Участие Республики Беларусь в интеграционных процессах в рамках Евразийского экономического союза

Сближение евразийских государств началось в 1995 г. с подписания Соглашения о Таможенном союзе (далее - ТС) Беларуси, Казахстана и России. Тем самым определилось «интеграционное ядро» государств, которые на протяжении последующих 20 лет, не без трудностей и пауз, но последовательно и направленно двигались к созданию Единого экономического пространства (далее - ЕЭП) и Евразийского экономического союза.

Таможенный союз Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации начал действовать с января 2010 г., а спустя полтора года с июля 2011 г. заработал в полноформатном режиме: был полностью снят таможенный контроль на внутренних границах и завершено формирование единой таможенной территории. Это обеспечило в Таможенном союзе первую «классическую свободу» - свободу передвижения товаров на всей единой таможенной территории.

Следующим этапом экономической интеграции на евразийском пространстве стало формирование Единого экономического пространства на основе 17 соглашений, вступивших в силу с 1 января 2012 г. [61]. К этому моменту стало понятно, что, несмотря на всю глубину интеграции в рамках ТС и ЕЭП, формирующие их международные соглашения содержат большое количество изъятий и ограничений, которые не позволяют в полной мере обеспечить свободное движение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы [62].

В целях дальнейшего развития интеграционных процессов и перехода к новому этапу интеграции - Евразийскому экономическому союзу президентами Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации была подписана Декларация о евразийской экономической интеграции от 18 ноября 2011 г., которая предусматривала полную реализацию потенциала ТС и ЕЭП, совершенствование и дальнейшее развитие договорноправовой базы, институтов, а также обеспечение эффективного функционирования общего рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Для реализации указанных намерений президенты государств-членов поручили [63] завершить к 1 мая 2014 г. работу над проектом Договора, а также рассмотреть вопрос о полной ликвидации препятствий на пути свободного перемещения товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в качестве направления дальнейшего развития интеграционных процессов.

По итогам рассмотрения направлений дальнейшего развития интеграционных процессов на заседании Высшего Евразийского экономического совета в мае 2013 г. президенты государств- членов поручили в ходе работы по кодификации и подготовке проекта Договора исходить из необходимости функционирования ЕЭП, как правило, без изъятий и ограничений [64]. Однако уже на данном этапе были выявлены концептуальные различия в определении понятий «барьер», «изъятие», «ограничение», а также в подходах к тому, какие вопросы необходимо включать в предварительный перечень препятствий.

Несмотря на то, что главами государств-членов было поручено в срок до 1 марта 2014 г. завершить работу по формированию списка изъятий, а также определению мер и сроков, необходимых для их устранения [65], по состоянию на конец февраля 2014 г. государства-члены не смогли достигнуть консенсуса более чем по 30 % препятствий, включенных в предварительный перечень. При этом государства-члены заключили соглашение о необходимости устранения только 8 % препятствий. Хотя и предварительный перечень не был окончательно утвержден, итоги работы в данном направлении, по сути, стали переговорной основой при подготовке проекта Договора о Евразийском экономическом союзе, который был подписан 29 мая 2014 г.

Евразийский экономический союз - международная организация региональной экономической интеграции, обладающая международной правосубъектностью. Союз функционирует на базе Договора о Союзе, который вступил в силу с 1 января 2015 г. Этот факт ознаменовал переход евразийской интеграции на новый, более высокий уровень сотрудничества.

Договор о Союзе - фундамент объединения и, как было отмечено, он создавался не с нуля. При его подготовке проведена работа по кодификации договорно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства. Это позволило оптимизировать действующие и устранить отсылочные нормы, исключить противоречия, восполнить пробелы, а также привести право Союза в соответствие с правилами и нормами Всемирной торговой организации.

Договор установил субъектность Союза, а также сформировал и определил новые понятия и объекты, которые специфичны для региональных объединений: свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведение скоординированной, согласованной или единой политики.

Важные принципы Договора: соблюдение суверенитета и конституционных прав граждан, а также международных обязательств государств-членов. Договор о Союзе соотносится с нормами и принципами Всемирной торговой организации, подтверждает приверженность целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций. Договор зарегистрирован в Секретариате Организации Объединенных Наций. Помимо Договора о Союзе право Союза составляют международные договоры государств-членов, заключаемые в рамках Союза, международные договоры Союза с третьей стороной, акты Высшего совета, Межправительственного совета, Совета Комиссии и Коллегии Комиссии. Роль законодательных актов в Евразийском экономическом союзе выполняют заключаемые между государствами-членами договоры, проходящие в установленном порядке ратификационные процедуры в парламентах государств - членов Союза.

Реализацию целей Союза призваны обеспечить наделенные соответствующими полномочиями органы Союза. Это Высший Евразийский экономический совет, Евразийский межправительственный совет, Евразийская экономическая комиссия, Суд Евразийского экономического союза. Органы Союза, за исключением Суда Союза, наделены Договором о Союзе правом принятия актов подзаконного характера. В соответствии с Договором решения Евразийской экономической комиссии подлежат непосредственному применению на территориях государств-членов. Решения Высшего совета и Межправительственного совета подлежат исполнению в порядке, предусмотренном национальным законодательством государств-членов.

Сферы, полномочия по регулированию которых переданы государствами-членами на наднациональный уровень, достаточно обширны. К исключительным компетенциям относятся таможенно-тарифное и нетарифное регулирование, таможенное регулирование, техническое регулирование, санитарные, ветеринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные меры, установление торговых режимов с третьими странами, промышленное и сельскохозяйственное субсидирование, конкурентная политика, регулирование рынка лекарственных средств и т. д. [66].

По итогам 2016 г. в ЕАЭС наблюдалась положительная динамика промышленного производства, производства продукции сельского хозяйства, грузовых и пассажирских перевозок (табл. 3.1). Не все страны ЕАЭС вышли в положительный тренд по ВВП, однако прогноз и статистика на начало 2017 г. свидетельствуют о восстановлении экономической активности. В частности, во всех странах ЕАЭС в январе 2017 г. наблюдался рост производства промышленности, сельского хозяйства, грузооборота, пассажирооборота [67, 68].

Взаимная торговля государств-членов сокращается (93,3 % в 2016 г. к уровню предыдущего года), однако является более

Таблица 3.1. Основные социально-экономические показатели государств - членов ЕАЭС за 2016 г., в % к соответствующему периоду предыдущего года [67, 68|

Показатель

ЕАЭС

В том числе

Армения

Беларусь

Казахстан

Кыргызстан

Россия

ВВП

99,9

100,2

97,4

101,0

103,8

99,8

Промышленное производство

100,9

106,7

99,6

98,9

104,9

101,1

Производство продукции сельского хозяйства

104,5

94,8

103,4

105,5

103,0

104,8

Объем выполненных строительных работ

96,6

88,4

81,6

107,9

136,6

95,7

Инвестиции в основной капитал

99,0

89,2

82,1

105,1

103,8

99,1

Грузооборот

101,6

103,7

99,5

100,5

97,8

101,8

Пассажирооборог

100,1

102,9

96,4

104,0

102,9

98,1

Объем взаимного товарооборота*

93,3

153,0

102,2

76,5

104,4

92,1

Объем внешней торговли со странами вне ЕАЭС

88,0

103,3

84,8

80,4

111,9

88,9

Оборот розничной торговли

95,2

98,0

95,9

100,9

105,3

94,3

Индекс потребительских цен

105,7

98,9

110,6

108,5

99,5

105,4

Индекс цен производителей промышленной продукции

107,9

107,0

109,4

115,5

99,7

107,4

* Объем экспортных операций во взаимной торговле.

устойчивой к изменениям макроэкономической среды, чем торговля с третьими странами (88,0 %) (табл. 3.1). Несмотря на количественное преобладание сырьевых товаров во взаимном товарообороте наших стран, увеличился спрос на промышленную продукцию государств-членов с высокой добавленной стоимостью. Для Армении - более 70 %, Беларуси - более 40 %, а Кыргызстана - 36 % всех поступающих в страну ПИИ - это инвестиции государств - членов ЕАЭС, что отражает экономические связи стран с их партнерами по интеграционному проекту. В России инвестиции, поступающие от партнеров по ЕАЭС, также значимы и составляют около 8 %.

В период мировой волатильности органы Союза не замкнулись на решении внутренних вопросов, а наоборот, активно сотрудничали с мировым сообществом. В 2016 г. принят ряд важных решений, которые можно разделить на внутренний (взаимоотношения внутри ЕАЭС) и внешний трек (взаимоотношения с третьими странами и организациями).

5 октября вступило в силу Соглашение о Зоне свободной торговли (далее — ЗСТ) между ЕАЭС и Вьетнамом. Запущены треки по переговорам с КНР, Израилем, Ираном, Индией, Сербией, Египтом и Сингапуром. Продолжилась деятельность по международному позиционированию и формированию объективного восприятия ЕАЭС за рубежом: проведены презентации Союза как для правительственных, так и для деловых кругов Бельгии, Германии, Греции, Италии, Люксембурга, Камбоджи, Канады, Кении, Китая, Норвегии, Перу, Словакии, США, Таиланда, Чили, Эфиопии и других государств. С рядом стран, с которыми не обсуждается вопрос о ЗСТ, ведется сотрудничество в формате меморандумов, что не только институционализирует взаимодействие Союза с международными партнерами, но и позволяет привлекать к этой работе бизнес государств-членов.

Подписан президентами единый Таможенный кодекс ЕАЭС. Таможенный блок ЕЭК в 2016 г. обеспечил принятие 77 актов, направленных на упрощение, ускорение таможенных процедур и обеспечение единообразной правоприменительной практики в странах ЕАЭС. На 2017 г. стоит задача реализации отсылочных норм, содержащихся в Таможенном кодексе Союза, без которых кодекс не сможет заработать в полную силу.

В 2016 г. принято 139 нормативных документов в сфере технического регулирования. Наиболее значимым событием 2016 г. стало принятие пяти новых технических регламентов Союза (всего принято 40 регламентов): в отношении сжиженных углеводородных газов, рыбы и рыбной продукции, опасных веществ в изделиях электротехники и радиоэлектроники, аттракционов и минеральных удобрений. В 2017 г. продолжится подготовка еще 22 техрегламентов, которые установят единые требования к питьевой воде в емкостях, нефти и газу, продукции для гражданской обороны, зданиям, сооружениям и строительным материалам и другим товарам.

Завершен этап формирования системы нормативных актов «второго уровня», благодаря которым в Союзе в 2016 г. начал функционировать общий рынок лекарственных средств и медицинских изделий. В 2017 г. планируется осуществить полноформатный запуск общего рынка лекарств и медицинских изделий ЕАЭС. С целью его наиболее эффективной работы будут приняты в общей сложности более 60 актов «третьего» уровня. Среди основных задач в этой сфере - выпуск свода основных требований к качеству лекарственных препаратов Фармакопея ЕАЭС.

В 2016 г. разрабатывались новые нормативные акты в области санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер. Одно из наиболее важных решений минувшего года связано с созданием Совета руководителей уполномоченных органов в области санитарно- эпидемиологического благополучия населения государств Евразийского экономического союза.

В 2016 г. продолжилась реализация пилотного проекта маркировки меховых изделий, который наглядно показал, что механизм маркировки - надежный инструмент борьбы с нелегальным импортом и производством контрафактной продукцией. В 2017 г. работа над проектом продолжается, есть планы расширения перечня продукции для маркировки.

В 2016 г. применены 19 мер защиты внутреннего рынка: 17 антидемпинговых мер и 2 специальные защитные меры. Антидемпинговые меры применялись в отношении импорта в ЕАЭС товаров из КНР, Украины, Индии, ФРГ, Италии, Польши и Турции.

Нормами, заложенными в Договоре, устранялось 81 препятствие: барьеры, изъятия и ограничения в сфере налогообложения, технического регулирования, промышленной политики, транспорта, финансовых рынков и торговли услугами [69].

1

Недостаточная гармонизация законодательств государств- членов в сфере ввоза, вывоза и перемещения товаров по единой территории Союза, слабая интегрированность бизнеса государств- членов в цепочки добавленной стоимости, а также недостаточный учет специализации стран по отдельным видам товаров подталкивают государства-члены на защиту национальных рынков в одностороннем порядке. Потери сторон от этого огромны, возникают и не прекращаются торговые войны, которые порой перерастают в политические трения [70].

По состоянию на июль 2016 г. по данным Евразийской экономической комиссии в Реестре препятствий содержалось 460 позиций, которые были распределены следующим образом (табл. 3.2).

Таблица 3.2. Состав Реестра препятствий Евразийского экономического союза [71]

Вид препятствия

Товары

Услуги и миграция

Всего

Барьер

47

14

61

Изъятие

106

242

348

Ограничение

30

21

51

Из 61 выявленного барьера работа по устранению ведется по 54, а 7 из них находятся на стадии сбора и проработки информации.

Совет Республики Национального собрания Республики Беларусь проводит достаточно агрессивную политику по созданию общего рынка без изъятий и ограничений, гармонизации и унификации законодательства стран ЕАЭС. Совокупность усилий сторон дает положительные результаты. Число препятствий уже сократилось до 270, но говорить об общем рынке пока рано. На эффективность принимаемых мер негативно влияет отсутствие общего парламентского измерения в ЕАЭС, и Национальному собранию Республики Беларусь приходится использовать косвенные методы влияния.

Анализ устраненных барьеров, изъятий и ограничений показывает, что существует высокая вероятность повторного возникновения барьеров в ранее урегулированных правом Союза сферах функционирования внутренних рынков. Этот факт обусловлен позицией сторон в отношении внутреннего рынка Союза. Анализ отраслевых приоритетов промышленной и торговой политики государств-членов, ориентированных на экспорт, демонстрирует пересечение интересов на внутренних рынках сбыта. Государства-члены все еще рассматривают национальные рынки друг друга как доступные и емкие экспортные рынки, тогда как собственные национальные рынки все чаще подключаются к тренду импортозамещения без нацеленности на процессы интеграции. В особенности критику со стороны бизнес-сообществ государств- членов вызывают препятствующие расширению взаимной торговли меры технического регулирования, нетарифного и фискального регулирования, санитарного, фитосанитарного, карантинного контроля. Ограничения доступа компаний на национальные рынки госзакупок становятся все более существенными [6].

Работа по выявлению и устранению барьеров, изъятий и ограничений ведется в целях обеспечения функционирования внутренних рынков и, как правило, не связана напрямую с внешним контуром Союза. Вместе с тем после введения Российской Федерацией санкционных мер по отношению к пищевой продукции, происходящей из стран ЕС, США и других, ярко обозначила себя проблема отсутствия механизма взаимодействия государств - членов Союза при применении одним из государств - членов Союза в одностороннем порядке специальных экономических мер, что приводит к возникновению барьеров [73].

Глобальные тенденции в мировой экономике свидетельствуют о возрастающей роли торговли услугами для всех государств. Доля торговли услугами в мировой торговле в среднем выросла с 20 % в 1995 г. до 30 % в 2016 г. Рост мирового ВВП и рост экспорта услуг тесно связаны, однако рост экспорта услуг характеризуется большей волатильностью. При этом доля услуг государств - членов Союза в структуре валовой добавленной стоимости по видам экономической деятельности составляет более 60 %. Все это подчеркивает важность интеграции в сфере рынка услуг для формирования Союза. Успешная реализация интеграционных начинаний в данной сфере, обеспечение функционирования внутреннего рынка услуг без барьеров, изъятий и ограничений позволит обеспечить рост взаимной торговли услугами, снижение волатильности торговли услугами и достижение на этой основе устойчивого роста экономик всех государств-членов.

С 1 января 2015 г. в Союзе в рамках всех секторов услуг предусматривается возможность поставки и получения услуг на условиях национального режима, режима неприменения количественных и инвестиционных мер, режима наибольшего благоприятствования - без ограничений, изъятий и дополнительных требований, за исключением отдельных случаев, зафиксированных в праве Союза. Всего более 170[1] препятствий в сфере торговли услугами включены в Реестр препятствий и являются допустимыми изъятиями и ограничениями, предусмотренными Договором и Решением Высшего Евразийского экономического совета от 23 декабря 2014 г. № 112.

Вместе с тем обеспечение только национального режима и режима наибольшего благоприятствования не позволяет создать полностью единый рынок услуг. Требуют дополнительного решения вопросы оказания услуг без дополнительного учреждения представительств или дочерних компаний, без получения дополнительных разрешений, а также вопросы признания квалификации сотрудников поставщиков услуг.

Закрепление норм, направленных на решение данных вопросов в Договоре, обеспечило функционирование в рамках Союза с 1 января 2015 г. единого рынка услуг в 43 отдельных секторах[2]. Вместе с тем даже в рамках единого рынка услуг возникают барьеры, вызванные несоответствием нормативно-правовых актов государств-членов праву Союза. В частности, Российская Федерация ограничила доступ поставщиков других государств - членов Союза к государственным закупкам программного обеспечения, установив дополнительное требование по включению в единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных [7]. Данное требование представляется не соответствующим правилам единого рынка услуг в части поставки услуг без получения дополнительных разрешений.

Возникновение подобных барьеров указывает на необходимость мониторинга национального законодательства государств- членов в части соответствия его Договору с учетом интересов бизнес-сообществ государств-членов в целях выявления барьеров по секторам услуг, где действуют правила единого рынка. Одним из важных направлений такого анализа является изучение строительного рынка с учетом его роли в ВВП государств- членов. По имеющейся в распоряжении Евразийской экономической комиссии информации от представителей бизнес-сообществ, у строительных компаний из некоторых государств - членов Союза есть затруднения по доступу на российский рынок в связи с применением механизма саморегулируемых организаций.

Помимо 43 секторов услуг, в рамках которых с 2015 г. действуют правила единого рынка услуг, еще по 21 сектору услуг формирование единого рынка в рамках Союза будет осуществлено в соответствии с планами либерализации [75].

Одним из важнейших приоритетов интеграционного взаимодействия государств-членов является формирование общего финансового рынка без барьеров, изъятий и ограничений. Решение этой задачи позволит обеспечить эффективное распределение капитала, диверсифицировать и минимизировать риски, повысить конкуренцию на рынке финансовых услуг. В условиях глобального экономического кризиса и ограничений доступа к внешним источникам финансирования формирование общего рынка финансовых услуг станет мощным импульсом экономического роста государств-членов.

С учетом того, что полная гармонизация законодательства в финансовой сфере займет длительное время, в Договоре было предусмотрено, что уже со вступлением его в силу государства- члены предоставляют национальный режим в отношении учреждения и (или) деятельности на своей территории поставщиков финансовых услуг.

Расширение сферы интеграции на финансовых рынках приведет к появлению новых изъятий и ограничений в праве Союза, которые, однако, не должны препятствовать эффективному функционированию общего финансового рынка.

Внесение изменений в национальное законодательство может отставать от темпов интеграционного строительства, что приведет к несоответствию данного законодательства праву Союза. Таким образом, параллельно с разработкой нормативно-правой базы общего финансового рынка должен осуществляться его мониторинг в целях выявления барьеров.

В Реестре препятствий в сфере технического регулирования и санитарно-фитосанитарных мер насчитывается 41 препятствие, 13 из которых относятся к барьерам.

Согласно статье 53 Договора государства-члены обеспечивают обращение продукции, соответствующей требованиям технического регламента Союза (технических регламентов Союза), на своей территории без предъявления дополнительных по отношению к содержащимся в техническом регламенте Союза (технических регламентах Союза) требований к такой продукции и без проведения дополнительных процедур оценки соответствия.

Одной из наиболее распространенных причин возникновения барьеров в сфере технического регулирования является установление государствами - членами Союза дополнительных требований к продукции, для которой установлены единые требования в рамках Союза, и невыполнение государствами - членами Союза мероприятий по приведению национальных требований в соответствие с техническими регламентами Союза, в том числе признании их утратившими силу. На практике это приводит к серьезным проблемам в рамках Союза, среди которых можно отметить проблемы с поставками молочной продукции из Республики Беларусь в Российскую Федерацию, проблемы с поставкой мясной продукции из Республики Казахстан в Российскую Федерацию и ряд других.

Научно-консультативный совет по вопросам социально-экономического развития Республики Беларусь при Президиуме Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь от 19 февраля 2016 г. подробно рассмотрел вопросы унификации и гармонизации нормативного правового обеспечения в ЕАЭС, на основе чего приняты соответствующие рекомендации. При этом акцентировано, что в случае, если причиной возникновения барьеров является наличие нормы национального права, противоречащей праву Союза, снятие барьеров должно быть обеспечено за счет отмены национальных актов. Если же причины наличия барьеров кроются в отсутствии как права Союза, так и национального права, снятие барьеров должно быть достигнуто путем руководства общими принципами функционирования и идеологией формирования Союза.

Особого внимания заслуживают проблемы рынка энергоресурсов, который формирует более 30 % общего товарооборота и поэтому является наиболее значимым рынком взаимной торговли Союза. При этом как для стран, экспортирующих энергетические ресурсы, так и для стран-импортеров вопросы, связанные с поставкой энергоресурсов, являются одним из важнейших факторов, влияющих на развитие национальной экономики.

Чувствительность большинства отраслей экономики к поставкам энергоресурсов и изменению цен на них, а также значительное влияние связанных с энергетикой отраслей на доходы бюджетов обусловило наличие значительного количества изъятий и ограничений в этой сфере. Однако, несмотря на чувствительность вопроса, Договором были установлены единые принципы и сроки формирования общего рынка энергоресурсов. В 2015 г. была утверждена Концепция формирования общего электроэнергетического рынка, в 2016 г. - общих рынков газа и нефти. Сформированы поэтапные планы и установлены сроки завершения формирования общих рынков: электроэнергии - в 2019 г., нефти и газа - в 2025 г.

До окончания переходного периода и формирования общих рынков нефти, нефтепродуктов и газа вопросы межгосударственного взаимодействия в этих сферах должны регулироваться двусторонними соглашениями. В качестве положительного примера урегулирования спора путем соглашения можно привести двустороннее соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о перечислении вывозных таможенных пошлин за нефтепродукты, выработанные в Беларуси из российской нефти, в полном объеме в бюджет Республики Беларусь.

В качестве основных проблем энергетических рынков можно выделить: высокую степень государственного регулирования рынков энергоресурсов, зависимость бюджетов от энергетических рынков, неразвитость рыночного ценообразования, отсутствие в открытом доступе информации о ценах, проблемы деятельности естественных монополий.

Движение транспорта внутри Союза должно осуществляться свободно и без наличия препятствий на его пути. На сегодняшний день складывается неоднозначная ситуация в сфере функционирования транспортного рынка Союза, что во многом обусловлено существующими препятствиями на пути транспортных потоков. Данные препятствия оказывают негативное влияние на формирование единого рынка Союза, поскольку транспортное сообщение является одной из основ функционирования развитой экономики, а неполное использование транспортного потенциала Союза может привести к снижению позитивных экономических эффектов от интеграционного развития. До настоящего времени со стороны России существует разрешительная система на автомобильные перевозки из/в третьи страны.

На сегодняшний день в сфере промышленности и агропромышленного комплекса насчитывается 21 препятствие, из них 14 - это изъятия (1 находится в процессе устранения), 1 ограничение и 6 барьеров (3 находятся в процессе устранения).

В сфере промышленности большая часть препятствий относится к категориям изъятий и ограничений, которые затрагивают различные меры в отношении предоставления субсидий. Одним из подобных примеров является барьер, по которому белорусские и казахстанские автокомпоненты в полном объеме не могли участвовать в схеме локализации производства легковых автомобилей в Российской Федерации. Для устранения данного барьера на уровне глав государств было принято Решение Высшего Евразийского экономического совета от 29 мая 2014 г. № 72 «Об условиях применения понятия “промышленная сборка моторных транспортных средств” на территориях государств-членов». Данным Решением предусмотрено, что при расчете уровня локализации производства автотранспортных средств в любом государстве- члене учитываются автокомпоненты и их части, узлы и агрегаты, произведенные в других государствах-членах.

Барьер, связанный с двойным взиманием утилизационного сбора с транспортных средств (иностранного производства), которые обращаются внутри таможенной территории Союза, в отношении которых утилизационный сбор был уплачен при ввозе в Российскую Федерацию или Республику Беларусь, является одним из примеров тех препятствий, которые необходимо устранить в ближайшее время для ускорения интеграционных процессов в промышленной сфере. Стоит учитывать, что уже с 28 января 2016 г. в Республике Казахстан также взымается плата за организацию сбора, транспортировки, переработки, обезвреживания, использования и (или) утилизации отходов, в том числе в отношении определенных категорий транспортных средств.

Обеспечение свободы передвижения рабочей силы является одним из базисных элементов функционирования Союза как эффективного экономического интеграционного объединения. Отсутствие административных барьеров на внутренних границах государств- членов не только положительным образом отражается на динамике экономической активности населения, но и имеет огромное социальное значение, поскольку граждане государств-членов могут реально оценить преимущества интеграции, ощутить свою непосредственную причастность к интеграционному образованию.

До настоящего времени в Союзе отсутствуют единые подходы по вопросу осуществления административных процедур на внутренних границах государств-членов. Осуществление пограничного и таможенного контроля де-юре отменено на российско- белорусском участке государственной границы. Несмотря на отмену контроля между территориями государств-членов, на российско- казахстанской и казахстанско-кыргызской границе осуществляется пограничный контроль.

Формирование общего рынка труда, социальное, медицинское и пенсионное обеспечение трудящихся граждан государств-членов возможно при соблюдении государствами-членами недискриминационного подхода к гражданам. Также некоторые государства- члены сохраняют дискриминационный подход в части доступа к национальным системам социального обеспечения. Например, к подобным препятствиям можно отнести невозможность участия в системе обязательного медицинского страхования в Российской Федерации в силу предписаний статьи 10 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» трудящихся граждан государств-членов, временно пребывающих на территории Российской Федерации.

Наличие в Договоре изъятия по вопросу пенсионного обеспечения трудящихся государств-членов также является препятствием на пути формирования общего рынка труда. В частности, согласно абзацу третьему пункта 3 статьи 98 Договора пенсионное обеспечение трудящихся граждан государств-членов регулируется законодательством государства постоянного проживания, а также в соответствии с отдельным международным договором между государствами-членами. До настоящего времени Договор о пенсионном обеспечении трудящихся-мигрантов государств-членов не заключен.

  • [1] Без учета услуг на финансовых рынках.
  • [2] Для Казахстана: с 1 января 2015 г. в 23 секторах, с 1 января 2016 г. -в 29 секторах, до 2025 г. - в 37 секторах.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >