Исследования ценностных ориентаций и самосознания личности в современной психологии

Сущность самосознания является областью интересов ряда гуманитарных наук, в частности философии, психологии, социологии. На данный момент существует целый ряд значений категории «самосознание», отражающий различные исследовательские позиции.

Широким спектром концепций предоставлена сущность самосознания в философии. И.Кант говорит о самосознании как о «чисто рефлектирующем Я», как об осознании индивидом его собственного мышления, способного развиваться под воздействием нравственного самосовершенствования человека [15]. Марксистская философия представляет самосознание как процесс осознания личностью себя в системе общественных отношений, а развитие самосознания обусловлено преобразовательной деятельностью человека в обществе. В целом, в философии под самосознанием понимается «сознание и оценка человеком своих действий и результатов, мыслей, чувств, морального облика и интересов, идеалов и мотивов поведения, целостная оценка самого себя и своего места в жизни» [27].

В социологии самосознание - это сложная система, становление каждого элемента которой в процессе социализации личности проходит ряд последовательных ступеней - от самоощущения до самосознания [26]. Так, согласно концепции В.А. Ядова, самосознание воплощает высший уровень диспо- зиционной системы механизмов социальной регуляции поведения личности [35].

В психологической науке все исследования самосознания объединены в основном вокруг двух групп вопросов. «В работах Б.Г. Ананьева, Л.И. Божович, Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, П.Р. Чаматы в общетеоретическом и методологическом аспектах проанализирован вопрос о становлении самосознания в контексте более общей проблемы развития личности. В другой группе исследований рассматриваются специальные вопросы, прежде всего, связанные с особенностями самооценок, их взаимосвязью с оценками окружающих» (И.С. Кон, А.А. Бодалев и т. д.) [29].

Изучая проблему самосознания, Л. С. Выготский останавливается на шести направлениях, которые характеризуют его структуру: накопление знаний о себе, рост их связности и обоснованности; углубление знаний о себе, психологизация (постепенное вхождение в образ представлений о собственном внутреннем мире); интеграция (осознание себя единым целым); осознание собственной индивидуальности; развитие внутренних моральных критериев при оценке себя, своей личности, которые заимствуются из объективной культуры; развитие индивидуальных особенностей процессов самосознания [6].

Самосознание динамично, находится в развитии. На это обращал внимание А. Леонтьев, когда подчеркивал, что следует различать «знание о себе и осознание себя»: «Знания о себе накапливаются уже в раннем детстве; в неосознанных чувственных формах они, по-видимому, существуют и у высших животных. Другое дело - самосознание, осознание своего «Я». Оно есть результат, продукт становления человека как личности» [20].

С.Л. Рубинштейн считает, что «источник самосознания никак не приходится искать в «соотношениях организма с самим собой», выражающихся в рефлекторных актах, служащих для регулирования его функций (в которых ищет их, например, П. Жане). Подлинный источник и движущие силы развития самосознания нужно искать в растущей реальной самостоятельности индивида, выражающейся в изменении его взаимоотношений с окружающими» [25]. По С. Л. Рубинштейну, самосознание не надстраивается внешне над личностью, оно включается в нее.

Содержанием самосознания является не только фактическая сторона достижений личности, ее прошлого опыта, но и осознание настоящего, действующих психических условий и возможностей личности, а также и ее будущего, того, какой она могла бы быть и какой ей хотелось стать (через Я-реальное, Я-идеальное и т. д.) [22].

И.С. Кон дает следующее определение: «Совокупность психических процессов, посредством которых индивид осознает себя в качестве субъекта деятельности, называется самосознанием, а его представления о самом себе складываются в определенный «образ "Я"» [17]. Он также считает, что «образ "Я"» - это не просто отражение в форме представления или понятия, а социальная установка, отношение личности к самой себе, которое включает три компонента: 1) познавательный (когнитивный) - знание себя; 2) эмоциональный (оценка своих качеств); 3) поведенческий (практическое отношение к себе).

Структура самосознания человека зависит от той социальной среды, к которой он принадлежит. Связь между социально-культурной средой и самосознанием заключается не во влиянии среды на темпы развития самосознания, а в том, что ею обусловлен сам тип самосознания и характер его развития.

Следующий этап развития теории самосознания связан со вниманием исследователей к вопросу о существовании самосознания народа. Так, к началу XX в. сложилось довольно четкое представление о существовании «души народа», носителем которой считался этнофор, реакции которого на внешние возбудители формировали модель этнического сознания и этнического поведения. В рамках этого направления признавалось, что самосознание присуще не только отдельному индивиду, но и народу.

Самосознание народа трактовалось как «психологическая категория, выражающая тип эмоционально-оценочного отношения этнических субъектов к ими же созданным материальным и духовным ценностям». Как подчеркивает А.Г. Спиркин [27], «самосознание свойственно не только индивиду, но и обществу, классу, социальной группе, когда они поднимаются до понимания своих общих интересов и идеалов и борются за их достижение».

В силу того, что самосознание, с одной стороны, является индивидуальной характеристикой человека, а с другой, свойственно социальным общностям, оно может быть индивидуально своеобразным и социально типичным. Э. Дюркгейм писал о двух сознаниях внутри каждого из нас: одно содержит уникальные состояния, присущие лично индивиду, а другое - состояния, присущие всей группе, членом которой он является. Поэтому важным становится вопрос о соотношении самосознания личности и самосознания общности. Г.Г. Дилигенский отмечает, что «содержание социально-значимых черт человеческой психики формируется именно на макросоциальном уровне» [12]. Содержательные элементы общественной психологии возникают на основе исторического опыта больших социальных групп и общностей, обобщенного знаковыми, культурными и идеологическими системами: этот опыт лишь «доведен» до индивида посредством малой группы и межличностного общения.

В самом общем виде проблема соотношения индивидуального и коллективного самосознания решается так: психологические характеристики общности представляют собой то типичное, что характерно всем индивидам, а не сумму черт, свойственных отдельной личности. Л.В. Выготский обосновывает данное утверждение следующим образом: «все в нас социально, но это отнюдь не означает, что все решительно свойства психики отдельного человека присущи и всем другим членам данной группы. Только некоторая часть личной психологии может считаться принадлежностью данного коллектива» [7]. Именно поэтому самосознание социальной общности неправомерно сводить лишь к механической совокупности самосознаний ее представителей. По отношению к каждому отдельному «самосознанию» самосознание общности выступает как некая социально-психологическая реальность, выходящая за пределы самосознания отдельного индивида и воздействующая на него вместе с другими объективными условиями жизни. Это положение приобретает особое значение при анализе самосознания этноса.

Обобщая результаты междисциплинарных исследований, можно определить самосознание как единство самопознания, эмоционально-ценностного отношения к себе, самоориента- ции и саморегулирования социальных субъектов, проявляемое в их поведении, деятельности и общении. Самосознание внешне проявляется как система предъявляемых самооценок и оценок других, помещающаяся в основание задаваемой модели познавательных и социальных дистанций, позволяющих индивиду или общности определить свое место в системе складывающихся отношений и связей. Внутренним механизмом саморегулирования действенно-волевой сферы самосознания выступают системы самооценок социальных субъектов, которые закладывают основы их мировоззрений и могут быть институализированы как отдельные от этих субъектов системы идеологических представлений.

Наличие самосознания свидетельствует о том, что его носитель имеет высокий уровень психологической и социальнокультурной организации, который устанавливается в результате длительного процесса эволюции данного носителя, будь то отдельно взятый человек, общность или этнос в целом.

А.Г. Асмолов предполагает, «что человек не только изначально находится в социокультурном окружении, но и строит себя из него как из строительного материала» [3]. Культура и общество не просто внешние условия, но материал индивидуального развития, которое заключается в их присвоении, превращении в собственное достояние, в элементы внутренней организации личности. Излишне специально оговаривать, что это не механический, а сложно опосредованный процесс, складывающийся из разнообразных трансформаций. Таким образом, незаменимым для понимания ключевых механизмов социализации личности выступает понятие «ценность».

В словаре Е.М. Удовиченко ценность обозначается как «центральное аксиологическое понятие - индивидуально и социально значимое определение материальных и духовных объектов окружающего мира, выявляющее их положительную или отрицательную потребность для человека, социальной группы или общества в целом. Ценности представляют собой предмет устремлений, целей, а в абсолютном выражении - смысл бытия. Высшая значимость тех или иных объектов или отношений является сущностью ценности как таковой. Ценность исходит не от самого объекта, а от отношения к нему со стороны субъекта. Поэтому объект, ценный для одного человека, для другого может не представлять никакого интереса. По своему содержанию ценности могут выражать разные потребности, в силу этого они подразделяются на разные группы. Самое крупное деление ценностей - на материальные и духовные (утилитарные и возвышенные). При этом разделение ценностей на группы относительно» [31].

Д.А. Леонтьев относил понятия к трем различным группам явлений и сформулировал представление о трех формах существования ценностей:

  • 1) общественные идеалы - выработанные общественным сознанием и присутствующие в нем обобщенные представления о совершенстве в различных сферах общественной жизни;
  • 2) предметное воплощение этих идеалов в деяниях или произведениях конкретных людей;
  • 3) мотивационные структуры личности («модели должного»), побуждающие ее к предметному воплощению в своем поведении и деятельности общественных ценностных идеалов. Эти три формы переходят одна в другую.

Упрощенно эти переходы можно представить следующим образом: общественные идеалы усваиваются личностью и начинают в качестве «моделей должного» побуждать ее активность, в процессе которой происходит предметное воплощение этих моделей: предметно воплощенные ценности в свою очередь становятся основой для формирования общественных идеалов и т. д. по бесконечной спирали [21].

Такие понятия, как «общественная жизнь», «общественное сознание», «общественные идеалы» и т. п. относятся не к одному недифференцированному «обществу», а ко всем социальным труппам, образующим то или иное общество. Каждой естественной социальной группе (большой или малой, от семьи до человечества в целом) присущи психологические феномены и проявления, субъект которых - именно группа в целом, а не ее члены или их взаимодействия между собой. В числе этих феноменов можно назвать общественное сознание (К. Маркс), общественное бессознательное (Э. Фромм), социальный характер (Э. Фромм), коллективные представления (С. Московией), социальную психику (Е. Донченко), характерные для группы нормы, ритуалы, традиции, а также ценности как концентрированное выражение опыта жизнедеятельности конкретной социальной общности. Эти феномены присущи социальной группе или общности как коллективному или совокупному субъекту, который является «...изначальным и подлинным субъектом всех форм деятельности (особенно предметно-практической)... Лишь включаясь во все многообразие коллективных форм деятельности, индивид приобретает форму субъектности, форму активного и сознательного начала своей индивидуальной деятельности» [10].

Индивид в большинстве видах и формах деятельности выступает как представитель той или иной социальной группы - семьи, трудового коллектива, профессиональной корпорации, нации, этнокультурной общности, демографической когорты т. д., опираясь во многих случаях не только и не столько на индивидуальный, сколько на групповой опыт и групповые регуляторы поведения, усвоенные в ходе социализации.

Понятие «социальная идентичность личности» выражает качественный аспект включенности индивида в те или иные группы. Социальная идентичность характеризует то, членом каких социальных групп и общностей индивид ощущает себя, по отношению к каким группам он себя определяет и, соответственно, какие группы выступают для него в качестве референтных. Идентификация индивида с той или иной социальной группой или общностью (профессиональной, этнокультурной, религиозной, социально-мировозренческой и т. п.) феноменологически выступает как ассимиляция им коллективного опыта и коллективной психологии этой группы, наиболее концентрированным выражением которых выступают групповые ценности. Функциональная роль ценностей прямо связана с самим фактом жизни человека в обществе. На вопрос: «Почему существуют ценности?» - крупнейший специалист по этой проблеме К. Клакхон ответил: «Потому что без них жизнь общества была бы невозможна; функционирование социальной системы не могло бы сохранять направленность на достижение групповых целей; индивиды не могли бы получить от других то, что им нужно в плане личных и эмоциональных отношений; они бы также не чувствовали в себе необходимую меру порядка и общности целей» [10].

«Перенимая от окружающих людей взгляд на нечто как на ценность, достойную того, чтобы на нее ориентироваться в своем поведении и деятельности, человек может тем самым закладывать в себе основы потребности, которой раньше у него не было» [13]. Стоить отметить, что не все социальные ценности, осознаваемые и даже признаваемые индивидом в качестве таковых, реально ассимилируются им и становятся его личностными ценностями. Осознания и положительного отношения к ценности явно недостаточно; более того, они, по- видимому, даже не являются необходимыми. Необходимое же условие этой трансформации - практическое включение субъекта в коллективную деятельность, направленную на реализацию соответствующей ценности. Э.А. Арутюнян отмечает, что промежуточным звеном, опосредующим этот процесс, выступает система ценностей референтной для индивида малой группы. Можно предположить, что усвоение ценностей больших социальных групп и общностей всегда опосредовано ценностями малых референтных для индивида групп.

Таким образом, личностные ценности являются генетически производными от ценностей социальных групп и общностей разного масштаба. Селекция, присвоение и ассимиляция индивидом социальных ценностей опосредуются его социальной идентичностью и ценностями референтных для него малых контактных групп, которые могут быть как катализатором, так и барьером к усвоению ценностей больших социальных групп, в том числе общечеловеческих ценностей. Личностные ценности выступают как внутренние носители социальной регуляции, укорененные в структуре личности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >