Синергия экстравертности и интравертности в развитии человеческой цивилизации и культуры

Для XX века характерно ускорение исторического процесса, причем в геометрически возрастающей прогрессии. Есть все основания предполагать, что в будущем данная тенденция усилится еще больше. Основу такого ускоренного развития составляет научно-техническая революция, ставшая перманентным процессом, что дает повод говорить о своеобразном синтезе из революции и эволюции, который назовем «ревоэволюция». Ведь каждое новое качество в развитии предполагает оформление при помощи соответствующей категории.

Материально-вещественную основу научно-технической ревоэволюции составляет ревоэволюция технологическая, предполагающая не просто применение сложной, высокоразвитой техники, а ее комплексное, динамическое, пропорциональное использование в сбалансированном взаимодействии с окружающей средой.

Научно-технологическая ревоэволюция неизбежно ставит на повестку дня проблему в форме дилеммы: либо человеческое общество перейдет на качественно новую ступень развития, либо его постигнет катастрофа.

Иногда переход человеческого общества в принципиально новое качество рисуется крайне стремительным. Чаще можно встретить несколько более растянутые сроки, от тридцати до пятидесяти лет, прежде чем возникает совершенно иной тип мирового общества.

Если сам факт стремительного перехода к новому качественному состоянию человеческого общества сомнений не вызывает, то конкретизация грядущей перспективы довольно проблематична.

Однако само это новое качество требует определенной конкретизации уже сейчас. На одном идеологическом полюсе - коммунизм, который определен лишь в виде самых общих положений, без серьезных научных попыток их дальнейшего развития, что не удивительно, если до недавнего времени некоторые видные обществоведы считали невыясненным даже вопрос о том, что такое социализм, предлагая сконцентрировать усилия на разработке его научной концепции. Другой идеологический плюс представлен многочисленными, часто взаимопереплетающимися концепциями, такими как, «новое индустриальное общество», «космическая эра», «эра информации» или «информационное общество», «глобальная деревня», «технотронная эра», «технологическая эра», «постиндустриальное», «постсовременное», «посткапиталистическое», «постцивилизационное» общество и т. п.

Если обрисовать одно и тоже общество (его прошлое, настоящее, будущее) под разным углом зрения (политических основ; собственности и распределения; технологии и образа жизни личности; духовной направленности и культуры), то получается разные «картины», «срезы», «концепции» одного и того же общества. Если же учесть реальные альтернативы в историческом развитии, дифференциацию стран и континентов, то становится очевидным неизбежное разнообразие научных теорий общества будущего.

Аналитически подходя к нарождающемуся обществу, особенно важно рассмотреть его под углом зрения фундаментального противоречия между технологической ревоэволюцией и консервативной структурой человеческих личностей.

Их типы и структуры постепенно формировались на протяжении тысячелетий, являя собой устойчивые стереотипы, которые в условиях технологической ревоэволюции скорее склонны деформироваться и ломаться, чем перестраиваться и преображаться. Такие личности предпочитают использовать плоды технологической ревоэволюции в своих эгоистических (личных и групповых) интересах, что и составляет главный фактор угрозы, чреватой всеобщей катастрофой человеческой цивилизации.

Внутри человеческой личности существует особый комплекс, состоящий из глубинной внутренней потребности и внешней устремленности, направленный на утверждение своего «Я» в личностях других людей.

Этот комплекс имеет несколько этажей своего проявления. Если рассмотрение его высоких уровней неизбежно выходит за рамки общепринятости, то его наиболее распространенное проявление поддается анализу всякого, кто захочет его провести.

На этом массовом уровне человеческое «Я» выступает в качестве личности, сформированной и организованной вокруг и на основе своего физического организма. И юридическое оформление такой личности осуществляется при помощи документов с фотографией, запечатляющей один из ракурсов физической внешности. Назовем этот уровень личностным.

Читателям, не мыслящим никакого иного уровня человеческого «Я», кроме указанного выше, сказанное покажется наукообразным описанием самоочевидного. Однако именно для того, чтобы в дальнейшем обратить внимание и на другие уровни, здесь очерчена граница самоочевидности.

Личностному уровню «Я», реализующемуся во взаимоотношениях с другими личностями, присущи определенные черты.

Во-первых, такое утверждение предполагает развитие сети общественных отношений вокруг «ячеек», мест в системе межличностных связей, занимаемых личностными «Я». При этом, по мере формирования общественных структур на протяжении человеческой истории, логика поведения личностей все более определяется «правилами игры», вытекающими из определенности этих мест, их структур и соотношений между ними. Личность, выходящая за пределы, очерченные ее положением в обществе, как правило, выбрасывается на более низкую ступень общественной жизни. Примером может служить как политический деятель, заметно вышедший за рамки установленных стереотипов, так и преступник, приговариваемый к заключению или даже к смертной казни.

Во-вторых, в системе общественных отношений наряду с общественной, официальной структурой возникает множество крупных и мелких неформальных и полуформальных структур, позволяющих входящим в них личностям более успешно продвигаться по иерархии структур официальных.

В-третьих, возникает противоречие между качествами, необходимыми для эффективного использования личностью занимаемого места в интересах общества, и свойствами личности, нужными для продвижения на это место. Так, в крайне централизованном и многочисленном обществе руководящие посты требуют личностей с незаурядным интеллектом и высококомпетентных. Напротив, продвигаться наверх в условиях засилия бюрократии способны лишь те, кто явно ниже по своим деловым и моральным качествам, чем их непосредственное начальство. Ни один руководящий бюрократ не потерпит рядом с собой заместителей, превосходящих его по своим личным данным, именно в качестве очевидного претендента, угрожающего занять его место. Поэтому с каждой сменой поколения бюрократов их интеллектуальный и моральный уровень снижается на очередную ступень, что дает основание сформулировать закон деградации управленческих кадров в системе бюрократии. Когда бюрократическая структура формируется заново, то ее лидер еще может быть окружен людьми относительно талантливыми. Но в дальнейшем закон деградации дает о себе знать, и свойство серости (или ее маска) является там «кандидатским минимумом», который необходим для продвижения по иерархии должностей.

В-четвертых, охарактеризованная выше структуризация общественных отношений распространяется не только на аппарат государственной власти, но и на все сферы социума, включая не только религиозные, культурные, научные институты, но и экономику и даже неформальные организации, являющие собой «большое общество в миниатюре».

В-пятых, система отношений личностных «Я» развивается в рамках двух полюсов: производство (труд) и потребление (награда). Производство и потребление невозможны без опосредствующих их обмена и распределения, в связи с чем политэкономия и делит общественные отношения на четыре сферы. При этом экономисты нередко впадают в абсолютизацию экономической детерминации всех сторон общественной и личной жизни. Например, в одном из учебников можно прочесть: «Сама нравственность, как категория надстройки, обуславливается, в конечном счете базисом, то есть экономическими отношениями». В отличие от односторонне зауженного, сугубо экономического подхода, отметим, что поляризацию на производство и потребление (труд и награду) мы распространяем на значительно более широкую сферу, чем экономика. Речь идет, в частности, о власти, престиже, поклонении и почитании. Более того, если все шире начинает признаваться наличие биологических полей, жизненного магнетизма в физическом организме, то неразумно отрицать аналогичные энергии, скрытые за психикой человека, фиксирующей межличностные отношения. Отсюда возвышающаяся над другими личность в самом прямом смысле поглощает из других жизненную энергию как в форме ее добровольного истечения в случае преклонения перед авторитетом или идеалом, так и в форме ее принудительного «выдавливания» методами запугивания.

В-шестых, личностные устремления к потреблению дорогих и престижных вещей, начиная с высококачественной одежды и кончая роскошным и просторным жильем, автомобилем, личным самолетом и яхтой, имеют в основе не только обеспечение личного комфорта и удовлетворение эстетических запросов, сколько желание утвердить свое личное «Я». В современном состоянии человеческого общества, с его духовной и нравственной деградацией, утверждение себя в личностях других за счет обладания дефицитными материальными благами приобрело у многих миллионов людей характер болезненно извращенной жизненной доминанты.

В-седьмых, даже рядовой труженик отдает свой труд не только ради потребления причитающегося ему вознаграждения (зарплаты), но и ради общественного признания на том или ином уровне своей личности. При деформации общества в направлении болезненной фетишизации дефицита престижных благ, этот стимул резко ослабевает, способствуя распространению рвачества, чреватого экономической и социальной катастрофой.

В-восьмых, большие сообщества личностей как государственные, так и общественные, вступают между собой порой в очень острую конкурентную борьбу за расширение сфер влияния, владения, управления. Аналогичная борьба происходит и на более низких уровнях, в том числе и между отдельными личностями. Кто-то из участников может удовлетвориться «статусом кво». Но в целом, уходящий от напряженной конкуренции вынужден сдать часть своих позиций, если не все.

В-девятых, в характеризуемой системе отношений личностных «Я» труд является только средством, неизбежным злом, бременем. Конечно, многих работников привлекает и сам процесс труда. Но это уже выходит за рамки отношений личностных «Я».

В-десятых, в условиях доминанты комплекса личного «Я», пропорционально степени этого доминирования, политическая власть и львиная доля общественного богатства находится в руках олигархии, способной выступать в разных обличиях.

В-одиннадцатых, доминирование комплекса личностного «Я» приводит к искусственному ограничению жизненного уровня основной массы населения, осознанному созданию дефицита для обеспечения власти олигархических структур при монопольном распределении ценностей. К тому же эксплуатация масс, а олигархическое общество всегда эксплуататорское, предполагает создание постоянно давящего на массы населения пресса в форме существования на грани нужды. Без этого пассивная часть масс может забыть как о существовании власти олигархов, так и об отведенной им роли трудиться в интересах правящих верхов.

Очертив уровень личностного «Я» в его взаимоотношениях с другими личностями в виде отмеченных выше характерных моментов и помня, что все они, пронизывая друг друга, связаны с комплексом личностного «Я», попытаемся проанализировать соотношение этого комплекса с научно-технической ревоэволюцией, имея в виду, что в разных странах мира этот комплекс утвердился далеко в неодинаковой степени.

Каким образом комплекс личностного «Я» соотносится с научно- технической ревоэволюцией (НТРЭ)?

Для ответа нужно выделить несколько принципиально важных черт в НТРЭ.

1. НТРЭ приводит в перспективе к замене эпохи классического машинного производства практически безлюдными в своей основе технологиями. Переход к безлюдным, полностью автоматизированным технологиям вызывает ряд качественных изменений.

Непосредственно в материальном производстве будет занята очень малая доля трудоспособных - 5-10%. 20-30% может быть занято в сфере потребительских услуг. Оставшаяся львиная часть (от 60% до 75%) падает на сферы образования, науки, культуры и управления. Но нужно ли такое количество ученых, педагогов, деятелей культуры, управленцев? Тем более, что в этих сферах при наличии более плодотворного труда менее плодотворный никому не нужен. Так, если кто-то будет носить худшую обувь, поскольку число лучшей ограничено, то, если существует лучшая научно-техническая разработка, худшая никому не нужна. Допустим, для получения этой лучшей разработки потребуется конкуренция десяти научных коллективов, из которой выйдет победителем один. И труд десяти общественно оправдан. Предположим, что это десять тысяч человек. Но им может противостоять еще сто тысяч специалистов, которые по своему профессиональному уровню явно ниже и не могут участвовать в конкуренции. И этого не избежать, поскольку индивидуальные различия людей неустранимы, а лучшее всегда враг хорошего. В такой ситуации добрая половина трудоспособных членов общества способна быть лишь потребителями материальных и духовных благ, а их труд станет общественно бесполезным. Каково будет положение этой общественно непроизводительной части общества? В разумном варианте они могут быть питательной средой для выдвижения из нее новых творческих индивидуальностей, не допуская разделения общества на продуктивную касту меньшинства и на основную массу населения. В другом варианте эта масса может служить почвой для духовной и нравственной, а как следствие - физической деградации. В третьем варианте они смогут представлять собой опору для восстановления власти олигархии ценой разрушения НТРЭ, всевозможных катаклизмов и колоссального регресса общества.

Основной импульс развития общества целиком и полностью переместится от рук к мысли и одухотворяющему ее возвышенному чувству, что связано с превращением в непосредственному производительную силу не только науки, но и искусства. При этом затраты труда перестанут быть мерилом общественной ценности. Мысль в сочетании с автоматизированным производством позволяет при относительно ничтожных затратах человеческих сил получать совершенно несоизмеримый с ними результат.

Высочайший уровень производительности труда в условиях всеобщего распространения НТРЭ позволяет создать полное изобилие комфортабельных средств существования и тем самым уничтожает вынужденный характер труда для обеспечения существования. Труд может совершаться в таких условиях только исходя из внутренней потребности. При этом основные предметы потребления также могут распределяться по потребностям.

  • 2. Кардинально изменится всеобщее воплощение общественного богатства. Им, наряду с природой, станет понимаемая в самом широком смысле информация. Большинство современной техники морально стареет за 5-10 лет и сдается в металлолом именно из-за появления новой информации в виде научно-технических разработок. Информация по своей природе не может быть объектом исключительно частной собственности, поскольку ограничение ее свободных потоков препятствует ускоренному развитию общества. Однако личное обладание информацией всегда останется резко различным в зависимости от индивидуальной вместимости сознания.
  • 3. НТРЭ не только не несет в себе неизбежного катаклизма, но и является единственной возможностью для решения мировых глобальных проблем. Так, безотходные технологии, новые источники энергии, экономное использование сырья и материалов, биотехнология и «зеленая революция» и т.п., являющиеся следствием НТРЭ, позволяют сочетать очень высокий уровень жизни всего общества не только с сохранением, но и восстановлением природы. Например, массовый переход на тепличную гидропонику взамен традиционного земледелия позволил бы резко увеличить на планете площади лесов и лесопарков. Напротив, попытки даже скудно прокормить растущее население планеты на базе прошлых технологий неизбежно и в очень короткий срок привели бы к экологической катастрофе и вымиранию большей части человечества.
  • 4. НТРЭ содержит потенциально серьезные опасности, типа возможности непроизвольного выведения смертельно опасного для всего человечества вируса и т.п., требует особой осторожности и осмотрительности. НТРЭ предполагает высокую квалификацию и нравственность работников, что обеспечивает должный уровень безопасности. Напротив, изъяны в подготовке работника чреваты катастрофами типа Чернобыля.
  • 5. НТРЭ способна в перспективе обеспечить полную замену вооруженных сил автоматически управляемыми военными роботами. Нужно помнить и о возможности, в случае злоупотребления властью, сплошного технического контроля за поступками, словами, контактами людей. Новые виды компактного вооружения могут предоставить в руки террористов и преступников крайне разрушительные средства. Все это вместе взятое может кардинальным образом изменить как всю технологию власти, так и методы общественного контроля за преступностью.

Сопоставление наиболее характерных свойств НТРЭ со свойствами личностного комплекса «Я» (ЛК «Я») позволяет сделать вывод об их принципиальной несовместимости. Если в основе ЛК «Я» лежит эгоистическое стремление утвердить себя в отношениях с другими людьми путем ущемления их интересов, то НТРЭ предполагает гармонизацию взаимоотношений между людьми. Если НТРЭ предполагает творческий труд в качестве самораскрытия глубинных потенций человеческой природы, то ЛК «Я» исходит из принятия труда в качестве вынужденного средства для реализации соответствующих целевых установок. Концентрация административно-бюрократической и экономической власти над направленностью и плодами НТРЭ в руках конкурирующих и борющихся друг с другом правящих меньшинств чревата угрозой как разрушительных войн, так и экологической катастрофы. На последнем остановимся несколько подробней.

Если НТРЭ является единственным средством избежать такой катастрофы, сам по себе переходный период от классической индустриальной стадии развития к системе принципиально новых технологий связан с большим риском. Дело в том, что в отстающих странах, правящие круги которых движимы идеей престижа и расширения своей власти, происходит хищническая эксплуатация природных ресурсов с целью обмена их на передовую технологию. Развитие в технологическом отношении страны, относительно успешно решая назревающие проблемы (к примеру, выход из сырьевого и энергетического кризиса, серьезный поворот к экологически чистым технологиям), тем не менее, не желают пойти на необходимое самоограничение ради решения глобальных проблем всего человечества. Перерастание этих проблем за опасную черту грозит гибелью всей цивилизации, в том числе и индустриально развитым странам.

Таким образом, человеческой цивилизации в переходный период к качественно новому обществу угрожает катастрофой именно личностный комплекс «Я» и система образующихся на его основе общественных, главным образом социально-психологических, отношений. Эти отношения способны пронизывать любую форму организации общества, как капиталистическую, так и социалистическую, и доминировать в ней. Поэтому преодоление угрозы катастрофы бесперспективно искать на пути смен политического строя в тех или иных государствах. Нельзя возлагать и слишком много надежд на политиков. Всякий политик действует на основе и в рамках балансирования окружающих его политических, социальных и экономических сил. Исходной базой этих сил является та или иная определенность личностей, составляющих общество, и здесь любой политик бессилен.

Единственным радикальным, хотя и не быстрым, способом решения проблемы является кардинальная перестройка процесса воспитания, образования, профессиональной подготовки человеческой личности в соответствии с НТРЭ.

НТРЭ выросла из промышленной революции, а она основывалась на все более дробном разделении труда, как физического, так и интеллектуального. Сочетание такого разделения труда с его кооперацией позволило ввести в действие огромные производительные силы, однако, ценой превращения человека в частичного работника, в ту или иную узкую целевую функцию. Общественная жизнь стала требовать от человека развития в первую очередь этой узкой функции при сохранении остальной личности на уровне расслабленного, пассивного потребительства продуктов цивилизации. Именно на такой основе усиленно расцвел комплекс личностного «Я», хотя именно он и не совместим с НТРЭ. Всему этому соответствует экстравертное, одностороннее развитие личностей.

Интравертность личности позволяет проникнуть сознанию на другие, более фундаментальные «этажи» человеческого «Я», вскрыть и сознательно построить свою личность (вместо ее случайного складывания в результате игры обстоятельств). Такая личность будет видеть свое признание именно в творчестве. В нем, в отличие от работы ради карьеры, само оно и его результат в себе самих несут вознаграждение, которое не следует путать со славой авторства. Если интраверту необходима истина, то экстраверту необходимы признание и слава, а по какому поводу, в связи с поисками истины или другому, - для него не принципиально.

Имманентное пространство творчества - это мир идей, мыслей, эмоций. Здесь, в отличие от материального вещественного пространства, где существуют количественно ограниченные предметы, происходит взаимоумножение информации, что приводит к возрастанию общественного богатства в геометрической прогрессии.

Новое информационное общество связано с принципиально новым качеством присвоения (собственности), когда поглощение личностями сколь угодно большого богатства (информация) нисколько не обедняет личностей других, а в целом лишь увеличивает информационное богатство человечества.

В эстетическом плане личностный эгоизм может быть преодолен в обществе будущего не его подавлением в общественных интересах (это был бы возврат к старому, и он не возможен), а именно на пути раскрытия индивидуальности, через вскрытие в «Я» личностном, крайне ограниченном и искаженном, «Я» качественно бесконечного, неповторимого, индивидуального. Именно сообщество проснувшихся, осознавших себя индивидуальных «Я» может нести в себе подлинный, одухотворенный коллективизм, в отличие от коллективизма принудительного.

Речь идет не только об этической переориентации личности, ее одухотворенности, но и о реальном изменении качественного состояния сознания, самосознания, их взаимодействия с под- и сверхсознанием. В частности, такое изменение предполагает высочайший уровень контроля и управления со стороны сознательной индивидуальности над своей психикой. Разница такого разбуженного сознания с сознанием типичного экстраверта аналогична различию между космическим кораблем и примитивной повозкой доисторических времен.

Экстравертный уклон цивилизации, пробудившей силы НТРЭ, необходимо дополнить интравертной направленностью личности таким образом, чтобы достигнуть синтеза интра- и экстравертности в человеческой жизни, аналогично тому, как в ней гармонично уживаются бодрствование и сон.

Общая эволюция живого, включая и человека, идет по двум параллельным линиям: внешних форм, наполняемых веществом, изучаемых естественными науками; сознания, жизненных и организационно-информационных сил, эти формы инспирирующих. Естественные науки отрицают вторую линию эволюции по причине ее принципиальной неулавливаемости приборами и неподверженности методам математического исследования. Только тренинг психики способен открыть человеку возможность сознавать и познавать параллельную линию эволюции.

Точно так же, как человек - существо одновременно внешнее и внутреннее, научно-техническая революция, проходящая в пространстве внешних форм, должна быть органически дополнена ревоэволюцией человеческой психики. В аспекте последнего можно ставить проблему о научной разработке технологии раскрытия человеческого сознания и самосознания.

Таким образом, мы будет рассматривать термин «праобраз» в двойном значении. Во-первых, в прямом смысле, в качестве праобраза созидателя, при учете того, что сущность подлинного, глубинного человека проявляется в процессе созидания им духовных и материальных ценностей в соответствии с заложенным в его индивидуальности и личности творчески-созидательным потенциалом. Во-вторых, термин праобраз представляет собой аббревиатуру словосочетания: права и обязанности развития. В таком значении предлагаемая вниманию концепция получает такое наименование: «Права и обязанности развития человека-созидателя» - ПРАОБРАЗ - ЧС.

Выдвигая альтернативную концепцию западной концепции прав человека, мы тем самым исходим из неприемлемости последней. При этом ее неприемлемость имеет весьма широкий диапазон - от полного неприятия и трактовки в качестве сплошного зла до признания в ней рациональных зерен и определенного положительного начала, но в своей совокупности и конкретном преломлении явно недостаточных для, подлинного разрешения проблемы прав человека, которые, между прочим, изначально неотделимы от его обязанностей.

Понять полное отрицание многими русскими государственниками западной концепции прав человека можно, особенно если учесть активное использование этой концепции в разрушении российского государства, принявшего в период с 1922 по 1991 гг. историческую форму СССР. Однако полное отрицание этой концепции активно заводит патриотов-государственников в тупик, хотят они того или нет.

Преодоление этого тупика столь значимо для развития России, что на раскрытие его природы нужно остановиться специально.

В рамках исторического развития человечества, вполне правомерно говорить об особых типах цивилизаций и культур. И аналогично тому, как в древности отличались друг от друга Египет, Индия, Китай, в современную эпоху в весьма сильной степени русская культура-цивилизация отличается от западноевропейской и североамериканской культур-цивилизаций. В одних своих ипостасях русская культура-цивилизация значительно превосходит западную культуру-цивилизацию, но в других своих ипостасях она уступает ей. При всех достоинствах русской культуры-цивилизации, она имела три сильно уязвимых начала, которые и поставили ее в конце XX века на грань полной катастрофы. Парадоксальным образом три слабости русского народа являются теневыми сторонами его достоинств, связанных как с его внутренней духовной сущностью, так и с особенностями географического положения и исторического развития.

Очертим эти три достоинства русских, каждое из которых имеет ему присущую тень - слабость. При этом в число русских мы включаем не только представителей славянского этноса на территории России, этого стержнеобразующего начала русских, но и представителей многочисленных ее народов, всех тех, для которых она «не эта», а наша страна.

Во-первых, России, с учетом ее геополитического положения в мире, приходилось особенно часто и на протяжении долгого периода времени обороняться от угроз и нападений многочисленных врагов. С этим связано преобладание в истории страны военно-мобилизационной модели организации государства, общества, экономики. В такой модели личность приносится в жертву государству. В условиях угрозы самому существованию народа это не только оправдано, но и неизбежно. Более того, во многих личностях рождается внутренняя потребность самопожертвования ради блага Отчизны. В критические периоды истории самопожертвование становится массовым явлением. Именно благодаря самопожертвованию миллионов граждан великой страны русский народ не только сохранил себя в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., но и спас все человечество от рабства и геноцида, уготованных ему вождями немецкого фашизма. В то же время теневой стороной самопожертвования личности является ее терпимость к произволу и насилию со стороны властей. Эта теневая сторона с особой силой проявляется в относительно длительные периоды мирового развития.

Невероятно обширная территория страны в сочетании с неравномерным развитием ее регионов всегда создавало и создает объективные условия для проявления почти неограниченного произвола центральной власти в отношении народа, поскольку крайне трудно организовать массовый протест против ее произвола и даже предательства национальных интересов одновременно по большей части территории страны. Единичные акты протеста, не скоординированные во времени, обычно легко подавляются центральной властью. На этой объективной почве центральная власть решала, как правило, проблемы государства за счет усиления эксплуатации народа. Задавленность народа произволом центральной власти на протяжении столетий создала психологическую почву для шельмования русского народа в качестве «расы рабов». Однако именно русским свойственно в весьма сильной степени свободолюбие в качестве сущностной черты национального характера. Вспомним, как легко покорялись завоевателям многие страны, кичившиеся своим свободолюбием, и как этим завоевателям ломал хребты русский народ, спасая другие народы от тотального рабства. Вот почему говорят: русские долго запрягают, но быстро ездят. Русских очень трудно подбить на бунт против властей, но если уже чаша терпения исчерпана, то происходит взрыв такой силы, который не укладывается в каноны заговоров и революций.

Во-вторых, русским изначально присущ духовный, социальный и политический интернационализм. В отличие от Англии, накопившей богатства на эксплуатации колоний, или от США, построивших свое государство - новый свет на геноциде индейцев и нещадной эксплуатации чернокожих рабов, Россия никогда не эксплуатировала вошедшие в состав Российской Империи народы. Русские всегда отдавали другим нациям империи значительно больше, чем получали взамен. Талантливый и энергичный человек любой нации мог дорасти в российском государстве до высших постов, чего нельзя сказать о других странах. Эта духовно возвышенная, просветленная черта русских имеет ту весьма пагубную теневую сторону, что русские и русское государство обладают весьма ослабленным иммунитетом к агентам влияния других наций, что позволяет, при определенных обстоятельствах, завоевывать всю страну изнутри, путем инфильтрации своими представителями высших эшелонов государственной власти. Сочетание этой теневой стороны с предыдущей (произволом властей по отношению к народу и его долготерпению) ставит русскую нацию накануне XXI века перед дилеммой: победить в борьбе с «невидимым» врагом или погибнуть.

В-третьих, русские не могут удовлетвориться мелким зажиточным мирком материального благополучия, русская душа рвется во вселенские просторы. Русским присуще прежде всего стремление к Царству Небесному, а потом уже к земному, причем, как к отражению в материи Царства Духа. Без такого устремления нет ни человека, ни народа в подлинном смысле этих слов. Соответственно подобное стремление характерно и для других народов. Но в русских оно выражено особенно сильно. И это великое, светлое начало. Однако его теневой стороной является склонность к социальным утопиям. Одной из таких утопий - коммунизмом русские оказались соблазненными в XX веке. Причем эта теневая сторона оказалась помноженной на две другие теневые стороны рассмотренные выше. В конечном итоге, на протяжении всего периода советской истории, в России (СССР) строилось общество, которое основывалось на принесении в жертву государству и коммунистической утопии личности, со всем ее творчески-созидательным потенциалом и жизненно-важными интересами. Заметим, что такая жертвенность в качестве основы общественного устройства допустима и оправдана только в экстремальные периоды истории, по типу 1941-1945 годов. В мирное время необходима не жертвенность личности обществу и государству, а гармоничное сочетание духовных и материальных интересов личности, общества и государства. Общество и государство могут быть сильными на протяжении долгих лет мирного развития только в том случае, если они будут основывать свое развитие на учете различного рода интересов личности. Именно это и отсутствовало на протяжении советского периода истории России. Общество и государство требовало от личности бесконечных жертв во имя коммунизма. В ответ личный интерес стал уходить в тень, на основе теневых интересов вызрело теневое общество, которое в 1991 году завершило разрушение общества официального, одновременно расколов на части российское государство. В ситуации угнетения личности со стороны общества и государства, западная концепция прав человека нашла в России (СССР) весьма благоприятную почву. Под знаменем этой концепции шло не только возрождение прав личности (положительное ядро концепции), но и осуществлялось разрушение общества и государства (ее весьма мощный разрушительный заряд).

Во избежание разрушительного воздействия западной концепции прав человека на общество и государство, этой концепции необходимо противопоставлять не коллективизм, долг личности перед государством и обществом, патриотизм, патернализм, традиции, преимущество общественных интересов перед личными, а иную концепцию обеспечения прав и свободы личности, причем такую, которая способствует укреплению и развитию общества и государства. Клин вышибается клином. Положительному ядру западной концепции прав и свобод человека необходимо противопоставить собственную положительную концепцию его прав и свобод. Только в таком случае может быть нейтрализовано отрицательное воздействие западной и прозападной пропаганды прав и свобод человека на общество и государство.

Г оворя об отрицательном воздействии данного рода, надо конкретизировать ущербность западной концепции прав и свобод человека (ЗКПС).

1. ЗКПС человека пропагандируется абстрактно, в тотальном духе так, будто западные права и свобода личности применимы в любой стране одинаковым образом, независимо от ее конкретных условий. В действительности применение одной и той же концепции прав и свобод дает и даст самые разные результаты в различных странах. Например, если бы весь пакет западных прав и свобод предоставить гражданам современного Китая, то эта самая населенная страна мира потеряла бы управляемость, погрузилась бы в хаос гражданской войны, раскололась бы на части. Жертвы исчислялись бы десятками миллионов, если не сотнями. Страна была бы предоставлена на разграбление международным монополиям, а выкачивание из нее ресурсов оплачивалось бы ею самой ценою геноцида ее народа. США настраивают на принятии Китаем ЗКПС, угрожая иногда экономическими санкциями. Китай соблюдает свои собственные национальные интересы и потому отвергает ЗКПС. В ответ США продолжают экономические связи с Китаем, не прибегая к санкциям.

Меркантильный интерес для этой страны всегда был важнее идеологических принципов.

  • 2. ЗКПС человека основана на двойном стандарте. Один - для внутреннего потребления, когда права и свобода личности уравновешены системой ее жесткого контроля и наказаниями, при обильном финансировании этой системы. В частности, в США за сравнительно нетяжкие преступления можно получить тюремный срок в несколько десятилетий; Германия бесспорно занимает первое место в мире по мелочной законодательной опеке жизнедеятельности своих граждан. Совсем другой вариант, с учетом реального осуществления ЗКПС человека, предлагается на экспорт. Дестабилизация политической и социальной, а следом и экономической системы, вследствие внедрения ЗКПС, в столь сильной степени нарушает фундаментальные права человека, прежде всего на жизнь, что в реальной действительности имеет место геноцид целых этнических групп и социальных слоев. В этом отношении весьма характерна позиция одного очень известного правозащитника в связи с событиями в Чечне. На вопрос об ущемлении прав человека чеченцами (несколько сот тысяч людей вынуждены были стать беженцами, людей стали похищать в рабство, был развернут террор против мирных граждан и т.д.) «демократическая совесть нации» ответил, что он защищает права человека только от произвола государства. Получается такая ситуация: государство ущемляет права человека в некоторой степени, вполне терпимой; под лозунгом борьбы за права человека государственная власть и вместе с ней государство разрушается; человек лишается защиты государства и, как правило, развертывается массовый геноцид; сделав свое дело, прозападные правозащитники разводят руками и говорят о том, что все это их не касается. Если человеку запрещают свободно выезжать из страны, то об этом кричат на весь мир. Но если вследствие «свобод» в стране развертывается межэтническая или гражданская война, то правозащитники уходят в тень.
  • 3. Кардинальный изъян ЗКПС человека в том, что эта концепция не выделяет в нем двух начал: творчески-созидательного и эгоистически разрушительного. В итоге, в зависимости от стечения конкретных социально-исторических обстоятельств в той или иной стране, внедрение в общество ЗКПС может в наибольшей степени раскрыть именно эгоистически разрушительное начало, причем в массовом масштабе и до степени общенациональной катастрофы. Данное свойство ЗКПС человека позволяет эффективно использовать эту концепцию в холодной войне со многими странами, отфильтровывая под дымовой завесой ЗКПС все общество, включая высшие эшелоны власти, завоевывая в конечном итоге страну изнутри или разрушая ее.
  • 4. В особых обстоятельствах ЗКПС может привести к социальному взрыву и даже разрушению общества в ведущих странах Запада, прежде всего в США. Здесь ситуация схожа с учеником чародея, вызвавшим магические силы и не сумевшим с ними справиться. Стоит США вследствие грядущего мирового кризиса и потери места доллара в качестве опоры мировой валютно-кредитной системы резко сократить социальную помощь негритянским слоям населения, как в этом бастионе западного мира начнется цепная реакция социальных конфликтов на расово-социальной почве, причем при почти поголовном вооружении населения. Для России необходима альтернативная западной концепция прав и обязанностей человека. Ниже представим некоторые соображения по формированию такой концепции.
  • 1. Наивно конструировать, изобретать и т.п. концепцию прав и обязанностей человека применительно к России. Подлинные права и обязанности человека в качестве цельной системы внутренне, органично присутствуют в духе русского народа, соотнесены со структурами его биологической наследственности. Эта система развивается в меру развития самого народа. По этой причине данную систему необходимо не искусственно конструировать, а выявлять в индивидуальном и общественном сознании в качестве объективно присутствующего начала. Однако при этом нельзя ограничиться одним выявлением системы прав и обязанностей человека, духовногенетически заложенным во внутренней природе русского народа. Поскольку народ развивается и его развитие обусловлено развитием составляющих его личностей, каждая достаточно продвинутая личность вносит свой вклад в развитие системы. При этом формы такого жизнетворчества могут быть самыми разнообразными, далеко не сводимыми к написанию трактатов в области прав человека, этики поведения, образа жизни и т.д. Права и обязанности личности - это своеобразный код общественных отношений, завязанных на конкретные личности. Соответственно отношение отдельно взятой личности к окружающим, ее работа и поступки, неизбежно отражающиеся на многих людях, предопределяют состояние и развитие внутренней системы прав и обязанностей человека. В частности, если человек доброжелателен, вся его натура излучает тепло и радость, если он трудится добросовестно и с мастерством, то такой человек и продукты его труда вызывают в других людях положительные чувства, окружающие люди притягиваются к такой личности, бессознательно берут с нее пример. Таким способом положительные импульсы распространяются по всему обществу.
  • 2. Заметим, сказанное выше имеет непосредственное отношение к правам и обязанностям человека. Ведь человек имеет право жить в доброжелательном обществе, пользоваться высококачественными товарами и услугами, начиная от пищи, жилья и одежды и кончая услугами в сфере образования, культуры, здравоохранения. Понятно, чтобы такими правами пользоваться, человек сам должен быть доброжелательным, добросовестно трудиться и постоянно повышать свое профессиональное мастерство. Таким образом права человека неотделимы от его обязанностей, являются двумя сторонами его жизнедеятельности. Отсюда вытекает необходимость соединения в рамках одной концепции и прав, и обязанностей человека в единую органически цельную систему. Совокупность прав человека, оторванных от его обязанностей, повисает в воздухе, подобные права вообще не могут быть обеспечены в реальной жизни. При этом чем больше прав получает человек, чем более фундаментальны эти права, тем более серьезные и глубокие обязанности он должен на себя возложить, причем не в качестве обмена на права, а в виде именно обеспечения этих прав. Говоря предельно коротко, права человека обеспечиваются его обязанностями, причем ровно в меру их выполнения.
  • 3. Права и обязанности человека обладают несколькими измерениями:
    • - духовно-смысловым и внутренним этическим;
    • - внешне выраженным нравственно-моральньм;
    • - социально-психологическим;
    • - бытовым и обрядовым;
    • - законодательным;
    • - локально-нормотворческим (права и обязанности закрепленные в ведомственных инструкциях или уставах);
    • - официальным и теневым;
  • - легитимным и антилегитимным.
  • 4. Если в законодательном разрезе права и обязанности человека могут быть одинаковы по отношению к любой личности, независимо от уровня ее развития, заслуг перед обществом, социального положения (практически не осуществлено ни в одной стране мира, хотя многие государства претендуют на это или заявляют о своем стремлении к этому), то во всех остальных измерениях права и обязанности человека строго соотнесены не только с уровнем развития и характером социального положения человека, но даже с конкретной индивидуальностью. Сказанное относится как к внутренней сущности прав и обязанностей, так и к их внешнему проявлению. Например, в армии и в других военизированных структурах генерал и солдат не могут обладать одинаковыми правами и обязанностями. В противном случае возникла бы ситуация абсурда, которая быстро разрушила бы любую военную систему. Другое дело равенство солдата и генерала за пределами армии перед судом, но в таком случае они бы уже выступали как граждане страны, а не как солдат и генерал.

Что касается внутреннего содержания прав и обязанностей человека, то один и тот же поступок может быть прогрессом для одной личности и регрессом для другой. Допустим, что закоренелый вор вдруг стал воровать исключительно у лиц, наживших богатство нечестным путем, не покушаясь на имущество, заработанное человеком. Для такого вора подобная переориентация означала бы значительный прогресс в этически-нравственном развитии, соответственно в соблюдении прав собственности добропорядочных граждан. Однако если к воровству у нечестных людей прибегнет до того никогда не кравший человек, то для него такой поступок означал бы весьма существенный регресс.

5. Несмотря на множество измерений и уровней прав и обязанностей человека, существует единый общий стержень, придающий правам и обязанностям человека характер органически взаимосвязанной системы. Без этого стержня права и обязанности человека рассыпаются в простой набор правил, законов, обычаев, привычек и т.п. При этом из них уходит живая душа, они лишаются какой-либо одухотворенности. О каком стержне идет речь?

Права и обязанности человека приобретают подлинную жизненность только в том случае, если они так или иначе выражают жизненно важные интересы человека, прежде всего коренной жизненный интерес личности.

Несмотря на то, что у каждого конкретного человека этот интерес индивидуально неповторим (собственно он является доминирующим фактором в развитии человека и его жизненной судьбе), в своей глубинной сущности данный интерес идентичен у всех людей и состоит он в возможно более глубоком и полном раскрытии творчески- созидателыюго потенциала личности. Всякий человек стремится к счастью, которое может найти только в процессе творчески- созидательной деятельности в соответствии с индивидуально- неповторимым потенциалом своей сокровенной сущности.

Напомним еще раз, что у Фауста мгновение счастья, до того не достижимое при удовлетворении всевозможных желаний, останавливается именно в процессе творчества.

Ошибочно думать, будто нахождение счастья в творческом созидании является уделом избранных личностей, тем более в рамках таких сфер, как музыка, живопись, литература, наука. Творческое созидание присуще в качестве сущностного потенциала каждой человеческой личности без исключения.

Все беды человеческого общества в целом и составляющих его отдельных личностей коренятся в том, что образно говоря, «пироги печет сапожник, а сапоги точает пирожник». На этой почве рождается личная неудовлетворенность жизнью, которая нередко ведет к зарождению и развитию преступных наклонностей.

Принципиально важно подчеркнуть, что каждая человеческая личность без исключения обладает практически неограниченным в качественном отношении творчески-созидательным потенциалом, однако на присущий каждой индивидуальности конкретный манер. Найти и в возможно более полной степени раскрыть этот потенциал - смысл и назначение человеческой жизни. При этом масса людей находит себя в рождении и воспитании детей. Но при этом они смогут достаточно полно реализовать себя в детях только в том случае, если будут развивать свои природные способности, в особенности для того, чтобы передавать их детям. Человечеству в целом, каждому народу в частности, для самосохранения и саморазвития необходимо не только постоянное рождение новых поколений, но и обеспечение условий для их соответствующего воспитания, образования, развития. А этого поколения родителей не смогут обеспечить в должной мере, если не будут образовываться и развиваться сами.

6. Творчески-созидательная деятельность человека в качестве раскрытия его творчески-созидательного потенциала, будучи превращена в краеугольный камень всей системы прав и обязанностей человека, кардинально-существенным образом меняет их характер нижеследующим образом:

A. В балансе прав и обязанностей, обязанность перед самим собой в качестве раскрытия собственного индивидуального - неповторимого созидательного потенциала носит внутренний характер (по принципу «охота пуще неволи»), а права по такому раскрытию выступают в отношении к личности в качестве внешних условий и ресурсов, обеспечиваемых соответствующим развитием общества. В данной связи обеспечивается подлинная свобода личности человека, причем в высшей степени, поскольку обязанности уравновешивающие права, прежде всего, добровольно берутся на себя личностью в качестве органичного дополнения права на созидательную деятельность.

Б. Раскрытие творчески-созидательного потенциала человеческой личности в качестве доминанты общественного развития позволяет поднять уровень производительных сил на недосягаемую до того в истории человечества высоту, что объективно создает мощный материальный фундамент для ресурсного обеспечения всего спектра прав человека.

B. Цель и средство ее достижения в развитии индивида и общества сливаются в единое целое, взаимно усиливают друг друга, как бы взаимно перемножаясь и постоянно меняясь местами.

Г. Доминирование творчески-созидательного потенциала человека в общественном развитии гармонизирует отношения между людьми, что не только предельно минимизирует преступность, но и поднимает систему общественных отношений на качественно более высокий уровень развития.

Д. Параллельно гармонизируются отношения человека к природе. Высочайший уровень развития производительных сил, основанных на раскрытии творчески-созидательного потенциала личности, позволяет основывать производство на экологических технологиях обеспечивающих изобилие материальных благ.

Е. Система прав и обязанностей человека одухотворяется в полном и наиболее глубоком значении этого слова. Верующий человек практически ничем не отличается от атеиста, если его вера мертва при отсутствии дел. Напомним всем хорошо известные слова о том, что Бог есть Дух и поклоняться ему надлежит в Духе и Истине. Подлинное проявление Духа - в творческом созидании.

7. Взятие за основу системы прав и обязанностей творчески- созидательной деятельности человеческой личности не может быть ограничено вписанием соответствующих тезисов в декларацию прав и обязанностей человека, принятием ряда законодательных актов, пропагандой в СМИ, инициативной деятельностью отдельных наиболее активных правозащитников, как это имеет место с системой прав человека западной и прозападной ориентации. Раскрытие творчески- созидательного потенциала личности в качестве основы прав- обязанностей человека предполагает ее превращение в доминанту развития общества, что в свою очередь требует системного и всестороннего преобразования всего общества, в частности по нижеследующим параметрам:

A. Содействие выявлению творчески-созидательного потенциала каждого человека.

Б. Формирование условий для развития и совершенствования этого потенциала.

B. Кардинальные изменения в системе общественного разделения труда, с учетом его соответствия творчески созидательным потенциалам конкретных личностей, составляющих в своей совокупности человеческое сообщество.

Г. Обеспечение гармоничного и пропорционального развития производительных сил общества, резко возросших по уровню и масштабам, при их всесторонней экологизации, в результате их базирования на массовом раскрытии творчески-созидательного потенциала личности.

Д. Переструктурирование ценностных ориентации и оценок всех видов ценностей в обществе при принятии в качестве главного мерила степени раскрытия творчески-созидательного потенциала личности.

Е. Фундаментальное преобразование системы распределения потребительских благ в обществе с учетом роли личности в творчески созидательной деятельности.

Из перечислений сделанных выше, далеко не полных, можно сделать вывод о том, что присущая духовной сущности России система прав и обязанностей человека-созидателя предполагает кардинальное и системное преобразование всего общества, построение принципиально новой социально-экономической системы, которая вбирает в себя лучшие черты из всех прошлых и настоящих общественных систем. Эту новую грядущую общественную систему мы назвали ЭКГУМАНИЗМОМ. Он будет утверждаться по мере развития ПРАОБРАЗА-ЧС. В свою очередь, экогуманизм призван стать социально-экономическим фундаментом для утверждения и развития системы ПРАОБРАЗ-ЧС.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >