Институционализация практики социальной работы за рубежом и в России в контексте исторического опыта

Место темы в учебном курсе

Настоящая тема направлена на понимание студентами особенностей социальной работы, развития ее исторических форм. Показана специфика институционализации практики социальной работы за рубежом и в России, раскрыто своеобразие идеологических концептов, на основе которых развивались данные парадигмы помощи и поддержки.

Основные рассматриваемые вопросы

  • 1. Специфика институционализации социальной работы.
  • 2. Особенность институционализации практики социальной работы.
  • 3. Отечественная и европейская парадигмы помощи: сущность и различие.
  • 4. Институционализация зарубежной модели практики социальной работы.
  • 5. Отечественные модели практики социальной работы.
  • 1. Специфика институциинаиизации практики свциальнпй работы

Особенности институционализации социальной работы заключаются в механизмах реализации ее институционализации. Исторически сложилось так, что в XX веке три взаимосвязанных процесса: практика, область познания, образовательная деятельность идентифицируются одинаково — социальная работа. Однако механизмы реализации существования этих процессов имели не только разные предпосылки, но и разные социально-структурные характеристики. Таким образом, практика, область познания, сфера образования как самостоятельные институты имеют свои структурно-типо- логические особенности развития и существования.

Поэтому если мы говорим о практике социальной работы, то она начинается с родового общества, когда формируются механизмы реципрокации и редистрибуции, взаимопомощи и перераспределения. При этом мы экстраполируем современное понимание профессиональной помощи и осуществляем в истории поиск ее архетипических форм и общественных проявлений. В историческом времени мы можем находить такие подтверждения с глубокой древности по конец XX столетия. Достаточно широкий географический ареал этих проявлений от Египта и Мессопотамии до античной Греции и Рима, от эпохи инков до периода расцвета и упадка Каролингов в Европе и т. д.

Когда мы говорим о социальной работе как теории, то ее современный этап есть отражение подходов не только к практике профессиональной помощи, но и к рефлексии таких социальных феноменов, как бедность, нищенство, инфантицид, бродяжничество, сиротство и т. д., формировавшихся в социальной истории человечества задолго до теорий солидарности XIX века, прав человека в XX веке и прикладных теорий практики социальной работы. Отсчет в зарубежной научной литературе ведется от «Декретума» 1100 года, первого руководства священникам по практике благотворения. В России таким официальным документом являлись «Наставления Владимирского собора» 1238 года.

Социальная работа как область образования — этот вид деятельности развился только в XX столетии в связи с организацией школ социальной работы. Хотя в отдельных странах Европы, как, например, в Голландии, школы деятелей благотворительности появляются в 80-е годы XIX столетия.

2. Особенность институционализации практики социальной работы_

Если исходить из теоретического предположения, на котором мы основываемся, что сферой познания и практики социальной работы является процесс помощи, то в результате социогенеза человеческая общность сформировала различные исторические типы институтов помощи и поддержки как необходимые социокультурные интеграционные механизмы. Институт помощи и поддержки есть тот социогеном, воспроизводимая обязательная институциональность, являющаяся условием развития и существования общности в новых исторических реалиях. Отталкиваясь от концепции П. Блау об интегративных институтах можно предполагать, что институты помощи в ситуации общественных трансформаций первоначально воспроизводят архетипические формы и связи поддержки. В их основе архетипические нормы и ценности солидарности, в основе которых лежат механизмы сохранения кровнородственных связей с одной стороны, и архетипические страхи одиночества, потери этнической и социокультурной идентичности с другой. С оформлением новых ценностей и новых концептов солидарности, присущих данному историческому времени, институты помощи начинают играть роль по сохранению или стабилизации оформившихся связей и общественных отношений.

3. Отечественная и европейская парадигмы помощи: сцщнветь и различие_

Поппер Карл Раймунд (1902—1994), австро-английский философ-неопозитивист, логик и социолог

1. В западной модели помощи идеи альтруизма находят свое развитие в логике идей индивидуализма, где чувства, мысли и потребности человека есть высшая ценность. К. Поппер, размышляя о синтезе индивидуализма и альтруизма в западной цивилизации, писал: «Этот объединенный с альтруизмом индивидуализм стал основой нашей западной цивилизации. Это — ядро христианства («возлюби ближнего своего», — сказано в Священном Писании, а не «возлюби род свой»), а также всех этических учений, получивших развитие в нашей цивилизации и ускорявших ее прогресс».

В основе философии помощи отечественной модели лежат идеи соборности. Альтруизм восходит к общин- ности, коллективизму, к этической, нравственной идее народности, как идее истинности и справедливости. Не случайно отсюда наибольшее развитие получают общественные, общинные формы помощи не только в дореволюционной, но и постреволюционной России.

А.Ф. Лосев так раскрывает идею соборности: «Тут имеется в виду социальность как глубочайшее основание всей действительности, как глубочайшая и интимнейшая потребность каждой отдельной личности, как то, в жертву чему должно быть принесено решительно все. Это общее животрепещущее социальное тело, в котором каждая личность не больше как один из бесчисленных органов или клеток, перешло из старого мировоззрения... в примат общественности и народности, в чувство бесконечной, напряженной ответственности перед народом...» Поэтому-то индивидуальность проявляется через массовость, а коллективность становится базовым принципом помощи. В этом видятся специфические социогенетичес- кие корни отечественной модели помощи и милосердия.

2. В основе философской доктрины помощи и в отечественной, и в западной модели лежали принципы и идеи христианства.

В западной модели процесс помощи рефлексиру- ется как «преображение», которое «предполагало внутреннее изменение, обновление духа, что вело к «воскресению» и «возрождению» и превращало нарушителя в достойного члена общины».

В этих подходах виделся индивидуальный путь спасения отдельного человека. Причем характерно, что общественные отношения и идеалы выступают в качестве нормы. А отсюда стремление к формированию социально необходимого поведения, которое воспитывается и рефлексируется в христианской парадигме мышления Запада.

В западной модели помощи участие в судьбе человека принимали различные конфессии. Антагонизм вероисповеданий привнес в модель помощи эгалитарные тенденции личностной свободы.

Философия помощи отечественной модели раскрывается в логике идей православия. В отличие от западной церкви, с ее различными течениями и ответвлениями, Русская православная церковь в течение тысячелетия «единолично» формировала национальное сознание и менталитет, национальный духовный опыт.

Философия «призрения» становится на многие столетия определяющим подходом в отечественной модели помощи. Призреть — значит приблизить, озаботиться нуждами ближнего своего, следовательно — другой модус рефлексии помощи. Им является не «общественный космос», как это бы отметил М. Вебер, а мечта, идеал, уводящие русское сознание к иному горизонту нормы.

С.Л. Франк (1877-1950)

С.Л. Франк, говоря о моральном поведении русского духа, выделяет, на наш взгляд, тот критерий, который отражает сущность нормы, определившей подходы различных видов и уровней помощи в России. «... Когда речь идет о русских поисках «блага», — пишет он, — имеются в виду не ценности, приносящие личное спасение или исцеление, но принцип или порядок, т. е. в конечном счете религиозно-мифический пункт, или основа на которой должна зиждиться вся человеческая жизнь, да и все космическое мироздание, и через которую человечество и мир спасаются и преображаются».

Критериальным полем нормы является не сама реальность, а идея реальности, которая подвижна и постоянно изменяется в духовной культуре русского сознания. Вот почему мы видим эти метания в принципах и подходах, в системах помощи. Так, Стоглавый собор официально разрешает нищенство, легализует соответствующие институты помощи, а реформы Петра I сводят на нет все усилия его предшественников, выдвигают новые принципы организации. Это характерно и для моделей помощи постреволюционной России и России этапа реформ.

3. Социальная работа как профессия в западной модели помощи возникает из добровольного общественного движения феминисток и либерально-демократической оппозиции. Сходные тенденции наблюдаются и в России. Но если в западной модели развитие от добровольной помощи к профессиональной носило непрерывный характер (т.е. для западной модели характерен эволюционный путь развития), то в России — дискретный (прерывный характер).

4. Понятийное поде в западной модели помощи складывалось на основе политических, социологических, конфессиональных, юридических и психологических подходов. Прежде всего психология явилась методологической базой развития знания социальной работы, а техника групповой и психотерапевтической работы легла в основу ее методики.

Понятийное поле социальной помощи в России складывалось под воздействием иных факторов. Два ее направления — социальное обеспечение и социальная работа, как и в западной модели помощи, предстают в своем единстве. Дальнейшая флуктуация данного процесса в России осуществлялась не по линии дифференциации и автономизации этих процессов, а в преобладании социального обеспечения над социальной работой. Социальная работа по своей сути была сведена к организации свободного времени детей и подростков и приобрела форму муниципальной педагогики.

Другая особенность понятийного поля социальной работы в России заключается в том, что общественное призрение как историческая практика помощи включало в себя просвещение, образование, медицину, политику. Оно выступало объединяющей парадигмой, где нашли свое развитие все вышеуказанные процессы. Отсюда мы наблюдаем разорванность «понятийного сознания», когда социальную работу идентифицируют с социальной педагогикой, социальным обеспечением, социальной медициной.

5. Отечественная модель помощи развивалась в течение нескольких столетий в тесном контакте с западной моделью.

Экстраполяция идей, государственных законов, включенность отечественной науки и демократической общественности в процессы западной цивилизации некоторым образом отразились и на процессах помощи. Многие идеи и законы, особенно в период Петровского времени, были декларированы тогда, когда не было объективных условий для их реализации. Западная модель помощи выступала своеобразной «абсолютной идеей», видение и «осязание» которой позволяло намечать свои перспективы роста и развития. Эти тенденции присутствуют и в современной отечественной модели помощи.

4. Институционализация зарубежной модели практики социальной работы

Зарубежные модели социальной помощи имеют свои особенности в зависимости от социокультурной среды. Однако можно наметить определенные тенденции в формировании помощи и поддержки.

Модель 1. Филантропическая помощь Данная модель развивается в период Античности. Для нее характерно наличие помощи и поддержки свободным гражданам, развитие гражданских традиций в городах- полисах. К этим традициям можно отнести: бесплатную раздачу зерна, вина, реже — денежные выплаты. В Римской империи существовали аналогичные традиции, когда властью жаловалась определенная сумма населению, внесенным в списки гражданам, они могли быть как периодичными, так и в честь каких-либо крупных событий. Модель 2. Общественная благотворительность Эта модель развития помощи и поддержки связана с деятельностью Церкви и развитием местного самоуправления в городах, формированием государственных законов, регламентирующих помощь различным сословиям.

Деятельность Церкви осуществлялась через монастыри, которые выступали в качестве благотворительных учреждений. Можно отметить специализацию монашеских орденов в деле помощи: тринитарии — освобождение пленных, сепулькринки — призрение найденышей и больных детей. Можно также отметить деятельность религиозных братств из мирян средних и низших слоев населения, осуществляющих помощь вдовам, сиротам, больным и умирающим. В городах среди ремесленников организуются цеховые фонды взаимоподдержки.

Зарождаются государственные подходы в деле регламентации профессионального нищенства, законы о нищих, помощи бедным, введения общенациональных налогов на бедных.

Модель 3. Социальное обеспечение В данный период происходит разрушение церковно-монастырской системы благотворительности. Оформляются системы государственных превентивных мер в деле локализации профессионального нищенства: законы, налоги, полицейские мероприятия, система образования и воспитания.

Начинают оформляться первые школы профессиональной подготовки добровольных благотворителей. Складываются территориальные модели локализации социальных патологий, такие как Эльберфельдская система в Германии, оформляется закрытая (в специальных учреждениях) и открытая (помощь на дому) системы помощи в Англии. Государство начинает мероприятия по локализации проблем нищенства проводя мероприятия по страхованию.

Модель 4. Социальные службы

В данный период организуется сеть профессиональных заведений, которые охватывают все мировое пространство. Сегодня имеются не только национальные школы социальной работы, но и национальные модели помощи и защиты. Социальные службы формируют не только определенный сектор права, экономики, но и общественных связей. Социальная помощь осуществляется в агентствах, школах, армии, церкви. К этой деятельности подключены государственные, общественные, благотворительные организации, объединения.

5. Отечественные модели практики свциальний работы_

Отечественные модели практики социальной работы возможно рассмотреть в контексте идеологических концептов «общественного благосостояния», которые вырабатывались в течение нескольких столетий. В историческом плане оно было связано с возможным в данных условиях справедливым распределением и перераспределением материальных и духовных благ, с практикой поддержки нуждающихся, особенностями способа производства, а также с историческими институтами власти и «общественным мнением».

Модель 1. Княжеское и церковно-монастырское попечение

Для данной модели характерна опека определенных слоев населения, которое законодательно берется под княжеский и церковный патронат. В эту клиентелу входили не только люди Церкви, но и изгои, не связанные кровно-родственными отношениями, а также вдовы и старики. Основной задачей попечения являлось «питание», т. е. сохранение образа жизни подопечного. Форма поддержки носила спонтанный характер, не имела закрепленных финансовых механизмов, что находило свое выражение в изменении объема «десятины», которая жертвовалась князьями. Постепенно утверждается остаточный принцип, из остатков, когда поддержка осуществляется из «избытка чего-либо». В связи с неразвитой системой хозяйствования помощь на уровне власти носила временный и непостоянный характер. Однако, возможно, она была адресной и конкретной, поскольку действия князя были регламентированы определенными традициями и законами. Церкви и монастыри предпринимают первые шаги в организации институтов поддержки, таких как больницы, богадельни, а также закладывают основы медицинской помощи и просветительской деятельности.

Модель 2. Государственно-законодательное регламентирование

В связи с формированием государственности важнейшим атрибутом общественных отношений становятся принципы «мира и спокойствия» и «благочиния». Согласно новым идеологическим концептам власти стремятся проводить политику, направленную на регламентирование деятельности монастырей, ограничений распространения профессионального нищенства, предпринимают первые попытки борьбы с голодом и эпидемиями.

Секуляризация монастырских хозяйств была связана не только с формированием абсолютизации власти, но и со средневековой урбанизацией, когда городам были необходимы определенные слои населения, обеспечивающие их процветание. В этой связи характерны первые запреты на постриги «людей торговых и мастеровых». Власти стремятся через законодательные меры инициировать деятельность церкви на благотворение нищих, убогих, людей церкви, возложив на данный институт распределение социальной помощи нуждающимся. Государство берет под контроль деятельность богаделен, проживание в них больных и нищих.

Растет роль государства в деле борьбы с голодом. С этими целями организуются приказы, так Житный приказ ведал житными дворами, где хранился запас зерна на случай голода. Издается ряд законов, регламентирующих действие местных властей, церкви, феодалов и «скудных людей» в период голода. В частности, предусматривались введение государственной монополии на цены, раздача хлеба в долг, право перехода от феодала в другие земли.

Под государственный контроль берутся мероприятия по выкупу из неволи пленных, казна собирает определенный налог, делаются первые шаги по поддержке вдов и детей, чьи мужья и отцы погибли на «госу- дарьской службе».

Модель 3. Общественное призрение

Модель общественного призрения содержит в себе механизмы государственных законодательных регламентаций, частных и общественных инициатив. Для данной модели характерно осуществление территориальных подходов к помощи и поддержке нуждающихся, формирование определенных институциональных стандартов обслуживания, которые сводятся к обязательному минимуму институтов помощи. Для нее характерен территориальный принцип финансирования и распределения средств на основе представительского участия различных слоев населения. Большая роль в данной модели принадлежит благотворительным обществам и организациям, которые как и приказы находятся под законодательным контролем государства. Общественное призрение не ограничивается только социальной помощью различным категориям нуждающихся, но и включает в себя меры по воспитанию и профессиональному, сословному обучению, интеграции женщин в различные сферы деятельности, образованию и профессиональному обучению инвалидов. Для данной модели характерны децентрализация в области финансовой политики, отсутствие единых подходов к социальному обеспечению нуждающихся, волюнтаризм в вопросах социальной поддержки, периодический характер деятельности.

Модель 4. Общественно-территориальное распределение

Модель общественно-территориального перераспределения возникает в пореформенный период в связи с миграцией населения, урбанизацией и развитием капиталистического производства, обнищанием населения, нищенством различных общественных слоев. Для данной модели характерно сочетание архаических форм поддержки, таких как общинная и приходская система вспомоществования, наличие приказной системы. В то же время наблюдаются новые виды поддержки: земская, городская, оформляются тенденции социального страхования и пенсионного обеспечения. Дальнейшее развитие получают благотворительные общества, они оказывают не только сословную поддержку, но и решают достаточно большой спектр проблем от поисков механизмов борьбы с безработицей до воспитания малолетних преступников, от борьбы с социальными болезнями до создания системы искусственного вскармливания младенцев. Неразвитая налоговая система, отсутствие государственного финансирования, децентрализация социальных акций в проведении мероприятий в области социальной политики — характерные черты данной модели.

Модель 5. Социальное обеспечение

Модель социального обеспечения — модель государственного патернализма, где приоритеты в системе социальной политики отдаются трудящемуся населению. В основе — социалистическое перераспределение, на первых порах был осуществлен классовый подход в распределении, страховании и пенсионном обеспечении. Борьба с частной собственностью на средства производства приводит к тому, что основным субъектом поддержки при всех случаях социального риска становится государство. Однако переход к всеобщей пенсионной реформе в 60-е годы, оформление всеобщего социального обслуживания, с развитием различных типов пособий для инвалидов и малообеспеченных семей, вынуждает государство подключать к данной деятельности предприятия, которые брали на себя проблемы обеспечения жильем, охраны здоровья, содержания социальной инфраструктуры.

Система государственного патернализма исключала различные формы благотворительности. Монополизация и централизация системы социального обеспечения приводили к медленному реагированию на решение общественных проблем, порождали различные формы социального иждивенчества, а пособия и система социальных услуг характеризовались крайне низким уровнем обеспечения.

Модель 6. Переходный период

Модель переходного периода осуществляется в ситуации переструктурирования социальных, политических и экономических связей и отношений.

Особенностью концепции государственной социальной политики в 90-е годы является ее направленность на «стабилизацию уровня жизни граждан», тогда как в предшествующие годы она строилась на распределительной и перераспределительной стратегии общественных фондов потребления.

В социальной сфере как особой сфере государственного патернализма намечен ряд приоритетов и стратегий в здравоохранении, образовании, культуре, жилищной сфере, науке, физической культуре и спорте. В этой связи в системе социального обслуживания населения уже осуществляется отход от принципов всеобщего и гарантированного государством уровня социальной защиты. В зависимости от трудоспособности граждан и их материальной обеспеченности предполагаются дифференцированная поддержка и социальное обслуживание. Приоритетными учреждениями социального обслуживания становятся нестационарные учреждения (специализированные отделения социальной помощи на дому, учреждения социального обслуживания семьи и детей и т. д.). Бесплатное социальное обслуживание сохраняется только для отдельных групп населения в соответствии с утвержденным перечнем, а основной акцент делается на привлечение средств граждан.

В области реформирования социальных выплат предполагается разработка единых принципов и критериев их предоставления, при назначении пособия предусматривается учет среднедушевого совокупного семейного дохода и т. д.

Основные понятия темы:

альтруизм, индивидуализм, княжеская помощь, монастырская поддержка, общественное призрение, парадигма помощи, редистрибуция, рецип- рокация, соборность, социальная политика, социальная помощь, социальное обеспечение, социальные службы.

Темы рефератов

  • 1. Становление отечественной теории социальной работы в 90-х годах XX века.
  • 2. Особенность развития зарубежной теории социальной работы в XX веке.
  • 3. Социальное образование в России на рубеже XX и XXI веков.
  • 4. Современные идеологемы практики социальной работы.

Вопросы для обсуждения на семинарском занятии

  • 1. Как понимается в отечественной литературе социальная работа?
  • 2. Особенности отечественной и зарубежной парадигм помощи.
  • 3. Дайте сравнительный анализ отечественной и зарубежной парадигм помощи.
  • 4. Рассмотрите особенности институционализации практики социальной работы, ее теории и образования в России.
  • 5. На примере одной из европейских стран покажите, как развивалась институционализация форм практики и теории социальной работы.

Литература

  • 1. Бернлер Г., Юнссон Л. Теория социально-психологической работы. —М., 1992.
  • 2. Григорьев С.И. и др. Теория и методология социальной работы. — М., 1994.
  • 3. Леннеер-Аксельсон, Тюлефсон И. Психосоциальная помощь населению. — М., 1995.
  • 4. Основы социальной работы: Учебник /Под ред. П.Д. Павленка. — М., 1997.
  • 5. Фирсов М.В. Методологические проблемы институционализации социальной работы. — М., 2000.
  • 6. Фирсов М.В., Студенова Е.Г. Теория социальной работы. — М.: Владос, 2000.
  • 7. Холостова Е.И. Генезис социальной работы в России. — М., 1994.
  • 8. Энциклопедия социальной работы: В 3 т. Т. 1. — М., 1994.

Раздел II.

ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ПРАКТИКИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ 0 РОССИИ И ЗАПАДНЫХ СТРАНАХ

Тема 3

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >