Теоретико-правовая характеристика сущности современного экстремизма как угроза национальной безопасности

Понятие экстремизма как угроза национальной безопасности и фактора, обусловливающего чрезвычайные ситуации социально-политического характера

Экстремизм. Сущность феномена

Понятие экстремизма исследователи, как правило, рассматривают в широком и специальном юридическом смысле[1]. В широком смысле экстремизм (от лат. extremus — «крайний») определяется как «приверженность к крайним взглядам, мерам (обычно в политике)».

Как научное понятие термин «экстремизм» одним из первых использовал в начале XX в. французский юрист М. Лерой, который основным отличием таких политических течений назвал требование от своих приверженцев абсолютной веры в исповедуемые политические идеалы. Примерами действовавших тогда на политической арене экстремистских политических сил М. Лерой назвал «красный экстремизм» большевиков и «белый экстремизм» монархистов. Идеологически экстремизм не однороден, может проявляться как в

левом, так и в правом спектре политического процесса. В отличие от радикалов, действующих легитимно, стремящихся реализовать свою стратегию и тактику в правовом поле, экстремисты стремятся к немедленному разрушению существующей государственно-правовой системы и созданию общества на идеологической основе конкретных политических концепций и доктрин. Отличительным признаком «экстремизма» является ориентация на захват политической власти или ее дестабилизацию, использование средств и методов борьбы, которые выходят за рамки законных с точки зрения международного или национально-государственного права, включая насильственные методы и террор.

Небезынтересно, что ученые института социологии РАН провели исследования, связанные с экстремизмом, его причинами, лицами, подверженными поражению радикальными идеями в современном российском социуме[2]. На вопрос исследователей о том, что такое экстремизм, 52% признались, что об экстремизме слышали, но точного определения дать не могут. 38% такие знания проявили. Каждый десятый респондент впервые об этом явлении узнал именно от социологов. Мнения о том, что можно причислить к экстремизму, а что нет, расходились очень сильно в зависимости оттого, к какой социальной группе относились люди.

Если обратиться к конкретным доктринальным дефинициям экстремизма, то здесь можно выделить его определения:

  • а) как общественно опасной деятельности:
    • • экстремизм — деятельность общественных, политических и религиозных объединений, либо иных организаций, средств массовой информации, физических лиц по планированию, организации, подготовке, финансированию, либо иному содействию ее осуществлению, в том числе путем предоставления финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и иной материально — технической базы, телефонной, факсимильной и иных средств связи, иных материально — технических средств, а также совершение действий, направленных на установление единственной идеологии в качестве государственной, на возбуждение социальной, имущественной, расовой, национальной или религиозной розни, унижение национального достоинства, на отрицание абсолютной ценности прав человека, на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Россий-

ской Федерации, на подрыв безопасности Российской Федерации, а равно публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению таких действий[3];

  • • экстремизм — деятельность общественных объединений, иных организаций, должностных лиц и граждан, выраженную в крайних взглядах на существующую проблему и сопровождающуюся действиями противозаконного характера, направленную на удовлетворение, разрешение этой проблемы;
  • • экстремизм — это публичное высказывание экстремистских взглядов, убеждений, основанных на принципах социальной, национальной или расовой исключительности и превосходства, на отрицании значения и ценностей других народов и народностей, на разжигании национальной вражды и ненависти; пропаганда политики крайних мер и способов достижения целей не только в устной форме, но и в средствах массовой информации, распространение книг и публикаций экстремистского содержания с целью привлечения к своим убеждениям общественности и вовлечения их в экстремистскую деятельность, сопровождающиеся применением насилия или угрозой его применения, а равно иными, запрещенными государством способами;
  • • экстремизмом в его правовом смысле, как представляется, можно назвать действия, а также в публичной форме выраженные взгляды и намерения, преследующие своей целью нарушение или проявление неуважения к установленным законом правам и свободам граждан, общепринятым и справедливым нормам морали, общественному порядку и общему благосостоянию в демократическом обществе, при условии, что юридическая значимость этих действий доказана судом;
  • б) как социально негативного явления:
    • • экстремизм — социально негативное явление, проявляющееся в совокупности общественно опасных уголовно наказуемых деяний, совершаемых в соответствии с определенной системой взглядов, воззрений, убеждений, возведенных в культ, с целью достижения определенного результата, предусмотренного этой системой взглядов, в какой-либо области общест-

венных отношений, существующий порядок в которой отрицается экстремистами[4];

  • • экстремизм — антиобщественное социально политическое явление, представляющее собой социально и психологически обусловленное, идеологически мотивированное использование крайних форм и методов в социально — политических отношениях;
  • • экстремизм — это общественное явление, заключающее борьбу за власть субъектов социальных отношений в политической, национальной, экономической, религиозной и иных сферах общественной жизни, использующих для достижения цели крайние (агрессивные) способы и формы деятельности;
  • • экстремизм — социально политическое явление, форма политической борьбы, характеризующаяся отрицанием сложившихся государственных, общественных институтов и структур, стремлением подорвать стабильность и заменить сложившийся порядок в соответствии с собственными властными устремлениями;
  • • экстремизм — негативное явление, исходящее из крайних политических, националистических взглядов, проявляющееся в преднамеренно реализуемых конкретных, запрещенных законом действиях, наносящих существенный вред государственным устоям;
  • • экстремизм — многоликое социальное явление, проявляющееся в различных формах, порождение нестабильных социально-экономических условий, национальных, политических, расовых, религиозных обострений;
  • в) как комплекс институтов, идей, установок и т.п.:
    • • экстремизм — совокупность организационно-политических структур, их радикальных политических установок (крайне правых, крайне левых, национал-экстремистских, сепаратистских) и соответствующей практической деятельности, которая характеризуется использованием насилия в различных формах или угрозами его применения на противоправной, антиконституционной основе для достижения политических целей;

  • • экстремизм — комплекс крайне радикальных идейных установок (крайне левых, крайне правых, национал-экстремистских, сепаратистских, великодержавных, религиозных, социально-экономических и духовно-психологических), выступающих теоретическим обоснованием применения насилия в различной форме на нелегитимной основе для достижения социальных, преимущественно политических целей указанных структур[5];
  • • г) как специфическая идеология:
  • • экстремизм — «идеология, предусматривающая принудительное распространение ее принципов, нетерпимость к оппонентам и насильственное их подавление»;
  • • экстремизм является своеобразной идеологией, обосновывающей правильность и необходимость совершения различных преступных деяний (например, совершение насильственных преступлений по мотивам расовой, национальной или религиозной вражды и ненависти) для достижения лицом или группой лиц определенной цели, в том числе политической, оправдывающей совершение таких преступлений;
  • • экстремизм — идеология нетерпимости, возбуждения ненависти либо вражды, унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, выражающаяся в совершении публичных противоправных действий.

Наконец, нельзя игнорировать тот факт, что в современном мире экстремизм может характеризоваться как позитивное явление, как форма борьбы и т.п. Так, представитель российских шиитов, основателя и лидера организации «Исламский комитет» Гейдар Джемаль полагает, это «термин, взятый противниками ислама или противниками использования религии как теологический базы социального сопротивления». К примеру, по мнению, данного одиозного лидера, религиозный экстремизм «проявляется в строгом следовании заповедям ислама. Это отстаивание чести, достоинства и неприкосновенности жилища, семьи и религиозных убеждений».

Таким образом, одни ученые отождествляют экстремизм с терроризмом и насилием, другие считают его способом радикального отрицания общественных норм, основанным на приверженности крайним взглядам и действиям, третьи трактуют его как приверженность крайним взглядам и мерам. Некоторые понимают под экстремизмом деятельность по распространению таких идей, течений, доктрин, которые направлены на: ликвидацию самой возможности легального плюрализма, свободного распространения и обмена идеями; установление единственной идеологии в качестве государственной; разделение людей по классовому, имущественному, расовому, национальному или религиозному признакам; отрицание абсолютной ценности прав человека[6].

Трудно согласиться со сторонниками определения экстремизма как рода деятельности по распространению крайних точек зрения на ту или иную проблему. Данная позиция ущербна, поскольку трудно представить какое-либо высказывание в резкой форме, не подпадающее под приведенное понятие. Как нам видится, суть экстремизма состоит не только в распространении крайних взглядов, но и в сопровождении их насильственными или иными противозаконными действиями. Анализируемый вариант трактовки понятия экстремизма направлен на ограничение свободного волеизъявления людей, что, естественно, затруднит практическую реализацию прав и свобод человека и гражданина, а также правоприменение. Единственным случаем ограничения в правах и свободах, как полагают исследователи, должна быть ситуация возможного взаимного нарушения или ущемления прав и свобод других лиц. Поэтому государство при введении каких-либо юридических запретов на определенные виды действий обязательно должно учитывать этот конституционный принцип.

Поэтому трудно, как справедливо отмечается в юридической литературе, дать исчерпывающее определение экстремизму, так как в одно понятие собираются различные виды экстремистской деятельности. В этом случае следовало бы применить анализ как логический прием образования понятий с тем, чтобы впоследствии вывести наиболее полное определение экстремизма и вскрыть сущность этой противозаконной деятельности. В этом плане, автор монографии полагает возможным охарактеризовать понятие «экстремизм» через «экстремистскую деятельность», тем более что зако-

нодатель фактически отожествляет эти понятия. Некоторые специалисты замечают, что законодатель при раскрытии этого понятия («деятельность... направленная на...»), употребив предлог «на», тем самым указал, что указанная деятельность или экстремизм предшествуют совершению конкретного уголовного преступления, так сказать, создают «моральную почву» для его совершения и последующего оправдания[7].

Законодатель использует (ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности») и другие определения, в числе которых: «экстремистская организация — общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности»; «экстремистские материалы» — предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы».

В Федеральном законе «Уголовный кодекс Российской Федерации» имеет место понятие (статья 2821 УК РФ) экстремистского сообщества, т.е. «организованной группы лиц для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности, а равно руководство таким экстремистским сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества в целях разработки планов и (или) условий для совершения преступлений экстремистской направленности». Можно обнаружить и понятие (ст. 2822 УК РФ) экстремистской организации как общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в за

конную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

В юридической литературе можно обнаружить и другие подходы к определению указанных институтов, а также иные дефиниции, например, «преступления экстремистской направленности», т.е. «преступления, совершаемые с целью незаконного присвоения, захвата или изменения власти, а также воздействия на принятие решений органами власти в интересах экстремистов; а равно по мотивам ненависти или вражды к гражданам, в зависимости от принадлежности их к определенному полу, расе, национальности, языку, религии, политическим убеждениям, происхождению, должностному или социальному положению, принадлежности к какой-либо иной социальной группе»[8].

Под «экстремистским сообществом (организацией) исследователи понимают преступное сообщество (организацию), созданное в целях осуществления экстремистской деятельности, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях. Преступное сообщество признается экстремистским, если хотя бы одно из его структурных подразделений осуществляет экстремистскую деятельность с ведома хотя бы одного из руководящих органов данного сообщества». Под «экстремистской организованной группой» понимают преступную организованную группу, созданную в целях осуществления экстремистской деятельности. Организованная группа признается экстремистской, если хотя бы одно из ее структурных подразделений осуществляет экстремистскую деятельность с ведома хотя бы одного из руководящих органов данной группы».

Таким образом, дать универсальное определение экстремизму представляется автору монографии сомнительным и, с этих позиций, анализируемый феномен может быть охарактеризован как транснациональное явление, проявляющееся деяниях (действиях), ответственность за которые (как за экстремизм, преступления экстремистской направленности и т.д.) установлена национальным законодательством, а также источник возникновения чрезвычайных ситуаций социально-политического характера.

Как известно, в отличие от военного положения основаниями введения особого правового режима чрезвычайного положения является только наличие внутригосударственных угроз — чрезвычайных ситуаций социально-политического, природного и техногенного характера. Установлению чрезвычайных правовых режимов всегда

предшествует возникновение и негативное, нередко бурное, разрушительное, опасное для личности, общества и государства, развитие чрезвычайных обстоятельств социально-политического, криминального или военного характера, а также чрезвычайных ситуаций природного, биолого-социального и техногенного характера, требующих незамедлительного федерального и регионального вмешательства, адекватных решительных действий правоохранительных органов, специальных служб и силовых структур с применением необходимых сил и средств, формируемых в соответствующие группировки, нередко межведомственные.

Характеризующими признаками указанных чрезвычайных обстоятельств и чрезвычайных ситуаций, являющихся основаниями для установления различных видов чрезвычайных правовых режимов, по мнению исследователей, являются: масштабность, динамизм развития, общественная опасность, тяжкие последствия для личности, общества и государства на обслуживаемой территории, длящиеся реальные внутренние и внешние угрозы национальной и военной безопасности[9].

При этом сам институт «чрезвычайной ситуации» характеризуется как обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате опасного явления социального, политического, природного и техногенного характера, создающая реальную угрозу жизненно важным интересам личности, общества и государства или уже повлекшая многочисленные жертвы, значительные материальные потери, нарушение условий жизнедеятельности людей, ущерб окружающей природной среде и для ликвидации которой требуются неотложные и специальные меры правового, организационного и иного характера. Многие ученые определяют чрезвычайную ситуацию применительно к конкретной обстановке. Так, например, чрезвычайной ситуацией криминального характера в исправительном учреждении они считают такую ситуацию, когда криминогенные процессы и явления, происходящие среди осужденных, и другие факторы обусловили создание сложной оперативной обстановки, вызвали панические настроения, распространение слухов, причинение тяжкого вреда здоровью осужденных или персоналу, совершение осужденными убийств, нападений на персонал, захват заложников, побеги, групповые хулиганства, неповиновения, массовые беспорядки, возникновение угрозы жизни осужденных и персоналу, нарушение устойчивого функционирования исправительных учреждении.

Небезынтересно, что некоторые исследователи сопоставляют институт чрезвычайной ситуации и чрезвычайных обстоятельств. Так, И.П. Щербань в своей работе, сравнивая эти понятия, отмечает, что они «схожи по своему содержанию — они создают обстановку. В то же время они отличаются по явлениям, их вызывающим: если чрезвычайные ситуации возникают в силу природных, техногенных и биогенных событий, то на возникновение чрезвычайных обстоятельств влияют также события криминального и социально-политического характера»[10].

По мнению автора монографии, сущность экстремизма как общественного опасного явления проявляется, в том числе, в том, что он является источником возникновения чрезвычайных ситуаций социально-политического характера. Более того, как думается нельзя исключить и понимание экстремизма как одной из разновидностей чрезвычайной ситуации.

К числу признаков экстремизма, зачастую, относят отрицание инакомыслия и нетерпимость к сторонникам иных взглядов (политических, экономических, конфессиональных и др.); попытки идеологического обоснования применения насилия по отношению не только к активным противникам, но и к любым лицам, не разделяющим убеждения экстремистов; апелляция к каким-либо известным идеологическим или религиозным учениям, претензии на их «истинное» толкование или «углубление» и в то же время фактическое отрицание многих основных положений этих учений; доминирование эмоциональных способов воздействия в процессе пропаганды экстремистских идей, обращение к чувствам и предрассудкам людей, а не к их разуму; создание харизматического образа лидеров экстремистских движений, стремление представить их непогрешимыми, а все их распоряжения — не подлежащими обсуждению.

По мнению ряда исследователей, современный экстремизм характеризуется совокупностью устойчивых черт, к которым (при безусловных различиях в мере и степени их проявления применительно к отдельным странам) можно отнести:

• существование в системе экстремизма основных исторически сложившихся на определенных идеологических платформах течений экстремизма: политического, этнонационального и религиозного (при отчетливой тенденции сокращения роли левацкого экстремизма в системе политического экстремизма и продолжающемся усилении значения исламского экстремизма в общей сфере религиозного экстремизма); усиление

активности относительно более новых течений в экстремизме — молодежного и экологического экстремизма;

  • • сохранение, а в ряде регионов дальнейшее усиление целого ряда устойчивых тенденций развития экстремизма; в том числе: распространение экстремизма («расширение его географии») по территории многих стран мира, особенно — в мегаполисах, крупных политических и промышленных центрах; расширение его социальной базы (во всех регионах — прежде всего, за счет молодежи); рост организованности экстремизма (увеличение числа экстремистских организаций, укрепление пропагандистской и финансовой базы многих из них и т.п.); повышение его общественной опасности в связи с активным использованием наиболее острых форм и средств экстремистской деятельности; усиление связи со структурами общеуголовной преступности, нередко — с организованной преступностью и др.;
  • • использование в практике экстремизма в большинстве регионов его распространения, в том числе и в России, всех основных разновидностей этого явления с присущими им формами и методами экстремистской деятельности (при наличии определенных спадов и подъемов экстремистской активности, обусловленных степенью остроты и характером социальных противоречий в обществе, а, нередко, и различного рода негативными воздействиями внешнего порядка при общем усилении значения целого ряда отрицательных последствий процесса глобализации)[11].

С учетом того, что экстремизм — явление сложное, динамичное и многоплановое, обладающее присущими ему особенностями, можно, в определенной мере, согласиться с мнением о том, что экстремизм — это совокупность признаков, выражающихся:

  • а) в создании какого-либо движения, сообщества, течения, общественного объединения, а также в деятельности должностных лиц и граждан для борьбы с неугодным строем, внутренней и внешней политикой, национальной, религиозной, экономической, социальной, военной программами государства;
  • б) в деятельности движения, сообщества, течения, общественного объединения, должностных лиц и граждан, направленной на распространение своих идей, доктрин, школ, учений, носящих крайние взгляды и противоречащих конституционным принципам общества и демократического государства;

в) в распространении идеологии, учений, сопровождающемся применением насилия или иных радикальных способов, нарушающих установленные государством запреты.

В том же случае, если разделить точку зрения о том, что экстремизм — это, прежде всего, идеология, предусматривающая принудительное распространение ее принципов, нетерпимость к оппонентам и насильственное их подавление, то изучаемый феномен можно наделить следующими признаками:

  • • отрицание инакомыслия и нетерпимость к сторонникам иных взглядов (политических, экономических, конфессиональных И др.);
  • • попытки идеологического обоснования применения насилия по отношению не только к активным противникам, но и к любым лицам, не разделяющим убеждения экстремистов;
  • • апелляция к каким-либо известным идеологическим или религиозным учениям, претензии на их «истинное» толкование или «углубление» и в то же время, фактическое отрицание многих основных положений этих учений»;
  • • доминирование эмоциональных способов воздействия в процессе пропаганды экстремистских идей;
  • • обращение к чувствам и предрассудкам людей, а не к их разуму;
  • • создание харизматического образа лидеров экстремистских движений, стремление представить этих лиц «непогрешимыми», а все их распоряжения, не подлежащими обсуждению.

Таким образом, экстремизм может быть охарактеризован в правовом ракурсе как транснациональное явление, проявляющееся в деяниях (действиях), ответственность за которые (как за экстремизм, преступления экстремистской направленности и т.д.) установлена национальным законодательством, со следующими имманентно присущими признаками:

  • • межнациональный характер;
  • • публичная и противоправная форма выражения своих идей и убеждений;
  • • направленность деяния на защиту прав и свобод одних индивидов в ущерб правам и свободам других лиц, либо (как более распространенный вариант) обеспечение явно незаконных антигуманных идей и установок;
  • • его характеристика как деяния, за которое установлена юридическая ответственность, требует наличия правоприменительного акта и, как думается, в правовом государстве — исключительно судебного решения.
  • 1

См.: Фридинский С.Н. Указ. соч. С. 18; Арухов З.С. Экстремизм в современном исламе. Махачкала, 1999.

Актуальные проблемы

теории национальной безопасности и их влияние нс превенцию экстремизма

Еще в 1999 г. С.В. Степашин отмечал, что «все мы становимся свидетелями все большего распространения чуждых российским духовным идеалам и привычным нормам поведения культов, моральных и нравственных ориентиров — алчности, насилия и жестокости. Усиливается правовой нигилизм. Разрастаются этнические и религиозные конфликты, различные проявления экстремизма»[12]. К сожалению, данные тенденции не канули в лету, а, напротив, усилились, что обусловливает обращение все большего числа исследователей к проблеме обеспечения национальной безопасности России.

Причем, как думается, Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 12.05.2009 № 537, все в большей степени базируется на необходимости консолидации соответствующих усилий всего мирового сообщества. Исследователями, в частности, анализируется влияние современных политических процессов на национальную безопасность Российской Федерации, в числе которых особое значение приобретает экономическая и политическая глобализация. Действительно, ученые не могут игнорировать то обстоятельство, что современный исторический этап характеризуется развитием процесса глобализации, охватывающей сегодня все стороны жизни мирового сообщества. Так, в докладе экс-Генерального секретаря ООН Б. Бутроса-Гали отмечалось: «Мы вступили в период глобального перехода... Весьма распространено

мнение, согласно которому глобализация касается лишь экономики. Несостоятельность этого мнения достаточно очевидна, она отмечается и в международных актах. В Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 2000 г. № 55/102 говорится, что «глобализация является не только экономическим процессом, она имеет также социальные, политические, экологические, культурные и правовые аспекты... Глобализация вносит изменения в саму концепцию цивилизации»[13].

Исследователи вполне обоснованно обращают внимание на то обстоятельство, что существуют различные определения понятия «глобализация». Так, М. Арчер считает что, глобализация — это процесс, который приводит к охватывающему весь мир связыванию структур, культур и институтов. М. Делягин полагает, что глобализация — это процесс формирования единого (мирового, но одновременно имеющего четкие и достаточно узкие границы) военнополитического, финансово-экономического и информационного пространства, функционирующего почти исключительно на основе высоких и компьютерных технологий.

По мнению других исследователей, глобализация включает в себя «все те процессы, посредством которых народы земного шара объединяются в одно всемирное или глобальное общество». Рассматривают глобализацию и как процесс постепенного преодоления государствами своих узкоэгоистических национальных интересов и становления «сообщества цивилизованных стран», являющегося результатом взаимопроникновения национальных экономик, интернационализации финансов, усиления роли крупнейших корпораций в мировой экономике, роста конкуренции предприятий и фирм независимо от национальной принадлежности.

На свойство некоторых местных проблем становиться всеобщими обращено внимание в 2008 г. в Послании Президента России Федеральному Собранию. Причем, Президентом было отмечено, что «необходимо создать механизмы, блокирующие ошибочные, эгоистические, а подчас просто опасные решения некоторых членов мирового сообщества».

Ключ к пониманию природы глобализации надо искать, по мнению ряда ученых, в трансформации общественного устройства, в котором «мы существуем и развиваемся в течение столетий»[14]. Национально-государственные формы человеческого бытия постепенно утрачивают свою самодостаточность. Незаметно, как полагает данный автор, «мы втягиваемся в новый общественный уклад, ибо глобализация — процесс формирования глобального человеческого сообщества». Выход человеческой деятельности за национальные рамки, транснациональные формы ее организации предвещают кардинальные изменения условий бытия индивидов, социальных групп и общин, народов и государств. Фактически речь идет о создании глобального сообщества, в рамках которого существующие национально-государственные образования выступают в качестве более или менее самостоятельных структурных единиц.

Однако, такое «глобальное сообщество» не следует идеализировать. После окончания эры биполярной конфронтации возобладали две взаимоисключающие тенденции. Первая тенденция проявляется в укреплении экономических и политических позиций значительного числа государств и их интеграционных объединений, в совершенствовании механизмов многостороннего управления международными процессами. При этом все большую роль играют экономические, политические, научно-технические, экологические и информационные факторы. Россия будет способствовать формированию идеологии становления многополярного мира на этой основе.

Вторая тенденция проявляется через попытки создания структуры международных отношений, основанной на доминировании в международном сообществе развитых западных стран при лидерстве США и рассчитанной на односторонние, прежде всего, военно-силовые, решения ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих норм международного права.

В этом плане вызовы национальной и международной безопасности видятся многим авторам в непосредственной динамике глобального развития и в набирающей силу изменчивости национальных интересов государств. Угрозы и опасности представляются как производные общественного развития и нарастания конфронтаци-онности в национальных интересах в связи с ограниченностью ресурсов для дальнейшего прогрессивного развития.

Разумеется, столь масштабные проблемы не могут не оказывать влияние и на форсирование темпов роста преступлений экстремистской направленности. Однако, по мнению автора, в настоящее время необходимо сосредоточить усилия на решении, возможно, менее «глобальных» вопросов. В их числе, безусловно, механизмы регулирования процессов миграции как одного из наиболее очевидных проявлений фактора глобализации. В последующих разделах монографии ее автор достаточно подробно анализирует указанную проблему и здесь лишь полагает необходимым подчеркнуть ее особое влияние на борьбу с экстремизмом в масштабах, как Российской Федерации, так и всего мирового сообщества. В этом плане миграционные процессы должны получить, как было подчеркнуто в Послании Президента России Федеральному Собранию в 2008 г., правовое оформление, адекватное потребностям нашей страны, масштабам самой миграции[15].

Развитие российского миграционного права не может не соотноситься с тенденциями международного и зарубежного процессов правового регулирования в этой сфере. Учитывая транстерриториальность миграционных потоков, особую значимость приобретает гармонизация национальных, региональных и глобальных их регуляторов. Национальное законодательство не может существовать вне общемирового процесса решения миграционных проблем. В настоящее время накоплен значительный международный массив актов по отдельным аспектам миграционных отношений. Однако, как думается, они, нередко, имеют излишне декларативный характер и не создают механизмом, препятствующих «стимулированию» роста проявлений экстремизма процессом незаконной миграции; соответствующие предложения по принятию (изменению) некоторых нормативных правовых актов и документов вносятся автором. Это видится особенно актуальным с учетом того обстоятельства, что межгосударственные соглашения и договоры, например Соглашение о взаимной правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, играют важную роль в укреплении законности и повышении эффективности уголовного судопроизводства в борьбе с организованной, транснациональной преступностью, опасными проявлениями международного терроризма и экстремизма. Разумеется,

определить все перспективные направления развития теории национальной безопасности достаточно трудно, ибо она, априори, должна имеет максимально гибкий характер, позволяющий оперативно реагировать на появление новых угроз для Российской Федерации. Так, например, здесь видятся заслуживающими внимания предложения по усилению роль парламентского контроля[16]. Нельзя также игнорировать и проблемы криминологической профилактики, которые следует рассматривать во взаимосвязи с анализом закономерностей преступности, ее причин и условий, формирования личности преступника.

  • [1] См.: подробнее: Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993. С. 400, 401; Верховский А., Папп А., Прибыловский В. Политический экстремизм в России. М., 1996. С. 9, 10; Романов И.А. Политический экстремизм как угроза безопасности страны. М., 1997. С.71, 79; Сокол В.Ю. Современный экстремизм: сущность, проблемы противодействия. Краснодар, 2005. С. 31, 37. 2 Советский энциклопедический словарь. М., 1981. С. 52; См. также: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М., 203. С. 908; Современный словарь иностранных слов. 4-е изд. М.: Рус. язык, 2001. С. 707; Большой энциклопедический словарь. 2-е изд. псрсраб. и доп. М.: Большая российская энциклопедия. СПб, 1997. С. 1395; Краткий политический словарь // Отв. и общ. ред. Л.А. Оникова, Н.В. Шилина. 6-е изд., доп. М., 1989. С. 610. 3 Цит. по: Макаров Н.Е., Дондоков Ц.С. Понятие и идеология экстремизма в современных условиях // Закон и армия. 2005. № 11.
  • [2] См.: подробнее: Павлинов А.В. Какие нужны экспертизы для противодействия современному экстремизму в России // Рос. следователь. М., 2008. № 2. С. 14. 2 См.: Добрынина Е. Употребление власти. На борьбу с экстремизмом россияне выдали государству «кредит доверия // Рос. газета. 2006. 31 окт.
  • [3] См.: Фридинский С.Н. Борьба с экстремизмом: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дисс...канд. юрид. наук. Р-н/Д, 2003. С. 8. 2 См.: Истомин А.Ф., Д.А. Лопаткин Д.А. К вопросу об экстремизме // Современное право. М., 2005. № 7. С. 9. 3 См.: Жилкин М.Г. Уголовно-правовые аспекты борьбы с экстремизмом // Экстремизм и другие криминальные явления. М., 2008. С. 42. 4 См.: Залужный А.Г. Экстремизм: сущность и способы противодействия // Современное право. М., 2002. № 12. С. 31.
  • [4] См.: Узденов Р.М. Экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы противодействия: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 7. 2 См.: Авдеев Ю.И., Гуськов А.Я. Современный экстремизм: понятие, структура, связь с терроризмом // Экстремизм и другие криминальные явления. М., 2008. С. 12. 3 Макаров Н.Е., Дондоков Ц.С. Понятие и идеология экстремизма в современных условиях // Закон и армия. 2005. №11. 4 Устинов В.В. Обвиняется терроризм. М., 2002. С. 16. 5 Власов В.И. Экстремизм: сущность, виды, профилактика. М., 2003. С. 8. 6 См.: Истомин А.Ф., Лопаткин Д.А. К вопросу об экстремизме // Современное право. М., 2005. № 7. С. 9. 7 Ковалев Н.Д. Анализ основных тенденций политического экстремизма в России // Политический экстремизм в Российской Федерации и конституционные меры борьбы с ним. М., 1998. С. 4—8.
  • [5] См.: Афанасьев Н.Н. Идеология терроризма // Социально-гуманитарные знания. 2001. № 1. С. 234-235. 2 Бирюков В.В. Еще раз об экстремизме // Адвокат. М., 2006. № 12. С. И. 3 Бирюков В.В. В отношении изменений, внесенных в Федеральный закон № 114 «О противодействии экстремистской деятельности» // Воснно-юрид. журнал. 2007. № 12. С. 22. 4 См.: Кашепов В. Квалификация преступлений экстремистской направленности // Уголовное право. М., 2007. № 3. С. 12. 5 Цит. по: Клейменов И.М. Религиозный экстремизм // Экстремизм и другие криминальные явления. М., 2008. С. 57. 6 Указ. соч. С. 57.
  • [6] См.: Истомин Л.Ф., Лопаткин Д.А. К вопросу об экстремизме // Современное право. М., 2005. № 7. С. 9. 2 См.: Там же. 3 См.: Андреева О.А. Нормативно-правовая база местного самоуправления как фактор противодействия экстремизму // Гос. власть и местное самоуправление. М., 2006. № 3. С. 12.
  • [7] См.: подробнее: Бирюков В.В. В отношении изменений, внесенных в Федеральный закон № 114 «О противодействии экстремистской деятельности» // Военно-юрид. журнал. 2007. № 12. С 22. 2 Федеральный закон от 6.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // СЗ РФ. 2006. № 11. Ст. 1146.
  • [8] Узденов Р.М. Экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы противодействия: Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. М., 2008. С. 7. 2 Там же. 3 Там же. 4 Федеральный конституционный закон от 30.05.2001 № З-ФКЗ (ред. от 07.03.2005) «О чрезвычайном положении» // Рос. газета. 2001. 2 июня.
  • [9] См.: Громов М.А. Чрезвычайные правовые режимы в системе административноправовых режимов // Рос. следователь. М., 2008. № 1. С. 45. 2 См.: Старостин С.А. Управление органами внутренних дел при чрезвычайных ситуациях (правовые и организационные аспекты): Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 47. 3 См.: Барабанов Н.П. Предупреждение и пресечение чрезвычайных ситуаций криминального характера в исправительных учреждениях: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2001. С. 15—16.
  • [10] См.: Щербань И.П. Организация взаимодействия в уголовно-исполнительной системе при возникновении чрезвычайных обстоятельств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2003. С. 12—13. 2 Бирюков В.В. Еще раз об экстремизме //Адвокат. М., 2006. № 12. С. 11.
  • [11] Авдеев Ю.И., Гуськов А.Я. Современный экстремизм: понятие, структура, связь с терроризмом // Экстремизм и другие криминальные явления. М., 2008. С. 12—13. 2 См.: Истомин А.Ф., Лопаткин Д.А. Указ. соч. С. 9.
  • [12] См.: Степашин С.В. Преступность в России как она есть // Рос. юстиция. М., 1999. № 6. С. 27-29. 2 См., напр.: Арсенян Л.З. Международно-правовое обеспечение безопасности государств — участников Содружества независимых государств: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2004; Национальная безопасность России: проблемы и пути обеспечения: Сб. науч. ст. Вып. № 9 // Под общ. ред. С.В. Смульского. М., 2008; Воз-женников А.В., Прохожее А.А. Государственное управление и национальная безопасность России: Учеб, пособие. М., 1999; Смулъский С.В., Проскурин С.А. Введение в теорию международного конфликта. М., 1996; Смульский С.В. Современные военные конфликты и новое политическое мышление. М., 1990 и др. 3 См.: Буркин А.И., Возженников А.В. Национальная безопасность России в контексте современных политических процессов. 2-е изд., доп. М., 2008; Возженников А. В. Глобальные угрозы и опасности современности: Приоритеты политики обеспечения национальной безопасности России. М., 2008; Его же. Национальная безопасность России и политика обеспечения. М., 2002; Буркин А.И., Возженников А.В., Синеок Н.В. Национальная безопасность России в контексте современных политических процессов. М., 2005. 4 См.: Хабиров Р.Ф. Глобализация, государственный суверенитет, права человека // Юридический мир. М., 2007. № 10. С. 7.
  • [13] Petrovski V. Good Global Governance and the UN // B. Boutra-Ghali. Amicorum Discipulorumquc Liber. Vol. II. Bruxelles, 1998. P. 126. 2 Archer M.S. Sociology for One World: Unity and Diversity // International Sociology, 1991. Vol. 6. № 2. P. 133. 3 Делягин M. 11 сентября 2001 года: завершение формирования постсоветского мира // Глобализация: варианты для России. Материалы круглого стола. СПб., 2001. С. 38-49. 4 Рукавишников В.О., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. Международные сравнения. М., 1998. С. 340. 5 Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю. Права человека: Учебник. М., 2006. С. 293—294. 6 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 05.11.2008 // Рос. газета. 2008. 6 нояб.
  • [14] Хабиров Р.Ф. Глобализация, государственный суверенитет, права человека // Юридический мир. М., 2007. № 10. С. 9. 2 Хабиров Р.Ф. Указ. соч. С. 9. 3 Современные международные отношения и мировая политика // Отв. ред. А.В. Торкунов. М., 2005. С. 92—93. 4 См.: Возженников А.В., Выборнов М.А., Коростылев Д.В. Указ.соч.
  • [15] Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 05.11.2008 // Рос. газета. 2008. 6 нояб. 2 См.: Эбзеев Б.С. Миграция населения в теоретико-правовом аспекте // Журнал рос. права. М., 2008. № 5. С. 12. 3 См.: подробнее: Хабриева Т.Я. Миграционное право России: теория и практика. М., 2008. 4 См.: Приложения. 5 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 2-е изд., перераб. // Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2004. С. 21.; Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 05.11.2008 // Рос. газета. 2008. 6 нояб.
  • [16] См.: Рыжак Н.И. Контроль законодательной власти за деятельностью спецслужб (теоретико-правовые исследования): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. 2 См.: Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы // Алексеев А.И., Сухарев А.Я., Герасимов С.И. М., 2001; Сухарев А.Я. Состояние и тенденции преступности в Российской Федерации. М., 2007. 3 См.: Тамаев Р.С. Борьба с экстремизмом: необходимо международное сотрудничество // Законность. М., 2007. № 6. С. 57; Мартыненко Б. Политический терроризм: Понятие, признаки, классификация // Северо-Кавказский юридический вестник. 1999. № 7. С. 66—74.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >