>

2

Внешнеполитические приоритеты государств-членов АСЕАН в XXI веке

Созданная 50 лет назад, в августе 1967 года, Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) включает в себя на сегодняшний день 10 стран: Бруней-Даруссалам, Вьетнам, Индонезию, Камбоджу, Лаос, Малайзию, Мьянму, Сингапур, Таиланд и Филиппины. АСЕАН по праву считается одним из наиболее успешных региональных объединений, торговый оборот внутри него достигает 25%, что выше аналогичного показателя в большинстве других региональных организаций. Деятельность организации отличается слаженностью и внутренней стабильностью. Страны АСЕАН заявляют, что с 31 декабря 2015 года они живут на пространстве единого Сообщества АСЕАН[1] . Несмотря на это, следует отметить, что в Ассоциации практически отсутствуют наднациональные институты, в том числе в области внешней политики и безопасности. Как и практически нет коллективных договоренностей, которые отдельному государству следует беспрекословно выполнять. Каждое государство-член имеет собственные приоритеты, которые формируются под воздействием внутриполитических, исторических, цивилизационных и иных национальных факторов.

Тем не менее, благодаря единому курсу на формирование Сообщества АСЕАН, сложилось определенное общее понимание внешнеполитических целей и алгоритма поведения на международной арене АСЕАН. Они изложены в принятом в 2015 году на саммите АСЕАН в г. Куала-Лумпуре документе, озаглавленном «АСЕАН 2025: Вместе в будущее».

Согласно этому документу, страны намерены продолжать углублять интеграционные процессы в Юго-Восточной Азии в целях реализации концепции Сообщества АСЕАН, где в интересах народов этих стран существует политический порядок, при котором все люди пользуются правами человека и фундаментальными свободами, высоким уровнем жизни и преимуществами совместного созидания, строят более демократичный, транспарентный и инклюзивный мир, в котором всеми разделяются такие ценности как толерантность и умеренность.

Целью АСЕАН провозглашается мирное, стабильное, жизнеспособное Сообщество, способное противостоять вызовам времени. АСЕАН должна уметь откликаться на вызовы, затрагивающие мир и безопасность в регионе, а также играть центральную роль в выстраивании меняющейся региональной архитектуры и в тоже время расширять сотрудничество с внешними партнерами, чтобы вместе вносить вклад в глобальный мир, безопасность и стабильность.

По мнению авторов данного документа, Юго-Восточная Азия должна стать регионом, где все разногласия и споры решаются мирными средствами, включая отказ от применения силы, усиливаются меры по укреплению доверия, продвигается превентивная дипломатия и инициативное разрешение конфликтов. Регион должен оставаться регионом свободным от ядерного оружия и других ОМУ, и вносить свой вклад в глобальные усилия в области разоружения, нераспространения и мирного использования ядерной энергии. Члены Ассоциации будут предпринимать дальнейшие шаги по обеспечению мира и безопасности на море в рамках региона и вне их, через структуры АСЕАН и на основе международно-признанных документов по морскому праву.

Что касается геополитических приоритетов внешних связей АСЕАН, то они представлены в этом документе в весьма общем плане. Указано, что Сообщество АСЕАН заинтересовано в развитии дружеских и взаимовыгодных связей, в углублении сотрудничества с партнерами по диалогу (ими на сегодняшний день являются Австралия,

1

Там же.

Индия, Канада, Китай, Новая Зеландия, Республика Корея, Россия, США, Япония, а также ЕС), развитии отношений с другими зарубежными странами, в нахождении новых потенциальных партнеров[2].

Принимая документ «АСЕАН 2025», члены Ассоциации не отказывались от базовых внешнеполитических принципов, которым они следовали все годы с момента основания организации и которые зафиксированы в таких совместных документах как Договор о дружбе и сотрудничестве 1976 г., Декларация о поведении сторон в Южно-Китайском море 1992 г. Договор о зоне свободной от ядерного оружия 1995 г., Декларации согласия 2003 г. Можно констатировать, что этими документами страны АСЕАН брали на себя обязательства не прибегать к силе для решения региональных проблем, рассматривать свою безопасность в неразрывной связи друг с другом и как часть общей безопасности региона, бороться за создание мирного и стабильного международного порядка.

Однако, как неоднократно отмечалось отечественными экспертами, страны АСЕАН представляют собой достаточно пеструю палитру с точки зрения государственного устройства, а значит и механизмы выработки внешней политики у них разные. Так, Бруней -абсолютная монархия, Камбоджа, Малайзия, Таиланд -конституционные монархии, но монархи в них не оказывают практического влияния на внешнеполитическую жизнь страны. Индонезия и Филиппины имеют многолетний опыт парламентской демократии. Сингапур также формально живет по законам парламентской республики, но реальная власть в стране принадлежит одной партии. СРВ и ЛНДР - парламентские республики, в которых, однако, вся политическая жизнь находится под жестким контролем монопольно правящей коммунистической партии. Мьянма долгие годы жила в условиях военной диктатуры и только в последние пять лет пытается развиваться на основе либерально-демократических норм.

Кроме того, отдельные страны АСЕАН имеют весьма разнообразный опыт международного общения. В годы холодной войны стоявшие у власти в Ханое, Вьентьяне, Пномпене коммунисты действовали солидарно с Советским Союзом и странами социалистического содружества, по мере сил и возможностей поддерживали революционные движения в регионе и по всему миру. А такие страны как Филиппины, Таиланд, Сингапур, Малайзия, Индонезия шли в фарватере политики США. Мьянма (до 1989 г. -Бирма) находилась с 1962 г. в такой самоизоляции, что ее реальное присоединение к тому или иному полюсу биполярного мира представляется затруднительным.

Кроме того, у каждой из стран (кроме Таиланда) было собственное колониальное прошлое. Вьетнам, Лаос, Камбоджа были колониями Франции, Сингапур, Бруней, Малайзия, Бирма - Великобритании, Индонезия - Голландии, Филиппины - Испании и США И это что также определяет разнообразие политических культур этих народов.

Эти общие замечания призваны предварить рассмотрение внешнеполитических приоритетов отдельных государств-членов АСЕАН.

Бруней-Даруссалам, как уже отмечалось, является абсолютной монархией и внешнеполитический курс этой страны с момента провозглашения Декларации независимости этой страны 1 января 1984 года и по сей день определяется главой государства - султаном. Целью внешней политики Брунея, как указывает портал МИД страны, является обеспечение и продвижение национальных интересов, коими являются защита суверенитета, независимости и территориальной целостности, сохранение политической, культурной и религиозной идентичности страны, содействие миру, безопасности, процветанию и стабильности в регионе и мире, обеспечение процветания, экономическому и социальному благосостоянию страны.

Для реализации вышеназванных целей брунейская дипломатия должна устанавливать отношения со всеми дружественными нациями, укреплять двустороннее и многостороннее сотрудничество, участвуя в

1

1 9. Ministry of foreign affairs and trade of Brunei. Foreign Policy [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.mofat.gov.bn/Pages/Foreign%20Policy.aspx (дата обращения 12.02.2017).

суб-региональных, региональных и международных организациях, вносить вклад в укрепление мира, безопасности и процветания в регионе, углубляя взаимопонимание между странами, сохранять приверженность Уставу ООН, Хартии АСЕАН, универсально признанным принципам международного права, уважать права человека и фундаментальные свободы[3].

В этом же источнике указаны принципы, на которых базируется внешняя политика султаната. Это - взаимное уважение территориальной целостности, суверенитета, независимости и национальной идентичности всех наций, признание равноправия всех наций, и больших, и малых, невмешательство во внутренние дела других наций, мирное разрешение споров, сотрудничество во имя общего блага.

Во Вьетнаме принципы внешней политики, ее цели и механизмы реализации определены в Конституции СРВ, последняя редакция которой была одобрена парламентом страны в ноябре 2013 г. Статья 12 основного закона страны гласит: «Социалистическая Республика Вьетнам последовательно проводит внешнеполитическую линию независимости, самостоятельности, мира, дружбы, сотрудничества и развития; развивает многовекторность и разносторонность отношений; динамично и активно включается в международную интеграцию и сотрудничество на основе уважения независимости, суверенитета и территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды; следует Уставу ООН и международным договорам, участником которых является. СРВ - друг, надежный партнер и ответственный участник международного сообщества, вносящий в интересах нации и государства вклад в дело мира, национальной независимости, демократии и социального прогресса во всем мире».

Другими, не менее важными документами, определяющими внешнеполитический курс вьетнамского государства, являются решения съездов монопольно правящей в стране Коммунистической партии

Вьетнама, последний из которых проходил в январе 2016 г. В политическом докладе ЦК КПВ XII съезду на ближайшую пятилетку была поставлена следующая задача: «Проводить независимый, самостоятельный, многовекторный и диверсифицированный внешнеполитический курс, инициативно и активно интегрироваться в мировое сообщество, сохранять мирную окружающую среду и стабильность, создавать благоприятные условия для строительства и защиты Родины, укреплять позиции Вьетнама на международной арене и повышать его международный авторитет в регионе и в мире»[4].

Таким образом, если кратко суммировать содержание основополагающих документов внешней политики СРВ, то ее основная цель обеспечивать благоприятные условия для развития страны путем поддержания равных отношений со всеми странами («многовекторность») и широкое участие в международной интеграции.

Что касается выбора партнеров, то выступая на XII съезде, Генеральный секретарь ЦК КПВ Нгуен Фу Чонг призвал «активизировать и углублять отношения с партнерами, особенно со стратегическими партнерами и крупными странами, играющими важную роль в развитии Вьетнама» Также рекомендовано взаимодействовать с такими международными организациями как АСЕАН и ООН, «участвовать в многосторонних механизмах по обороне и безопасности».

СРВ в настоящее время поддерживает отношения стратегического партнерства с 15 государствами, в том числе со всеми пятью членами Совета Безопасности ООН. Опираясь на данные ежегодника МИД СРВ за 2015 год, представляется возможным более конкретно определить географические приоритеты вьетнамской дипломатии. На первые места поставлены отношения с соседними государствами - Лаосом, Камбоджей, Китаем, странами АСЕАН, Индией и Японией. Далее представлен европейский регион, где приоритетными партнерами СРВ являются Российская Федерация и ЕС, затем - американский континент, где безусловное первенство принадлежит США, далее рассматриваются

отношения с Канадой и странами Латинской Америки. Завершают региональный список Австралия и Новая Зеландия[5] .

Основополагающими принципами внешней политики Индонезии, по мнению одного из ведущих специалистов-индонезиеведов Л.М. Ефимовой, являются независимость и активность. Их еще в 1948 году провозгласил один из отцов-основателей республики Мохаммед Хатта. Сегодня, как считает Л.М. Ефимова264265, эти принципы подразумевает независимый внешнеполитический курс, не связанный ни с одной из мировых держав или группировок, деятельное участие в международных отношениях.

Также в самом начале независимого пути развития страны, когда только принималась конституция республики 1945 г., в ней было зафиксировано, что целью новой власти является «установление в мире порядка, основанного на принципах независимости, прочного мира и социальной справедливости».

Еще одним принципом внешней политики Индонезии является следование так называемому архипелажному мировоззрению. Выдвинутая в 1957 году премьер-министром Джуандой концепция архипелага, имела целью сохранение территориальной целостности и национального единства страны, и в конце концов привела к закреплению за Индонезией статуса «государства-архипелага».

В рамках этого мировоззрения нынешний президент Индонезии Джоко Видодо (избран осенью 2014 г.) выдвинул новую внешнеполитическую концепцию, озаглавленную «Индонезия -морская ось мира». Ее цель превратить Индонезию в могучую державу

на стыке двух океанов - Индийского и Тихого. С этой целью Индонезия будет наращивать свою оборонную мощь, активизирует морскую дипломатию, продолжит развивать морскую инфраструктуру, сохранять биоресурсы моря и др.[6]

Так же при Президенте Д. Видодо был принят «Стратегический план Министерства иностранных дел на 2015-2019 годы», в котором содержатся как подтверждение следованию принципам независимости и активности, так и определение целей индонезийской дипломатии на период пребывания Дж. Видодо у власти. Главной стратегической целью в этом документе объявляется утверждение Индонезии в качестве мировой морской державы, что должно достигаться путем усиления роли республики на мировой арене, повышением дипломатической активности в международных отношениях. Особое внимание уделяется реализации концепции морской дипломатии, которая должна быть направлена на устранение источников конфликтов на море, в том числе территориальных споров. С этой концепцией связана и установка на укреплении суверенитета Индонезии, ее юрисдикции относительно морской акватории.

С приходом нового Президента Дж. Видодо были определены и новые векторы индонезийской дипломатии. Это, во-первых, активизация деятельности в бассейне Индийского океана. Во-вторых, продвижение демократии в мировом масштабе, т.к. Индонезия уже несколько лет позиционирует себя как третье в мире демократическое государство (после Индии и США). В-третьих, стремление выдвинуться в лидеры мирового исламского движения, усилить свое влияние в Организации исламского сотрудничества. Стратегический план также предполагает утверждение образа Индонезии на мировой арене в качестве примера истинного мультикультурализма, толерантности и межцивилизационной гармонии

Еще раньше, в 1999 году в Индонезии был принят Закон «О внешних связях», который действует и по сей день. Этот документ закрепил принципы внешней политики страны, определил механизм ее

реализации. В документе указывается, что внешняя политика Индонезии строится на принципах равенства, взаимного уважения и невмешательства во внутренние дела других стран. Также отмечается, что целью деятельности индонезийского правительства должно быть достижение мирового порядка, базирующегося на свободе, прочном мире и социальной справедливости. В законе говорится, что на международной арене Республика Индонезия соблюдает общепризнанные правила, вытекающие из Устава ООН и подписанных 272 страной конвенции и соглашении .

Что касается партнеров двустороннего сотрудничества, то, по мнению российского исследователя Н.И. Хохловой, наибольшей активностью отмечены связи Индонезии с Австралией, ЮАР, Бразилией, Китаем, Японией, Республикой Корея, Пакистаном, Россией, США[7] .

Основополагающие принципы внешней политики Королевства Камбоджа изложены в ряде статей Конституции страны, принятой в 1993 году. Обращает на себя внимание тот факт, что уже в статье 1 основного закона зафиксирована приверженность камбоджийского - 274

государства политике постоянного нейтралитета , что провозглашалось еще в 1950-е годы на заре камбоджийской независимости. Статья 52 определяет задачи правительства в области внешней политики как «защиту «независимости, суверенитета, территориальной целостности Королевства Камбоджа».

Статья 53 гласит: Королевство Камбоджа придерживается политики постоянного нейтралитета и неприсоединения. Королевство Камбоджа соблюдает принципы политики мирного сосуществования с соседями и иными иностранными государствами во всем мире.

Королевство Камбоджа не вторгается на территории других стран, прямо или косвенно не вмешивается во внутренние дела иных государств и решает любые проблемы мирным путем с надлежащим уважением общих интересов.

Королевство Камбоджа не вступает в военные союзы и не присоединяется к каким-либо военным пактам, поскольку это несовместимо с его политикой нейтралитета.

Королевство Камбоджа не допускает размещения военных баз на своей территории и не имеет собственных военных баз за границей, исключение может быть сделано лишь по просьбе Организации Объединенных Наций.

Королевство Камбоджа оставляет за собой право на получение иностранной помощи в виде военного снаряжения, оружия, боеприпасов, обучения своих вооруженных сил и другой помощи для самообороны и поддержания публичного порядка и безопасности на своей территории»[8].

Отдельно в статье 54 Конституции выделены обязательства Камбоджи по поводу нераспространения оружия массового поражения: «Производство, использование и хранение ядерного, химического и биологического оружия полностью запрещены».

Изложенные в Конституции положения, касающиеся внешней политики королевства, дополняют правительственные отчеты парламенту. Так, в 2013 году правительство подтверждало, что камбоджийская территория не будет использоваться для совершения агрессии против других стран. Правительство брало на себя обязанность противодействовать терроризму, трансграничной преступности, нелегальной иммиграции. Еще раньше, в июле 2004 года, премьер-министр Хун Сен отмечал необходимость интеграции

Камбоджи в региональные и мировые процессы в интересах социально-279 экономического развития страны .

Формирование внешней политики Лаоса, ее основополагающих принципов и приоритетов происходит во многом по примеру соседнего Вьетнама. Это связано не только с тем, что в обоих государствах монопольно правящей партией являются коммунисты, но и тем, что на протяжении многих десятилетий лаосские коммунисты получают политическую, идеологическую и всякую другую помощь от вьетнамских коммунистов.

В Конституции Лаосской Народно-Демократической Республики, принятой парламентом в 2003 году в статье 12 содержится следующее определение внешней политики страны: «Лаосская Народно-Демократическая Республика проводит внешнюю политику мира, независимости, дружбы и сотрудничества, развивает связи и сотрудничество со всеми странами на основе следующих принципов: мирное сосуществование, уважение независимости, суверенитета и территориальной целостности, невмешательство во внутренние дела других государств, равенство и взаимная выгода. Лаосская Народно-Демократическая Республика поддерживает борьбу народов мира за мир, национальную независимость, демократию и социализм»[9] .

Учитывая международный статус Лаоса как одной из наименее развитых стран мира, понятным становится ориентация лаосской дипломатии на содействие привлечению в страну масштабной иностранной помощи. Главными стратегическими союзниками ЛНДР являются Вьетнам и Китай, а торговым партнером - Таиланд.

Внешнюю политику Малайзии, по мнению дипломатов этой страны, определяют три постоянно действующих фактора: геостратегическое положение (принадлежность к Юго-Восточной Азии), торговый характер малазийской нации и уникальный

многонациональный состав страны[10]. Главными задачами малазийской дипломатии провозглашены защита суверенитета и национальных интересов государства, внесение заметного вклада в формирование справедливого сообщества наций. На международной арене малазийская дипломатия руководствуется принципами уважения независимости, суверенитета, территориальной целостности, невмешательства в дела других наций, мирное разрешение споров, мирное сосуществование и взаимовыгода.

Хотя на сайте МИД Малайзии указано, что краеугольным камнем внешней политики Малайзии являются ее позиции внутри АСЕАН, отношения с другими странами, не входящими в ассоциацию, имеют очень большое значение, так как «благосостояние нации базируется на крепких дружественных связях со всеми странами».

В ООН Малайзия продолжает бороться за решение глобальных проблем в целях достижения всеобщего мира, безопасности и сотрудничества.

В отношениях с развивающимися странами развитая Малайзия (один из «азиатских тигров») делиться опытом и технологиями, как мусульманское государство придает большое значение взаимодействию с Организацией исламского сотрудничества (ОИС).

Среди других международных организаций, в которых Малайзия хотела бы оставаться активным членом - Движение неприсоединение, Содружество, Группа 77, Диалог Азия - Ближний Восток (AMED), Сотрудничество Дальний Восток - Азия - Латинская Америка (FEALAC), Ассоциация для регионального сотрудничества Индийского океана (IOR-ARC), АСЕМ и АТЭС. Через членство в этих организациях Малайзия хотела бы усилить свою роль в сотрудничестве по линии «Юг-Юг», то есть между развивающимися странами. Сотрудничеству с ближайшими соседями будет способствовать участие в таких организациях, кроме АСЕАН, как Восточноасеановская зона роста

Бруней - Индонезия - Малайзия - Филиппины (BIMP-EAGA), Треугольник роста Индонезия-Малайзия-Таиланд (IMTGT)[11].

Малазийская дипломатия также работает сегодня над продвижением идеи «Глобального движения умеренных» (GMM), которую в 2010 г. на Генассамблеи ООН выдвинул премьер-министр страны Наджиб Разак. Суть ее сводится к использованию мирных, неэкстремистских форм разрешения споров и противоречий. Как пояснил на одной из встреч в Москве исполнительный директор Фонда глобального движения умеренных Кхалег Аванг: «Мы должны выбрать умеренность, а не экстремизм. Мы должны выбрать переговоры, а не конфронтацию. Мы должны работать вместе, а не друг против друга».

С начала нынешнего столетия в Республике Союз Мьянма происходят существенные, хотя и небыстрые изменения в политической жизни. На смену диктатуре военных, из-за которых страна долгие годы жила в режиме строгой международной изоляции и классифицировалась Вашингтоном и его союзниками как «страна-изгой», к власти в 2016 году приходит гражданское правительство, сформированное на основе результатов парламентских выборов. Еще раньше в 2008 году была принята Конституция Мьянмы, которая стала основой перехода страны к многопартийной системе, парламентаризму, демократии, многоукладности в экономике. В Конституции 2008 года был закреплен и миролюбивый внешнеполитический курс нового государства. Так, статья 41 гласит: «Союз проводит независимую активную внешнюю политику неприсоединения, направленную на поддержание мира во всем мире, развитие дружеских отношений и связей между народами, и придерживается принципов мирного сосуществования между нациями». Статья 42 содержит обязательство Союза Мьянмы «не начинать агрессию против какой-либо нации». В

той же статье говорится, что «никакие иностранные войска не могут быть размещены на территории Союза»[12].

Геополитические приоритеты Мьянмы еще только формируются, но принимая во внимание, что первый визит лидер победившей на выборах Национальной лиги за демократию Аун Сан Су Чжи (занимает пост министра иностранных дел) в конце 2016 г. совершила в Китай, а в апреле 2017 г. туда же с официальным визитом отправился Президент РСМ У Тхин Чжо, можно утверждать, что Китай является главным зарубежным партнером Мьянмы.

Российский исследователь К.А. Ефремова на основе анализа структуры МИДа Республики Союз Мьянма приходит к заключению, что АСЕАН стоит на первом месте в системе внешнеполитических приоритетов этой страны.

Руководство Республики Сингапур, несмотря на небольшие размеры государства - фактически это один город, обладает достаточно проработанной внешнеполитической линией. На сайте сингапурского МИДа отмечается, что фундаментальными принципами внешней политики республики являются: обеспечивать надежный, сдерживающий уровень обороны, поддерживающий внешнюю политику;

  • • развивать хорошие отношения во всех сферах с соседями;
  • • быть друзьями тех, кто хочет быть нашими друзьями;
  • • поддерживать тех, кто был с Сингапуром в трудную минуту;
  • • во всем поддерживать АСЕАН;
  • • вносить вклад в поддержание безопасной, мирной атмосферы внутри и вокруг Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона;
  • • содействовать поддержанию свободной и открытой многосторонней торговой системы;
  • • готовность торговать с любым государством на основе взаимной выгоды и поддерживать свободный рынок;

• оказывать поддержку и активно участвовать в деятельности международных организаций, например, ООН [13].

Этому перечню задач сингапурской дипломатии предшествовал еще такой тезис: «Как малое государство, Сингапур не имеет иллюзий по поводу своего положения в регионе и мире». Разъяснение ему можно найти в выступлении премьер-министра Сингапура Ли Сян Луна на одной из научных конференций в ноябре 2015 г. Лидер государства подчеркнул тогда, что «Сингапур не может быть везде на международной арене». Но Сингапур должен участвовать в работе ключевых международных форумов - ООН, ВТО, АТЭС. Первостепенной важности считается сотрудничество с АСЕАН, участие в таких асеаноцентричных форумах как ВАС и АРФ. Среди стран-членов АСЕАН премьер-министр выделил как наиболее близких партнеров - Индонезию и Малайзию. На мировой арене Сингапур, по мнению Ли Сянь Луна, должен также обратить внимание на взаимодействие с малыми странами, при этом была упомянута «группа 155» в ООН.

В Таиланде, хотя нынешнее правительство пришло к власти в 2014 году в результате военного переворота, механизм определения внешнеполитических приоритетов остался прежним. В стране действует Конституция 2007 года, в которой статья 77 обязывает государственные органы защищать и поддерживать королевскую власть, равно как независимость, суверенитет, безопасность государства, национальные интересы и демократический режим управления с Королем в качестве главы государства, содействовать национальному развитию.

Отдельная статья 82 посвящена задачам внешней политики государства. Она гласит: «Государство должно поддерживать дружественные отношения с другими странами и придерживаться

недискриминационных принципов, выполнять соглашения по правам человека, в которых Таиланд является стороной, равно как и международные обязательства перед другими странами и международными организациями.

Государство должно поддерживать торговлю, инвестиции и туризм с другими странами, а также обеспечивать защиту и блюсти привилегии тайских подданных, живущих за границей»[14].

Пришедшее к власти армейское руководство сохранило и такой традиционный для Таиланда механизм закрепления внешнеполитических приоритетов как выступление в парламенте главы правительства с так называемым Политическим заявлением. Премьер-министр генерал Прают Чан-оча, выступая в Национальной законодательной ассамблее в сентябре 2014 г., выделил следующие приоритетные направления внешнеполитической деятельности нового правительства. Это - укрепление безопасности на море с учетом транснациональной преступности, укрепление доверия с соседними странами, укрепление потенциала совместных военных операций в рамках АСЕАН, сотрудничество в предотвращении и решении споров, пограничных проблем двухсторонними и многосторонними механизмами. Премьер отметил особую важность внешней политики в жизни государства. Она, по его словам, - жизненно важный компонент всей деятельности правительства, поддерживая хорошие отношения со всеми странами, используя дипломатические механизмы для достижения максимальной выгоды для народа Таиланда, защищая интересы тайцев, расширяя обмены с зарубежными странами в области образования, культуры, торговли, развития человеческих ресурсов.

Среди вызовов и угроз, с которыми намеревается бороться новое правительство, были названы незаконный оборот наркотиков и оружия, торговля людьми, пиратство, терроризм и транснациональная преступность.

Стратегические цели и задачи дипломатической службы определяет и такой документ как Стратегия МИД на 2015-2018 гг.[15] В нем указано, что основные цели внешнеполитического ведомства королевства - усилить стратегические позиции Таиланда и защитить национальные интересы. Для этого Таиланд будет развивать отношения с соседними странами и странами Юго-Восточной Азии, играть конструктивную роль в Сообществе АСЕАН, укреплять отношения со стратегическими партнерами, играть ответственную роль в международном сообществе, повышать уровень конкурентоспособности и сотрудничества национальной экономики, обеспечивать высокую степень доверия в отношения имиджа страны, повышать понимание всеми слоями общества значения внешнеполитической практики и уровень участия в ней граждан.

На Филиппинах, несмотря на приход к власти в июне 2016 года Президента Р. Дутерте, опровергающего своими высказываниями все бывшие основы внутренней и внешней политики страны, продолжает действовать Конституция 1987 года, в которой определены основные принципы филиппинской внешней политики. Статья 7 ее гласит: «Государство осуществляет независимую внешнюю политику. В отношениях с другими государствами первостепенное значение имеет сохранение национальной суверенности, территориальной целостности, реализация национальных интересов и права на самоопределение нации».

Также в основном законе зафиксированы следующие международные обязательства: «Филиппины отказываются от войны как инструмента осуществления национальной политики, перенимают и используют общепринятые принципы международного права как часть законодательства собственной страны и придерживаются политики мира, равенства, справедливости, свободы, сотрудничества и мирных отношений между всеми нациями» (Статья 2). В статье 8 содержится

отказ Филиппин от ядерного оружия, его использования и

302 размещения .

Также сохраняют свою действенность положения Закона №157 («Филиппинский закон о внешней службе 1991 года»), в котором определены три «столпа» филиппинской внешней политики:

  • • сохранение и усиление национальной безопасности,
  • • поощрение и достижение экономической безопасности,
  • • защита прав и продвижение филиппинцев за

~ 303

границей.

Последнее связано с массовой трудовой эмиграцией филиппинских граждан, когда 10% трудоспособного населения работает за рубежом.

Что касается геополитических партнеров Филиппин, то это -Китай, Япония, США, страны АСЕАН. Если верить в серьезность высказываний президента Дутерте, то возможно превращение также России в одного из приоритетных партнеров Филиппин[16] .

В связи с остротой проблемы отношений центрального правительства с мусульманами острова Минданао Манила делает попытки добиться для Филиппин статуса наблюдателя в Организации исламского сотрудничества, а для этого особое внимание уделяется отношениям с исламскими государствами.

Проведенный анализ документов стран АСЕАН, определяющих их внешнеполитические приоритеты, показывает, что основные цели ассоциации и отдельных ее членов в области внешней политики соответствуют основополагающим общепризнанным международным нормам, зафиксированным в таких документах как Устав ООН, Хельсинкский заключительный акт: обеспечение безопасности, суверенитета, территориальной целостности государств,

невмешательство во внутренние дела других стран извне, решение спорных вопросов мирным путем. Внешняя политика призвана создавать благоприятные условия для внутреннего прогрессивного развития стран и народов, обеспечить их демократическое развитие. В ряде государств (Сингапур, Малайзия, Таиланд, Вьетнам) особое значение придается интеграции в международные экономические объединения, их внешняя политика обладает явными чертами экономоцентричности.

Все это создает особо благоприятные условия для реализации российского предложения о создании в Азиатско-Тихоокеанском регионе «всеобъемлющей, открытой, транспарентной и равноправной архитектуры безопасности и сотрудничества на коллективных началах»[17].

Географические приоритеты также диктуются фактором обеспечения национальной безопасности, поэтому на первое место выходят отношения с соседями (за рамками АСЕАН) и двумя наиболее могущественными на сегодняшний день государствами в регионе -Китаем и США. То, что отношения с АСЕАН ни в одном случае не были упомянуты первыми, говорит об определенной слабости политических связей внутри ассоциации, прежде всего потому, что в организации нет жесткой внутренней дисциплины и подчинения лидеру или большинству, а каждое отдельное государство АСЕАН дорожит своей самостоятельностью.

Обращает на себя внимание, что во внешнеполитических приоритетах АСЕАН в целом, и каждого члена ассоциации в отдельности, Россия не рассматривается в качестве партнера первостепенной важности. Также Россия не входит в число главных торговых партнеров Ассоциации и отдельных ее членов, о чем свидетельствует представленная на зарубежных сайтах информация.

Это означает, что «поворот на Восток», объявленный руководством нашей страны уже несколько лет назад, не дает пока желаемых результатов.

На одну из причин, на наш взгляд важнейшую, несколько лет назад указал Министр иностранных дел России С.В. Лавров: «В последние годы мы решительно нацеливаем нашу внешнюю политику на активное развитие отношений со странами АТР, подключение к деятельности региональных интеграционных объединений и многосторонних форумов. В то же время нельзя не видеть, что меры по укреплению экономической связки восточных регионов России с АТР остаются недостаточно эффективными, запаздывают, осуществляются несбалансированно. В результате наше внешнеполитическое

«наступление» в АТР оказывается без должного торгово

инвестиционного подкрепления, не может опереться на крепкие 307 экономические «тылы» .

«Укрепление позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе и активизация отношений с расположенными в нем государствами» и сегодня рассматривается в Концепции внешней политики России как «стратегически важное направление»[18] . Но России предстоит еще многое сделать, чтобы достичь в Юго-Восточной Азии намеченных целей.

Библиография:

  • 1. XII съезд Компартии Вьетнама: документы и экспертные оценки. М., Форум, 2016.
  • 2. Внешнеполитический процесс на Востоке, под ред. Д.В. Стрельцова, М.: Аспект-Пресс. - 2017.

  • 3. Ефимова Л.М. Внешнеполитическая доктрина президента Индонезии Джоко Видодо // Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития, 2016 том 33, с. 55-69
  • 4. Ефимова Л.М. ИНДОНЕЗИЙСКАЯ «МОРСКАЯ ОСЬ МИРА» И КИТАЙСКИЙ «МОРСКОЙ ШЁЛКОВЫЙ ПУТЬ 21 ВЕКА» И Вестник МГИМО-Университета, издательство МГИМО (У) МИД России (М.), 2015 том 6, № 45, с. 196-204
  • 5. Конституция Социалистической Республики Вьетнам. 2013 (на вьет. яз.). Ханой, 2014.
  • 6. Международные организации и урегулирование конфликтов./ Отв. ред. Т.А. Закаурцева, Т.В. Каширина//М., «Дашков и К», 2017.
  • 7. Хохлова Н.И. Основные направления внешней политики Индонезии и перспективы ее развития по итогам первого президентства С.Б. Юдойоно// Вестник МГИМО Университета, №4, 2011.-С.54-60.
  • 8. Буяев И. Дутерте ставит на Москву. Уходящие от США

Филиппины просят у России энергию [Электронный ресурс]. -Режим доступа:

//http://life.ru/t/3KOHOMHKa/987327/dutiertie_stavit_na_moskvu_ukhodi ashchiie_ot_ssha_filippiny_prosiat_u_rossii_enierghiiu (дата

обращения: 21.03.2017).

  • 9. Выступление министра иностранных дел России С. В. Лаврова на совещании «Восток России и интеграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе: вызовы и возможности». Москва, 3 июля 2009 года [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.mid.ru/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/12618fed 03530lf8c32575e8003ebdla?OpenDocument (дата обращения: 4. 04.2017).
  • 10. Концепция внешней политики России. (Утверждена Президентом

Российской Федерации В.В. Путиным 30 ноября 2016 г) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/official_documents/-/assetjpublisher/CptICkB6BZ29/content/id/2542248.9 (дата

обращения: 15.12.2016).

11. ASEAN 2025: Forging ahead together [Электронный ресурс]. -

Режим доступа:

http ://asean. org/storage/2015/11 /ASE AN_2025_Forging_Ahead_T oget her.pdf (дата обращения: 14.09.2016).

  • 12. Channel News Asia [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.channelnewsasia.com/news/singapore/singapore-s-foreign/2298768html (дата обращения: 12.03.2017).
  • 13. Central Intelligence Agency. The World Factbook [Электронный

ресурс]. - Режим доступа:

https://www.cia.gov/library/publications/resources/the-world-factbook/geos/vm.html (дата обращения: 22.04.2017).

  • 14. Royal Government of Cambodia. “Political Platform” Of the Royal Government of Cambodia of the Fifth Legislature of the National Assembly [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://cnv.org.kh/wp-content/uploads/2013/10/24sep 13_political-platform_presentation-to-NA.pdf (дата обращения: 9.04.2017).
  • 15. The Official Gazette of the Republic of the Philippines. Philippine foreign policy [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.dfa.gov.ph/about-us/phl-foreign-policy) (дата обращения: 10.04.2017).
  • 16. Global movement of moderates foundation [Электронный ресурс]. -

Режим доступа: http://www.gmomf.org/wp-

content/uploads/media/1227.pdf (дата обращения: 23.03.2017).

17. Official portal of Ministry of foreign affairs, Malaysia [Электронный

ресурс]. - Режим доступа:

http://www.kln.gov.my/web/guest/foreign_policy (дата обращения: 23.03.2017).

  • 18. Embassy of the Republic of Singapore. Singapore’s Foreign Policy [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.mfa.gov.sg/content/mfa/overseasmission/manila/about_singapore /foreign_policy.html (дата обращения: 12.03.2017).
  • 19. Ministry of foreign affairs of the Kingdom of Thailand [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.mfa.go.th/main/en/policy/58465-MFA%E2%80%99s-4-year-Strategy.html (дата обращения: 16.03.2017).
  • 20. Royal Government of Cambodia. The Rectangular Strategy for Growth, Employment, Equity and Efficiency in Cambodia [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.mfaic.gov.kh/rectangular-stetegies) (дата обращения: 9.04.2017).
  • 21. Ministry of foreign affairs and trade of Brunei. Foreign Policy

[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.mofat.gov.bn/Pages/Foreign%20Policy.aspx (дата

обращения: 12.02.2017).

22. МГИМО-Университет МИД России [Электронный ресурс]. -

Режим доступа:

www.mgimo.ru/news/intemational_contacts/document229196.phtml (дата обращения: 23.03.2017).

  • 23. The National Assembly of The Lao People's Democratic Republic [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.na.gov.la/index.php?option=com_content&view=article&id =26&Itemid=188&lang=en (дата обращения: 02.12.2016).
  • 24. Ngoai giao Viet Nam [Электронный ресурс]. - Режим доступа: 154447._Ngoai_giao_Viet_Nam_2015.pdf.html (дата обращения: 15.02.2017).
  • 25. Конституции государств мира [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://worldconstitutions.ru (дата обращения: 05.12. 2016).

  • [1] Подробнее об АСЕАН см. Международные организации и урегулирование конфликтов./ Отв.ред. Т.А. Закаурцева, Т.В.Каширина // М., «Дашков и К», 2017, с. 138-166. 2 ASEAN 2025: Forging ahead together [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://asean.org/storage/2015Zl l/ASEAN_2025_Forging_Ahead_Together.pdf (дата обращения 14.09.2016).
  • [2] Там же. 2 «Международные организации и урегулирование конфликтов», с. 151. 3 «Международные организации и урегулирование конфликтов», с. 149.
  • [3] Там же 2 Там же. 3 Конституция Социалистической Республики Вьетнам. 2013 (на вьет. яз.). Ханой, 2014, с. 25.
  • [4] Цит. по: «XII съезд Компартии Вьетнама: документы и экспертные оценки». М.,2016, с. 22. 2 Там же с. 177.
  • [5] Ngoai giao Viet Nam [Электронный ресурс]. - Режим доступа: 154447._Ngoai_giao_Viet_Nam_2015.pdf.html (дата обращения 15.02.2017). 2 Ефимова Л.М. ИНДОНЕЗИЙСКАЯ «МОРСКАЯ ОСЬ МИРА» И КИТАЙСКИЙ «МОРСКОЙ ШЁЛКОВЫЙ ПУТЬ 21 ВЕКА» // Вестник МГИМО-Упиверситета, издательство МГИМО (У) МИД России (М.), 2015 том 6, № 45, с. 196-204 3 Ефимова Л.М. Внешнеполитическая доктрина президента Индонезии Джоко Видодо Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития, 2016 том 33, с. 55-69 4 Внешнеполитический процесс на Востоке, под ред. Д.В. Стрельцова, М.: Аспект-Пресс. 2017. -С.208. 5 Конституция Индонезии [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.worldconstitutions.ru (дата обращения: 20.02.2017). 6 ^Внешнеполитический процесс на Востоке. - С. 208.
  • [6] 2 Ук. соч. С. 218 3 Ук. соч. С.217-219.
  • [7] Ук.соч., с.207-208.. 2 Хохлова Н.И. Основные направления внешней политики Индонезии и перспективы ее развития по итогам первого президентства С,Б. Юдойоно... Вестник МГИМО Университета, №4, 2011,. С.57. 3 Конституция Камбоджи [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://worldconstitutions.ru/?p=315 (дата обращения: 05.12. 2016) 4 Там же.
  • [8] Там же 2 Там же. 3 Royal Government of Cambodia. “Political Platform” Of the Royal Government of Cambodia of the Fifth Legislature of the National Assembly [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://cnv.org.kh/wp-content/uploads/2013/10/24sep 13_political-platform_presentation-to-NA.pdf (дата обращения 9.04.2017).
  • [9] Royal Government of Cambodia. The Rectangular Strategy for Growth, Employment, Equity and Efficiency in Cambodia [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.mfaic.gov.kh/rectangular-stetegies) (дата обращения 9.04.2017). 2 The National Assembly of The Lao People's Democratic Republic [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.na.gov.la/index.php?option=com_content&view=article&id=26&Itemid= 188&lang=en (дата обращения 02.12.2016).
  • [10] 28'Official portal of Ministry of foreign affairs, Malaysia [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.kln.gov.my/web/guest/foreign_policy (дата обращения 23.03.2017). 2 Там же 3 Там же. 4 Там же
  • [11] 2 Global movement of moderates foundation [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.gmomf.org/wp-content/uploads/media/1227.pdf (дата обращения 23.03.2017). 3 МГИМО-Университет МИД России [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.mgimo.ru/news/intemational_contacts/document229196.phtml (дата обращения 23.03.2017). 4 Конституция Мьянмы [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://worldconstitutions.ru/?p=311. (дата обращения: 25.03.2017 г.)
  • [12] Там же. 2 ^“Внешнеполитический процесс на Востоке. - С. 167.
  • [13] 29,Embassy of the Republic of Singapore. Singapore’s Foreign Policy [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.mfa.gov.sg/content/mfa/overseasmission/manila/about_singapore/foreign_policy.html (дата обращения 12.03.2017). 2 Там же. 3 Channel News Asia [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.channelnewsasia.com/news/singapore/singapore-s-foreign/2298768html (дата обращения 12.03.2017). 4 Конституция Таиланда [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://worldconstitutions.ru (дата обращения: 12.03.2017 г.)
  • [14] Там же. 2 Policy statement of the Council of Ministers [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.mfa.go.th.policy-20150205-103332-009818.pdf (дата обращения: 16.03.2017). 3 Там же 4 Там же
  • [15] Ministry of foreign affairs of the Kingdom of Thailand [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.mfa.go.th/main/en/policy/58465-MFA%E2%80%99s-4-year-Strategy.html (дата обращения 16.03.2017). 2 Там же. 3 Конституция Филиппин [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://worldconstitutions.ru (дата обращения: 10.04.2017).
  • [16] Там же 2 The Official Gazette of the Republic of the Philippines. Philippine foreign policy [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.dfa.gov.ph/about-us/phl-foreign-policy) (дата обращения 10.04.2017). 3 Подробнее см.И. Буяев. Дутерте ставит на Москву. Уходящие от США Филиппины просят у России энергию [Электронный ресурс]. - Режим доступа: //.https://life.ru/t/3KOHOMHKa/987327/dutiertie_stavit_na_moskvu_ukhodiashchiie_ot_ssha_filippiny_pros iat u rossii enierghiiu (дата обращения: 21. 03.2017 г.)
  • [17] Концепция внешней политики России. (Утверждена Президентом Российской Федерации В.В. Пугиным 30 ноября 2016 г) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.mid.ru/ru/foreignjpolicy/official_documents/-/asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/2542248.9 (дата обращения 15.12.2016). 2 Central Intelligence Agency. The World Factbook [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.cia.gov/library/publications/resources/the-world-factbook/geos/vm.html (дата обращения 22.04.2017).
  • [18] Выступление министра иностранных дел России С. В. Лаврова на совещании «Восток России и интегра ция в Азиатско-Тихоокеанском регионе: вызовы и возможности». Москва, 3 июля 2009 TOfla//www.mid.ru/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/12618fed035301f8c32575e8003ebdl a?OpenDocument (дата обращения: 4 04.2017 г.) 2 Концепция внешней политики России. (Утверждена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 30 ноября 2016 г). http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/official_documents/- /asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/2542248 (дата обращения: 15.12.2016 г).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >