Этико-социальные аспекты эмпиристской методологии Милля.

Априоризм, взывающий к интуиции и врожденности интеллектуальных свойств человека, неспособных к изменению и тем более к совершенствованию, Милль решительно отвергали потому, что считал умозрительный априоризм совершенно неспособным выстроить принципы моральной жизни человека, а тем самым и оптимальных общественных учреждений. Милль и в этой сфере стремился построить моральную доктрину, опирающуюся на опытно-чувственную методологию. Старший современник Милля английский философ-моралист Иеремия Бентам (1748— 1832) в значительной мере под влиянием Гельвеция (рассмотренного нами в XIII разделе данной книги) разработал в своем главном труде «Введение в принципы морали и законодательства» (1789) концепцию духовного человека. С одной стороны, он — своекорыстное существо, жизнь которого опреде- 815

ляется его стремлением к удовольствию, которое сплошь и рядом ограничивается страданиями. Оптимальность общественного благоустройства заключена в том, чтобы обеспечить «наибольшую сумму удовольствия для наибольшего числа людей». Эта индивидуально-социальная концепция получила устойчивое наименование утилитаризма. Милль ценил эту концепцию и написал на эту тему свою книгу «Утилитарианизм» (1863), но трактовал ее глубже и основательнее в контексте своей эмпиристской философии. Еще до этого своего труда в шестой, заключительной части «Системы логики» (и не только там) автор дополнил контовскую классификацию наук седьмой теоретической наукой — психологией. Ее конкретное практическое добавление названо этология, «нравственная философия», которая не только предлагает правила выработки моральности индивида, но и ряд факторов общественной жизни, ориентируясь на некоторые идеи социологии Конта.

Фактор удовольствия, противопоставленный страданию, Милль стремился обосновать психологическими фактами и трактовать моральность человека в этом контексте менее эгоистично по сравнению с Бентамом. Милль здесь продолжал, можно считать, гедонистическую традицию, заложенную в Античности Киренской школой, Аристиппом, который удовольствие трактовал грубо чувственно и как бы одномоментно. Для Милля такое понимание удовольствия было совершенно неприемлемо. Он скорее возобновлял позицию Эпикура, более глубокого и основательного (по сравнению с Аристиппом) теоретика гедонизма. Подобно ему Милль противопоставлял низшему, чисто чувственному пониманию удовольствия, высшие, духовные стремления человека, умственное совершенство которого эффективно определяет его индивидуальное развитие. При этом английский философ предлагает различать счастье, которое возможно для такого человека, и довольство, свойственное неразвитому человеку. «Лучше быть... недовольным Сократом, чем самодовольным дураком» (X. 12, с. 24).

Отвергнув социократию Конта, Милль решительно возводит состояние общества и его развитие к индивидуальной человеческой природе с ее активными и пассивными проявлениями. «Сложение причин есть всеобщий закон общественных явлений» (X. 10, с. 798). Их индивидуалистическая основа трансформируется в них в условиях культуры и воспитания в чувство единства и солидарности, которые Милль определяет термином Конта альтруизм (любовь к другому). При этом английский эмпирист возводит этот важнейший этический принцип к золотому правилу, приписывая его, однако, Иисусу Христу (по-видимому потому, что оно фигурирует в двух Евангелиях).

Отсюда закономерный переход Милля к вопросам социологии, подчиненным стремлению к социально-политическому реформаторству в духе либерализма (в частности, в трактате «О свободе», 1859). Милль приемлет идею Конта о статике и динамике как определяющих факторах существования и развития общества. Но в отличие от него Милль профессионально занимался политической экономией как одним из первостепенных аспектов социологии. В частности, производство он относил к статике, а распре-816 деление — к динамике.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >