Времена Ивана IV Грозного: годы кровавого деспотизма или эпоха великих свершений?

Перед новым Русским государством в начале XVI в. встали три важнейшие для его дальнейшего существования задачи.

Первая - покончить с осколками Золотой Орды в виде постоянно угрожавших пределам Московского государства Казанского, Астраханского, Крымского, Сибирского ханств и Ногайской Орды.

Вторая - пробиться к морю (Балтийскому или Чёрному) для упрочения торгово-экономических и культурных связей с европейскими государствами.

Третья - завершить процесс государственной централизации, преодолев остатки удельно-родового права и другие пережитки удельной старины.

Глава 2. Московская Русь (IV-XVII века). Особенности Северо-Восточной цивилизации

Для определения путей и средств решения этих задач нужны были идеалы-символы, т. е. требовалась модель государственного устройства, которая могла быть применена в российских условиях. В те времена таких идеалов-символов для Московского царства было три. Определённым идеалом для Московской Руси могла стать могучая Турецкая империя (Оттоманская Порта), наводившая страх на своих ближайших соседей как на Западе, так и на Востоке. Политический мыслитель тех лет Иван Пересветов в своём «Сказании о Маго-мет-султане» учил Ивана Грозного: «Государство без грозы, что конь без узды». Потому и сильна Турецкая держава, что султан по своей воле может любого казнить или миловать. Этим обеспечивается верность государю и ретивость в службе.

Следующий идеал виделся в европейских государствах -Англии и Франции. Тот же Иван Пересветов в другом своём произведении, «Большая челобитная», заявлял о необходимости развития торговли и ремёсел в Русском государстве и об использовании в этом деле опыта передовых стран. Иными словами, выдвигалась идея строить светское национальное государство по европейскому образцу. В связи с чем можно считать, что Иван Пересветов был либо беспринципным человеком, ибо предлагал разные подходы к решению стоящих перед государством задач, либо под этим псевдонимом выступали разные авторы. Надо отметить, что царь Иван IV Грозный впоследствии использовал оба этих подхода в своей политике. Это можно проследить на примере опричнины и в попытке царя наладить дружеские отношения с английской королевой Елизаветой Тюдор. Наконец, примером для Ивана IV мог выступить скованный единством воли и цели Ливонский орден. Есть свидетельства того, что опыт существования этого военно-государственного образования не укрылся от внимания грозного царя при организации им опричного войска.

Однако существовал и исконно русский путь решения стоящих перед государством проблем. Он опирался на неизжитые пока до конца элементы прямой народной демократии в виде соборно-вечевого идеала и традиций местного самоуправлеРаздел I. Россия в рамках традиционного общества.

IX - первая половина XIX века

ния. Именно их определила в качестве руководящего начала в своей деятельности Избранная Рада, куда вошли ближайшие советники молодого царя Ивана IV: князь Андрей Курбский, стольник Алексей Адашев, митрополит Макарий, протопоп Сильвестр, воевода Михаил Воротынский и дьяк Посольского приказа Иван Висковатый. По их совету и при их участии в 1549-1562 гг. был проведён ряд реформ, которые, в случае их продолжения, объективно вели к превращению Московского царства в нормальную сословно-представительную монархию европейского типа с постоянно действующим парламентом и сильной властью царя, несколько смягчённой законом и обычаями.

На это указывают следующие факты. Созыв первого в истории страны Земского собора 27 февраля 1549 г. положил начало практике созыва сословно-представительных учреждений. Тогда же был упорядочен состав Боярской думы, которая отныне превратилась в постоянно действующее государственное учреждение. Судебник 1550 г., принятый на основе решений Земского собора, ограничил полномочия царских наместников - воевод, передав судебную власть и сбор налогов в руки выборных лиц - губных и земских старост, расширив тем самым права органов местного самоуправления.

Военная реформа 1550 г., проведённая воеводой Михаилом Воротынским, заложила основу регулярного стрелецкого войска. Главной боевой силой русской армии отныне становилась дворянская поместная конница, а не бояре со своими дружинниками, как это было раньше. Были приняты также меры по укреплению артиллерийского парка, организации пограничной стражи, кроме того, несколько ограничен принцип наместничества при назначении на высшие командные посты.

Церковный собор 1551 г. укрепил внутреннее единство православной церкви и одновременно усилил её зависимость от светской власти. На этом соборе была подведена последняя черта под многолетним спором нестяжателей и иосифлян по поводу церковных богатств. Нестяжатели - последователи монаха-аскета Нила Сорского - призывали церковников

Глава 2. Московская Русь (IV-XVII века). Особенности Северо-Восточной цивилизации вернуться к временам первых апостолов, которые сами были наги, голодны и к тому же призывали своих последователей. Они требовали от церкви отказаться от земных благ в виде огромных земельных владений монастырей и пышного убранства храмов. Игумен Волоколамского монастыря Иосиф Во-лоцкий, напротив, учил, что владеть земными богатствами церкви вовсе не зазорно. По его мнению, церковные богатства являются своего рода государственным резервом на случай вражеского нашествия или иных бедствий. Средства также нужны церкви для занятия благотворительной деятельностью, и, кроме того, пышное убранство храмов и священников оказывает сильное эмоциональное воздействие на прихожан. Казалось бы, власти было выгоднее поддержать нестяжателей и под их идеологическим прикрытием захватить монастырские земли. Однако нестяжатели, помимо своих противников-иосифлян, неустанно разоблачали произвол и поборы царя и его наместников, что, конечно, власти никак не могло понравиться. Зато иосифляне при условии сохранения монастырского землевладения и церковных богатств гарантировали полную лояльность царской власти. Поэтому власть их поддержала, объявив учение Нила Сорского глубочайшей ересью.

В свою очередь, русская церковь пошла на уступки государственной власти. Раньше владельцы поместий могли завещать свои земли монастырям. Таким образом, монастыри расширяли свои владения, а у государства иссякал земельный фонд для наделения новых бояр и дворян, желавших служить царю. Теперь каждое боярское пожалование монастырю подлежало обязательному утверждению царём, который часто его не давал. Кроме того, отныне церковь должна была платить государству своеобразный налог, так называемые «полоняные деньги», под благовидным предлогом, якобы для выкупа христианских невольников из турецкого или татарского плена. Это также очередное свидетельство усиления зависимого положения церкви от самодержавного государства.

Для поднятия авторитета Русской православной церкви и дистанцирования её от Константинопольского патриархата

Раздел I. Россия в рамках традиционного общества.

IX - первая половина XIX века на соборе 1551 г. были провозглашены 38 новых русских святых и упорядочена внутренняя организационная структура церкви.

Такая попытка решения стоящих перед государством проблем при опоре на исконно русские идеалы и ценности принесла свои плоды. В 1552-1556 гг. были завоёваны Казанское и Астраханское ханства, нанесён удар по Крымскому ханству и Ногайской Орде. Удачным для Московской Руси стал первый период Ливонской войны (1558-1583 гг.), до 1564 г., когда русские войска заняли почти всё Балтийское побережье.

Однако вскоре Иван IV круто повернул от политики реформ к опричнине, явившейся торжеством самого необузданного деспотизма. Опричнина продолжалась более семи лет (с декабря 1564 г. по сентябрь 1572 г.). Каковы бы ни были побудительные мотивы у Ивана IV для проведения такой политики, суть её заключалась в окончательном торжестве азиатско-византийского начала над остатками былых русских вольностей в виде соборно-вечевого уклада и органов местного самоуправления. Особый интерес вызывает первый в истории страны факт использования некоторых европейских политических форм для утверждения азиатского деспотизма. Ведь быт и устройство опричного войска очень напоминали уклад ближайшего к Московскому царству Ливонского духовно-рыцарского ордена. Вступавшие в состав опричного войска тоже отрекались от своих родных и близких, давали клятву посвятить остаток жизни борьбе за торжество избранного идеала. Существовала в опричном войске и особая атрибутика в виде чёрной одежды, а также метлы и собачьей головы, притороченных к седлу лошади. Метла означала стремление вымести всех врагов царя, а собачья голова - выгрызть всю измену. Также по примеру рыцарей Ливонского ордена опричники были наполовину воинами, наполовину монахами. Александровская слобода, где располагался своего рода командный штаб опричного войска, напоминала монастырскую слободу. Сам царь велел именовать себя игуменом, его любимый паГлава 2. Московская Русь (IV-XVII века). Особенности Северо-Восточной цивилизации лач Малюта Скуратов носил звание келаря, другие видные опричники тоже имели свои монашеские чины. Пресытившись пирами и убийствами, царь и его опричники одевались в монашеское платье и служили молебен по погубленным ими людям.

Надо сказать, что поставленной цели - утверждения полного деспотизма и реализации идеи персонифицированной монархии, где бы название страны отождествлялось с именем правителя, царь Иван IV Грозный достиг. Он получил право казнить и миловать любого человека в государстве при номинально действующих Земском соборе и Боярской думе. Фактически стёр все центры самодеятельной власти в стране.

И всё же массовый террор даёт весьма ограниченный эффект. С его помощью можно сковать всё население поголовным страхом, но это оборачивается снижением обороноспособности страны. Ведь никто не будет «не щадя живота своего» защищать собственных палачей. Не в этом ли главная причина поражения России в Ливонской войне, когда на завершающем её этапе малочисленные польско-литовские отряды вытеснили из Прибалтики многотысячную русскую рать? Как и того, что в 1571 г. крымский хан Девлет-Гирей почти беспрепятственно сжёг окрестности Москвы? Опричное войско, охочее до грабежей и убийств мирных людей, не сумело ему противостоять. Отпор крымские захватчики получили в следующем году от земской рати воеводы Михаила Воротынского при селе Молоди.

Не увенчалась успехом и попытка Ивана IV Грозного создать новое служилое сословие из опричников, холопски преданных царю. Образно говоря, всё дело было в том, что под чёрными кафтанами опричники скрывали роскошные одеяния, т. е. в личной жизни продолжали оставаться теми же боярами и дворянами. Многие вступали в опричнину лишь для того, чтобы отомстить врагам или нажиться на чужом горе либо чтобы спасти своих родственников, оставшихся на земщине. Они больше заботились о личной выгоде, чем о службе царю. Никакого воинского братства, замешенного на крови

Раздел I. Россия в рамках традиционного общества.

IX - первая половина XIX века

и беспредельной преданности царю, не получилось. Убедившись в этом, а также в низкой боеспособности опричного войска, царь Иван IV Грозный в сентябре 1572 г. казнил многих видных опричников, распустил опричное войско и даже под страхом жестокого наказания запретил упоминать само слово «опричнина». Центр опричнины - Александровская слобода -был переименован в Государев двор. Однако бессудные казни и расправы над невинными людьми продолжались вплоть до смерти Ивана Грозного в марте 1584 г.

Подводя итог этого сложного и противоречивого периода российской истории, следует выделить навязчивое стремление царя реализовать свой идеал полного самовластия, перед которым блекнут все восточные деспотии и абсолютистские государства Европы. Вплоть до самой кончины он ревностно стирал пределы своей неограниченной власти, но его действия только дестабилизировали политическую систему страны. В ходе опричного террора упало значение Боярской думы и Земских соборов, были придавлены все органы местного самоуправления и устранены сословные права верхних слоёв общества. Все нити управления в Московском царстве оказались сосредоточены в руках царя, вся пирамида власти замыкалась на личности правителя. Внешне это создавало видимость незыблемости царской власти, а на деле - угрозу её обрушения.

В условиях почти полного упадка авторитета представительных органов власти вся политическая система страны удержалась только на вере в легитимность, т. е. законность, царской власти, иначе говоря, на признании её богоизбранности. Но эта политическая конструкция могла сломаться, если возникало малейшее сомнение в законном характере царской власти, когда правитель терял прежнюю харизму «богом данного» царя.

Поэтому случившаяся в начале XVII в. Великая смута в государстве Московском явилась прямым следствием опричнины. Ведь та привела не только к разорению самых экономически развитых районов страны и полному закабалению её жителей, но и к падению авторитета власти, крайне обостриГлава 2. Московская Русь (IV-XVII века). Особенности Северо-Восточной цивилизации ла противоречия между всеми слоями русского общества. Таким образом, опричнину и Смуту надо считать второй, после золотоордынского ига, страшной трагедией русского народа, затормозившей процесс социально-экономического и политического развития страны.

И ещё на одно последствие опричнины Ивана Грозного хотелось бы указать. Как замечает писатель Владимир Сорокин, несмотря на то что опричнина длилась всего десять лет, она оказала глубокое влияние на сознание русского народа и на его историю. Все наши карательные органы во все века и при всех режимах, да и все последующие институты российской власти - это результат влияния опричнины. Иван Грозный впервые разделил общество на тех, кому ничего не позволено, и тех, кому позволено всё, иными словами - на народ и опричных, создал своего рода государство в государстве. Потому каждому, кто хочет быть в безопасности, надо стать опричным, т. е. отделиться от народа и зверствовать над ним, выполняя любой, даже самый преступный приказ правителя или начальника.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >