Стратегические инициативы регионального сотрудничества Евразийского экономического союза и Китая

Серьезного анализа и реализации мер развития белорусско- китайского и белорусско-российского сотрудничества для Республики Беларусь заслуживает одно из основных направлений современного Шелкового пути - «Один пояс и один путь», подразумевающее создание нового континентального моста между Европой и Азией, а если быть точнее - между Европой и Китаем. Данный глобальный проект получил широкое обсуждение в научных и бизнес-кругах, является предметом внимания правительств многих государств. Саммит государств в Пекине в мае 2017 г. также во многом был посвящен этим вопросам.

Президент Академии общественных наук провинции Хэйлунцзян (г. Харбин, КНР) господин Чжу Юй подчеркивает, что «Один пояс и один путь» есть системный проект, базирующийся на таких принципах, как «Совместная коммерция, совместное строительство, совместная выгода» [84]. Его главенствующий постулат - активно содействовать состыковке стратегий развития стран, расположенных вдоль трассы Шелкового пути. На наш взгляд, автор достаточно откровенно говорит о важности результатов интеграции между КНР, Монголией и Российской Федерацией - формировании взаимной комплексной поддержки трех провинций китайского Дунбэя (Северо-Востока) с субъектами российского Дальнего Востока и Сибири. Насколько здесь учтены интересы Российской Федерации и, соответственно, Беларуси, для которой чрезвычайно важно сотрудничество с Российской Федерацией и ее развитие? Автор (Чжу Юй) полагает, что для концепции этого сотрудничества подошла бы формула: «Один центр, четыре пояса, приграничье и одно зарубежье». Под «центром» здесь имеется ввиду Харбин, под «четырьмя поясами» - промышленные зоны, сгруппировавшие ряд городов провинции Хэйлунцзян. «Приграничье» - это Монголия и Россия, «одно зарубежье» - совместные парки вне территории Китая. О каких парках идет речь? О шести крупных промышленных парках по земледелию, лесоводству, угледобыче, химии и производству оборудования. На этом примере видно, что приоритетные интересы Китая - это сырьевые ресурсы «приграничья» и доступ к его технологиям, поскольку российский Дальний Восток и Восточная Сибирь обладают богатейшими ископаемым ресурсами, рационально сформированными промышленными базами и значительным научным потенциалом. Полагаем, что это одна из ключевых целей данной доктрины Китая. Проанализируем ряд моментов новейшей истории.

Геополитика ряда стран СНГ по созданию Единого экономического пространства на основе Таможенного союза характеризовалась тем, что он «способен стать одним из полюсов современного мира». В качестве локомотива межгосударственного экономического союза планировалась Россия. Эта позиция получила развитие во многих документах российского руководства, включая закрепление в «Концепции внешней политики Российской Федерации» в 2013 г. Следует отметить, что характерной особенностью проекта должна была стать экономическая «связка» части постсоветского пространства с ЕС, а не с Китаем и Азиатско- Тихоокеанским регионом в целом. «Два крупнейших объединения континента: Европейский союз и формирующийся Евразийский союз, взаимодействуя на основе правил свободной торговли и совместимости систем регулирования, способны распространить эти принципы на все пространство - от Атлантики до Тихого океана», - писал В. В. Путин в «Известиях» в 2011 г. Сотрудничество Китая и ЕАЭС не рассматривалось.

Идея проекта принадлежит Председателю КНР Си Цзиньпи- ну, который в сентябре 2013 г. предложил странам Центральной Азии объединиться и построить новый Шелковый путь, соединяющий Азию и Европу, назвав его Экономическим поясом Шелкового пути. Главная задача, на наш взгляд, которую пытается решить Китай за счет данной инициативы, - это расширение собственной инвестиционной деятельности, привлечение инвестиций стран-партнеров вдоль Шелкового пути в транспортнологистическую сферу и перенос китайских производств ближе к Европе, что будет способствовать продвижению в ЕС своих товаров с одновременным уменьшением зависимости от морских транспортных путей, во многом контролируемых сегодня американцами. И это Китаю уже удается сделать. Россия и Беларусь также заинтересованы в участии в этом глобальном проекте. Экономический пояс Шелкового пути не подрывает значимость ЕАЭС в сотрудничестве с Европой. Россия и Беларусь как активные партнеры Китая могут предложить совместные белорусско- китайские (российско-китайские) или белорусско-российско-китайские проекты и тем самым активно интегрироваться в Экономический пояс Шелкового пути.

В заявлениях Си Цзиньпина на первом международном Форуме «Один пояс и один путь», состоявшемся 14-15 мая 2017 г. в Пекине, о перспективах инициативы «Пояса и пути» можно выделить следующие меры по ее реализации:

  • 1) финансово-кредитная поддержка. Объявлено о планах Китая по увеличению финансирования строительства «Пояса и пути», вложении дополнительно 100 млрд юаней[1] в Фонд Шелкового пути и намерении поощрять китайские финансовые учреждения осуществлять зарубежные операции с привлечением юаневых фондов. В связи с этим уполномоченные Государственный банк развития Китая и Экспортно-импортный банк КНР предоставят для реализации инфраструктурных и производственных проектов кредиты на 250 млрд юаней и 130 млрд юаней соответственно (не прямые инвестиции, а опять же кредиты. - М. М);
  • 2) либерализация внешней торговли. Заявлено о создании сети зон свободной торговли в рамках «Пояса и пути» и проведении с 2018 г. Китайской международной ярмарки импортных товаров;
  • 3) сотрудничество в сфере инноваций. Предложена реализация Перспективного плана сотрудничества в области науки, технологий и инноваций. В ближайшие пять лет Китай пригласит 2,5 тыс. молодых иностранных ученых для проведения краткосрочных исследований, предоставит обучение 5 тыс. иностранных ученых, инженеров и менеджеров, создаст 50 совместных лабораторий («иммиграция умов». - М. М);

4) усиление координации инициативы. Китай создаст новый координационный механизм. В него войдут Бюро связи, Исследовательский центр финансового и экономического развития, Центр содействия созданию «Пояса и пути», Международный центр развития финансового сотрудничества, который будет сотрудничать с международными банками развития, а также Центр развития потенциала МВФ - Китай. Кроме того, новая платформа будет включать механизм сотрудничества между неправительственными организациями стран «Пояса и пути».

Проведенный Форум впервые публично зафиксировал «мягкий перехват» Китаем инициативы в развитии торгово-экономических отношений на пространстве Евразии, Океании, Южной Америки и Африки. При умеренной балансирующей риторике очевидно, что российские инициативы «Евразии» и сопряжения ЕАЭС с «Поясом и путем» не столь активны на фоне масштабности и результативности китайской инициативы. Однако следует обратить внимание на то, что приглашенные главы государств и правительств Венгрии, Греции, Чехии, Италии дали четко понять, что занимают неоднозначную позицию в отношениях ЕС - Китай.

В экономическом смысле просматривается, что для Китая «Один пояс и один путь» - это один из инструментов стимулирования своего экономического роста, замедляющегося из-за проводимой в КНР структурной реформы предложения. При этом применяемые в рамках «Пояса и пути» инструменты нацелены на стимулирование не только экспорта, но и внутреннего потребления, в том числе за счет большего открытия страны импорту и иностранным инвестициям.

Следует учитывать, что в настоящее время Китай достаточно активно реализует также и альтернативные пути в обход России и Беларуси, которые проходят через Казахстан и через Иран в Персидский залив, а также через страны Центральной Азии и Турцию в Европу.

Белорусские грузоперевозчики стремятся «встроиться» в нарастающий по объемам транзит товаров Китай - ЕС - Китай. Так, с целью повышения транзитного потенциала железнодорожных перевозок в сообщении Восток - Запад - Восток и предоставления комплексных транспортно-логистических услуг грузовладельцам из Китая и Западной Европы ОАО «РЖД», Белорусской железной дорогой и ОАО «НК «Казахстанские железные дороги» в 2014 г. создана Объединенная транспортно-логистическая компания (АО «ОТЛК»), которая начала основную операционную деятельность по организации контейнерных перевозок с января 2015 г.

Белорусская железная дорога проводит планомерную работу по сокращению времени проведения таможенных и пограничных процедур на белорусско-польской границе, ускорению перегруза из вагонов колеи 1520 мм в вагоны западно-европейской колеи 1435 мм и в обратном направлении, развитию пропускной и перегрузочной способности на Брестском железнодорожном узле.

Усилия, предпринимаемые Белорусской, Российской и Казахстанской железными дорогами, позволили обеспечить стабильный рост контейнеропотока в последние годы. Так, в 2011 г. контейнерными поездами в сообщении Китай - Европа - Китай транзитом по России и Беларуси перевезено 2,5 тыс. контейнеров, в 2012 - 13,4, в 2013 - 11,7, в 2014 - 34,2, в 2015 - 67,8, в 2016 г. - 140,9 тыс. контейнеров (в 2,4 раза больше, чем в 2015 г. и в 56 раз больше, чем в 2011 г.), а за I квартал 2017 г. - 45,1 тыс. контейнеров (рис. 4.1).

Руководство Белорусской железной дороги, реально оценивая тенденции развития рынка транспортных услуг на евразийском пространстве, продолжает активную работу с Российской, Казахстанской и Китайской железными дорогами по привлечению дополнительных грузопотоков в сообщении Восток - Запад - Восток на основной сухопутный маршрут, проходящий по территориям Казахстана, России и Беларуси.

Для Белорусской железной дороги приоритетным в сегменте контейнерных перевозок является маршрут Брест (Беларусь) - Красное (Россия) - Достык (Казахстан), в рамках которого обеспечивает перевозку грузов компания АО «ОТЛК». Однако необходимо отметить, что по инициативе Казахстанской, Азербайджанской, Грузинской и Украинской железных дорог формируется альтернативный маршрут для перевозок грузов по территории их стран в сообщении Китай - Европа - Китай в объезд и Беларуси,

Схема маршрутов следования контейнерных поездов в сообщении Китай - Европа - Китай через Беларусь и России

Рис. 4.1. Схема маршрутов следования контейнерных поездов в сообщении Китай - Европа - Китай через Беларусь и России. Одной из причин для формирования данного маршрута является недостаточная активность Российской Федерации в решении вопроса пропуска транзитом по своей территории санк- ционных грузов, следующих из Европы в страны Средней Азии и Китай (рис. 4.2).

Китай развивает следующие железнодорожные маршруты в Европу: «Ухань - Синьцзян - Европа» с апреля 2014 г., «Чунцин - Синьцзян - Европа» с января 2011 г., «Чэнду - Европа», «Чжэнчжоу - Синьцзян - Европа» с июля 2013 г., «Чанъаньхао» (из Сианя) с ноября 2013 г., «Уи - Европа» с января 2014 г. Наиболее успешным маршрутом является «Чунцин - Синьцзян - Европа». Его протяженность составляет 11 179 км, начинается в Чунцине, проходит через Сиань, Ланьчжоу и Урумчи, далее следует через Казахстан, Россию, Беларусь, Польшу и заканчивается в немецком городе Дуйсбург. В период с 28 января 2011 г. и по 24 января 2014 г. было отправлено 96 составов, 8434 контейнера с товарами на сумму 3 млрд долл. США. Время в пути составляет 16 дней, что существенно быстрее морских перевозок, однако дороже из-за российских тарифов. Также для примера можно привести рейс «Ухань - Синьцзн - Европа». Время в пути - 15 дней, что примерно на месяц меньше, чем по морским маршрутам, транспортные расходы - на 80 % ниже, чем на авиаперевозки.

Целесообразно, даже с учетом объективных трудностей, принять решение о присоединении Беларуси к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций, который создан для реализации проекта Экономического пояса Шелкового пути. К данному банку, решающий голос в котором принадлежит Китаю, уже присоединились Великобритания, Германия, Италия, Австралия. Вашингтон не смог удержать своих союзников от участия в финансировании проекта, что стало свидетельством переосмысления ими геополитической обстановки. Также Китай инвестирует в формирование Экономического пояса Шелкового пути 113 млрд долл. США через Международную китайскую инвестиционную корпорацию по управлению имуществом (CITIC).

Встраивание белорусской экономики в глобальные цепочки поставок путем создания иностранных предприятий или в форме

Схема основных маршрутов контейнерных перевозок в сообщениях Восток - Запад и Север - Юг совместных предприятий возможно посредством наращивания сотрудничества с китайским ОАО «Фонд Шелкового пути»

Рис. 4.2. Схема основных маршрутов контейнерных перевозок в сообщениях Восток - Запад и Север - Юг совместных предприятий возможно посредством наращивания сотрудничества с китайским ОАО «Фонд Шелкового пути», Азиатским банком инфраструктурных инвестиций, Российским фондом прямых инвестиций, а также Российско-китайским инвестиционным фондом, который остается активным участником межправительственной российско-китайской комиссии, на рассмотрении которой находится несколько десятков инвестиционных проектов между Россией и Китаем. Сотрудничество с международными инвестиционными фондами позволит Беларуси участвовать в финансировании крупных инфраструктурных проектов [85].

Геополитические проекты в Центральной Азии и ЕАЭС

Практически одновременно возникшими и активно конкурирующими в Центральной Азии являются три геополитических проекта: американский проект «Новый Шелковый путь» (далее - НШП), российский проект «Евразийский союз» (далее - ЕАЭС) и китайский проект «Экономический пояс Шелкового пути» (далее - ЭПШП). Все три проекта были обусловлены изменением политики США, России и Китая по отношению к Центральной Азии.

В октябре 2011 г. В. Путин озвучил идею создания «Евразийского союза» на основе интеграции России, Беларуси и Казахстана. В ноябре 2011 г. госсекретарь США X. Клинтон предложила новую стратегию США по отношению к Центральной Азии, получившую название «Новый Шелковый путь» (The New Silk Road). Концепцию формирования «Экономического пояса Шелкового пути» в сентябре 2013 г. предложил председатель КНР Си Цзинь- пин во время его турне по четырем государствам Центральной Азии.

Анализ материалов СМИ, затрагивающих аспекты реализации инициированного Китаем проекта развития «Экономического пояса Шелкового пути», свидетельствует не только об экономической, но и геополитической его направленности в целях создания на центральноазиатском и евразийском пространстве экономического кластера, зависимого от китайского капитала.

Казахстан так или иначе вовлечен во все три проекта, но его участие в них имеет различные уровни и цели. Американский проект «Новый Шелковый путь» в Казахстане не отвергается, хотя говорят о нем все реже как на официальном, так и на экспертном уровне, предпочитая делать акцент на перспективах его «сопряжения» с китайским проектом ЭПШП. При этом нельзя не отметить и того обстоятельства, что два американских проекта: «Большая Центральная Азия» и «Новый Шелковый путь» — части стратегического планирования Вашингтона, нацеленного на трансформацию всей Евразии в масштабное подконтрольное Соединенным Штатам геоэкономическое пространство.

ЭПШП является важной составной частью новой геополитической концепции Китая. Его главная цель - создание экономически выгодных условий для продвижения китайских товаров на рынки Центральной Азии, России, Европы, Ближнего и Среднего Востока и расширения поставок сырьевых ресурсов из этих стран. Этой цели подчинены такие задачи, как:

упрощение таможенных, визовых и иных процедур для облегчения деятельности предпринимателей и расширения масштабов сотрудничества;

создание разветвленной транспортно-логистической инфраструктуры;

увеличение объемов взаимной торговли и создание зон свободной торговли в регионах, через которые будет проходить «экономический пояс»;

расширение объемов взаимной торговли в национальных валютах с перспективой превращения юаня в региональную валюту, которая будет способна потеснить позиции доллара и евро;

превращение Китая в «мировую мастерскую» и поставщика услуг на мировые рынки, потеснившую на этом поприще США и страны Европы;

сокращение разрыва в развитии регионов Китая, существенное повышение их конкурентного потенциала и превращение в транспортно-логистический, внешнеэкономический и финансовый хаб «Большой Центральной Азии».

О сопряжении проектов ЕАЭС и ЭПШП

Если стратегически оценивать ситуацию, то, на наш взгляд, Экономический пояс Шелкового пути не является конкурентом ЕАЭС. Основная проблема и направление работы - создание условий для того, чтобы эти два проекта стали дополняющими друг друга, явились источниками экономического роста и сотрудничества. Первый шаг в данном направлении был сделан во время визита Си Цзиньпина в мае 2015 г. в Казахстан, Россию и Беларусь, когда были подписаны документы о сопряжении этих проектов. Итоги данного визита активно обсуждаются экспертами Центрально-Азиатского региона в контексте возможного взаимодействия или конкуренции ЭПШП и ЕАЭС. В связи с этим представляют интерес их оценки и выводы. Состояние сотрудничества с Китаем стран ЕАЭС (без Армении и Кыргызстана, находящихся вне планов КНР по развитию ЭПШП) приведено в табл. 4.1.

У России наблюдается большой объем товарооборота в пользу Китая, однако остальные сферы сотрудничества «провисают».

Для Казахстана характерен не только высокий товарооборот, но и значительный объем привлеченных инвестиций, большое количество совместных предприятий. Здесь осуществляется практически наилучшее сотрудничество с Китаем не только в ЕАЭС, но и в СНГ в целом.

У Беларуси высок только уровень внешнего долга Китаю и импорт из Китая. Во всех остальных сферах уровень сотрудничества очень низкий.

Перспективы сопряжения ЕАЭС и ЭПШП положительны в следующих сферах:

развитие железных дорог и автодорог - для транзита китайских товаров в Европу, Закавказье и на Ближний Восток;

поставки энергоресурсов в Китай, в частности, газа и нефти, причем приоритет в силу специфики новой энергетической политики Китая отдается газу;

совместные индустриальные проекты - в основном китайские предприятия на территории ЕАЭС для экспорта продукции в Китай или потребления на местном рынке;

инвестиции из Китая в страны ЕАЭС;

Таблица 4.1. Состояние сотрудничества с Китаем государств - членов ЕАЭС в 2015 г.*

Аспект

сотрудничества

Казахстан

Россия

Беларусь

Торговля товарами

Экспорт в Китай 9815 млн долл., импорт из Китая 7367 млн долл.

Экспорт в Китай 41600 млн долл., импорт из Китая 53680 млн долл.

Экспорт в Китай 781,0 млн долл., импорт из Китая 2401,2 млн долл.

Торговля услугами

Экспорт в Китай 372,4 млн долл., импорт из Китая 588,8 млн долл.

Внешний долг Китаю

15969 млн долл.

Около 4 млрд долл., тенденция к росту (кредиты под гарантии правительства)

Инвестиции (Китая в страну ЕАЭС)

В период с 2005 по 2015 г.

12741 млн долл., в т. ч. кредиты КНР

В период с 2007 по 2014 г.

3102 млн долл.

Всего

118,5 млн долл.

Трансграничные переводы физических лиц (из стран ЕАЭС в Китай)

Около

400 млн долл, в год

Около

824 млн долл, в 2014 г.

Совместные предприятия (в странах ЕАЭС)

641 предприятие, из которых 39 - крупные

164 компании

Авторская разработка.

совместные инфраструктурные проекты, предусматривающие развитие железных дорог, трубопроводов и портов, а также логистической инфраструктуры;

торговля стран ЕАЭС с Китаем;

приграничное сотрудничество на границе Казахстана, России и Кыргызстана с Китаем.

Отмечается, что в целом большое количество грузов из Китая в Европу сделает перевозки из Европы существенно дешевле для стран ЕАЭС. Это обусловлено тем, что перевозчикам необходимо будет оправдать свои траты, и поэтому они будут снижать цены.

Ключевой проблемой в сопряжении ЕАЭС и ЭПШП является состояние инфраструктуры в России, которая в настоящее время перегружена и не способна принять большой поток китайских грузов. Готовность инфраструктуры ЕАЭС к сотрудничеству с ЭПШП отражена в табл. 4.2.

Таблица 4.2. Готовность инфраструктуры ЕАЭС к реализации проекта «Экономический ионе Шелкового пути»

Инфраструктура

Расположение и состояние

Автодороги

Казахстан и Беларусь, Россия - частично

Железные дороги

Казахстан и Беларусь, Россия - частично

Газопроводы

Беларусь и Россия частично

Нефтепроводы

Полная

Морские порты

На Балтийском и Черном море порты не готовы

Хотя реальные сферы взаимодействия между ЕАЭС и ЭПШП действительно имеют место, а сам проект ЭПШП обладает серьезными конкурентными преимуществами, сотрудничество осуществляется не такими темпами, как хотелось бы. Из членов ЕАЭС наиболее активен Казахстан, который является получателем инвестиций из КНР для развития своего как транспортнологистического, так и промышленного потенциала.

Большие позитивные ожидания Беларусь связывает с решениями форума международного сотрудничества «Один пояс и один путь», прошедшем в мае 2017 г. в Китае, в котором приняли участие Президент Республики Беларусь А. Г. Лукашенко, Президент Российской Федерации В. В. Путин, а также лидеры 29 государств.

Национальные программы Казахстана и Экономический пояс Шелкового пути

Сопряжение национальной программы Казахстан «Нурлы- жол» идет не в связке с ЕАЭС и ЭПШП, а с каждой из концепций в отдельности. Причем, судя по последним документам, подписанным с китайской стороной, руководством Казахстана вопрос о сопряжении всех трех концепций даже не ставится.

Во всяком случае, ни в «Декларации о всестороннем партнерстве между Китаем и Казахстаном на новом этапе», подписанной в сентябре 2015 г., ни в «Совместном межправительственном коммюнике между Казахстаном и Китаем», подписанном в декабре 2015 г., о сопряжении ЭПШП и ЕАЭС нет ни слова. Главный акцент сделан на сопряжении ЭПШП и «Нурлы-жол».

Причина вполне объяснима. Во-первых, ЭПШП и программа «Нурлы-жол» почти идеально совпадают. Во всяком случае, в тех аспектах, которые касаются транзита через территорию Казахстана грузов из Китая, развития транспортной и логистической инфраструктуры. Во-вторых, Китай предоставляет щедрые кредиты и готов финансировать не только проекты в рамках ЭПШП, но и проекты, которые намечено реализовать в рамках программы «Нурлы-жол».

На сегодняшний день сформирована «дорожная карта» расширения сотрудничества между Казахстаном и Китаем практически во всех сферах экономики, а также принято решение о совместной рабочей группе по сопряжению ЭПШП и «Нурлы-жол». Выражена готовность активизировать сотрудничество в сфере инфраструктурного строительства, производственных мощностей, торговли, экономики, финансов, обмена людскими ресурсами; прилагать усилия к обеспечению сбалансированного развития торговли между двумя странами; к разрешению вопросов в области иммиграционного и карантинного контроля, транспорта, экспорта и импорта сельскохозяйственной продукции и полезных ископаемых; форсированию сотрудничества между регионами.

Речь идет о трех направлениях. На первом этапе планируется развитие транзитного транспортного коридора, создание логистических центров на территории Казахстана и упрощение процедур (таможенных, налоговых, финансовых и т. д.) в целях расширения объемов взаимной торговли. Цель - «забрать» на Казахстан часть потока товарооборота между Китаем и Европой.

Второе направление - сотрудничество с Китаем в рамках реализации программы сопряжения ЭПШП и стратегией «Казахстан - 2050». Речь идет о реализации на территории Казахстана совместных индустриальных проектов, в том числе в контексте реализации китайской идеи о выносе на территорию Казахстана избыточных производственных мощностей. В первую группу входят более 50 проектов (по 25 из которых уже подписаны соглашения) на общую сумму в 23 млрд долл. США.

Третье направление - сотрудничество в области наукоемких отраслей и секторов высоких технологий. С Китаем обсуждается вопрос о выборе одного-двух направлений, по которым Казахстан и Китай будут проводить кооперацию как на уровне научных институтов, вузов, так и в области создания совместных производств.

Все это свидетельствует о том, что направления сопряжения ЭПШП и «Нурлы-жол» не только найдены, но и обрели реальные очертания в виде конкретных проектов, но, главное, они обеспечены финансово. Причем настоящий прорыв произошел в 2013-2015 гг., когда объемы гарантированных китайских инвестиций в экономику Казахстана выросли в 3 раза.

Фактом является и то, что именно с помощью Казахстана Китай начал реализовывать программу реиндустриализации. Подписанное в августе 2015 г. «Межправительственное рамочное соглашение о сотрудничестве в области производственных мощностей и инвестиций» уже реализуется на практике.

Инвестиционное сотрудничество Казахстана с Китаем

В настоящее время объем накопленных в Казахстане китайских иностранных инвестиций превышает 25 млрд долл. США. Однако почти все вложения китайских корпораций в казахстанскую экономику направлены в топливный комплекс, добычу и транспортировку нефти и природного газа.

Доля китайских компаний в нефтегазовой отрасли Казахстана начала резко увеличиваться после 1997 г., когда было подписано межправительственное Соглашение о сотрудничестве в области нефти и газа между Министерством энергетики и минеральных ресурсов Казахстана и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC), а также Соглашение по строительству нефтепровода из Казахстана в Китай. В последующий период чисдо совместных казахстанско-китайских нефтегазовых проектов на территории Казахстана стремительно росло. По последним данным, в Казахстане работают около 20 нефтегазовых компаний с китайской долей от 50 до 100 %. Географически в основном китайские компании работают на месторождениях в Кызылордин- ской и Атырауской областях. Однако из указанных 20 компаний наиболее крупными нефтяными ТНК являются только три: CNPC, SINOPEC и CITIC. И именно эти три нефтяные корпорации обеспечивают основной объем добычи и транспортировки казахстанской нефти в Китай.

CNPC инвестировала в Казахстан 10 млрд долл. США, еще около 20 млрд долл, вложила в разведку и разработку нефтяных месторождений, строительство нефте- и газопроводов. С участием компании реализуются 7 нефтедобывающих проектов, работает один нефтеперерабатывающий завод, два нефтепровода, два газопровода.

CNPC на территории Казахстана осуществляет такие операции, как нефтегазовые инвестиции и инженерно-техническое обслуживание на нефтегазовых месторождениях. В частности, указанные задачи включают в себя в основном развитие нефтегазового проекта в г. Актобе и нефтяного проекта «Северные Буза- чи». Наряду с этим корпорация является исполнителем контракта по строительству нефтепровода Казахстан - Китай, нефтепровода Кенкияк Атырау, газопровода Казахстан - Китай, установок для хранения и транспортировки нефти и газа и, соответственно, осуществляет их эксплуатацию с казахстанской стороной.

SINOPEC осуществляет свою деятельность по геологоразведке и разработке нефтяных месторождений в Казахстане посредством дочерних компаний «ФИОК Лтд» и «Caspian Investments Resources Limited». Валовый объем инвестиций SINOPEC в Казахстане составил 4,8 млрд долл. США. Суммарный объем инвестиций в геологоразведку и разработку нефтяных месторождений «ФИОК Лтд» составил 1,4 млрд долл., «Caspian Investments Resources» - 620 млн долл.

CITIC инвестировала порядка 1 млрд долл, и имеет долю в нефтяном месторождении Каражанбас и битумном заводе в г. Актау.

Несмотря на внушительные цифры, общая доля всех китайских компаний в нефтегазовом секторе Казахстана составляет около 24 %. Причем подавляющее большинство указанных нефтедобывающих компаний считаются прошедшими пик своей добычи, т. е. объемы ежегодно добываемой ими нефти снижаются год от года.

«China Investment Corporation» является крупнейшим миноритарным акционером (за 1 млрд долл. США было приобретено 11% акций) компании «Разведка Добыча “КазМунайГаз”» - дочки Национальной нефтяной компании «КазМунайГаз».

В Казахстане действуют два китайских банка (Industrial & Commercial Bank of China и Bank of China), собственные капиталы которых на конец 2016 г. составляли 70 и 45 млн долл. США соответственно.

Внимание китайских инвесторов к Казахстану вызвано стремлением Китая к региональной и отраслевой диверсификации при реализации проектов на евразийском пространстве. Казахстан стал для Китая надежным источником топливно-энергетических ресурсов и емким рынком сбыта.

В 2015 г. были подписаны коммерческие документы по реализации 52 совместных проектов на сумму 23 млрд долл. США; 11 из них на сумму 2,9 млрд долл. США начали осуществляться в 2016 г. Старт остальных запланирован на 2017-2022 гг. Кроме того, между казахстанскими и китайскими партнерами продолжают вестись переговоры о реализации 17 дополнительных перспективных проектов на общую сумму 7,2 млрд долл. США.

Китай проявил интерес к строительству дорог и объектов социальной инфраструктуры на условиях государственно-частного партнерства, добыче калийных удобрений и урана, строительству транспортно-логистических центров. Стороны приступили к реализации 19 проектов в сфере сельского хозяйства, предусматривающих глубокую переработку продукции животного и растительного происхождения. Общая сумма инвестиций составляет

  • 1,7 млрд долл. США. Из этих проектов 12 будут реализованы в Восточно-Казахстанской и Алматинской областях, что удобно с точки зрения логистики, так как это наиболее значимые регионы, имеющие общую казахстанско-китайскую границу. Основные казахстанские позиции по экспорту сельскохозяйственной продукции в Китай представляют говядина и баранина, кондитерские изделия и мед.
  • 3 сентября 2016 г. подписано соглашение с Государственным банком развития Китая по финансированию в сумме 2 млрд долл. США строительства интегрированного газохимического комплекса в г. Атырау.

В рамках визита Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева в КНР (1-5 сентября 2016 г.) состоялась двусторонняя встреча Главы Казахстана с Председателем КНР Си Цзиньпи- ном. В ходе встречи подтверждена заинтересованность Китая в строительстве на территории Казахстана современных совместных предприятий. В этот список входит 51 объект, шесть из которых уже построены (модернизация установки производства порошкового полипропилена и производство легковых автомобилей; заводы по производству 160 тыс. т масла в год, 20 тыс. т муки в год, 10-20 тыс. т мяса в год). В течение пяти лет планируется построить предприятия общей стоимостью 26 млрд долл. США. Для поддержки данных проектов действуют совместные казахстанско-китайские фонды, например, Фонд развития Шелкового пути.

Чистый приток прямых иностранных инвестиций из Китая в Казахстан за 2013-2015 гг. составил 1,1 млрд долл. США, или

6.8 % от всего чистого притока иностранных прямых инвестиций в страну. Валовой приток прямых иностранных инвестиций в Республику Казахстан из Китая за 2013-2015 гг. составил 4,5 млрд долл. США, или 7,3 % от всех поступивших в страну прямых инвестиций.

По состоянию на 1 апреля 2016 г. обязательства резидентов Казахстана перед инвесторами из Китая составили 14,7 млрд долл. США, при этом доля прямых инвестиций в структуре - всего

2.9 млрд долл. Таким образом, можно констатировать, что китайские инвестиции в Казахстане в основном представлены долговыми финансовыми обязательствами (инвестиционными кредитами). Данный вывод подтверждается статистикой внешней задолженности Казахстана перед Китаем, которая по состоянию на 1 апреля 2016 г. составила 12,7 млрд долл., что соответствует 8,2 % от общей задолженности страны перед иностранными кредиторами.

С учетом развития ситуации можно сделать следующие выводы.

Китай осваивает роль ключевого экономического партнера Казахстана, избегая прямых противоречий со сферами, в которых пока превалирует влияние России, например, военное сотрудничество.

Заинтересованность Пекина в экономической интеграции видится прежде всего в расширении рынков сбыта своей продукции на территории ЕАЭС на основе использования Казахстана как входной площадки для своих производств и товаров, что подрывает производственный потенциал и диверсификационный рост на пространстве ЕАЭС.

В марте 2016 г. на сессии Всекитайского собрания народных представителей обнародован «13-й пятилетний план», в котором продекларирована борьба с избыточными мощностями в сталелитейной и угольной промышленности. Это означает, что планы по переводу предприятий (в том числе «грязных», так называемый транзит смога) за пределы Китая, в первую очередь в Казахстан, начнут реализовываться.

Из-за активной кредитной политики Китая в Казахстане наблюдается быстрый рост долговых обязательств.

В краткосрочной перспективе ожидается снижение торговых барьеров между Казахстаном и Китаем. Вопрос унификации торговых тарифов, как прогнозируется, будет рассматриваться при согласовании условий подписания договора о зоне свободной торговли между Китаем и ЕАЭС. Анализ инициатив Казахстана в рамках его председательства в ЕАЭС в 2016 г. свидетельствует о желании страны форсировать решения по заключению соглашений о зонах свободной торговли с ШОС, Китаем, ЕС.

Китай наращивает транспортные связи с регионом, продолжая запускать новые маршруты и вкладываться в развитие логистики. Однако декларативное, не подкрепленное экономической целесообразностью присоединение отдельных стран к «Шелковому пути» пока не дает должных результатов.

Пекином закладываются основы создания огромного дружественного КНР экономического пространства. Китай в рамках ЭПШП открывает доступ странам-партнерам к дополнительным финансовым возможностям. При этом «китайская долговая игла» может привести к отказу от отдельных проектов, представляющих интересы для ЕАЭС, в пользу китайских инициатив. Возрастающие инвестиционные потребности участников ЕАЭС на фоне активности Китая в этих странах снижают вероятность того, что западный или российский капитал займет место китайского.

В целях пропорционального перераспределения китайских финансовых ресурсов и дальнейшего позиционирования ЕАЭС в качестве полноценного игрока на международной арене в ближайшее время необходимо активизировать поиски конкретных механизмов сопряжения инициативы ЭПШП с планами ЕАЭС.

С учетом активного взаимодействия Казахстана с Китаем (а также странами ЕС, США и Южной Кореей), который достаточно активно инвестирует в создание сборочных производств на территории Казахстана, существует реальная угроза потери белорусскими производителями доли казахстанского рынка машиностроительной, химической и пищевой продукции. Эта негативная тенденция усилилась после вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию.

В условиях последних тенденций промышленной политики Казахстана зарубежные компании перестраивают архитектуру торгово-экономических отношений с этой республикой путем ухода от простых схем поставок готовой продукции на казахстанский рынок к созданию высокотехнологичных сборочных производств, тем самым более глубоко интегрируясь в экономику страны.

Сотрудничество Азербайджана с Китаем

Торгово-экономическое сотрудничество Азербайджана с Китаем активно развивается. По данным Государственного статистического комитета Республики Азербайджан, объем двустороннего товарооборота между странами в 2016 г. составил 975,4 млн долл. США, из которых 703,9 млн долл, пришлось на импорт китайской продукции. Наиболее перспективными направлениями сотрудничества определены развитие транспортных коридоров, взаимодействие в сфере ИКТ и высоких технологий, нефтегазовом секторе, альтернативной энергетике, сельском хозяйстве, образовании.

Торгово-экономические отношения между странами базируются на обширной нормативно-правовой базе: между Азербайджаном и Китаем подписано свыше 66 документов, в том числе 22 - в сфере торгово-экономических отношений. Крупнейшим направлением сотрудничества является развитие транспортных коридоров. Китай рассматривает Азербайджан в качестве важного партнера по реализации проекта Экономического пояса Шелкового пути. В свою очередь, азербайджанскую сторону указанные проекты интересуют конкретными инфраструктурными решениями, которые позволят привлечь более существенные китайские инвестиции в страну и решить стратегическую задачу повышения транзитного потенциала Азербайджана.

Азербайджан планирует освоить китайские инвестиции для улучшения транспортной инфраструктуры страны и ее успешной интеграции в систему международных транспортных путей. Китайская инициатива имеет особую важность для Азербайджана, учитывая активное участие страны в реализации ряда крупных транспортно-инфраструктурных проектов: программе ТРАСЕКА по созданию совместно с зарубежными партнерами современной инфраструктуры международного транспортного коридора Европа - Кавказ - Азия; проекте «Silk Wind», предусматривающем пуск контейнерных поездов из Китая через Казахстан, Каспийское море, Кавказ и далее через Турцию в Европу, а также «Iron Silk Way» (железная дорога Баку - Тбилиси - Карс).

Посредством возможного использования Китаем указанных проектов Азербайджан планирует получить серьезные объемы китайского транзита грузов. Кроме того, приоритетной геополитической задачей Азербайджана в настоящее время является укрепление статуса регионального связующего моста между Западом и Востоком.

В августе 2015 г. был запущен первый тестовый поезд в рамках Транскаспийского международного транспортного маршрута, узловой точкой которого является г. Баку, по направлению Китай - Казахстан - Азербайджан - Грузия - Турция, а в январе 2016 г. - первый поезд по направлению Украина - Грузия - Азербайджан - Казахстан - Китай. В связи с неготовностью имеющейся инфраструктуры транзитных стран к обслуживанию и перевалке больших объемов грузов, а также имеющимися административными барьерами по пути следования первых поездов имели место необоснованные задержки, аналогично как по направлению Север - Юг через Украину. С целью решения указанных проблем и создания благоприятных тарифных условий в январе 2016 г. Азербайджан, Казахстан, Грузия и Украина подписали протокол об установлении конкурентоспособных льготных тарифов на грузоперевозки по Транскаспийскому международному транспортному маршруту. В апреле 2016 г. между железнодорожными операторами Азербайджана, Казахстана и Грузии заключен договор о создании Транскаспийского международного транспортного консорциума. Ожидается, что максимальная пропускная способность Транскаспийского международного транспортного маршрута составит 17 млн т грузов в год. По прогнозам, после третьего года эксплуатации ожидаемый объем грузоперевозок достигнет 3 млн т, после пятого года - 5 млн т, а после десяти лет эксплуатации - более 10 млн т.

Высокую активность на азербайджанском рынке по линии ИКТ и высоких технологий проявляют китайские компании «ZTE Corporation» и «Huawei Technologies», участвующие в масштабных проектах по модернизации телекоммуникационного сектора Азербайджана. Кроме того, указанные компании проявляют интерес к взаимодействию в космической сфере.

Развивается сотрудничество Азербайджана и Китая в нефтяном секторе. Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики (SOCAR) в течение 15 лет успешно сотрудничает с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC), которая осуществила поставки в Азербайджан оборудования, применяемого в нефтехимической сфере, на сумму более 500 млн долл. США. При этом стороны намерены расширять деловые контакты.

В июне 2016 г. SOCAR подписала меморандумы о намерениях с CNPC, а также с российскими «Газпромбанком» и экспортным кредитным агентством «ЭКСАР», а также итальянским экспортным кредитным агентством «SACE» по проекту строительства в Азербайджане нового газохимического комплекса (OGPC). По оценкам SOCAR, стоимость нового газохимического комплекса составит около 4 млрд долл. США. В рамках проекта планируется строительство газоперерабатывающего и нефтехимического заводов. При этом финансирование около 30 % стоимости проекта планируется осуществить за счет уставного капитала, а 70 % - за счет заемного капитала. Планируемый срок окупаемости проекта - 4-5 лет.

В Азербайджане накоплен значительный объем китайских инвестиций в области нефтедобычи. В 2003 г. Государственной нефтяной компанией Азербайджанской Республики и китайской компанией «Shengli Oil» был подписан контракт по совместному освоению азербайджанского нефтяного месторождения «Пирсаат» и прилегающих площадей.

Китайская сторона участвует в реконструкции ряда азербайджанских предприятий: цементного завода, завода по электролизу алюминия. С 2011 г. китайская компания «China National Electric Equipment Corp.» (CNEEC) ведет модернизацию Мингя- чевирской и Варваринской ГЭС.

В целом по состоянию на конец первого полугодия 2016 г. китайские компании участвуют в 12 проектах в Азербайджане на общую сумму свыше 640 млн долл. США. В Азербайджане действует 77 компаний с китайским капиталом. С 2002 г. инвестиции Китая в экономику Азербайджана достигли суммы порядка 300 млн долл. США.

Республика Беларусь и современные геополитические тенденции

Дальнейшие перспективы торгово-экономических отношений Республики Беларусь со странами ЕАЭС и Китаем связываются в первую очередь с возможностью белорусской стороны инвестировать в создание современных промышленных производств как на территории стран партнеров, так и Беларуси, с целью дальнейшей реализации готовой продукции в страны ЕАЭС и на рынки третьих стран.

Прогнозы сбалансированного экономического роста Республики Беларусь в долгосрочной перспективе должны учитывать геополитические тенденции формирования Китаем торгово-экономических и политических блоков и фондов инвестирования инфраструктурных проектов, что обусловило ответные действия США. Изменение геополитической ситуации в части планов США и ЕС по созданию «Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства» должно быть учтено при проработке вопроса участия Беларуси как в данном проекте, так и в ВТО.

Китайские кредиты не должны быть единственными инвестиционными источниками для Беларуси. Приоритетными должны стать китайские прямые иностранные инвестиции и партнерство белорусских банков и компаний с образующимися международными инвестиционными фондами, в том числе с участием китайского капитала. Соинвестирование белорусских инвестиционных проектов в рамках взаимодействия с ЕАЭС, Китаем, ЕС, Индией, США и международными инвестиционными фондами позволит поддерживать многовекторность политики Республики Беларусь.

Участие Беларуси в проектах Экономического пояса Шелкового пути не должно ограничиваться транзитом через территорию нашей страны китайских грузов в Европу и обратно. Требуется создание инфраструктурных и промышленных экспортноориентированных белорусско-китайских кластеров, в том числе с возможным участием компаний из третьих стран.

  • [1] По состоянию на май 2017 года 1 долл. США = 6,9 юаней.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >