Стороны в делах административного судопроизводства. Права и обязанности сторон. Процессуальное правопреемство

Права и обязанности сторон. Процессуальное правопреемство

Стороны в административном деле — это лица, материально-правовой спор которых становится предметом судебного разбирательства.

Можно выделить следующие обязательные признаки стороны в административном деле:

  • 1) стороной может быть лишь субъект права. Следовательно, требование административного истца всегда должно быть обращено к определенному субъекту; стороной в административном деле не может быть объект (как это имеет место в некоторых случаях в гражданском судопроизводстве, например п. Зет. 1175 ГК);
  • 2) наличие у субъекта процессуальной правоспособности (ч. 1, 5, 7-9 ст. 5 КАС, ч. 1 ст. 43 АПК). Процессуальная дееспособность признаком стороны не является (стороной может быть и малолетний ребенок, и любое иное недееспособное лицо);
  • 3) субъект должен быть заинтересован в определенном разрешении материально-правового спора.

Эта заинтересованность может носить непосредственный характер (например, когда оспариваемый публичный акт адресован строго определенному субъекту) либо вытекать из факта наделения конкретного субъекта властными (публичными) полномочиями, реализация которых связана со спорным публичным правоотношением. Действующее законодательство по-разному именует стороны в административном деле: в КАС законодатель использует термины «административный истец» и «административный ответчик», а в АПК — «заявители» и «заинтересованные лица».

Административный истец — это лицо, обратившееся в суд за защитой своих публичных прав, свобод, законных интересов, а также лицо, в интересах которого подано заявление прокурором, органом, осуществляющим публичные полномочия, должностным лицом или гражданином.

Административных истцов можно разделить на две условные группы:

  • 1) субъекты, для наделения которых статусом административного истца не требуется специального указания в законе:
    • - граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства;
    • - российские, иностранные и международные организации, общественные объединения и религиозные организации;
    • - общественные объединения и религиозные организации, не являющиеся юридическими лицами;
  • 2) субъекты, возможность наделения которых статусом административного истца связана с прямым указанием закона:
    • - органы государственной власти, иные государственные органы;
    • - органы местного самоуправления;
    • - избирательные комиссии, комиссии референдума;
    • - иные органы и организации, наделенные отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностные лица (например, Председатель ВС РФ при обращении в Дисциплинарную коллегию по вопросу о досрочном прекращении полномочий судьи за совершение им дисциплинар ного проступка будет наделен статусом административного истца в соответствии с ч. 2 ст. 229, ч. 2 ст. 230 КАС).

Административный ответчик — это лицо, к которому в судебном порядке предъявлено материально-правовое требование по спору, возникающему из административных или иных публичных правоотношений.

Обычно административным ответчиком становится тот, кто указан таковым в административном исковом заявлении. Соответственно, статус административного ответчика возникает уже на стадии возбуждения судебного производства. Однако лицо может приобрести этот статус при рассмотрении дела судом первой инстанции и по иным основаниям. Так, ч. 5 ст. 41 КАС установлено, что в случае если обязательное участие в административном деле другого лица в качестве административного ответчика предусмотрено КАС или если невозможно рассмотреть административное дело без участия такого лица, суд привлекает его к участию в деле в качестве административного соответчика. Кроме того, ст. 43 КАС предусматривает возможность замены ненадлежащего административного ответчика, а также привлечения второго административного ответчика.

Административных ответчиков можно разделить на две условные группы:

  • 1) субъекты, для наделения которых статусом административного ответчика не требуется специального указания в законе:
    • - органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления;
    • - избирательные комиссии, комиссии референдума;
    • - иные органы и организации, наделенные отдельными государственными или иными публичными полномочиями;
    • - должностные лица, государственные и муниципальные служащие;
  • 2) субъекты, возможность наделения которых статусом административного ответчика связана с прямым указанием закона:
    • - граждане (например, по смыслу ст. 266, ч. 3 ст. 268 КАС иностранный гражданин, подлежащий депортации или реадмиссии, должен привлекаться в качестве административного ответчика при предъявлении требования о его помещении в специальное учреждение или о продлении срока его пребывания в специальном учреждении);
    • - юридические лица, объединения граждан и организации, не обладающие государственными или иными публичными полномочиями в спорных правоотношениях (например, при обращении органа государственной власти с административным исковым заявлением об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости в отношении объекта недвижимости, находящегося в государственной собственности, в качестве административного ответчика привлекаются как органы, утвердившие результаты определения кадастровой стоимости и осуществляющие функции по государственной кадастровой оценке, так и частный субъект, чьи права будут непосредственно затронуты изменением кадастровой стоимости).

Процессуальные права и обязанности сторон в делах административного судопроизводства можно разделить на две группы:

  • 1) общие для всех лиц, участвующих в деле:
    • а) процессуальные права:
      • - право знакомиться с материалами административного дела, делать выписки из них и снимать с них копии;
      • - право заявлять отводы;
      • - право представлять доказательства, знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в этом деле, участвовать в исследовании доказательств;
      • - право задавать вопросы другим участникам судебного процесса;
      • - право заявлять ходатайства, знакомиться с протоколом судебного заседания;
      • - право давать объяснения суду в устной и письменной форме;
      • - некоторые другие процессуальные права (например, ч. 1-5 ст. 45 КАС, ст. 41 АПК);
    • б) процессуальные обязанности:
      • - обязанность сообщить суду об изменении своего наименования;
      • - обязанность сообщить суду о перемене своего адреса;
      • - обязанность в уважительной форме обращаться к суду;
      • - некоторые другие процессуальные обязанности (например, ч. 2 ст. 54, ч.
  • 9 ст. 208 КАС);
  • 2) специальные права и обязанности сторон (ими по общему правилу наделены только стороны):
    • а) процессуальные права:
  • 1) распорядительные:
    • - административный истец вправе изменить основание или предмет административного иска, отказаться от административного иска полностью или частично;
    • - административный ответчик вправе признать административный иск полностью или частично, предъявить встречный иск;
    • - стороны вправе заключить соглашение о примирении (мировое соглашение);
  • 2) иные процессуальные права:
    • - стороны вправе заключить соглашение о признании обстоятельств;
    • - административный истец вправе требовать применения мер предварительной защиты (обеспечительных мер);
    • б) процессуальные обязанности:
  • - административный истец при подаче административного искового заявления должен соблюдать установленные законом требования о его форме, содержании и прилагаемых документах;
  • - административный ответчик обязан воздерживаться от действий, запрет на совершение которых содержится в судебном определении о применении мер предварительной защиты по административному иску (обеспечительном определении);
  • - суд может признать обязательной явку в судебное заседание должностного лица, принявшего оспариваемый нормативный правовой акт.

Стороны должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами (ч. 6 ст. 45 КАС, ч. 2 ст. 41 АПК). Добросовестность в использовании процессуальных прав — категория оценочная. Чтобы констатировать факт злоупотребления процессуальными правами, суд должен прийти к выводу о том, что цель, с которой совершается то или иное процессуальное действие (бездействие), носит негодный характер (например, лицо намеренно затягивает судебное разбирательство, формально всякий раз используя предусмотренные законом основания для отложения).

Неисполнение процессуальных обязанностей влечет за собой наступление для этих лиц неблагоприятных последствий. По своему характеру такие последствия могут быть различными. Например, неисполнение административным истцом обязанности, установленной в определении об оставлении административного искового заявления без движения, является основанием для его возвращения. Неисполнение некоторых процессуальных обязанностей влечет наложение процессуальных штрафов (ст. 122 КАС, ст. 119 АПК). Административный ответчик, который не наделен государственными или иными публичными полномочиями и присутствие которого в судебном заседании в силу закона является обязательным или признано судом обязательным, может быть подвергнут приводу (п. 1 ч. 4 ст. 150 КАС). В качестве своеобразного процессуального последствия можно также выделить возможность рассмотрения дела в порядке упрощенного (письменного) производства (ч. 7 ст. 150 КАС).

Ненадлежащий административный ответчик — это лицо, привлеченное к участию в деле в качестве административного ответчика и при этом не являющееся носителем спорной публичной материально-правовой обязанности либо субъектом, в отношении которого должен быть разрешен вопрос о применении административных ограничений либо об ограничении правосубъектности.

Необходимость института замены ненадлежащего административного ответчика объясняется требованием процессуальной экономии. Если административный истец допустил очевидную ошибку в определении обязанного субъекта, нет никакого смысла заставлять его продолжать судебное преследование негодного лица либо отказываться от административного иска, ведь в конечном счете это приведет лишь к новому административному иску (иску к надлежащему административному ответчику)1. Замена ненадлежащего административного ответчика позволяет наиболее рационально использовать потенциал уже совершенных процессуальных действий.

При замене не исключен случай количественного изменения пассивной стороны: так, вместо одного ненадлежащего административного ответчика административный истец может просить о привлечении в процесс нескольких обязанных субъектов (административных соответчиков).

Для замены административного ответчика требуется безусловное согласие на это административного истца. Если такое согласие от него не получено, суд обязан рассмотреть по существу предъявленный административный иск.

Может ли суд без согласия административного истца привлечь лицо (предполагаемого надлежащего административного ответчика) в качестве второго административного ответчика? По этому вопросу действующее законодательство содержит взаимоисключающие подходы. В соответствии с ч. 2 ст. 47 АПК такое согласие является необходимым условием. Напротив, ч. 1 ст. 43 КАС прямо устанавливает, что если административный истец не согласен на замену административного ответчика другим лицом, то суд может привлечь это лицо в качестве второго административного ответчика без согласия административного истца. С точки зрения процессуальной доктрины более верным является подход, реализованный в арбитражном процессе. Привлечение лица в качестве второго административного ответчика без согласия административного истца противоречит и конституционному праву на судебную защиту, и одному из базовых принципов процесса — принципу диспозитивности, под которым понимается возможность сторон и иных участвующих в деле лиц распоряжаться предоставленными процессуальными правами по собственному усмотрению. Получается, что суд не только предрешает итоговый вывод о надлежащем субъекте публично-правовой обязанности, но и получает возможность, по сути, самостоятельно (помимо воли административного истца) инициировать новый иск — иск административного истца ко второму административному ответчику.

Обратим также внимание на то, что второго административного ответчика следует отграничивать от внешне схожей, но, тем не менее, отличной правовой конструкции — административного соответчика (ч. 5 ст. 41 КАС, ч. 6 ст. 46 АПК). Дело в том, что привлечение второго административного ответчика свидетельствует о возможном наличии другого субъекта конкретной публичноправовой обязанности, в то время как наличие административного соответчика, напротив, предполагает множественность обязанных субъектов в одном публичном правоотношении. Второй административный ответчик также отличает-

'Абсалямов А. В., Абушенко Д. Б., Загайнова С. К. Административное судопроизводство: учебник для студентов высших учебных заведений / под ред. В. В. Яркова. Москва: Статут, 2016. С. 56. ся от административного соответчика тем, что его интересы и интересы первоначального административного ответчика взаимно исключают друг друга.

Хронологически возможность замены административного ответчика, а также привлечения второго административного ответчика ограничена моментом принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение административного дела в суде первой инстанции.

Замена административного истца по действующему законодательству недопустима.

Процессуальное правопреемство представляет собой переход процессуальных прав и обязанностей от одного лица к другому.

Правопреемство следует отличать от замены ненадлежащего административного ответчика:

  • - при замене суд исследует, как правило, другое спорное публичное материальное правоотношение, при правопреемстве — то же (в нем лишь происходит изменение в субъектном составе);
  • - при замене ненадлежащего административного ответчика возникает новое процессуальное правоотношение, при правопреемстве — продолжается существующее с новым субъектом;
  • - процессуальное правопреемство имеет место лишь в том случае, если материальное правопреемство возникло после возбуждения административного дела. Замена же ненадлежащего административного ответчика, производимая по основаниям материального правопреемства, допускается исключительно при правопреемстве, возникшем до его возбуждения;
  • - если при замене ненадлежащего административного ответчика рассмотрение административного дела производится с самого начала, то при правопреемстве процесс продолжается;
  • - при замене ненадлежащего административного ответчика возможна ситуация, когда в дело привлекается второй (надлежащий) административный ответчик. Процессуальное правопреемство, напротив, исключает одновременное участие в деле (в рамках конкретного административного искового требования) и правопредшественника, и правопреемника;
  • - правопреемство возможно на любой стадии процесса, в том числе на стадии пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, а также на стадии исполнения судебных актов. Замена же ненадлежащего административного ответчика ограничена пределами рассмотрения административного дела в суде первой инстанции.

Рассмотрим особенности процессуального правопреемства применительно к частным и публичным субъектам:

1) частные субъекты;

Процессуальное правопреемство данных субъектов поставлено в зависимость от материального правопреемства в спорном публичном правоотношении.

К примеру, в случае смерти гражданина, больного заразной формой туберкулеза, прекращается публичная обязанность пройти госпитализацию в медицинскую противотуберкулезную организацию. Поэтому никакого смысла привлекать в ранее возбужденное судебное дело наследников такого гражданина, конечно же, нет. Напротив, если гражданин оспаривал результаты определения кадастровой стоимости в отношении объектов недвижимости, то при его смерти наследники имеют вполне понятный правовой интерес: став собственниками недвижимости, они так же заинтересованы в установлении соответствия кадастровой стоимости рыночной, как и их правопредшественник.

Похожая ситуация возникает и применительно к юридическим лицам. Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК). Следовательно, и никакого процессуального правопреемства здесь быть не может. Если же юридическое лицо было реорганизовано, то все его права и обязанности перешли к правопреемнику, а потому он должен занять место своего правопредшественника в судебном деле.

По смыслу положений ч. 3, 4 ст. 44 КАС основания для процессуального правопреемства ограничиваются лишь смертью физического лица и реорганизацией юридического лица. Напротив, в арбитражном процессе законодатель устанавливает открытый перечень таких оснований, отсылая к материальному законодательству (ч. 1 ст. 48 АПК). Более правильным является второй подход. На самом деле нет никаких разумных объяснений, по какой причине следовало бы игнорировать случаи сингулярного материального правопреемства. К примеру, постановление судебного пристава-исполнителя может быть оспорено в суде в порядке, установленном гл. 22 КАС. Если после возбуждения административного дела об оспаривании такого постановления взыскатель уступит свое право требования к должнику иному лицу, то неприменение института процессуального правопреемства создаст препятствие для защиты интересов приобретателя требования: именно он формально-юридически займет место взыскателя в исполнительном производстве, но в ранее возбужденном административном деле останется прежний взыскатель. Получится парадоксальная ситуация: лицо, которое утратило интерес к результату судебного разбирательства, сохранит свой процессуальный статус административного истца, а лицо, которое, наоборот, заинтересовано в оспаривании решения судебного пристава-исполнителя, вступить в дело будет не вправе.

2) публичные субъекты.

В тех случаях, когда публичный орган наделен правами юридического лица, реорганизация должна проводиться в соответствии с требованиями ст. 57,

58 ГК. Аналогичным образом для случаев, когда публичный орган правами юридического лица не обладает, также можно говорить о применимости общих подходов, реализованных в гражданском законодательстве. В то же время сами акты, на основании которых проводится реорганизация определенных публичных органов, могут не только содержать указание на известные формы реорганизации (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование), но и выстраивать более сложные модели[1]. В любом случае для определения надлежащего правопреемника необходимо установить, какой конкретно публичный субъект оказался наделен в итоге публичной функцией, имеющей непосредственное отношение к спорному публичному правоотношению.

Отдельно следует упомянуть о таком специфическом институте, как упразднение публичных органов. Оно по своей правовой природе близко к гражданско-правовому институту ликвидации юридического лица. В то же время если для частного правоотношения ликвидация одного из субъектов влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК) и, как следствие, прекращение производства по делу, то для публичных правоотношений такой подход принципиально неприемлем. Очевидно, что эффективность судебной защиты не может быть поставлена в зависимость от дискреционного полномочия публичного субъекта по созданию и упразднению определенных публичных органов. Именно поэтому в административном судопроизводстве закреплено специальное правило (ч. 1 ст. 44 КАС), согласно которому упразднение публичного органа (организации, наделенной государственными или иными публичными полномочиями) влечет процессуальное правопреемство. При этом правопреемником будет выступать:

  • а) если упразднен административный ответчик — публичный орган или организация, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения;
  • б) если упразднен административный истец — публичный орган или организация, к компетенции, которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

В случае если в период рассмотрения административного дела должностное лицо, являющееся стороной в административном деле, было освобождено от соответствующей замещаемой (занимаемой) должности, возможны два варианта:

1) основной — замена производится на другое лицо, замещающее (занимающее) должность на момент рассмотрения административного дела;

2) факультативный (используемый при невозможности применения основного) — замена производится на иное должностное лицо или орган, к компетенции которых относится участие в публичных правоотношениях в той же сфере, что и рассматриваемые судом спорные правоотношения, либо к компетенции которых относится защита нарушенных прав, свобод и законных интересов административного истца.

Все действия, совершенные в судебном процессе до вступления правопреемника в административное дело, обязательны для него в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил. При ином подходе у правопреемника всегда возникал бы соблазн отказаться от тех совершенных правопредшественником процессуально-правовых действий, которые повлекли неблагоприятные правовые последствия (например, признание каких-либо обстоятельств, на которые ссылается процессуальный оппонент).

7.8. Доказывание и доказательства

в административном судопроизводстве

Доказывание в административном судопроизводстве — это межотраслевой процессуально-правовой институт, регулирующий процедуру установления обстоятельств, необходимых для разрешения дела. В основе доказывания, с одной стороны, лежит теория отражения, объясняющая процесс возникновения сведений о фактах (доказательств), их отличие от реально существующих обстоятельств. С другой стороны, в основе судебного доказывания (в любом виде процесса) лежит процесс познания. Судебное познание, облеченное благодаря процессуальному закону в форму судебного доказывания, — это определенная разновидность познания, которое, как правило, протекает в опосредованной форме, ибо события имели место ранее, чем дело рассматривается в суде.

Доказывание по административным делам отличается следующими особенностями. Во-первых, суд играет значительно более активную роль в доказывании, чем в гражданском и арбитражном процессах. Причиной этого является упомянутая выше специфика административных правоотношений. Активность суда способствует уравниванию в процессе слабой (граждане) и сильной (государственные органы, общественные организации, должностные лица) сторон. Суд вправе по своей инициативе истребовать доказательства по делу, в определенных случаях также по своей инициативе назначать судебную экспертизу и пр. При этом такой законодательный подход к активности суда не препятствует развитию состязательности судопроизводства, так как стороны спорного административного правоотношения равны между собой в процессе, обладают широким спектром процессуальных прав и обязанностей.

Во-вторых, в административном судопроизводстве в силу уже отмеченной особенности субъектного состава административных правоотношений имеется специфика в распределении обязанности доказывания. Несмотря на то что, как и в гражданском и арбитражном процессах, в административном судопроизводстве действует общее правило, согласно которому лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, имеется существенное исключение: обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо. Указанные органы, организации и должностные лица обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений. С целью защиты слабой стороны административных правоотношений введен указанный подход к распределению доказывания.

В-третьих, вслед за ГПК КАС предусматривает исчерпывающий перечень видов доказательств. Сегодня лишь АПК при регулировании видов доказательств предусмотрел возможность появления новых, поэтому приведенный перечень доказательств не является исчерпывающим.

В-четвертых, так же как и в ГПК, в административном процессе консультация специалиста не рассматривается в качестве доказательства. В АПК консультация специалиста — один из видов доказательств.

Указанные третья и четвертая особенности доказывания в административном судопроизводстве, скорее всего, подчеркивают сходство с ГПК.

В-пятых, КАС не ввел обеспечение доказательств в качестве способа собирания и фиксации доказательств, хотя соответствующие нормы есть в АПК и ГПК.

В-шестых, КАС впервые отдельно урегулировал пределы преюдициальности судебных актов о привлечении к административной ответственности.

Субъекты доказывания в административном судопроизводстве, так же как и в любой другой отрасли процессуального права, — это суд, лица, участвующие в деле. Каждая группа субъектов выполняет различные функции. Суд определяет обстоятельства, подлежащие доказыванию, при необходимости самостоятельно истребует доказательства, предлагает лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, оценивает исследованные доказательства по делу и пр. Лица, участвующие в деле, собирают и представляют доказательства, участвуют в их исследовании, заявляют ходатайства об истребовании доказательств и пр. Лица, содействующие осуществлению правосудия (свидетели, эксперты, специалисты, переводчики), а также представители выполняют свойственные им задачи в процессе доказывания.

Объектом доказывания в суде является установление обстоятельств по конкретному делу на основании исследования и оценки, собранных и представленных в суд доказательств.

Согласно ч. 1 ст. 59 КАС «доказательствами по административному делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения административного дела».

Данное определение содержит указание на основные признаки доказательств по административным делам, которые в совокупности и образуют понятие доказательства в административном судопроизводстве.

Во-первых, доказательства по административному делу — это сведения о фактах. В основе доказывания лежит теория отражения: в результате отражения объективно существующих фактов возникает информация (или сведения) о них. Отсюда различие между фактами реальной действительности и сведениями о них наглядно. Поскольку между обстоятельством и доказательством лежит сложный процесс его познания, восприятия, запоминания и воспроизведения, постольку между ними нельзя ставить знак равенства.

Во-вторых, указанные сведения должны иметь значение для разрешения данного дела. Закон говорит, что это факты, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения административного дела. Иными словами, доказательствами по конкретному делу могут быть только сведения о фактах, имеющих значение для дела (относимость доказательств).

В-третьих, доказательства должны быть получены с соблюдением порядка, предусмотренного КАС и другими федеральными законами, что свидетельствует о допустимости доказательств. Иными словами, должна быть соблюдена процессуальная форма, установленная КАС или иными федеральными законами, по собиранию, представлению и исследованию доказательств в суде. Нарушение процессуальной формы собирания, представления, исследования доказательств приводит к недопустимости данного доказательства.

В качестве допустимых видов доказательств КАС называет объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, полученные, в том числе путем использования систем видео-конференц-связи, а также письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов, электронные документы (ч. 2 ст. 59). Доказательства, полученные с нарушением федерального закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда, даже если они относятся к перечисленным видам доказательств.

Следом за ГПК в КАС установлен исчерпывающий перечень видов доказательств (в отличие от АПК — ст. 64, 89).

Согласно ч. 2 ст. 59 КАС в качестве доказательств в административном судопроизводстве допустимы: объяснения лиц, участвующих в деле; показания свидетелей; письменные доказательства; вещественные доказательства; аудио-и видеозаписи; заключения экспертов; электронные документы.

Указанные в ч. 2 ст. 59 КАС виды доказательств имеют место не только в административном, но и в гражданском, арбитражном и уголовном судопроиз-водствах. Их принято подразделять на личные и вещественные доказательства. Личные доказательства всегда несут на себе отражение особенностей того конкретного человека, который наблюдал, запоминал и воспроизводил события. Определенная субъективность принимается во внимание при оценке доказательств данного вида. К личным доказательствам принято относить объяснения лиц, участвующих в деле, и свидетельские показания. Нередко к личным доказательствам относят заключение эксперта, поскольку и на этом доказательстве отражаются личность эксперта, его компетентность и пр., хотя с той же степенью уверенности данное доказательство можно отнести к смешанному типу доказательств, поскольку формируется заключение эксперта, которое может исследоваться и оцениваться без участия эксперта.

К вещественным доказательствам принято относить все остальные: письменные доказательства, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, электронные документы.

Другая классификация доказательств обусловлена характером связи доказательства с подлежащими установлению обстоятельствами, в соответствии с ней принято выделять прямые и косвенные доказательства. При непосредственной связи доказательства и обстоятельства доказательство будет являться прямым, при опосредованной связи — косвенным. Например, нормативный или ненормативный правовой акт, который оспаривается, — это прямое доказательство по делу о его оспаривании. Исходя из косвенных доказательств сложно, а иногда и невозможно сделать однозначный вывод о наличии или об отсутствии обстоятельства, можно лишь предполагать несколько выводов. По этой причине наличие одного косвенного доказательства не может с достаточной уверенностью свидетельствовать о наличии или об отсутствии обстоятельства. Для доказывания факта требуется либо прямое доказательство, либо несколько косвенных доказательств[2]. При этом совершенно необязательно, что большое ко-

личество косвенных доказательств сможет убедить суд в существовании того или иного обстоятельства.

По процессу формирования доказательства подразделяются на первичные и производные. Наиболее типичными примерами первичных доказательств являются оригинал письма или иного письменного доказательства, показания свидетеля-очевидца. Производные документы — это копии подлинных документов и пр.

Ни одно доказательство не имеет приоритета над другими, поэтому каждое доказательство должно быть оценено на предмет его относимости, допустимости и достоверности, а все доказательства во взаимосвязи друг с другом -и с точки зрения их достаточности.

Нельзя не отметить, что в отличие от АПК КАС (так же как и ГПК) не относит к доказательствам консультацию специалиста.

Предмет доказывания представляет собой совокупность обстоятельств, подлежащих установлению по определенному делу. Данные обстоятельства определяются исходя из нормы права, а также основания административного искового заявления и отзыва на него.

Ни один процессуальный кодекс не содержит дефинитивной нормы, определяющей понятие предмета доказывания по делу. Вместе с тем в норме, дающей понятие доказательства, как правило, содержится упоминание о предмете доказывания. Так, в ч. 1 ст. 59 КАС фактически дано определение предмета доказывания — это обстоятельства, обосновывающие требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения административного дела. Аналогичные нормы есть и в АПК, ГПК.

В процессуальной науке, прежде всего, к обстоятельствам предмета доказывания относят факты материально-правового характера. Как уже отмечалось, отраслевая принадлежность публичного права шире, чем административного права. К примеру, оспаривание как нормативных, так и ненормативных актов охватывает самые разные правовые сферы. Глава 24 КАС посвящена защите прав в области избирательного права и пр. Следовательно, к фактам материально-правового характера можно отнести те, которые упоминаются в нормативных актах публично-правового характера. Применительно к делам публичноправового характера, подлежащим рассмотрению на основании КАС, нет единого кодифицированного акта.

Специфика правового регулирования доказывания по административным делам такова, что довольно часто нормы процессуального права (КАС) содержат указание на обстоятельства, подлежащие доказыванию, т.е. на предмет доказывания. Так, ч. 8 ст. 213 КАС, в которой раскрыт предмет доказывания по делам об оспаривании нормативных актов, гласит:

«При рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд выясняет:

  • 1) нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в интересах которых подано административное исковое заявление;
  • 2) соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих:
    • а) полномочия органа, организации, должностного лица на принятие нормативных правовых актов;
    • б) форму и вид, в которых орган, организация, должностное лицо вправе принимать нормативные правовые акты;
    • в) процедуру принятия оспариваемого нормативного правового акта;
    • г) правила введения нормативных правовых актов в действие, в том числе порядок опубликования, государственной регистрации (если государственная регистрация данных нормативных правовых актов предусмотрена законодательством Российской Федерации) и вступления их в силу;
  • 3) соответствие оспариваемого нормативного правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу».

КАС избрал своеобразный способ законодательной техники, при которой нормы, отраженные в законодательных актах материального права, определяющие обстоятельства, подлежащие доказыванию, включены в указанный Кодекс. Согласно ст. 29 Закона о психиатрической помощи «лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

  • а) его непосредственную опасность для себя или окружающих;
  • б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;
  • в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи».

Статья 278 КАС практически цитирует вышеуказанный Закон: при рассмотрении административного дела о госпитализации в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке суду необходимо выяснить:

  • 1) имеется ли у гражданина тяжелое психическое расстройство;
  • 2) влечет ли тяжелое психическое расстройство последствия в виде непосредственной опасности для гражданина или для окружающих, беспомощности гражданина и (или) возможности причинения существенного вреда его здоро вью вследствие ухудшения психического состояния, если гражданин будет оставлен без психиатрической помощи;
  • 3) являются ли обследование и лечение гражданина возможными лишь в условиях медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях;
  • 4) наличие факта отказа или уклонения гражданина от госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в добровольном порядке либо от продления такой госпитализации.

Сказанное лишь подтверждает вывод, что источником определения предмета доказывания по административным делам в обязательном порядке выступают нормы материального права, а также при наличии соответствующих указаний в КАС и нормы процессуального права. В процессуальной науке обстоятельства материально-правового характера принято называть основными фактами предмета доказывания, поскольку неправильное их установление приводит к отмене решения в апелляционной или кассационной инстанциях. Применительно к КАС следует признать, что процессуально-правовые нормы играют не меньшую роль в формировании предмета доказывания.

В отличие от основных фактов доказательственные и проверочные факты имеют факультативный характер, они могут наличествовать в доказывании по делу, а могут и отсутствовать.

Среди обстоятельств, подлежащих установлению при рассмотрении дела, принято выделять три группы:

  • 1) правоустанавливающие (правопроизводящие) факты. К примеру, правоустанавливающим фактом при рассмотрении дела об оспаривании наложения на судью дисциплинарного взыскания в Дисциплинарной коллегии ВС РФ будет наличие у данного заявителя статуса судьи. Наличие данного статуса означает, что при привлечении его к дисциплинарной ответственности используется специальное законодательство, а не ТК;
  • 2) факты активной и пассивной легитимации. С помощью данных фактов устанавливаются надлежащие административные истцы (факт активной легитимации) и ответчики (факт пассивной легитимации). По административным делам также важно обоснование нарушения прав заявителя. В приведенном примере факт активной легитимации — применение мер дисциплинарной ответственности именно к данному лицу — действующему судье, факт пассивной легитимации — решение соответствующей квалификационной коллегии судей. Соответственно, надлежащий административный истец — судья, к которому применены меры дисциплинарного взыскания, надлежащий административный ответчик — соответствующая квалификационная коллегия судей, с решением которой не согласен административный истец;

3) факты повода к иску. Фактом повода к административному иску чаще всего является нарушение прав или предполагаемое нарушение прав административного истца. В нашем примере это привлечение судьи к дисциплинарной ответственности и его несогласие с этим.

На основании выявленных юридических фактов, подлежащих доказыванию, устанавливаются доказательства, без которых невозможно разрешить существующее дело.

Часть 1 ст. 59 КАС при определении понятия «доказательство» называет два важнейших признака доказательств - их относимость и допустимость. Данные признаки отделяют доказательства от иных сведений о фактах. Но это не единственные признаки доказательств, выделяются также достоверность и достаточность доказательств, которые в обязательном порядке подлежат оценке.

Относимость доказательств во всех процессуальных кодексах определяется едино: относимые доказательства — это доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения административного дела (ст. 60 КАС). С одной стороны, относимость доказательств «связывает» последние с предметом доказывания. В предмет доказывания входят обстоятельства, подлежащие доказыванию. Доказательства, имеющие значение для установления или опровержения таких обстоятельств, имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. Следовательно, такие доказательства относимы. С другой стороны, относимость доказательств — это основополагающий признак доказательств. Если доказательство неотносимо, то нет смысла исследовать его на допустимость или достоверность. Такое доказательство в силу его неотносимости сразу становится и недопустимым.

Принцип определения относимости доказательств - во взаимосвязи предмета доказывания и доказательств. Если доказательство способно подтвердить или опровергнуть факт, входящий в предмет доказывания, то такое доказательство относимо, т.е. имеет значение для разрешения дела по существу. Приведем пример: одним из фактов предмета доказывания по делам об оспаривании досрочного прекращения полномочий судьи за совершение им дисциплинарного проступка является личность данного судьи. Относимыми доказательствами будут справка о статистических показателях деятельности судьи за последние годы в сравнении со средними показателями по суду, в котором он работает, и по судебной системе (соответствующее звено судебной системы), характеристика судьи, факты привлечения его к дисциплинарной ответственности ранее и пр.

Следующий важный признак доказательств — их допустимость. Доказательства являются допустимыми, если они отвечают требованиям, указанным в ст. 59 КАС (имеется в виду, что доказательства должны быть получены в порядке, предусмотренном данным Кодексом и другими федеральными законами). Обстоятельства административного дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими иными доказательствами (ст. 60 КАС).

Из сказанного следует, что допустимость доказательств характеризуется следующим:

  • - доказательство должно быть получено с соблюдением порядка, предусмотренного КАС и другими федеральными законами. Например, нарушение закона при получении аудио- или видеозаписи делает последние недопустимым доказательством. Проведение сторонами административного процесса экспертизы по собственной инициативе не позволяет признать такое доказательство заключением эксперта, так как нарушена процессуальная форма назначения и проведения экспертизы (отсутствует определение суда о назначении экспертизы, у лиц, участвующих в деле, не были собраны вопросы для постановки их перед экспертом и пр.);
  • - обстоятельства административного дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими иными доказательствами. Классическим примером данного положения является ст. 162 ГК: несоблюдение простой письменной формы заключения сделки запрещает в последующем использование свидетельских показаний. Если закон требует исследования определенного вида доказательств, то он и должен быть представлен в суд.

Допустимость доказательств может иметь общий и специальный характер. Общий характер допустимости заключается в том, что по всем административным делам независимо от их категории должно соблюдаться требование о получении информации из определенных законом доказательств с соблюдением порядка собирания, представления и исследования последних. Специальный характер допустимости доказательств предусмотрен законом применительно к отдельным доказательствам по определенным категориям дел. Так, КАС содержит требование о представлении обязательного доказательства — мотивированного и надлежащим образом оформленного заключения комиссии врачей-психиатров о необходимости пребывания гражданина в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, с указанием диагноза, тяжести психического расстройства и критериев его определения, описанием общего состояния гражданина и его поведения и иных материалов, с учетом которых принято решение о помещении гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке (п. 1 ч. 4 ст. 275).

Допустимость доказательств подразделяется также на позитивную (использование определенных доказательств) и негативную (запрет на использование определенных доказательств). Примером позитивной допустимости может быть норма права, предписывающая представление надлежащим образом заверенной копии документа. Классическим примером негативной допустимости можно считать ст. 162 ГК.

Процессуальные кодексы придерживаются единого подхода к оценке доказательств, формулируя принципы и критерии такой оценки.

Основным критерием оценки доказательств судом является внутреннее убеждение суда, которое формируется на основании всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования доказательств, имеющихся в административном деле. Понятие внутреннего убеждения суда (аналог свободной оценки доказательств) пришло на смену формальной оценке доказательств. До Судебной реформы 1864 г. в российском процессе существовала формальная оценка доказательств, когда в законе прописывалась юридическая сила того или иного доказательства. Переход судопроизводства от следственного процесса к состязательному был ознаменован, в том числе введением свободной оценки доказательств, при которой суд не связан нормами права, предписывающими давать ту или иную оценку доказательствам.

Согласно ч. 1 ст. 84 КАС внутреннее убеждение судьи формируется на основании:

  • - всесторонности исследования доказательств. Все доказательства, как подтверждающие, так и опровергающие существование обстоятельств предмета доказывания, должны быть исследованы судом;
  • - полноты исследования доказательств, т.е. исследования всех доказательств без исключения, анализа всех сторон доказательства;
  • - объективности исследования доказательств, что равнозначно отсутствию заинтересованности суда в разрешаемом деле, предвзятости и предубеждения при оценке доказательств;
  • - непосредственности исследования доказательств судом, т.е. суд самостоятельно воспринимает доказательство, исследуя его. КАС предусматривает лишь одно исключение из данного принципа — собирание доказательств с помощью судебного поручения.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Все перечисленные качества являются признаками доказательств.

Поскольку ранее были раскрыты понятия относимости и допустимости доказательств, следует остановиться на понятиях достоверности, достаточности доказательств и на их взаимной связи.

Достоверность доказательств свидетельствует о точности отражения факта объективной реальности (ч. 4 ст. 84 КАС). Значение достоверности доказательств состоит в том, что относимое и допустимое доказательство может быть положено в основу судебного акта лишь при условии его достоверности.

Определение достоверности доказательства предполагает:

  • - исследование источника информации. Доброкачественность источника — залог достоверности доказательства, полученного из него. Именно по этой причине от свидетеля требуется указать источник информации. Суд обязан допросить и того, от кого свидетель получил информацию, — все это делается для подтверждения достоверности доказательства;
  • - сопоставление доказательств, собранных по делу. Если они не противоречат друг другу, то, скорее всего, доказательства достоверны. Но если доказательства противоречат друг другу, то следует выяснять причину такого явления. Вероятнее всего, в деле имеется недостоверное доказательство.

КАС останавливается на двух частных случаях проверки достоверности письменных доказательств.

Всегда особо проверяются письменные доказательства. Так, в ч. 5 ст. 84 КАС раскрыт механизм проверки письменных доказательств на предмет их достоверности. При оценке официальных документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такой документ или иное письменное доказательство:

  • - исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств;
  • - подписаны лицом, имеющим право на подписание документа;
  • - содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств (печать, дату выдачи и пр.).

При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд выясняет:

  • - не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его подлинником;
  • - с помощью какого технического приема выполнено копирование;
  • - гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его подлинника;
  • - каким образом сохранялась копия документа.

По каждому делу достаточность собранных и исследованных доказательств оценивается индивидуально. Обычно, если суд в состоянии разрешить дело, значит, доказательств достаточно. Но ошибочно достаточность измерять количеством исследованных доказательств. Может быть представлено большое количество косвенных доказательств, но их окажется недостаточно для разрешения дела. Как правило, достаточность доказательств определяется при разрешении дела, но возможно говорить о достаточности доказательств и на отдельных стадиях судебного разбирательства или при рассмотрении отдельных процессуальных заявлений и ходатайств[1].

При оценке доказательств во взаимосвязи друг с другом можно выявить их противоречия, что соответственно может заставить суд усомниться в достоверности того или иного доказательства.

Ни одно из доказательств в российском процессе не имеет преимущества перед другими.

Принято выделять окончательную и промежуточную оценку доказательств, где окончательная дается при вынесении решения по делу, а промежуточная — на определенных этапах доказывания или при совершении отдельных процессуальных действий.

Контрольные вопросы для самопроверки

  • 1. На основании каких правовых актов происходит рассмотрение административных дел?
  • 2. Что такое административное судопроизводство?
  • 3. Какими принципами руководствуется административное

судопроизводство?

  • 4. Что такое подсудность административных дел?
  • 5. Кто является участником административного судопроизводства?
  • 6. Какие виды доказательств Вы знаете?
  • 7. Какими признаками должны обладать доказательства?

8. РАССМОТРЕНИЕ И РАЗРЕШЕНИЕ ДЕЛ

  • [1] Абушенко Д. Б., Брановицкий К. Л., Дегтярев С. Л. Комментарий к Кодексу административного судопроизводства Российской Федерации (постатейный, научно-практический) / под ред. В. В. Яркова. Москва: Статут, 2016. С. 102.
  • [2] Абушенко Д. Б., Брановицкий К. Л., Дегтярев С. Л. Комментарий к Кодексу административного судопроизводства Российской Федерации (постатейный, научно-практический) / под ред. В. В. Яркова. Москва: Статут, 2016. С. 112.
  • [3] Абушенко Д. Б., Брановицкий К. Л., Дегтярев С. Л. Комментарий к Кодексу административного судопроизводства Российской Федерации (постатейный, научно-практический) / под ред. В. В. Яркова. Москва: Статут, 2016. С. 102.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >