Новые экономические вызовы для Китая и глобальной экономики

Экономика Китая вступила в новую фазу своего развития, во время которой руководство КНР столкнулось с незнакомыми ранее стадиями высоких рыночных отношений. В их числе: активная либерализация фондового и валютного рынков; резкий рост доли услуг, который в 2015 г. превысил 50 % ВВП; приоритетное развитие центральных и восточных регионов усложнило и даже в определенной степени разрушило кооперационные связи хозяйствующих субъектов;

снижение эффективности традиционных для Китая мер экономического стимулирования (господдержка промышленности, госинвестиции в инфраструктуру, удешевление кредитов и др.);

перенасыщение товарными предложениями внутреннего рынка и падение внешнего спроса; риск роста безработицы;

опасение, что падение темпов роста экономики приобретет устойчивый характер, и многое другое.

Данное поведение одной из ведущих экономик мира - китайской - не случайно. Трансформация мировой экономики происходит в направлении реформирования устоявшихся технологических и производственных цепочек, так называемой четвертой промышленной революции, о чем было заявлено на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2016 г. Необходим переход к экономике знаний и инноваций, происходит переформатирование финансовых систем в связи с появлением финансовотехнологических платформ, аналогичных криптовалюте Bitcoin (Биткоин), технологии Blockchain (Блокчейн).

Новые экономические отношения носят глобальный характер и были предметом обсуждения на состоявшемся в г. Ханчжоу 4-5 сентября 2016 г. Саммите лидеров стран «Большой двадцатки» на тему «Строительство инновационной, здоровой, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики». В рамках Китайского саммита проведено пять рабочих заседаний.

  • 1. «Укрепление координации экономической политики и новый путь к росту» - посвящено макроэкономической ситуации в мире, возможностям стимулирования роста, в том числе путем структурных реформ, повышения уровня индустриализации и внедрения инноваций.
  • 2. «Глобальное экономическое и финансовое управление» - обсуждено укрепление мировой финансовой архитектуры, модернизация налоговой системы и банковского регулирования, противодействие коррупции.
  • 3. «Устойчивая международная торговля и инвестиции» - освещены вопросы содействия росту мирового товарооборота, упрощения регулирования, снижения таможенной нагрузки, международной торговой интеграции, взаимодействия в инвестиционной политике.
  • 4. «Инклюзивное и взаимосвязанное развитие» - рассмотрен ход реализации Повестки устойчивого развития до 2030 года, содействие наименее развитым странам в повышении темпов индустриализации экономики, создание новых рабочих мест и снижение безработицы, обеспечение продовольственной безопасности.
  • 5. «Иные факторы, влияющие на мировую экономику» - посвящено террористическим угрозам, сотрудничеству в борьбе с распространением терроризма и экстремизма на Ближнем Востоке и в Северной Африке, проблемам миграции, тематике глобального потепления и отдельным вопросам в области здравоохранения.

Основное внимание участников саммита было уделено вопросам устойчивого и сбалансированного экономического роста. При этом эксперты сразу отметили, что достигнутые договоренности на предыдущих Брисбенском (2014 г.) и Анталийском (2015 г.) саммитах были реализованы только наполовину. Поэтому, если ранее планировалось, что от реализации договоренностей совокупный ВВП стран «двадцатки» вырастет к 2018 г. на 2,1 %, то на Ханчжоуском саммите этот прогноз был снижен до 1 %.

Выработанный новый так называемый Ханчжоуский консенсус по содействию росту мировой экономики предусматривает совместный План действий, который содержит следующие меры:

  • 1) краткосрочные по экономическому стимулированию и созданию рабочих мест. Например, Центральное народное правительство Китая до конца 2016 г. инвестирует 500 млрд юаней (более 75 млрд долл. США) в приоритетные отрасли, включая субсидируемое государством жилищное строительство, выращивание зерновых, сбережение водных ресурсов, строительство железных дорог в центральных и западных регионах страны, научные и технологические инновации, энергосбережение, защиту окружающей среды. Индия увеличит инвестиции в инфраструктуру. Япония примет пакет стимулирования экономики суммарным объемом 28,1 трлн иен (5,4 % своего ВВП);
  • 2) долгосрочные, направленные на реализацию структурных реформ, увеличение качества инвестиций в инфраструктуру, повышение эффективности международной налоговой системы. Названы следующие приоритетные направления:

содействие торговой и инвестиционной открытости - снижение тарифных и нетарифных барьеров, пограничных издержек, ограничений для прямых иностранных инвестиций, минимизация дискриминационных мер в отношении третьих сторон;

продвижение реформ рынка труда, повышение уровня образования и навыков - улучшение эффективности профессионального обучения, высшего образования, стимулирование создания качественных рабочих мест и повышение производительности труда;

поощрение инноваций - поддержка расходов на НИОКР, усиление сотрудничества между научными центрами/университе- тами и промышленностью; развитие международного сотрудничества в научно-исследовательской сфере и улучшение доступа к венчурному капиталу на ранних стадиях разработок;

совершенствование инфраструктуры - повышение качества госинвестиций в инфраструктуру, содействие участию частного сектора, в том числе через механизмы государственно-частного партнерства;

содействие развитию конкуренции;

укрепление финансовой системы - обеспечение финансовой стабильности, развитие конкуренции и инноваций, предотвращение системных рисков, макропруденциальное укрепление;

содействие фискальным реформам - расширение налоговой базы и поэтапный отказ от неэффективных налоговых расходов (льгот), повышение транспарентности и эффективности налоговых сборов, повышение эффективности расходов на государственное управление и оказание госуслуг, борьба с налоговым мошенничеством и уклонением от уплаты налогов;

3) иные по обеспечению устойчивости экономического роста непредвиденным негативным факторам, его инклюзивности и экологичности. Например, повышение экологической устойчивости предполагает расширение использования рыночных механизмов для сокращения загрязняющих выбросов и повышения эффективности использования ресурсов; разработку экологически чистых, возобновляемых источников энергии и устойчивой к изменению климата инфраструктуры.

По имеющейся информации, основная часть стран-участниц «Большой двадцатки» рассчитывают не на реализацию «Ханч- жоуского консенсуса», а на собственные меры стимулирования экономического роста. Например, Индия, Индонезия, Южная Корея, Канада делают акцент на привлечение прямых иностранных инвестиций, Китай - на либерализацию торговли услугами, реализацию собственной «структурной реформы предложения», направленной на ликвидацию избыточных мощностей. При этом заявленные на саммите проблемы ухода от налогообложения ЕС и США, по информации из открытых источников, по-прежнему планируют решать самостоятельно. Инициированные китайской стороной вопросы развития инноваций и информационнокомпьютерных технологий отдельные участники характеризовали с сомнением, ссылаясь как на дублирование китайских идей с информацией, представленной на Всемирном экономическом форуме в Давосе, касающихся развития индустрии 4.0, так и на маловероятность их реализации с учетом усиливающихся интернет-ограничений в Китае.

Принятый План действий «двадцатки» определяет принципы и действия по стимулированию инноваций для решения глобальных проблем. Основой инновационного роста должна стать Новая индустриальная революция, которая, как ожидается, откроет новые возможности для промышленности (в обрабатывающих отраслях и связанной сфере услуг) и ускорит экономический рост. Внимание будет уделяться таким развивающимся технологиям, как интернет вещей, большие данные, облачные компьютерные технологии, искусственный интеллект, робототехника, промышленное производство на основе аддитивных технологий, новые материалы, дополненная реальность, нанотехнологии и биотехнологии. Для обеспечения инновационного роста принят план действий, который предполагает:

сотрудничество в области исследовательской деятельности; содействие включению малых и средних предприятий и «стартапов» в НИР, упрощение им доступа к информации и ресурсам;

адаптацию профилей квалификации и навыков рабочей силы под требования НИР;

сотрудничество в области стандартизации; создание новой индустриальной инфраструктуры; защиту прав интеллектуальной собственности; индустриализацию развивающихся стран.

Принята Стратегия роста глобальной торговли (утверждена в июле 2016 г. на встрече министров торговли G20 в Шанхае), включающая меры по совершенствованию глобального регулирования торговли, снижению торговых издержек и развитию финансирования торговли, предусматривающая увязку торговой и инвестиционной политики, новые разновидности ее электронного формата. Разработанные рекомендательные принципы, как ожидается, будут способствовать созданию открытой и благоприятной международной среды для инвестиций.

Выработаны принципы глобальной инвестиционной политики, направленные на создание глобальных инвестиционных правил для упрощения взаимных инвестиций. Действующие в настоящее время в сфере международных инвестиций свыше трех тысяч двусторонних соглашений отпугивают инвесторов и не способствуют упрощению трансграничных инвестиций и сотрудничества.

Углублена реформа международной финансовой архитектуры. Китай достаточно активен и наращивает свой потенциал на рынке финансового капитала. Одним из последних достижений Китая стало включение китайского юаня в состав корзины специальных прав заимствования (СДР) МВФ. Следом за этим Китай призвал МВФ к завершению пересмотра квот. Стремление Китая к доминированию в МВФ объяснимо: страны БРИКС в капитале МВФ по-прежнему недобирают десятых долей процента до 15 % (блокирующий пакет), что пока не позволяет БРИКСу влиять на принятие решений в Фонде. При всей приверженности рыночным реформам Китай идет своим путем.

План действий, принятый G20, направленный на поощрение предпринимательской деятельности, призван не только способствовать глобальному экономическому росту и занятости, но и создать платформу для обмена наилучшими практиками в сфере предпринимательства между странами. В связи с этим реализация инициированной Председателем КНР Си Цзиньпином еще в 2015 г. «структурной реформы предложения» предполагает инновационное развитие госпредприятий (план инновационного роста и принципы структурных реформ «двадцатки»).

Неоднозначно в мире оцениваются действия правительственных кругов Китая, направленные на стимулирование не экспорта, как это наблюдалось ранее, а внутреннего потребления, ужесточение дисциплины по всей вертикали управления, стимулирование рынка недвижимости, поскольку данные решения направлены не на инновационное развитие, которое является основным драйвером конкурентоспособности, а на реализацию административно-распределительного подхода к капиталу на основе использования государственных преференций. В то же время следует учитывать, что для Китая рост ВВП, услуг, развитие транспорта являются приоритетом.

Директива Госсовета КНР (ноябрь 2015 г.), касающаяся реформы госпредприятий и предусматривающая усиление публичного контроля госсектора, повышение ответственности членов Коммунистической партии Китая, а также работников и руководителей за убытки и потери в деятельности госсектора, рядом аналитиков характеризуется как сдерживающая рыночную свободу предпринимателей и менеджмента компаний. Практически в это же время были приняты документы о повышении качества управления госсобственностью путем установления контроля за управленцами высшего звена госсектора, усиления партийного контроля в гос- копорациях, введения нового института управления - назначения независимых бухгалтеров в госкорпорации. Данные примеры свидетельствуют о том, что КПК и государство в целом не уходят от вопросов управления экономикой, а умело сочетают рыночные и административно-директивные методы развития Китая.

В рамках проводимой в Китае «структурной реформы предложения» в 2016 г. предполагалось сократить 1,8 млн работников в угольной и сталелитейной промышленности. Для создания новых рабочих мест возможно внести китайской стороне предложения о строительстве совместными усилиями в Китае агрогородков, заводов по переработке сельскохозяйственной продукции, расширении совместных промышленных центров МТЗ, МАЗ, БелАЗ, что позволит задействовать высвобождающуюся рабочую силу с предприятий угольной и сталелитейной промышленности, которые в 2016 г. снизили объемы производства на 150 и 50 млн т соответственно.

«Структурная реформа предложения» предполагает объединение работающих предприятий наряду с сокращением избыточных мощностей и ликвидацией отживших предприятий. Это совершенно новый подход, инициируемый Си Цзиньпином. Такой принцип кластерного развития возможно применять и в Беларуси, подкрепляя успешные предприятия финансированием, создавая новые субъекты хозяйствования. Однако следует учитывать разные условия. Для финансирования китайских проектов созданы Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, ОАО «Фонд Шелкового пути», Российско-китайский инвестиционный фонд, ряд других международных фондов с участием Китая. В Беларуси такого объема финансирования нет. Поэтому преобразование белорусских предприятий без должного финансирования может быть неэффективным и уступать зарубежным конкурентам.

Активность Пекина во внешнеэкономической политике не может не радовать и не волновать Беларусь. Мы как стратегические партнеры на взаимовыгодных условиях можем решать задачи, касающиеся зон свободной торговли в рамках ШОС, Китая с ЕАЭС, а также построения Экономического пояса Шелкового пути. Эти темы не следует откладывать на будущее, в их решении белорусской стороне стоит участвовать активно, чтобы не быть поставленной перед фактом уже принятых решений партнерами по интеграционным объединениям.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >