Роль региональных организаций (АС, ЛАГ, ССАГПЗ) в современных кризисных ситуациях на Арабском Востоке

Трансформационные процессы, начавшиеся на Арабском Востоке событиями т.н. «арабской весны» 2011 г. вышли далеко за рамки региона и продолжают оказывать свое воздействие на всю систему международных отношений, которая, в свою очередь характеризуется усилением взаимозависимости стран друг от друга, усложнением механизмов и институтов межгосударственного взаимодействия. Сегодня, когда мир переживает сложный период, характеризующийся нестабильностью во всех сферах международного общения, особое значение приобретает способность государств опираться на согласованные нормы поведения, договариваться о совместном реагировании на глобальные и региональные угрозы, искать компромиссные решения в рамках региональных организаций.

Между тем, в настоящее время активными участниками международных политических процессов всё чаще выступают негосударственные структуры, различные неправительственные и надгосударственные объединения, транснациональные корпорации, которые все активнее замещают традиционные международные структуры и государства и оказывают возрастающее влияние на мировую политику. Между традиционными и относительно новыми участниками международных отношений формируются новые уровни и формы взаимодействия, что отражается, зачастую в отдельных внутригосударственных и межгосударственных конфликтах и делает их еще более трудноразрешимыми.

В последние десятилетия сложилась практика вмешательства (в т.ч. силового) в конфликтные ситуации не только со стороны ООН, но со стороны межгосударственных структур. Региональные организации, призванные стоять на страже целостности и независимости государств и участвовать в т.ч. в разрешении региональных конфликтов, сыграли свою роль и в событиях на Арабском Востоке. Однако деятельность этих организаций, особенно в отношении Ливии и Сирии, оказалась весьма противоречивой и продемонстрировала не только глубокий политический раскол государств арабского региона, но и несовершенство механизмов урегулирования кризисных ситуаций самих региональных объединений.

В настоящее время Африканский Союз[1] (АС) является одной из крупнейших региональных организаций, уделяющих много внимания деятельности по урегулированию конфликтных ситуаций в странах Африки. В декабре 2003 г. вступил в силу Протокол об учреждении Совета мира и безопасности АС, который в значительной степени расширил возможности этой организации в вопросах предотвращения и урегулирования конфликтов и одновременно усилил ее отношения с ООН. В 2012 г. была принята Резолюция СБ ООН № S/RES/2033, которая, в частности, заявляла о важности установления более эффективных связей между Советом Безопасности и Советом мира и безопасности Африканского союза, в т.ч. в области предотвращения, урегулирования и разрешения конфликтов, а также оказания дальнейшей помощи в проведении выборов. Пункты 2 и 3 данной резолюции призывали к продолжению участия региональных и субрегиональных организаций в мирном разрешении споров, ч т.ч. в виде усилий по предотвращению конфликтов, а также рекомендовали региональным и субрегиональным организациям укреплять и развивать сотрудничество между собой, наращивать усилия и их собственный потенциал в деле поддержания международного мира и безопасности.

В резолюции также подчеркивалась необходимость повышения качества регулярного взаимодействия, консультаций и координации между Советом Безопасности и Советом мира и безопасности

Африканского союза и важность согласованного международного реагирования на причины конфликтов.

Однако, в отношении ливийского конфликта[2] согласованного реагирования со стороны Африканского союза и Совета Безопасности ООН не последовало, более того, дорожная карта поэтапного выхода из кризиса, предложенная региональной организацией, была проигнорирована мировым сообществом.

СБ ООН единогласно принял резолюцию 1970 (от 26 февраля 2011 г.), вводившую ряд жестких санкций против ливийских властей, которые включали запрет на выезд из Ливии М. Каддафи, членов его семьи и его политического окружения, эмбарго на поставки оружия, замораживание ливийский активов в иностранных, преимущественно европейских банках, и другие ограничения.

11 марта другая региональная организация - Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) - приняла совместное заявление «О ситуации в Ливии», в котором государства отказались признать легитимность режима М. Каддафи и объявили о готовности наладить связи с Национальным переходным советом (НПС), действующим в г. Бенгази. Кроме того, нефтяные монархии поддержали идею установление над Ливией зоны запрета полетов боевой авиации. Организация осудила «преступления против гражданского населения» и призвала ЛАГ и СБ ООН немедленно вмешаться в ситуацию.

При этом в отношении протестных выступлений в Йемене, которые быстро охватили почти всю страну, Совет сотрудничества занял другую позицию: для урегулирования внутренней ситуации в этой стране была сформирована комиссия Совета сотрудничества, которая выработала план, предоставлявший президенту Салеху и членам его семьи защиту от судебного преследования в случае его ухода в отставку. План предусматривал мирную передачу власти представителям оппозиции,

которые должны были сформировать правительство национального доверия.

В апреле 2012 г. в Сану для переговоров прибыл Генеральный секретарь ССАГПЗ Абдель Латиф Рашид аз-Зайани. Подписание плана ССАГПЗ состоялось 23 ноября в Эр-Рияде с участием саудовского короля и представителей йеменской оппозиции. Этот план был утвержден Лигой арабских государств и принят в Совете Безопасности ООН, получив тем самым международное признание.

Волнения в Бахрейне вызвали серьезные опасения правящей элиты в свержении королевского режима. По просьбе правительства Бахрейна в марте 2012 г. в эту страну были введены объединенные войска ССАГПЗ - «Щит полуострова»[3] для «обеспечения безопасности и порядка на ее территории». Войска Совета сотрудничества не принимали участия в разгоне демонстраций, но их присутствие позволило бахрейнским властям довольно быстро взять ситуацию под контроль. Действия ССАГПЗ были вызваны не только стремлением стабилизировать ситуацию в одной из стран-членов, но и опасениями, что в условиях нестабильности Иран может усилить свои позиции в регионе и возобновить притязания на Бахрейн.

Таким образом, региональная организация, объединяющая аравийские монархии, продемонстрировала самые разные подходы к народным волнениям в арабских странах, а также механизмы реализации своих внешнеполитических интересов.

В отношении Ливии обращение ССАГПЗ поддержала старейшая региональная организация - Лига арабских государств (ЛАГ), предварительно приостановив в феврале 2011 г. участие Ливии в своей деятельности, а Совет Лиги 12 марта принял решение обратиться в Совет Безопасности ООН с просьбой о введении бесполетной зоны для правительственной ливийской военной авиации, «уничтожающей мирное гражданское население страны». При этом Лига даже не попыталась создать миссию наблюдателей для мониторинга ситуации.

Такой призыв ЛАГ приветствовал Белым дом. В соответствующем заявлении было сказано, что США будут оказывать поддержку ливийской оппозиции и готовиться к любому возможному развитию событий. Важно подчеркнуть, что представители ЛАГ, включая ее главу - А.Мусу, допускали возможность военной кампании против Ливии. Журналисты «аль-Джазиры» сразу усмотрели в этом некоторое противоречие: корреспонденты заговорили о том, что без прямого военного вмешательства западных государств обеспечить бесполетную зону не получится, и первым шагом в этом направлении станет уничтожение средств противовоздушной обороны Ливии[4].

Решение, принятое ЛАГ по Ливии носило абсолютно беспрецедентный характер. Впервые за всю историю своего существования эта организация ввела режим изоляции одной арабской страны и еще обратилась к международному сообществу с призывом вмешаться в ливийский конфликт.

После этого Лига арабских государств сразу дистанцировалась от своей основной роли, отказавшись от любых вариантов мирного урегулирования конфликта, даже не предложив свои услуги в качестве посредника. Данное решение не было принято единогласно: против принятия резолюции выступили Алжир, Сирия, Мавритания и Судан, высказавшие свои опасения, что открытие в небе над Ливией зоны, свободной от полетов, впоследствии угрожает ей потерей собственного суверенитета (интересным выглядит тот факт, что в резолюции Совета ЛАГ содержался призыв к главам других арабских государств (прежде

всего, Йемена и Сирии) воздерживаться от применения насилия по отношению к собственному народу)415.

Опираясь на документ ЛАГ, Франция выступила с инициативой рассмотрения ситуации в Ливии на заседании Совета Безопасности ООН.

17 марта 2011 года Советом Безопасности ООН была принята хотя в преамбуле резолюции было целостности и национальному

резолюция 1973416 по Ливии. И подчеркнуто, что СБ ООН приверженность суверенитету,

«подтверждает свою твердую независимости, территориальной единству Ливийской Арабской

Джамахирии», а в пункте 4 резолюции было особо оговорено, что «при этом исключается возможность пребывания иностранных оккупационных сил в любой форме на любой части ливийской территории», пункты 6 и 8 уполномочивали «государства-члены, которые уведомили Генерального секретаря ООН и Генерального секретаря Лиги арабских государств, действуя самостоятельно или через региональные организации .... принимать все необходимые меры для обеспечения соблюдения запрета на полеты в воздушном пространстве Ливии», чтобы помочь защитить гражданское население, и просили «соответствующие государства в сотрудничестве с Лигой арабских государств тесно координировать с Генеральным секретарем меры, которые они принимают для осуществления этого запрета». Словосочетание «необходимые меры» в тексте резолюции не расшифровывалось, но коалиция западных государств истолковала это как возможность вооруженного вмешательства во внутренние дела суверенной страны, поставив свои вооруженные силы на сторону одной из противоборствующих вооруженных групп в гражданской войне в Ливии.

При этом статья 5 резолюции упор делала на региональную ответственность ЛАГ, признавая важную роль этой организации в вопросах, «касающихся

поддержания

международного мира и

  • 4l5Resolution on the situation http://www.arableagueonline.org.
  • 416 Резолюция Совета

in Libya. League

Безопасности

of Arab States. 2011. // URL.:

ООН

http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/1973%282011%29

S/RES/1973

(2011) безопасности в регионе» и просила государства - члены Лиги «сотрудничать с другими государствами-членами в осуществлении положений резолюции». Статья 11 постановляла, что государства-члены должны «немедленно информировать Генерального секретаря и Генерального секретаря Лиги арабских государств о мерах, принимаемых в порядке осуществления полномочий.... в т.ч. представить концепцию операций».

Таким образом, резолюция 1973 Совбеза ООН уделяла Лиге арабских государств одну из важнейших ролей в ливийском конфликте. Однако Лига не воспользовалась предоставленными ей возможностями и имеющимися ресурсами: ее деятельность ограничивалась встречами Генерального секретаря ЛАГ с главами Африканского союза, Организации исламская конференция, Евросоюза и ООН. После принятия резолюции ни одного официального решения по ситуации в Ливии на уровне министров иностранных дел так и не было принято.

После начала бомбардировок со стороны международной коалиции ЛАГ осудила такие действия, но не предприняла никаких попыток остановить военную операцию. Дальнейшие действия ЛАГ ливийский кризис только усугубляли: Лига настаивала на том, что Переходный национальный совет (ПНС) является легитимной властью, призывала установить с ним контакты и предоставить ему место в Совете ЛАГ в качестве законного представителя ливийского народа.

Очевидно, что в ливийском кризисе Совет Безопасности ООН сыграл очень важную роль, однако его авторитет серьезно пострадал в результате произвольного толкования сторонниками силового решения кризиса принятых СБ решений. Резолюции 1970 и 1973 не выдавали мандата на осуществление военной акции, однако предоставили возможность тем, кто стремился свергнуть М.Каддафи, использовать их положения для реализации своих планов. Такая схема ступенчатый подход: сначала принятие жесткой резолюции; затем - разработку документа с расплывчатыми формулировками, дающими

подразумевала санкционной

максимально

возможность расширительной трактовки; нажим на «колеблющихся» при заверениях об отсутствии планов силового вмешательства; форсирование принятия резолюции и, наконец - военную операцию.

Африканский союз, в отличие от ЛАГ, резолюцию Совета Безопасности 1973 не поддержал, и вскоре после начала операции потребовал немедленно прекратить использование иностранной военной силы против Ливии.

Военную операцию 19 марта 2011 г. начала, по сути, внеинституциональная международная коалиция, и только 27 марта о решении взять на себя командование объявила НАТО. Между тем, по правовым канонам миротворчества политический контроль над операцией должен был сохраняться за Советом Безопасности. Однако 29 марта в Лондоне по инициативе Франции и Великобритании была созвана международная конференция по Ливии, учредившая международную контактную группу по этой стране, в которую вошли все государства, участвующие в ливийской военной акции, а также ООН, Африканский союз, Лига арабских государств и Европейский союз.

Сразу после принятия резолюции СБ ООН, проявляя политическую гибкость и маневренность, М.Каддафи объявил о прекращении огня и пригласил в страну миссию международных наблюдателей для ознакомления с ситуацией на месте. Однако эти инициативы не нашли отклика на Западе. Остался без ответа и призыв ливийских властей созвать экстренное заседание Совбеза ООН для обсуждения складывавшейся в стране критической ситуации.

При этом Лига арабских государств по мере развития событий все дальше дистанцировалась от своей первоначальной позиции. Все попытки привлечь ее к реализации идеи «защиты мирного ливийского населения силовыми методами» давали скудные результаты. Свои самолеты для участия в патрулировании ливийского воздушного пространства направили только ОАЭ и Катар. Другие арабские государства ожидали дальнейшего развития событий, но включаться в них не спешили. 27 августа 2011 г. Лига арабских государств официально признала Переходный национальный совет (ПНС) Ливии легитимным представителем ливийского народа и изъявила готовность предоставить ему место в Совете ЛАГ.

Африканский союз, в отличие от ЛАГ и ССАГПЗ, искал механизмы урегулирования ливийского конфликта и вел переговоры с М.Каддафи и его правительством, что естественно, т.к. в середине 1990-х гг. именно ливийский лидер выступил инициатором трансформации Организации африканского единства (ОАЕ). В 1999 г. в родном городе Муаммара Каддафи - Сирте - главы государств и правительств государств-членов ОАЕ приняли Сиртскую декларацию, в которой говорилось о намерении создать новую организацию - Африканский союз. До 1 января 2011 г. ливийский лидер был главой Африканского союза и финансировал более двух десятков африканских государств. Многие экономические проекты в Африке не обходились без его прямого участия. Именно поэтому с самого начала ливийского кризиса Африканский союз пытался принимать самое активное участие в его разрешении. Так, в соответствии с решением Совета мира и безопасности АС от 10 марта 2011 г. был образован Специальный комитет по Ливии высокого уровня в составе глав пяти государств (Мавритании, Конго, Мали, ЮАР, Уганды), который разработал «Дорожную карту» урегулирования ливийского кризиса. Выдвинутый план предусматривал немедленное прекращение огня, допуск гуманитарных миссий в зону конфликта, соблюдение прав находящихся в Ливии иностранцев и начало мирных переговоров между правительством, повстанцами и различными племенами и социальными группами.

Лидеры Африканского союза пытались любыми способами остановить войну в Ливии, поэтому не затрагивали вопрос о будущем М.Каддафи. Глава комитета Совета мира и безопасности АС Рамтан Ламамра заявил в этой связи, что в качестве основного принципа Африканский Союз считает, что выбор будущего ливийского государства должен решать ливийский народ.

Свою озабоченность сложившейся ситуацией африканские лидеры высказали на 275 сессии Совета мира и безопасности, где звучала критика относительно роли крупнейшей региональной организации в деле урегулирования ливийского конфликта. Так, министр иностранных дел Руанды Луиза Мушикивабо открыла сессию Совета мира и безопасности сообщением о том, что Африканский союз должен действовать быстрее в кризисных ситуациях, в противном случае, есть опасность остаться за рамками процесса разрешения конфликтов на континенте. Комиссар АС по вопросам мира и безопасности отметил, что мирный процесс в Ливии был перехвачен внешними игроками, которые проигнорировали предложенную АС «Дорожную карту» и заводят кризис в тупик.

Таким образом, Африканский союз предложил альтернативный план урегулирования конфликта в Ливии, основанный не на навязывании ливийцам конкретных параметров политического перехода, а на требовании к обеим сторонам остановить насилие и сесть за стол переговоров. Именно в ходе национального диалога представители правительства и оппозиции должны были определить будущее политико-государственное устройство своей страны. Однако в силу начала военной операции время для посредничества было упущено, что повлекло за собой сужение поля для компромисса. Когда миссия Африканского союза во главе с Президентом ЮАР Дж.Зумой прибыла в Триполи (10 апреля 2011 г.), а затем в Бенгази, выяснилось, что стороны не готовы сесть за стол переговоров без предварительных условий.

Правительство Ливии потребовало в качестве условия для начала диалога прекратить открытое участие НАТО в боевых действиях на стороне повстанцев. Оппозиция, в свою очередь, поддерживаемая западными бомбардировками и поставками вооружения (а также дипломатическим признанием со стороны Франции и Италии), отказалась от любого диалога с правительством до того момента, пока М.Каддафи не будет отстранен от власти.

Важно отметить, что на проходившем 13 апреля в Катаре заседании самопровозглашенной «контактной группы» по Ливии, несмотря на присутствие там представителей Африканского Союза, его «Дорожная карта» даже не обсуждалась. Катар стал первой арабской страной, признавшей ливийский Переходный национальный совет. Еще в марте 2011 г. Доха направила шесть самолетов «Мираж» для участия в кампании НАТО. Чтобы обойти режим санкций и обеспечить повстанцев газом и дизелем, Катар помогал им продавать нефть, добытую на отвоеванных у правительственных войск территориях. В

1

http://www.golos-ameriki.rU/a/au-lvbia-wrap-2011-04-27-120764794/233685.html апреле из Катара регулярно воздухом доставлялось вооружение для ливийских боевиков (происходило это в условиях оружейного эмбарго и бесполетной зоны)[5]. Военная машина набирала обороты и делала ситуацию трудноразрешимой.

Тем не менее, 25 мая 2011 года Африканский Союз предпринял еще одну попытку убедить стороны ливийского конфликта сесть за стол переговоров. В Адис Абебе АС провел внеочередной саммит глав государств, полностью посвященный сложившейся в Ливии ситуации. Созыв саммита был вызван обеспокоенностью региональной организации тем, что она остается в стороне от разрешения кризиса.

В ходе этого саммита главы государств отметили, что продолжение операции НАТО в Ливии нарушает саму цель этой операции - защиту мирного населения и затрудняет процесс дальнейшего распространения демократии в Ливии. Была высказана серьезная озабоченность, связанная с попытками отстранить Африканский союз от урегулирования ливийского конфликта, с учетом того, что Африка испытывает наиболее серьезное влияние от его последствий, а роль Совета мира и безопасности Африканского союза была отмечена в п.2 резолюции 1973, что подпадает под действие общего текста главы 8 Хартии ООН о роли регионального урегулирования по спорным вопросам внутри государств-членов региональной организации.

В итоговом документе внеочередного саммита АС были закреплены основные положения по ливийской проблематике, заранее выработанные Советом мира и безопасности АС и специальным Комитетом АС высокого уровня по Ливии. В нем говорилось о неотложности мер по установлению режима прекращения огня под международным контролем. Саммит обязал Совет мира и безопасности обеспечить немедленную отправку наблюдательной миссии Африканского союза для мониторинга ситуации, чтобы обеспечить

независимую оценку ситуации и способствовать учреждению международной миссии, включающей ООН, ЛАГ, Африканский союз и другие региональные организации. Было также выдвинуто требование к Африканской группе в Нью-Йорке и Африканским членам Совбеза ООН предпринять меры по скорейшему созыву Совбеза и общей ассамблеи ООН, чтобы достичь выполнения резолюций 1970 и 1973. Было также принято решение 30 мая собраться на новую встречу в Каире с участием ООН, Европейского союза и региональных организаций с тем, чтобы выработать практические шаги для запуска политического процесса.

В июне 2011 года в Претории прошло совещание Комитета АС высокого уровня по Ливии, который выработал конкретные предложения по ливийскому урегулированию. А в июле на 17-м саммите Африканского союза, проходившем в Экваториальной Гвинее, был одобрен текст «Предложений ливийским сторонам по рамочному соглашению о политическом урегулировании в Ливии»[6]. План предусматривал реализацию комплекса мер по продвижению процесса национального примирения в стране и предлагал контуры будущего национального диалога. Так, в соответствии с документом, ливийским сторонам предлагалось незамедлительно начать переговоры о приостановке военных действий, установить «гуманитарные паузы» для доставки гуманитарной помощи, затем объявить о всеобъемлющем прекращении огня, национальном примирении через политический диалог и переходном периоде (под эгидой Африканского Союза и ООН и при содействии ЛАГ, ОИК и Евросоюза). НАТО должна была приостановить бомбардировки. В соответствии с этим документом были достигнуты договоренности о том, что противоборствующие стороны встретятся в Аддис-Абебе в июле 2011 г.

Однако, 15 июля Вашингтон признал Переходный национальный совет (ПНС) в качестве единственного законного представителя ливийского народа, и это позволило Бенгази ужесточить свою позицию накануне предстоящих переговоров. А к моменту следующей встречи в августе того же года ситуация в Ливии кардинально изменилась: режим

М.Каддафи уже был на грани краха. Не было единства и среди стран -участниц Африканского союза, часть которых признала легитимность ПНС и разорвала отношения с Триполи.

Стало очевидно, что по мере развития военной операции на территории Ливии и под давлением Запада, Африканский союз теряет последние рычаги воздействия на ситуацию и больше не может выполнять посреднические функции. Свершившимся фактом стало установление власти ПНС на подавляющей части ливийской территории, включая столицу.

Тем не менее, в ходе развития ливийского кризиса Африканский союз четко продемонстрировал свою позицию, которая базировалась на принципах ООН и исходила из понимания того, что достижение долгосрочного мира во внутриполитическом конфликте возможно только путем диалога, без вмешательства извне и навязывания готовых, тем более, военных решений, что африканские страны способны самостоятельно урегулировать такого рода кризисы.

В отношении сирийского кризиса Лига арабских государств заняла аналогичную с ливийской позицию. Произошло это, в значительной степени под давлением монархий Персидского залива.

Резолюция ЛАГ, принятая по Сирии (№ 7436) 2 ноября 2011 421

года , носила довольно расплывчатый характер, но при этом отмечала определенный прогресс, достигнутый с сирийской стороной. В резолюции, в частности, отмечалось, что Лига «приветствует согласие сирийского правительства с предложенным планом действий» и подчеркивает необходимость взять на себя обязательства по его немедленной реализации в полном объеме. Подчеркивалось, что, во избежание внешнего вмешательства во внутренние дела Сирии 26 октября 2011 г. в Дохе на заседании министерского комитета с сирийской стороной было достигнуто следующее соглашение: 1. Правительство Сирии согласно прекратить любые акты насилия в отношении граждан Сирии; освободить всех лиц, задержанных в [7]

результате произошедших инцидентов; убрать с улиц городов и других населенных пунктов вооруженных людей и военную технику; предоставить подразделениям ЛАГ, арабским и международным СМИ возможность беспрепятственно перемещаться во все районы Сирии для мониторинга ситуации. 2. Для достижения конкретного прогресса в выполнении вышеизложенных обязательств, Комитету министров ЛАГ приступить к осуществлению необходимых контактов и консультаций с правительством Сирии и всеми оппозиционными сторонами с целью подготовки конференции по межнациональному диалогу в течение двух недель. Важно подчеркнуть, что это решение ЛАГ еще предусматривало участие Башара Асада в дальнейшем политическом процессе.

Позиция ССАГПЗ заключалась в поддержке сирийской оппозиции и осуждении правящего режима, который участники объединения считали виновным в массовых жертвах среди мирного населения. Все дальнейшие действия Совета сотрудничества были направлены на усиление давления на правящий режим.

Следующая резолюция ЛАГ по Сирии (№ 7442) была принята 27 ноября 2011 года. Эта резолюция вводила в отношении Дамаска политические и экономические санкции, в частности: запрещала высшим сирийским чиновникам и должностным лицам путешествовать в арабские страны; прекращала проведение операций с Центральным банком Сирии, а также торговый обмен с сирийским правительством (кроме как стратегически важными продуктами); замораживала правительственные счета Сирии и финансирование арабскими государствами различных проектов на территории Сирии и др. Одновременно учреждался Исполнительный комитет под председательством Катара, который должен был предоставлять в Совет Лиги регулярные отчеты.

Важно подчеркнуть, что при этом в документе ЛАГ не было ни слова сказано о том, что Дамаск выполнил большинство условий организации по урегулированию конфликта.

1

Резолюция Лиги арабских государств № 7442. Внеочередное заседание 27 ноября 2011 года. «Дополнительная информация о развитии ситуации в Сирии» /Всемирная исламская политикоправовая мысль. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.worldislarnlaw.ru/?p=909

Страны ССАГПЗ, поддерживавшие оппозицию, настаивали на том, чтобы сирийский вопрос обсуждался в Совете Безопасности ООН, в то время как Алжир, Ирак и Ливан выступали за то, чтобы сирийская проблема обсуждалась исключительно в рамках ЛАГ, поскольку это затрагивает, в первую очередь, интересы и безопасность арабского мира.

На встрече министров иностранных дел ЛАГ было принято решение о приостановке участия сирийской делегации в заседаниях Совета министров иностранных дел ЛАГ, хотя против этой резолюции голосовали Ливан и Йемен, Ирак - воздержался. Более того, Египет и Алжир отказались отзывать своих послов из Дамаска, как того требовало принятое решение. Глава МИД Ливана Аднан Мансур заявил, что ЛАГ совершает большую ошибку, приостанавливая членство Сирии в этом союзе. Тем не менее, политический раскол в ЛАГ не мешал ей продвигать интересы монархий Персидского Залива, которые стали играть в этой организации доминирующую роль и активно использовать ее инструментарий в своих целях.

В дальнейшем именно под давлением Совета сотрудничества ЛАГ признала Национальную коалицию сил сирийской оппозиции и революции (НКССОР), и на ее заседаниях Сирия была представлена именно этой структурой. Кроме того, ЛАГ приняла предложение провести конференцию «стран - друзей Сирии» и одобрила план по открытию каналов связи с сирийской оппозицией, предоставив ей необходимую политическую и материальную поддержку с целью ее объединения.

Катар первым из арабских стран открыл у себя посольство сирийской оппозиции, которое получило наименование «Посольство Сирийской коалиции». Все участники Совета сотрудничества выступали за свержение правящего сирийского режима (саммит ССАГПЗ, состоявшийся в Кувейте в декабре 2013 г. единогласно осудил режим Башара Асада), при этом Саудовская Аравия и Катар, обращаясь к мировому сообществу, призывали его поставлять оружие оппозиционным силам.

1

Конфликты и войны XXI века. Ближний Восток и Северная Африка / Под ред. В.В.Наумкина. -М.: Институт Востоковедения РАН, 2015. - С.85.

В январе 2012 г. в Каире состоялось чрезвычайное заседание Совета ЛАГ, в ходе которого был выработан план, предусматривающий создание Правительства национального единства и передачу власти Башаром Асадом вице-президенту Фаруку аш-Шараа с последующим принятием новой конституции и проведением демократических выборов. 2 февраля Совет Безопасности ООН вынес на голосование проект резолюции, учитывающий предложения ЛАГ, которая была заблокирована Россией и Китаем.

Резолюция ЛАГ от 12 февраля 2012 г. указывала уже на необходимость прекращения всех форм дипломатического

сотрудничества с представителями сирийского режима и призывала международное сообщество обратить внимание в рамках

международного уголовного права на насилия в отношении мирных граждан. А саммит ЛАГ, проходивший в 2013 г. в Катаре принял решение, в соответствии с которым все страны - члены ЛАГ имеют право предоставлять «все средства самозащиты, в т.ч. военные, чтобы поддержать движение сопротивления сирийского народа». При этом место Сирии занял представитель Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил (НКСРОС).

После ливийских и сирийских событий стало очевидно, что в рамках ЛАГ уже невозможно достичь консенсуса в отношении отдельных стран. Свидетельством тому стала миссия наблюдателей ЛАГ, направленная в Сирию в декабре 2011 г. для мониторинга ситуации и представившая доклад, в соответствии с которым нарушения со стороны правительственных войск были, но их масштаб вовсе не столь велик, как это было представлено в материалах телекомпаний аль-Джазира и аль-Арабийа. Из подготовленного миссией 424 документа следовало, что ситуация гораздо сложнее, чем ее пытались представить западные политики. Миссия также опровергла тезис Запада о том, что сирийские власти полностью потеряли поддержку собственного народа и, кроме того, зафиксировала факты манипулирования СМИ в политических целях. Более того, в данном

  • 1
  • 424 League of Arab State Observer Mission to Syria. Report of the Head of the League of Arab State Observer Mission to Syria for the period from 24 December 2011 to 18 January 2012 // LAS document number 259.12D.12-21687

документе содержалось много информации о преступлениях боевиков в Сирии, включая Свободную сирийскую армию; подчеркивалось, что вооруженные группировки своими действиями провоцируют правительство на силовой ответ.

С данным докладом и заявлением по нему главы наблюдателей ЛАГ в Сирии солидаризировались официальные представители дипломатических служб некоторых арабских стран. Однако, по итогам обсуждения этого доклада была начата кампания по дискредитации главы миссии ЛАГ - суданского генерала М. ад-Даби, который, не без давления со стороны монархий Персидского залива[8], был отозван с этого поста. Запад отказался от российского предложения рассмотреть этот доклад в СБ ООН и предать его гласности. Миссия прекратила свою работу, а попытка ЛАГ создать механизм объективного мониторинга на сирийской территории была искусственно сорвана.

На очередном саммите ЛАГ в Багдаде (март 2012 г.) Ирак четко обозначил свою позицию по вопросу введения санкций в отношении Дамаска, премьер-министр этой страны Нури аль-Малики дал понять, что не заинтересован в смене режима Асада. Аналогичную позицию заняло и руководство Ливана, а министр иностранных дел этой страны Аднан Мансур в ходе проходившего в Каире в марте 2013 г. заседания ЛАГ призвал восстановить членство Сирии в организации.

В отличие от ливийского и сирийского конфликта, по отношению к ситуации в Тунисе, с которой и был запущен процесс «арабской весны», Лига арабских государств заняла, по сути, нейтральную позицию, ограничившись призывом ко всем силам в Тунисе прийти к политическому урегулированию кризиса в стране. Признав законными требования проведения реформ, ЛАГ встала на сторону оппозиции, и

после отстранения от власти президента Бен Али выразила солидарность с волей тунисского народа и призвала уважать его выбор.

ЛАГ показала свою несостоятельность в отношении кризисной ситуации в Йемене, когда народные восстания жестко подавлялись службами безопасности. Участие ЛАГ в этом конфликте ограничилось поддержкой плана, предложенного Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Таким образом, старейшая региональная организация - ЛАГ -оказалась не готова к столь масштабным народным волнениям, охватившим большинство арабских стран и последовавшими за ними политическим трансформациям. Как результат - непоследовательность и противоречивость принятых резолюций, невозможность повлиять на ситуацию и действия в русле внешнеполитических интересов отдельных государств. Так, с подачи другой региональной организации - ССАГПЗ (которая, воспользовавшись региональной нестабильностью, начала активно реализовывать свои задачи) ЛАГ фактически инициировала разжигание ливийского конфликта с вмешательством международного сообщества.

Это стало результатом влияния многих факторов как глобального, так и регионального характера. За последние два десятилетия и в системе ООН произошли определенные доктринальные изменения проводимых операций, изменилась терминология (в том числе правовая) в сфере миротворчества; существенную трансформацию претерпела доктрина использования военной силы в конфликтах, обозначились серьезные противоречия в подходах разных стран к характеру и легитимности вмешательства в конфликты. Одной из тенденций стало образование коалиций, которые от имени международных организаций (или по собственному коллективному решению) реализуют мандат на посредничество, урегулирование или вмешательство, зачастую подменяя, таким образом, работу международных и региональных организаций.

Деятельность региональных организаций по урегулированию конфликтов превратилась в последние десятилетия в определенной степени в поле соперничества и столкновения интересов отдельных держав и коалиций[9].

Применительно к ливийскому и сирийскому кризисам, усилению в них внешнего фактора способствовал и политический раскол Лиги арабских государств, борьба за лидерство отдельных региональных держав. Доминирование в ЛАГ монархий Персидского залива (прежде всего, Саудовской Аравии и Катара) наносит вред деятельности этой региональной структуры, усиливает раскол между арабскими странами и ставит под угрозу любые инициативы, исходящие от сил, не являющихся их союзниками. При этом монархии Персидского залива, используя механизм ЛАГ и продвигая свои внешнеполитические интересы в регионе, одновременно вступают в противоборство друг с другом (о чем свидетельствует дипломатическая изоляция Катара, обвиненного в пособничестве терроризму, со стороны Совета сотрудничества. При этом две монархии Персидского залива - Кувейт и Оман - к этой блокаде не присоединились).

Несмотря на то, что Резолюция 1973 по Ливии Совета Безопасности ООН уделяла ЛАГ одну из важнейших ролей в этом конфликте, Лига не воспользовалась предоставленными ей возможностями и ресурсами, подтвердив свою неспособность отвечать на вызовы региональной безопасности, выступать посредником в конфликтах, быть ареной для мирных переговоров и играть роль инструмента снижения политических рисков в регионе. Ливийские и сирийские события подтвердили, что в этой организации уже невозможно достичь консенсуса и выработать общую позицию в отношении решения отдельных вопросов.

Очевидно, что Лига арабских государств нуждается в серьезном совершенствовании механизма подержания мира в регионе и урегулирования конфликтных ситуаций. Саммит ЛАГ, который состоялся в Иордании в марте 2017 года, продемонстрировал понимание арабскими лидерами всей опасности ситуации, создавшейся в регионе в результате череды политических потрясений и непрекращающихся боевых действий. Саммит привлек к себе внимание

самым представительным составом участников - 18 руководителей государств (на предыдущий саммит, проходивший в 2016 г. в Мавритании приехало только 8)[10]. Несмотря на это, подводя итоги встречи, Генеральный секретарь Лиги Ахмед Абу аль-Гейт отметил, что данная встреча продемонстрировала возможность арабов объединяться и решать свои проблемы самостоятельно, однако, признал, что такое единство еще довольно зыбко и пройдет не один год, прежде чем они смогут выступить единым фронтом.

Другая региональная организация - Африканский союз -предприняла усилия для разрешения ливийского конфликта, однако целей своих не достигла. Связано это было, прежде всего с тем, что мировое сообщество оказалось не заинтересовано в сохранении режима М.Каддафи, посредническая миссия АС осуществлялась уже в условиях натовских бомбардировок, укрепления позиций вооруженной оппозиции, при этом сама организация, не располагая собственными средствами и силами, вынуждена постоянно обращаться к помощи извне. Нехватка финансовых средств является серьезной проблемой для Африканского союза, который для планомерного проведения своих операций в значительной степени зависит от донорского финансирования или от взносов, начисляемых ООН. При этом процедуры сотрудничества АС и ООН разработаны недостаточно, не хватает высококвалифицированных специалистов и правоведов, координирующих и обеспечивающих правовую поддержку миротворческих миссий.

АС не обладает самостоятельными миротворческими силами и другими средствами урегулирования региональных конфликтов, кроме как контролируемое использование силы в рамках ООН или других

региональных держав, поэтому не может самостоятельно выполнять задачи по предотвращению этнополитических конфликтов. Его посреднические миссии, как продемонстрировал ливийский конфликт, также нуждаются в поддержке ООН и мирового сообщества.

Ясно, что продолжающаяся нестабильность арабского мира, его погружение в хаос и превращение в лоскутное этно-конфессиональное одеяло, отдельные части которого будут использоваться внешними игроками в своих целях, идет вразрез с интересами всего арабского региона, в том числе и монархий Персидского залива, основной угрозой для которых остаются их шиитские общины, усиление позиций соседнего Ирана, борьба с терроризмом, внутрирегиональные противоречия (о чем свидетельствует разрыв дипломатических отношений Саудовской Аравией и другими арабскими государствами с Катаром в июне 2017 г.).

Перед лицом новых вызовов и угроз (прежде всего, угрозой международного терроризма), с которыми в одиночку национальные правительства бороться не в состоянии, региональные организации, как представляется, всё же могли бы задействовать свой потенциал для разрешения кризисных ситуаций и укрепления, как региональной, так и международной безопасности.

Библиография:

  • 1. Арабский кризис: угрозы большой войны / Под ред. А.М.Васильева. - М.: Ленанд, 2016. - 344 с.
  • 2. Берг И.С. Сирийская миссия ЛАГ. Мнения немецких экспертов / Институт Ближнего Востока [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.iimes.ru/?p=13922
  • 3. Ближний Восток, арабское пробуждение и Россия: что дальше? Сборник статей / Отв. ред. В.В.Наумкин. - М.: Институт Востоковедения РАН, 2012. - 593 с.
  • 4. Богуславский А. Африканский союз и ливийский кризис: кто услышал голос Африки? // Международная жизнь. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://interaffairs.ru/jauthor/material/559
  • 5. Долгов Б.В. Феномен «Арабской весны» 2011-2016 гг.: причины, развитие, перспективы. Тунис, Египет, Ливия, Сирия, Алжир. - М.: Ленанд, 2017. - 200 с.
  • 6. Исаев Л.М., Шишкина А.Р. Сирия и Йемен: неоконченные революции. - М.: Либроком, 2012. - 264 с.
  • 7. Конфликты и войны XXI века. Ближний Восток и Северная Африка / Под ред. В.В.Наумкина. - М.: Институт Востоковедения РАН, 2015.-504 с.
  • 8. Сапронова М.А. Новая роль ЛАГ в региональных и

международных отношениях / Новое восточное обозрение [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://ru.joumal-

neo.org/2013/03/17/novaya-rol-lag-v-regional-ny-h-i-mezhdunarodny-h-otnosheniyah/

9. Ходынская-Голенищева. «На правильной стороне истории». Сирийский кризис. - М.: ОЛМА Медиа Групп, 2015. - 384 с.

  • [1] Начал свою деятельность в 2002 г. 2 В Учредительном документе Африканского союза предусматривается право этой организации на основании решения Ассамблеи глав государств и правительств на прямое (в т.ч. вооруженное) вмешательство во внутренние дела государств-членов, в случаях геноцида, военных преступлений и преступлений против человечества; определен и комплекс мер по обеспечению выполнения решений Ассамблеи, в т.ч. введение политико-экономических санкций. Важнейшим является положение, осуждающее неконституционные способы смены правительства / The Constitutive Act of the African Union: adopted in 2000 at the Lome Summit, entered into force in 2001 // https://www.au.int/en/about/constitutive_act 3 Резолюция Совета Безопасности ООН № S/RES/2033 (2012), принятая Советом Безопасности на его 6702-м заседании 12 января 2012 года / http://daccess-dds- nv.un.org/doc/UNDQC/GEN/N12/206/25/PDF/N1220625.pdf
  • [2] В силу ливийской специфики протестное движение 2011 года в этой стране, едва начавшись, трансформировалось в племенной сепаратизм и вылилось в полномасштабную гражданскую войну, в которую вмешалось мировое сообщество.
  • [3] Эти войска были созданы в 1984 г., когда было подписано Соглашение о коллективной обороне. В их состав входят военнослужащие из всех стран - членов организации, но основной костяк составляют представители Саудовской Аравии, обладающей самыми многочисленными вооруженными силами среди всех участников ССАГПЗ.
  • [4] М.Ходынская-Голснищсва. «Ливийский урок». Цель оправдывает средства? - М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. - С.54. 2 Вспомним в этой связи, что ЛАГ не исключила из своих рядов Ирак, который в 1990 г. оккупировал соседний Кувейт, подвергнув насилию целую страну и, совершив этот демарш, в нарушении Устава ЛАГ и Пакта ЛАГ о коллективной обороне; членство Египта в Лиге было только приостановлено в 1979 г., хотя после подписания мирного договора с Израилем ему инкриминировалось «предательство интересов» всего арабского мира. За нарушение прав человека в Судане, в чем обвинялся президент этой страны Омар аль-Башир и ордер на арест которого выдал Международный уголовный суд ООН, Лига не ввела никаких санкций в отношении этой страны.
  • [5] М.Ходынская-Голенищева. «Ливийский урок». Цель оправдывает средства?. - М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. - С.203. 2 Extraordinary session of the Assembly of the Union on the state of peace and security in Africa, Addis Ababa, Ethiopia. 25 May 2011. - Decision on the peaceful resolution of the Libyan crisis. -[Электронный ресурс ]. - Режим доступа: appablog.wordpress.com/2011/05/27/extraordinary-session-of-the-assembly-of-the-union-on-the-state-of-peace-and-security-in-africa-addis-ababa-ethiopia-25-may-2011 -decision-on-the-peaceful-resolution-of-the-libyan-crisis-enhancin/
  • [6] Final Session of African Union Announces That Thalks on Libya Are Near. Press Release № 13. - 17 th AU Summit Malabo, Equatorial Guinea. - 1 July 2011// https://www.au.int/en/summit/
  • [7] 421 Резолюция Лиги арабских государств № 7436. Внеочередное заседание 2 ноября 2011 года. «Развитие событий в Сирийской Арабской Республике». План действий Лиги арабских государств по Сирии /Всемирная исламская политико-правовая мысль. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.worldislamlaw.ru/?p=905
  • [8] Как пишет в своей книге «Сирийский кризис» сотрудник Постоянного представительства России при ООН в Женеве М.С.Ходынская-Голенищева, «есть информации о том, что на фоне недовольства работой наблюдателей и объективностью ее главы генерала М. ад-Даби одна из монархий Персидского залива начала понуждать его подать в отставку и уступить место более покладистому человеку.... Суданцу предложили компенсацию, чтобы тот ушел. Когда генерал отказался, то последовало обращение к суданскому президенту О. аль-Баширу. После перевода 2 млрд долларов суданский президент отозвал генерала в Хартум». - См.: М.Ходынская-Голенищева. «На правильной стороне истории». Сирийский кризис. - М.: ОЛМА Медиа Групп, 2015.-С.239.
  • [9] О проявлении столкновений интересов различных держав на поле миротворчества см.: А.И.Никитин. Конфликты, терроризм, миротворчество. - М.: Навона, 2009.- 194 с.
  • [10] На саммит приехали король Саудовской Аравии, Марокко (впервые за 12 лет), Бахрейна, эмиры Кувейта и Катара, президенты Египта, Туниса, Ливана, Сомали, Судана (Омар аль-Башир, ордер на арест которого выдал Международный уголовный суд), премьер-министр Ирака. Ливию представлял глава правительства национального согласия. В арабской встрече в верхах также приняли участие Генеральный секретарь ООН, специальный посланник ООН по Сирии Стефан де Мистура, верховный представитель ЕС по иностранным делал и политике безопасности Федерика Могерини, спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку М.Богданов, Генеральный секретарь ОИК. Были представители администрации президента США и Франции.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >