала заявку с претензиями на хребет Ломоносова 6 декабря 2013 года, а бывший премьер-министр страны С. Харпер расширил заявку притязаниями вплоть до Северного полюса. Премьер-министр заявил, что Канада ни за что не отступит от борьбы за Северный полюс и делает это одной из своих ключевых задач. Дания 14 декабря 2014 года предъявила заявку на расширении своей территории на 895 тыс. кв. км, аргументируя это тем, что хребет

Ломоносова и область, окружающая Северный полюс, являются продолжением континентального шельфа Гренландии[5].

В 2000 году Россией была проведена экспедиция в Арктике под названием «Арктика-2000». Она была нацелена на то, чтобы найти доказательства принадлежности двух хребтов - Ломоносова и Менделеева, - площадь которых составляет 1,2 млн кв. км, к континентальной части России. По результатам исследования в Комиссию ООН была подана заявка, которая не была отклонена, но Россию попросили предоставить другие свидетельства того, что она имеет право присвоить себе огромную часть арктических территорий. Весной 2015 г. Россия снова подает заявку в ООН на расширение границ арктического шельфа. Об этом заявил министр природных ресурсов и экологии С. Донской. Результаты исследований позволят дополнить первоначальную заявку России, поданную в Организацию Объединенных Наций в 2001 году.

То обстоятельство, что большая часть дна Северного Ледовитого океана от Евразийского побережья до Северного полюса является продолжением Сибирской континентальной платформы и, следовательно, естественным продолжением государственной территории России, дает России право на распространение своих исключительных суверенных прав на ресурсы континентального шельфа в пределах арктического сектора. Оформление прав России в порядке, установленном Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, позволит на законном основании установить внешнюю границу континентального шельфа за пределами 200-мильной экономической зоны (4,1 млн. кв. км) и таким образом прирастить «хозяйственную территорию», т.е. зону функциональной ресурсной юрисдикции на шельфе за пределами зоны, еще на 1,5 млн. кв. км с прогнозируемыми запасами в 15-20 млрд, тонн условного топлива.

Помимо притязаний на хребет Ломоносова существует и ряд других спорных вопросов, связанных с делимитацией границ между государствами.

Вопрос о делимитации границы России и США в Беринговом и Чукотском морях, затрагивающий, в том числе, такой важный вопрос, как восточная граница арктического сектора России, был «решен» на правительственном уровне еще при существовании СССР. Но, ввиду ничем не оправданных уступок в пользу США, это соглашение, подписанное еще летом 1990 года, до сих пор не ратифицировано российской стороной и, следовательно, с юридической точки зрения в силу не вступило. Предложенная американским государственным секретарем Дж. Бейкером и принятая советским министром иностранных дел Э. Шеварнадзе временная формула введения в действие противоречит Конституции России и не может быть юридически полноценным субститутом институту ратификации.

Почти на каждый клочок арктической территории, будь то шельф, остров или скала, претендуют по несколько государств. Дания, Исландия, Великобритания и Ирландия ведут спор о континентальном шельфе Фарерских островов вне двухсотмильной зоны, а также за континентальный шельф Рокалл, но без Ирландии (с Великобританией было подписано пограничное соглашение). Соединенное Королевство намерено доказать свое право на владение океанским дном в районе скалы Рокалл, окрестности которой богаты углеводородами. По словам директора правового департамента морского подразделения британской гидрографической службы Криса Карлтона, в Атлантике Великобритания претендует «на территорию радиусом более 200, но менее 350 морских миль». Исландия спорит с Данией о средней линии рыболовства между Исландией и Фарерскими островами (Фарерские острова включены Исландией в Арктический сектор).

Канадо-датский территориальный спор вокруг острова Ханс впервые возник в 1973 году. Канада утверждает, что этот небольшой остров в свое время принадлежал Великобритании. Дания утверждает, что остров был открыт викингами, географически расположен ближе к

1

http://vz.ru/societv/2007/9Z23/111486.html Британия претендует на Арктику. 23 сентября 2007

Гренландии, чем к Канаде и поэтому принадлежит ей. И хотя Стивен Харпер охарактеризовал остров Ханс «скалой в один квадратный километр посреди Северного Ледовитого океана», спор с Данией по поводу принадлежности острова все же существует, т.к. есть предпосылки, что в районе острова могут быть найдены месторождения полезных ископаемых[6].

У США Канада оспаривает морскую границу в море Бофорта, где предполагает обнаружить запасы нефти и газа, и статус Северо-Западного прохода. Канада настаивает на том, что морская граница в море Бофорта была обозначена договором между Великобританией и Россией 1825 г. Граница была установлена между Аляской и Юконом по 141 меридиану з. д. до самого Ледовитого океана. США в свою очередь заявляют, что морская граница не была определена и что граница должна следовать срединной линии между двумя побережьями. Учитывая то, что береговая линия на 141-м меридиане как бы «наклонена» с запада на восток, Соединенные Штаты, благодаря такой «равноудаленной линии» рассчитывают получить большую часть морского дна.

Статус Северо-Западного прохода (СЗП) является спорным вопросом в отношениях Канады и США с 1960-х гг. Теоретически этот проход может стать еще одной международной транспортной линией (как Панамский или Суэцкий каналы), т.е. международным проливом, как того хотят США. Ведь СЗП является очень выгодным маршрутом: так, путь из Лондона до Йокогамы через СЗП составляет всего 14062 км, в то время как путь через Панамский канал - 23300 км, а через Суэцкий канал - 21200 км. Если Канада настаивает на своих суверенных правах в Северо-Западном проходе, то США в свою очередь считают их международными водами.

Определение статуса СЗП зависит от множества факторов, при этом главным среди них является глобальное изменение климата. До

сих пор СЗП был уникальным морским проходом (другим таким в мире является только Северный морской путь), отличным от южных проливов своим круглогодичным ледовым покрытием. Благодаря такой особенности, согласно ст. 234 (об особых правах прибрежного государства в районах, покрытых льдами) Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, СЗП пока исключен из рассмотрения в качестве международного пролива. Но если в результате климатических изменений ледяной покров акваторий вокруг Канадского Арктического архипелага растает, и тогда ст. 234 перестанет распространяться на СЗП. Когда это произойдет, основной проблемой Канады станет осуществление контроля над Северо-Западным проходом.

Еще большую актуальность на сегодняшний день имеет тема Северного морского пути (СМП), который непосредственно касается национальных интересов Российской Федерации. Северный морской путь, связывающий Европейскую часть РФ с Сибирью и дальним Востоком, проходит через Баренцево, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское моря, которые омывают берега только РФ. Исключение составляют только Баренцево море, воды которого омывают небольшой район Норвегии и принадлежащий ей остров Шпицберген, и Чукотское море, омывающее также берега Аляски (США). Арктические моря, образующие системы Северного морского пути, представляют собой узкие и неглубокие ледовые моря заливного типа, вдающиеся в сибирский материк, который составляет значительную часть территории России. В силу своего географического положения эти акватории, не используемые для международного судоходства, имеют большое транспортное значение.

Еще одним направлением борьбы в Арктическом регионе становится стремление к превращению его во «Всемирный парк». Эту инициативу проталкивают негосударственные организации, в первую очередь, экологические (например, WWF), рассчитывая на поддержку со стороны тех, кто хочет предотвращения возможных конфликтов в Арктике. На территории планируемого заповедника будет не только запрещено вести любую военную и хозяйственную деятельность (судоходство, рыболовство, добычу нефти и газа), но и должен осуществляться контроль над научными исследованиями, которые могут якобы оказывать негативное воздействие на окружающую среду. Такой вариант особенно поддерживает Индия, для которой закрытие Арктики является более приоритетным вариантом по сравнению с тем, если бы она станет базой экономического развития для целого ряда неарктических государств, прежде всего, Китая.

Страны арктической пятерки выступают против таких радикальных проектов, рассматривая Северный Ледовитый океан в качестве района важного с военно-стратегической и ресурсной точек зрения. Любые попытки распространить статус Общего наследия человечества (ОНЧ) на весь арктический регион прямым образом противоречат нормам Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. В ней статус ОНЧ может быть применен исключительно в отношении дна и недр Мирового океана и их ресурсов за пределами действия национальной юрисдикции прибрежных государств, но не в отношении каких-либо морских акваторий. Попытки признать Арктику «глобальным достоянием человечества» или же «особым международным пространством» могут расцениваться как политические спекуляции.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года ввела новые правовые нормы, которые все еще не получили максимально широкого и последовательного применения. Их превращение в обычные нормы права возможны лишь в том случае, если они станут общеобязательной практикой большинства государств и, прежде всего, тех из них, которые до сих пор не участвуют в Конвенции (как, например, США). Ставка на исключительное применение Конвенции к Арктике, равно как абсолютизированное, зачастую апологетическое отношение к этому международного соглашению являются не совсем корректными. Режим, сформированный ею, вплоть до сегодняшнего дня носит по большей части исключительно фрагментарный характер. Около 40 государств -участников Конвенции (то есть около 25%) не выполняют ее базовые положения или же допускают расширительное толкование тех или иных ее статей. Данный факт нельзя трактовать как повод для прямого игнорирования тех или иных конвенционных норм, он лишь указывает

1

http://www.regnum.ni/news/polit/l 830155.html Павел Гудев: Кому нужна интернационализация Арктики? на выявленные с момента вступления Конвенции в силу противоречия и пробелы. В целом практика говорит о том, что режим Конвенции не является статичным, он вынужден адаптироваться под новые международно-политические условия и эти изменения чрезвычайно учитывать в особенности применительно к Арктике.

По мере таяния льдов в Арктике начинает развиваться жесткая конкуренция. Хотя страны и отошли от принципа секторального деления Арктики, подписав Конвенцию о морском праве, все же на практике остаются неясные моменты. Арктические государства стремятся сохранять свои привилегии и отклоняют возможность интернационализации региона, к чему логически и приводит слепое следование нормам Конвенции. Количество заинтересованных участников на арктическом поле возрастает, однако, решение ключевых вопросов останется за теми, кто сможет в будущем отстоять права на защиту своих национальных интересов. В условиях контроля со стороны международного сообщества и давления экологических организаций борьба за отстаивание интересов государств будет вестись не только милитаристскими методами, не в меньшей степени востребованы и уже активно применяются средства «мягкой силы», юридические, дипломатические методы. России в данной ситуации необходимо сконцентрироваться на арктической политике и ни в коем случае не допускать даже возможности повторения ошибок 1990-х гг.

«Сейчас, в наши дни значение Арктики многократно возрастает, -заявил Президент РФ В. Путин в своем выступлении на пленарном заседании IV Международного арктического форума «Арктика -территория диалога», который состоялся в Архангельске 29-30 марта 2017 года. - «Она становится местом самого пристального внимания стран и народов и как регион, от самочувствия которого во многом зависит климат планеты, и как сокровищница уникальной природы, и, конечно, как территория с колоссальными экономическими возможностями, с огромным экономическим потенциалом...

Россия исходит из того, что в Арктическом регионе нет потенциала для конфликтов. Международные нормы четко определяют права как прибрежных, так и других государств и служат прочной основой для совместной работы в решении любых проблем, в том числе таких чувствительных, как разграничение континентального шельфа в Северном Ледовитом океане, предупреждение нерегулируемых промыслов в его центральной части, замкнутой исключительными экономическими зонами Соединенных Штатов, Канады, Дании, Норвегии и России»[7].

Тем не менее, для отстаивания своих интересов в Арктике Россия готова опираться на военную силу. План реализации государственной политики по освоению Арктики согласно утвержденным в 2008 году «Основам государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу» осуществляют Совет безопасности и Правительство РФ. В сфере обеспечения безопасности стратегической целью в документе названы "обеспечение благоприятного оперативного режима в арктической зоне РФ, включая поддержание необходимого боевого потенциала группировок войск общего назначения Вооруженных сил РФ, других войск, воинских формирований и органов в этом регионе".

Как неоднократно указывалось представителями Министерства обороны РФ, поведение нашей страны в Арктическом регионе учитывает фактор присутствия в нем кораблей и сил специального назначения НАТО. Североатлантический альянс обозначил Арктику зоной своих долгосрочных военных планов и интересов, а действия государств - членов НАТО в Арктическом регионе все больше приобретают системный, коалиционный характер. Так, подразделения НАТО на постоянной основе находятся на севере Норвегии и в омывающих ее морях.

За оборону российского сектора Арктики от границы с Норвегией и до острова Врангеля с северо-западного и северного направлений отвечает объединенное стратегическое командование «Север», созданное в соответствии с указом Президента Российской Федерации от 14 апреля 2014 года на базе Северного флота. Традиционно российское присутствие в Арктическом регионе является самым масштабным. Россия владеет единственным в мире атомным ледокольным флотом, контролирует Северный морской путь, участвует

во всех международных организациях и многосторонних форматах международного сотрудничества в Арктике и т. д. Вместе с тем военное присутствии России в Арктике связано скорее не с демонстрацией военной силы в регионе, а с решениями общегосударственных задач освоения арктических территорий суши и шельфа.

«Арктика для нас все», - это лаконичное выражение принадлежит председателю попечительского совета Русского географического общества В. Путину[8]. Свидетельство тому - заключение в сентябре 2010 года российско-норвежского Договора о делимитации границ в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Этот документ положил конец спору, длившемуся почти полвека.

Международное сотрудничество по проблемам Арктики

В настоящее время все чаще можно услышать о наступившей «эпохе Арктики» и «арктическом буме». Считается, что в XXI веке именно Арктика будет определять вектор развития планеты. Тот, кто владеет Арктикой, будет владеть миром. Арктический регион становится в центр современной геополитики и международных отношений. В настоящее время вокруг Арктики накопилось немало проблем самого различного характера - международно-правовых, политических, военных, социально-экономических, экологических. Этот клубок противоречий не может быть распутан неким универсальным международным соглашением и тем более - силой. В сложившейся ситуации особая роль должна быть отведена международным организациям как механизмам согласования политики в Арктике.

Самыми активными участниками международного сотрудничества в Арктическом регионе являются пять официальных прибрежных государств (Россия, Канада, США, Норвегия и Дания), приарктические страны (Исландия, Швеция и Финляндия) и «нерегиональные» государства (КНР, Япония, Южная Корея, Индия, Великобритания и др.). Арктические и приарктические страны входят в состав международных организаций и форумов, нерегиональные государства

стремятся войти в эти организации в качестве наблюдателей или даже полноправных членов, чтобы оказывать влияние на формирование повестки дня и участвовать в разработке нормативных документов.

Круг проблем, с которыми приходится сталкиваться государствам, довольно обширен. Основными областями сотрудничества являются: мониторинг и охрана окружающей среды; проведение широкомасштабных научных исследований по изучению климатических изменений в Арктике, состояния ее животного и растительного мира, социально-экономической и демографической динамики на Крайнем Севере; сохранение самобытного образа жизни и культуры народов Севера; проведение поисково-спасательных работ; борьба с разливами нефти и другими техногенными катастрофами и пр.

К основным международным организациям, непосредственно занимающимся проблемами Арктики, относятся: Арктический совет, Совет Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР), Совет министров Северных стран (СМСС) и Северный совет, Конференция парламентариев Арктического региона и др.

Особого рассмотрения заслуживает работа Арктического совета, Совета Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР) и Северного совета. Именно они в последние годы реально содействуют решению широкого круга вопросов, связанных с жизнедеятельностью Арктического региона и населяющих его народов, с его экологией и природной средой.

Арктический совет (АС) — межправительственный форум циркумполярных государств - был учрежден 1996 году в Оттаве представителями восьми арктических и приарктических государств: Дании, Исландии, Канады, Норвегии, России, США, Финляндии и Швеции. Кроме того, войти в состав Арктического совета на правах участников организации стремятся Япония, Китай, Индия и другие азиатские страны. 12 государств (Великобритания, Германия, Индия, Италия, Испания, Китай, Республика Корея, Нидерланды, Польша, Сингапур, Франция и Япония) и 20 международных организаций имеют в Совете статус наблюдателей.

За время существования АС в его рамках реализовано большое количество различных проектов, в первую очередь в области охраны окружающей среды Арктики, среди которых: выведение из использования в России полихлорбифенилов, снижение содержания ртутных загрязнений в выбросах в атмосферу, изучение жизненных условий в Арктике, оценка влияния климатических изменений на экономику Севера и оценка последствий нефте- и газодобывающей деятельности в Арктике и многие другие. Одним из наиболее важных достижений АС за время его работы можно считать разработку и подписание в 2011 году первого в истории панарктического соглашения - Соглашения о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике (так называемое Панарктическое соглашение). Успешный опыт разработки и принятия данного соглашения высоко оценен государствами - участниками Совета, и в 2011 г. арктическими государствами было принято решение о создании в рамках АС Целевой группы для разработки международного документа в сфере готовности и реагирования на морские нефтяные загрязнения в Арктике.

В целом, по мнению министра С.В. Лаврова, все участники Арктического совета заинтересованы в том, чтобы регион Арктики «осваивался на основе сотрудничества, международного права, в том числе на основе уважения тех решений, которые принимаются по определению границ континентального шельфа»[9]. Министр подчеркнул, что у России «все необходимое есть, чтобы оформить права на весь континентальный шельф России в Северном Ледовитом океане».

При этом важно отметить, что США считают Арктический совет лишь совещательным форумом и выступают против его надгосударственности, то есть передачи ему права принимать решения, обязательные для государств-членов. Опираясь на приарктические страны - Финляндию (которая вследствие поражения в войне с СССР 1939-1940 гг. лишилась выхода к Северному Ледовитому океану) и Швецию (оспаривает статус СМП как национального достояния России, поскольку считает, что первой СМП прошла в 1878 году шведская экспедиция Н. Норденшельда), США в рамках сотрудничества по

Арктическому совету стремятся к формированию общескандинавской политики в отношении интернационализации Северного морского пути.

11 мая 2017 года в г. Фэрбенксе (штат Аляска, США) состоялось 10-е Министерское заседание Арктического совета, которому предшествовало заседание Комитета Старших должностных лиц Арктического совета, прошедшее 7-9 марта 2017 года в г. Джуно. Главным итогом заседания Арктического совета стало соглашение о научном сотрудничестве в регионе. Оно призвано облегчить ученым проезд в страны региона и ввоз оборудования и материалов, а также обеспечить доступ к инфраструктуре и объектам, представляющим интерес для молодых ученых.

Представитель Финляндии, заменившей США на посту председателя Арктического совета, высказал беспокойство непростыми политическими отношениями между Российской Федерацией и США. Но, вопреки периодически возникающим разговорам о том, что Арктика — зона возможного конфликта в будущем, страны-члены Совета вели разговор в подчеркнуто миролюбивом и деловом тоне. Так, госсекретарь США Р. Тиллерсон отметил важность сотрудничества стран-участников Совета. О совместной деятельности говорили и представители других государств, признавая, что в регионе между странами имеется немало противоречий, но оснований для конфликта нет. Как заявил министр иностранных дел С. Лавров. «Здесь нет потенциала для какого-либо конфликта. Международное право позволяет надежно обеспечивать в нашем общем регионе национальные интересы всех арктических государств, на которых лежит особая ответственность за долгосрочное развитие Крайнего Севера».

Совет Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР) создан в 1993 году как орган межправительственного взаимодействия России, Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии, Швеции и ЕС в интересах обеспечения устойчивого развития региона, расширения двустороннего и многостороннего сотрудничества в области экономики, торговли, науки и техники, охраны окружающей среды и развития транспортной инфраструктуры.

1

http://www.profile.ru/politika/item/117219-fairbanks

Девять государств - Великобритания, Германия, Италия, Канада, Нидерланды, Польша, Франция, США, Япония - имеют в СБЕР статус наблюдателя. Председательство в СБЕР осуществляется поочередно Россией, Норвегией, Финляндией и Швецией на основе ротации сроком на два года.

В СБЕР действуют рабочие группы по экономическому сотрудничеству, экологии, энергетике, Северному морскому пути, молодежной политике, функционируют целевые группы по преодолению торговых барьеров и по лесному хозяйству, а также объединенные рабочие группы по культуре, здравоохранению и связанным с ним социальным вопросам, энергетике, образованию и научным исследованиям, туризму.

За годы существования СБЕР были решены важные задачи, начиная с общих вопросов безопасности и кончая вопросами охраны окружающей среды и социально-экономического развития коренных народов. В регионе создана широкая сеть практического сотрудничества, укрепляется взаимопонимание и доверие между странами и их регионами. В итоге организация стала платформой для регионального трансграничного сотрудничества на Европейском Севере между пятью российскими регионами (с участием федерального уровня) и соседними Норвегией, Финляндией и Швецией.

Последняя сессия Совета Баренцева/Евроарктического региона состоялась 14 октября 2015 года в финском городе Оулу. По итогам встречи председательство в СБЕР перешло от Финляндии к Российской Федерации. "Приоритетами нашего председательства видим содействие устойчивому развитию Баренцева региона, создание современной инфраструктуры, повышение конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности региона при рациональном использовании ресурсного потенциала, соблюдении экологических требований и полном учете потребностей и интересов коренных народов", - заявил министр иностранных дел РФ С. Лавров. Кроме того, Лавров отметил, что РФ будет содействовать развитию межпарламентского сотрудничества, а также диалогу по линии гражданского общества.

Уже в ноябре 2015 года Россия принимала министров по вопросам охраны окружающей среды форума. Встреча прошла в Сортавале (Карелия). Летом 2016 года состоялись встречи министров транспорта и культуры, они прошли в Архангельске.

Северный совет создан в 1952 году пятёркой скандинавских стран - Данией, Исландией, Норвегией, Финляндией и Швецией. В 1971 году он был дополнен Советом министров Северных стран (СМСС), который в последние годы принял меры для укрепления совместного диалога по вопросам международной политики.

Целью программы арктического сотрудничества в рамках Северного совета является поддержка процессов, проектов и инициатив, которые внесут вклад в устойчивое развитие Арктики и принесут пользу её жителям в условиях глобализации и изменения климата. К числу приоритетных направлений программы арктического сотрудничества СМСС относятся: социально-экономическое положение населения, устойчивое экономическое развитие, окружающая среда. Северные страны желают, чтобы открывающиеся возможности в Арктике, использовались с уважением к природе и окружающей среде, а также с сохранением уклада жизни и развитием арктических народов Арктики.

Совет Министров Северных стран имеет статус наблюдателя в Арктическом совете, и все страны Северной Европы отдают в своей деятельности приоритет более сильному Арктическому совету. Программа арктического сотрудничества призвана поддерживать приоритеты Северных стран в Арктическом совете, укреплять их развитие в Арктике, приносить «северную пользу», а также поддерживать деятельность и мероприятия, проводимые Арктическим советом.

Деятельность перечисленных выше международных организаций открывает перед Россией прекрасные возможности для развития сотрудничества в регионе Арктики. Наиболее благоприятные перспективы для российской дипломатии связаны с Арктическим советом. Россия и Канада считают, что именно Совет должен играть ключевую роль, получив статус полноценной международной организации, принимающей обязательные для исполнения решения. В качестве международного института для России также полезен СБЕР, который позволяет улучшать дву- и многостороннее сотрудничество на региональном уровне, а также развивать арктические районы России.

Однако сформировавшийся до настоящего времени «арктический консенсус» проходит сегодня проверку на прочность. На фоне украинского кризиса вновь возобновилась дискуссия о расширении военного присутствия России в Арктике. Этот и другие факты используются США для продолжительного пребывания своего флота в Арктическом регионе. Более того, укрепляется тенденция размещения систем противоракетной обороны морского базирования, что ведет к увеличению доступа к перехватам баллистических ракет и усилению возможности нанесения превентивного удара. Одна из целей США и их союзников по НАТО - интернационализация Арктики и ослабление роли России как одной из координирующих стран, геополитические интересы которой препятствуют продвижению блока в Арктику.

В этих условиях большое значение имеет проявление сдержанности в военном строительстве и деятельности в Арктике, согласование мер по восстановлению и укреплению доверия в военной области, которые снимут неоправданную подозрительность.

Выводы

Таким образом, Арктика - это регион особого экономического, геополитического и военного потенциала, который заслуженно называют регионом будущего. В нем сконцентрированы огромные запасы энергоресурсов, которые могут быть добыты только теми из участников, которые будут обладать новейшими технологиями. Кроме того, Арктика является как удобным блокпостом для защиты, так и плацдармом для нападения, где научные и военные разработки, как и реальная военная мощь, сыграют решающую роль. Необходимо помнить, что прочные позиции в Арктическом регионе смогут занять лишь те державы, которые будут обладать большим экономическим и военным потенциалом и, соответственно, будут способны в полной мере реализовать свои геополитические устремления.

В связи с этим по мере развития хозяйственно-экономической деятельности и нефтегазовых ресурсов Арктики следует ожидать усиления военного присутствия арктических государств в регионе и развития там военной инфраструктуры. Залогом нахождения адекватных ответов на эти вызовы и угрозы является налаживание полноценного и разностороннего сотрудничества между арктическими государствами.

Так, для того чтобы благополучно выйти из непростого периода определения принадлежности континентального шельфа за пределами 200-мильной экономической зоны прибрежным государствам необходимо решить три ключевые юридические проблемы. Во-первых, выработать взаимоприемлемые и четкие принципы определения делимитации прилегающих акваторий при перехлесте взаимных территориальных требований друг к другу (как, например, в Баренцевом море или море Бофорта, во-вторых, утвердить четкие правила при территориальных претензиях на расширение своего континентального шельфа на основе конфликта интерпретации научных данных и проведенных исследований (как, например, с хребтом Ломоносова) и, в-третьих, юридически проработать вопрос о допуске неарктических государств и негосударственных акторов — ТНК и НКО к расширяющейся хозяйственной деятельности в регионе на основе соблюдения ими морского права ООН и сохранения Арктики как всеобщего наследия человечества.

В свете множества разногласий по Арктике и новизны реалий из-за изменения климатогеографических условий необходимы предварительная разработка и подписание всеобъемлющего договора, гарантирующего организованный коллективный подход к добыче природных богатств Арктического региона, то есть решение вопроса на уровне Конвенции ООН по морскому праву.

Анализ военного потенциала и планов арктических государств свидетельствует о том, что непосредственно Арктический регион не должен стать ни ареной военного столкновения государств, ни ареной гонки вооружений. Все заинтересованные стороны согласны, что страны региона в состоянии преодолеть разногласия, время от времени возникающие между ними, и обеспечить в Арктике тесное и конструктивное взаимодействие хотя бы в целях сохранения уникальной природы региона. Арктика стала тем ключевым геополитическим регионом, на котором человечество будет совершенствовать свои способности к международному компромиссу и взаимному согласию.

Библиография:

  • 1. Арктический регион: Проблемы международного сотрудничества: Хрестоматия в 3-х томах. Т. 1 / Рос. совет по межд. делам, (под общ. ред. И.С.Иванова) // Аспект Пресс, М., 2013. 360с. С.25.
  • 2. Винокуров В. История военной дипломатии. В 4-х томах. Т. 4. М., 2011. С. 70-71.
  • 3. ИТАР-ТАСС. 27.08.2014.
  • 4. Халиуллин Ю. Арктика в ожидании полноценного менджмента // Независимая газета. 27.10.2010.
  • 5. http://forumarctica.ru
  • 6. http://iecca.ru/en/legislation/strategies/item/222-canada-s-arctic-policy#sthash.QFNyWlzS.dpuf Canada's Arctic Policy.
  • 7. http://tass.ru/politika/1540165 Минприроды: РФ подаст заявку в ООН на расширение границ арктического шельфа весной 2015. 29 октября
  • 2014.
  • 8. http://vz.ni/society/2007/9/23/111486.html Британия претендует на Арктику. 23 сентября 2007
  • 9. http://www.bbc.com/news/world-europe-30481309 Denmark challenges Russia and Canada over North Pole. 15 December 2014.
  • 10. httpV/www.profile.ru/politika/item/l 17219-fairbanks
  • 11. http://www.regnum.ru/news/polit/1830155.html Павел Гудев: Кому нужна интернационализация Арктики?
  • 12. http://www.rusus.ru/?act=read&id=274#_ftn6 О некоторых проблемах межгосударственных отношений Канады в Арктическом регионе. Электронный научный журнал. Россия и Америка в XXI веке. №2. 2011.
  • 13. http://www.un.org/depts/los/clcs_new/submissions_files/submission_n or.htm Commission on the Limits of the Continental Shelf (CLCS). Outer limits of the continental shelf beyond 200 nautical miles from the baselines: Submissions to the Commission: Submission by the Kingdom of Norway.
  • 14. http://www.un.org/Depts/los/clcs_new/submissions_files/submission_c an_70_2013.htm Commission on the Limits of the Continental Shelf (CLCS). Outer limits of the continental shelf beyond 200 nautical miles from the baselines: Submissions to the Commission: Partial Submission by Canada.
  • 15. http ://www. un.org/ ru/documents/decl_con v/con ventions/pdf/conts .pdf Конвенция о континентальном шельфе. Ст. 3.
  • 16. http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/hsea.pdf Конвенция об открытом море. Ст. 2.
  • 17. http ://www .un.org/ ru/documents/dec l_con v/conventions/pdf/lawsea.pdf Конвенция ООН по морскому праву. Часть VI. Континентальный шельф. Ст.76.
  • 18. https://www.dur.ac.uk/resources/ibru/resources/ibru_arctic_map_27-02-15.pdf Maritime jurisdiction and boundaries in the Arctic region. Durham University. 1BRU: Centre for Borders Research. 27 February
  • 2015.

  • [1] Арктический регион: Проблемы международного сотрудничества: Хрестоматия в 3-х томах. T. 1 / Рос. совет' по межд. делам, (под общ. ред. И.С.Иванова) // Аспект Пресс, М., 2013. 360с. С.25.
  • [2] http://www.un.org/ru/documents/decl conv/conventions/pdf/lawsea.pdf Конвенция ООН по морскому праву. Часть VI. Континентальный шельф. Ст.76.
  • [3] http://www.un.org/ru/documents/decl conv/conventions/pdf/conts.pdf Конвенция о континентальном шельфе. Ст. 3. 2 http://www.un.org/ru/documents/decl conv/conventions/pdf/hsea.pdf Конвенция об открытом море. Ст. 2.
  • [4] http://www.un.org/depts/los/clcs new/submissions files/submission nor.htm Commission on the Limits of the Continental Shelf (CLCS). Outer limits of the continental shelf beyond 200 nautical miles from the baselines: Submissions to the Commission: Submission by the Kingdom of Norway. 2 http://www.un.org/Depts/los/clcs new/submissions files/submission can 70 2013.htm Commission on the Limits of the Continental Shelf (CLCS). Outer limits of the continental shelf beyond 200 nautical miles from the baselines: Submissions to the Commission: Partial Submission by Canada. 3 http://iecca.rU/en/legislation/strategies/item/222-canada-s-arctic-policy#sthash.QFNyWIzS.dpuf Canada's Arctic Policy.
  • [5] http://www.bbc.com/news/world-europe-30481309 Denmark challenges Russia and Canada over North Pole. 15 December 2014. 2 http://tass.ru/politika/1540165 Минприроды: РФ подаст заявку в ООН на расширение границ арктического шельфа весной 2015. 29 октября 2014.
  • [6] http://www.rusus.ru/?act=read&id=274# ftn6 О некоторых проблемах межгосударственных отношений Канады в Арктическом регионе. Электронный научный журнал. Россия и Америка в XXI веке. №2. 2011. 2 https://www.dur.ac.uk/resources/ibru/resources/ibru arctic map 27-02-15.pdf Maritime jurisdiction and boundaries in the Arctic region. Durham University. IBRU: Centre for Borders Research. 27 February 2015.
  • [7] http://forumarctica.ru 2 Винокуров В. История военной дипломатии. В 4-х томах. T. 4. М., 2011. С. 70-71.
  • [8] Халиуллин Ю. Арктика в ожидании полноценного менджмента // Независимая газета. 27.10.2010.
  • [9] ИТАР-ТАСС. 27.08.2014. 2 Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >