“Бум” в образовании политических партий. Деятельность Государственной думы в условиях монархии (рубеж XIX-XX вв.)

Деятельность Государственной думы в условиях монархии (рубеж ХІХ-ХХвв.)

Политические партии

“За веру, царя и отечество” — вот стержень менталитета российского человека на рубеже ХІХ-ХХ вв. Во всех слоях общества, кроме так называемых нигилистов, существовала более или менее стойкая вера в Бога, православную веру, веру в царя и свою страну — Россию.

Русская православная церковь стала самостоятельной от Византии лишь в XV в., она практически подчинялась государству, существовал примат светской власти над духовной. Вся страна делилась на епархии, которые в основном совпадали с административными границами губерний. Архиереи возглавляли епархии. На местах служили приходские священники. Очень известен и почитаем был во всей стране монах Серафим Саровский (1759-1833 гг.).

Вера в царя-батюшку поколебалась в период революции (1905-1907 гг.), вера в Отечество, боеспособность ее армии — в годы Первой мировой войны.

Но уже с 1840-х гг. в стране появляются антиподы представителям светской и духовной власти, их мировоззрению. Зарождаются идеи, противостоящие господствующим в государстве.

Революционные демократы В. Белинский (разночинец), А. Герцен (из дворян) и Н. Чернышевский (из поповичей) выступали против дальнейшего эволюционного развития России, призывали к революции. Утопизм был их основным заблуждением. Чрезмерная вера в крестьянскую общину объясняется в определенной степени тем, что Россия оставалась и в XIX в. преимущественно крестьянской страной. Даже с победой промышленной революции и проведением индустриализации капиталистического типа рабочих на рубеже с XX в. насчитывалось в стране не более 10% (вместе с трудившимися в лесной промышленности).

Ведя “родословную” от первых утопистов Т. Мора, Т. Кампанеллы, А. Сен-Симона, Ш. Фурье и Р. Оуэна, русские утописты сильно идеализировали общину. Их привлекали более всего два принципа ее жизнедеятельности: общая собственность земли и регулирование взаимоотношений на основе традиций. Умные и образованные предводители революционных демократов почему-то не понимали (или не хотели понять), что обычное или устное право давно отжило, уже в XI в. на Руси оно не действовало с появлением Русской Правды. Постулат о единой общественной собственности на землю очень напоминал родоплеменные отношения (“первобытный коммунизм”). Огромная Российская империя, богатая разнообразными ресурсами, в том числе людскими, не могла долго оставаться на позициях консерватизма. Его синонимами могли быть: традиционное общество, застой в обществе и т. д. Возрастал общеобразовательный уровень населения, развивались наука и техника, общественная мысль.

Огромный сдвиг в социуме произошел во времена Александра II и его либеральных реформ. Уже день объявления с амвонов церквей царского Манифеста от 14 февраля 1861г. стал началом пути к демократизации общества. Но, похоже, российские крестьяне так и не осознали себя равноправными членами общества, тем более, что оно не было всеобъемлющим. Одним из примеров определенного неравенства крестьян с горожанами было ведение отдельного судопроизводства для крестьян (мировой суд с 1864 г.). Были созданы две судебные системы — местные и общие суды [24, с. 201]. К местным относились волостные суды, мировые судьи и съезды мировых судей. Мировые посредники решали в основном уголовные и гражданские дела крестьян.

Неравноправность крестьян подтверждается следующим фактом: они по-прежнему оставались основным податным сословием страны (подушная подать, другие налоги и повинности).

И все же либеральные реформы Александра II, в том числе земская, во многом помогли крестьянству. Сельское общество стало основной составляющей волостных и сельских органов управления. После 1861 г. на селе активизировались процессы социальной дифференциации. В то же время сельские сходы часто не давали “добро” на выход крестьян из общины и трудоустройство в городе на промышленные предприятия, что сдерживало экономическое развитие страны.

Общедемократическим началом стало введение в стране суда присяжных и появление института адвокатуры.

Несомненным и значительным итогом на пути к демократии стало появление политических партий. Начало было положено созданием впервые в России, в 1860-е гг., общественно-политического движения “Земля и воля”. Именно землевольцы и выступили антиподом самодержавию царской власти. Позднее это движение распалось на две части — “Народная воля” и “Черный передел”. “Первый марксист” России Г. В. Плеханов возглавил “Черный передел” и не допустил перерастание этой организации в террористическую. Народовольцы, наоборот, стали первой политической организацией в стране, обосновавшей не столько в теории, сколько на практике метод террора. В этом плане, наравне с анархистами, они первенствовали и в Европе. Организовали более 20 покушений на царя-освободителя (бомбометание самодельных устройств). И 1 марта 1881г. Александр II погиб. Царь ехал (по легенде) на встречу с министром Лорис-Меликовым для подписания важных документов, которые должны были способствовать переходу России к новой форме правления — конституционной монархии.

Много высших лиц в государстве погибли от рук народовольцев. Судебные процессы против них рассматривали иногда дела одновременно на 200 человек. Так, был повешен Александр — старший брат Владимира Ульянова (Ленина). Значительное число народовольцев попало на каторгу.

Социалистические партии

Конец XIX в. ознаменовался созданием целого ряда политических партий [22]. Их можно разделить на три группы: социалистические, буржуазные и помещичье-монархические партии. На позиции марксизма, призывавшего к пролетарской революции, встала Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП). Эта партия организовалась в Минске (1898 г.), на I съезде. На нем присутствовало менее 10 человек, а В. Ульянов (Ленин) находился в эмиграции. Уже на II съезде (1903 г.) партия раскололась на две: большевиков и меньшевиков.

Вначале проявились расхождения между В. И. Ульяновым (Лениным) и Г. В. Плехановым. Г. В. Плеханов много лет находился в эмиграции в Европе, где изучал особенности рабочего движения, деятельность там социалистических партий. Несмотря на распространение идей К. Маркса и Ф. Энгельса, в европейских странах политические деятели выступали в основном за эволюционное развитие общества. Озвучивалась необходимость решения всех важнейших внутренних социально-политических проблем путем реформ. В. Ульянов (Ленин), несмотря на то, что много лет прожил “в Европах” в эмиграции, предложил идти россиянам “своим путем”. Этот путь определился как радикальнореволюционный.

Программа партии была принята на II съезде РСДРП. Она призывала к “социальной революции” и установлению вместо частной собственности общественной. Преобразования должны были произойти в условиях диктатуры пролетариата. В аграрной части программы Ульянов (Ленин) призывал к национализации земли. Но этот тезис временно был снят до 1917 г. из-за резкой критики Г. Плеханова и др. Кстати, о национализации земли не было и речи ни в одной из программ социал-демократов Европы.

С идеями национализации земли В. Ульянов (Ленин) выступал и на последующих съездах, так как не доверял крестьянству как “ненадежному социальному элементу”. РСДРП(б) по сути никогда не была социал-демократической партией, т. е. партией реформ.

Меньшевики (т. е. оставшиеся в меньшинстве на II съезде) ратовали за муниципализацию земли, передачу ее в распоряжение органов местного самоуправления. Лидерами меньшевиков были Юлий Мартов, Павел Аксельрод, Ф. Дан. Они высказывали надежду, что вскоре самодержавие трансформируется в буржуазно-монархический режим. Поэтому стремились к легализации деятельности социал-демократов в России.

После Октября 1917 г. большевики установили не диктатуру пролетариата (пролетариев по-прежнему было очень мало в стране), а диктатуру одной партии.

Партия социалистов-революционеров (эсеров) возникла в 1901 г. на развалинах народничества. Они переняли от народников террор как метод борьбы вначале с царизмом, затем с советской властью. Свою программу и устав эсеры не смогли разработать до 1905 г., что свидетельствует о нечеткости их идеологических установок. К главным лицам партии относились Г. Гершуни, А. Гоц, В. Чернов и др.

Главной целью эсеры ставили свержение самодержавия и переход к социализму. Что касается меньшевиков, то, в отличие от большевиков, они свою программу не делили на программу-минимум (буржуазно-демократический переворот) и программу-максимум (социалистический переворот).

Эсеры, особенно левые, выступали за развитие сельской кооперации. Самым известным призывом левых эсеров во главе с Марией Спиридоновой было совершить социализацию земли, провозгласить всеобщее избирательное право. Обращая особое внимание на крестьянство и его будущее, эсеры отрицали возможность победы диктатуры пролетариата в России, такое решение они оставляли за Западной Европой. Но события XX в. показали, что революционного типа перевороты чаще происходят в странах, где нет прочной политической власти. Еще один опыт 1905-1917 гг. следует иметь в виду: войны часто ведут к трансформации общественно-политического строя в стране. Для России таковыми стали русско-японская и Первая мировая войны. И, наконец, опыт России свидетельствует: сильным в стране был государственный сектор в экономике, в подобных условиях легче стало решать проблему с обобществлением всех средств производства после революционного переворота. И еще один исторический опыт России можно учитывать: построение коммунизма осталось в сладких мечтах, это была утопия.

Во Временное правительство после Февраля 1917 г. входили эсеры А. Керенский, Н. Авксентьев, В. Чернов, С. Маслов. В 1922 г. партия перестала существовать.

Анархисты (от греч. anarhta — безразличие, безвластие) проповедовали неограниченную свободу личности, отрицали государственную и всякую другую политическую власть. Появление этого течения в Европе относится к 4060-м гг. XIX в. Главными его идеологами являлись Штирнер (Германия), дворянин Михаил Бакунин и князь Петр Кропоткин (Россия), а также широко известный Прудон (Франция). На рубеже XIX-XX вв. на почве идей анархизма образовалось течение анархо-синдикализма. Представители его выступали против руководящей роли политических партий. Они считали профсоюзы высшей формой организации рабочего класса. Тактикой борьбы синдикалистов за передачу средств производства в руки рабочих были саботаж, бойкот, экономическая забастовка или стачка. На похожих позициях находилась в 1920-е гг. “рабочая оппозиция” в составе РКП(б), возглавляли ее А. Шляпников и А. Коллонтай.

Анархизм в России возник в конце 1860-х гг. Под влиянием взглядов анархиста М. Бакунина оказалась значительная часть народников. Анархисты в 70-е гг. XIX в. выступали против парламентаризма, большие надежды возлагали на крестьянскую общину. Идеализированные представления у анархистов, как и у революционных демократов, в значительной степени можно объяснить, как и выступления декабристов (1825 г.), следующим: они были “страшно далеки от народа”. Почти не было среди них выходцев из народных низов, в том числе крестьян.

Крестьянскую революцию никому не удалось организовать. Крестьяне в 1905-1907 гг. действовали стихийно, политических требований не выдвигали.

Оживление анархического движения произошло в начале XX в. под влиянием идей П. Кропоткина[1]. Идеологию течения П. Кропоткина можно назвать анархо-коммунизмом. Его сторонники (1904 г.) создали организацию “Хлеб и воля”. Они: 1) полностью отрицали любое государство; 2) стремились к преобразованию общества на коммунистических началах; 3) считали, что сигналом к социальной революции должна была стать всеобщая стачка в городе и деревне.

Под “черное знамя” анархии в 1917-1922 гг. встали многие матросы и красногвардейцы. Они иногда не столько воевали на фронтах, сколько занимались экспроприацией имущества “буржуев” в тылу. Под определение “буржуи” часто попадали представители интеллигенции, вообще все, кто хорошо был одет, не походил на пролетариев и крестьян. Таково было время...

Но крестьянский народный анархизм все же проявился — в армии батьки Н. Махно. Некоторую роль они сыграли в разгроме интервентов на Украине и юге России.

Бунд сформировался на основе просветительских кружков и стачечных касс еврейских ремесленников и рабочих, возникших на почве экономической борьбы. Централизация их началась с проведением в Вильно (1897 г.) Учредительного съезда еврейских социал-демократов. Избрали ЦК и редколлегию центрального органа — газеты “Арбе-тер штимме”. Бундовцы участвовали в подготовке I съезда РСДРП в Минске (1898 г.). Но в дальнейшем бундовцы работали автономно, на II съезде (1903 г.) организация была исключена из партии.

И в последующие годы бундовцы настаивали на признании их “единственным представителем еврейского пролетариата”. В 274 местных организациях состояло 34 тыс. чел. (1906 г.). Возвращение их в РСДРП состоялось на IV съезде в период бойкота “булыгинской”, затем I Государственной думы (1906 г.) и взятого курса на вооруженное восстание в стране. Но этот

союз оказался непрочным, бундовцы окончательно отошли от большевиков, сблизившись с меньшевиками. Они остались на позициях “культурно-национальной автономии”.

После поражения революции 1905-1907 гг. к 1910 г. в рядах бундовцев осталось из 34 тыс. членов — 2 тыс. Возрождение наблюдалось в ходе Первой мировой войны — основное внимание было обращено на комитеты обороны, бюро труда, рабочие столовые, филантропические организации. Ликовали бундовцы в Феврале 1917 г. Временное правительство отменило 140 законов и распоряжений, которые ограничивали евреев во всех сферах гражданской жизни. Главными их активистами были Ю. Мартов, М. Либер, Г. Эрлих, Церетели и др. Все они тесно сблизились с меньшевиками. Те и другие считали несвоевременным свержение существующего строя.

Бунд встретил враждебно Октябрь 1917 г. Часть бундовцев во главе с М. Либером считали даже допустимыми военные действия против большевиков. В ходе Гражданской войны Бунд перешел на сторону большевиков, была даже объявлена мобилизация евреев в Красную Армию (1919, апрель). Часть их руководителей — Р. Абрамович и др. эмигрировали за границу. Остальные в годы репрессий разделили судьбу с представителями других национальностей.

Буржуазные партии

Отечественные либералы еще более 100 лет назад видели будущую Россию демократическим и правовым государством. Вначале они выступали за конституирование правовой системы и государственных институтов, затем за осуществление социально-экономических реформ. Но радикальные политические партии (большевики и др.) предлагали народным массам более простые и ощутимые на практике решения. И речь в этих программах шла не о далеком будущем, а о настоящем. Выбор народом этих простых решений означал трагический конец либерализма. Эволюционное прогрессирование страны прервалось на 70 лет.

А уже в XIX — начале XX в. действовали в России некоторые институты демократии, рыночная экономика страны 261

успешно развивалась, была создана инфраструктурная сеть. Не была поругана православная вера...

Конституционно-демократическая партия — партия кадетов начала развиваться на основе левого крыла земского либерального движения. Вторым этапом эволюции на пути к созданию партии было течение под названием “легальный марксизм” во главе с известными экономистами и философами (П. Струве, М. Туган-Барановский, С. Булгаков, Н. Бердяев).

О создании Конституционно-демократической партии объявили сразу после Манифеста 17 октября 1905 г. Лидером ее стал известный историк П. Н. Милюков.

При разработке политической программы в качестве образца использовали опыт английской конституционной парламентской монархии. Составными частями программы были: 1) требование о представлении основных гражданских свобод для всего населения; 2) введение восьмичасового рабочего дня; 3) предоставление свободы профсоюзам; 4) передача крестьянам государственных и монастырских земель и выкуп части помещичьих земель. Кадеты четко выступали за принцип частной собственности, введение правового строя и переход к парламентской системе.

Как истинные государственники они настаивали на единстве Российской империи, укреплении ее международного авторитета.

По социальному составу сначала (1905-1907 гг.) в рядах кадетов превалировали городские мелкобуржуазные массы, либеральная высокооплачиваемая или “цензовая” интеллигенция: профессора и приват-доценты, врачи, адвокаты, известные литераторы, редакторы газет и журналов, инженеры. Главным достижением в борьбе за парламентаризм партийцы считали создание Государственной думы.

После 1907 г. партия все более сближается с крупной буржуазией, от нее отошла часть мелкобуржуазных демократических элементов. В 1914-1917 гг. кадеты выдвинули лозунг: “Война до победного конца”. Во Временном правительстве (1917, 2 марта) из 20 министров кадетами были 4, в том числе Павел Милюков.

Но их программа оказалась ненужной, так как предназначалась для установления в стране конституционно-демократической монархии. Партия превратилась в “опоздавшую”. Не подходили для новых условий и их тезисы о достижении согласия с помещиками, возражения против введения рабочего контроля на предприятиях. Иначе говоря, их аграрная и рабочая программы никого уже не устраивали. Тем более, что лозунг кадетов о ведении войны до победного конца сильно раздражал народные массы.

Но партия не распалась, к ней примкнули ряд крупных руководителей из Торгово-промышленного союза — П. Рябушинский и С. Третьяков, а также некоторые октябристы и прогрессисты. Партия отличалась дисциплиной и опытом пропаганды, ее тогда поддерживала значительная часть интеллигенции и офицеров, чиновников. Но солдаты и крестьяне партию не признавали. А В. Ульянов (Ленин) в конце ноября 1917 г. подписал декрет, где среди прочих объявил кадетов партией “врагов народа” (лексика из арсенала Великой французской революции и в будущем — сталинской диктатуры). К весне 1920 г. лидеры кадетов были уже за границей.

Павел Николаевич Милюков в эмиграции 20 лет руководил газетой “Последние новости”, постоянными авторами которой были выдающиеся русские литераторы с мировым именем: И. Бунин, В. Ходасевич, К. Бальмонт, А. Ремизов, С. Прокопович и др. “Последние новости” вели ожесточенную полемику с ультраправыми эмигрантскими изданиями (газета “Возрождение” и др.). В годы Второй мировой войны П. Н. Милюков отказался сотрудничать с фашистами.

“Союз 17 Октября” (октябристы) — партия консервативной буржуазии. Действовала с ноября 1905 г. Основатели: граф Т. А. Гейден — крупный землевладелец, действительный тайный советник, а также камер-юнкер императорского двора Д. Н. Шипов. Через год партию возглавил А. И. Гучков, директор правления одного из московских банков и страхового общества “Россия”. Он по убеждению был монархист и националист. Партия состояла из крупной торгово-промышленной буржуазии, фи нансовой буржуазии, помещиков-предпринимателей, высшего чиновничества. Очень небольшой была численность студентов и рабочих (видимо, из так называемых рабочих-аристократов типа мастеров в цеху и др.). Официальным органом являлась газета “Голос Москвы”. Общегражданскими стали программные заявления: 1) о равенстве всех перед законом; 2) за свободу слова, печати, собраний, неприкосновенности жилищ; 3) за отмену паспортов; 4) за предоставление свободного выезда за границу; 5) за равноправие мужчин и женщин.

По аграрным проблемам тезисы октябристов совпадали с положениями аграрной реформы П. Столыпина: о создании мелкой земельной собственности “на отрубах и хуторских участках”, развитии крестьянских промыслов, предоставлении крестьянам кредита на ведение сельского хозяйства и проч. Но октябристами не решались вопросы о механизме осуществления задуманного.

Партия не пользовалась большим авторитетом. Населению были не понятны речи А. И. Гучкова против революции, требование о введении военно-полевых судов и т. д. Уже в августе 1906 г. произошел раскол между отцами-основателями. Вместо 170 депутатов в III Думе, в IV Думу прошли лишь 100 представителей партии. Партия октябристов распалась между Февралем и Октябрем 1917.

Неблаговидна роль в акте отречения от трона Николая II представителей этой партии. Царя подвигли на это решение А. И. Гучков в союзе с В. В. Шульгиным. В 1919-1920 гг. они оба уже были в Европе, эмигрировали.

Помещичье-монархические партии

Находились они на крайнем правом фланге политической сцены. Все правые выступали за идеи великодержавного шовинизма и антисемитизма, против демократических принципов. Их главный лозунг: “Долой революцию! Не надо Конституции!” Противопоставляли Россию Западу.

Накануне XX в. правые создали движение “Русское собрание” (1901 г.). Руководили им князь Болконский, епископ 264

Серафим и др. Выходил журнал с одноименным названием, вокруг него объединились все правые силы. Функции Думы определили как законосовещательные. Негативно относились к еврейскому вопросу. Создали “Союз русских людей”, Русскую монархическую партию и многочисленные черносотенные организации — “Белое знамя” и “Двуглавый орел”. Одним из мифов, внедряемых в сознание россиян, было представление о “черной сотне” как сборище пропитых субъектов с дубинкой. На самом деле название вышло из древней истории Руси. Тогда “черной сотней” называли податное посадское население, простых русских людей. Так, “черной сотней” считали нижегородцев, собравшихся вокруг К. Минина спасать Москву!

“Союз русского народа” стал главной монархической партией. В 78 губерниях (1907-1908 гг.) насчитывалось 358 788 членов. Социальная база “Союза” состояла из государственных сановников, дворян, верхов казачества, купечества, зажиточных крестьян и высокооплачиваемых рабочих.

Лидерами “Союза” были: В. М. Пуришкевич из Думы, А. И. Дубровин — доктор медицины и статский советник. Действовали в разных городах боевые дружины (“сотни”). Помогали полиции в патрулировании городов. На их совести покушение на С. Ю. Витте (боевые дружины были у эсеров, анархистов, эсдеков).

Но во время выборов во II Государственную думу стали вести себя поспокойнее. Выступили против неравноправия крестьян, одновременно в защиту землевладений помещиков. В то же время осуждали все революционные действия, предлагали решить вопрос о вынесении приговоров смертной казни для революционеров.

II Дума была распущена 3 июня 1907 г. В III Думу вошло 168 членов “Союза”. Затем В. Пуришкевич вышел из “Союза”.

Расколы в “Союзе русского народа” продолжились. После Февраля 1917 г. черносотенцы сходят с политической сцены. После Октября 1917 г. многих из них расстреляли, другие эмигрировали. Находясь за рубежом, одобряли действия Сталина за преследование либералов и за восстановление границ Российской империи.

  • [1] Князь П. Кропоткин после 1917 г. вернулся с супругой в Россию, умер (1919 г.) во Владимире. Предполагается, что от голода, так как он как политический деятель был уже забыт, никто супругам не помог.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >