Основные проблемы в работе спортивного психолога в ДЮСШ

В работе психолога в ДЮСШ, особенно на начальном этапе, имеется ряд проблем и трудностей, о которых он должен знать и учитывать их в ходе своей деятельности:

  • 1. Ограниченность времени на проведение психологической работы. Тренеры, спортсмены и родители не очень любят тратить свое время на не совсем понятную для них деятельность, а это может приводить к срывам намеченной психологом работы как со стороны тренеров, так и спортсменов. Даже если тренер и спортсмены на словах не против работы психолога, им постоянно что-то мешает ею заниматься. Поэтому психолог на начальном этапе должен так планировать свою деятельность, чтобы она не требовала больших затрат времени от участников. Например, короткие беседы по 5-10 мин. со спортсменами перед тренировкой не будут обременительными. А вот беседа, продолжающаяся 30-40 мин., воспринимается не очень позитивно. То же можно сказать по поводу проведения психодиагностики, анкетирования и т. д.
  • 2. Поддержание интереса к психологической работе среди тренеров и спортсменов.

Тренер и спортсмены, особенно старшего возраста, должны получать оперативную информацию после проведения каких-либо исследований как можно быстрее, иначе интерес к ней с их стороны может быстро исчезнуть, и последующие исследования могут не состояться. Полученная информация должна не просто предоставлять факты, а обязательно сопровождаться рекомендациями, которые тренер и спортсмен могут реально использовать в своей деятельности.

При подготовке информации для тренеров психолог обязан учитывать менталитет тренеров, многие из которых считают, что сами неплохо разбираются в психологии. Поэтому вся информация, которую они получают, ни в коем случае не должна (особенно на первых этапах работы с тренером) затрагивать самолюбие тренера и, если необходимо, следует очень тактично указать на психологические проблемы, которые в определенной степени связаны с работой тренера. В противном случае тренер может под разными предлогами заблокировать работу психолога.

3. Оперативность психологической работы.

Появление психолога на начальном этапе его работы, естественно, вызывает определенный интерес и какие-то ожидания со стороны большинства тренеров: «Посмотрим, что он может». В то же время настоящая психологическая работа - это достаточно длительный процесс, и достижение поставленных задач требует много времени, поэтому психолог должен иметь так называемый оперативный вариант работы, который позволит ему за достаточно короткое время выдать определенный результат, интересный и значимый для тренера. Это могут быть и результаты психодиагностики, и включение в процесс подготовки методов психорегуляции, прежде всего идеомоторной тренировки. В противном случае возникнет вопрос: «А что он может делать?» Тем более что психологическая работа не столько инструментальная деятельность (которую наглядно видно), сколько работа, направленная на психологизацию тренировочного и соревновательного процессов, результаты которой достаточно отсрочены.

Необходимость достижения конкретных результатов вызвана еще и тем, что тренер - прежде всего методист, который привык работать по определенному алгоритму на технику, тактику и развитие физических качеств, когда результаты данной работы в определенной степени предсказуемы как по времени, так и по эффективности. Поэтому работа с неопределенными результатами воспринимается им недостаточно позитивно.

Психолог, предлагая тренеру, юному спортсмену те или иные виды психологической деятельности, должен это учитывать, т. е. психологическая работа должна быть в определенной степени тех- нологизированной и иметь свой алгоритм как по времени, так и по результатам.

4. Понимание специфики тренировочного и соревновательного процессов конкретного вида спорта.

Важным психологическим фактором признания психолога тренерами является понимание им специфики спортивной деятельности. Поэтому достаточно успешно в спортивной психологии работают бывшие спортсмены, тренеры, которые изнутри знают, какие психологические проблемы возникают у тренера, спортсмена в тренировочном и соревновательном процессах, и значительно реже специалисты, пришедшие из смежных областей (педагогической и медицинской психологии, психотерапии и т. д.). И если такие специалисты все же приходят в спорт, то они должны знать виды спорта, которые культивируются в данной ДЮСШ, их физические, технические, психологические особенности, понимать, как организуется тренировочный процесс, как он планируется, какие основные средства в нем используются и особенно психологию соревновательной деятельности. А это требует не только теоретических знаний, но и практических, т. е. многократных наблюдений и анализа, общения с тренерами по этим вопросам. Это позволит психологу давать рекомендации, которые не будут вызывать усмешку со стороны тренеров и спортсменов из-за «просчетов», которые нередко наблюдаются у людей, прежде не занимавшихся спортом на достаточно высоком уровне. После таких просчетов очень трудно завоевать доверие тренеров и спортсменов, их сотрудничество с психологом окажется под вопросом. Рекомендации, которые психолог дает тренеру или спортсменам, не должны иметь каких-либо негативных последствий, а это возможно, если психолог опирается не только на теоретические знания, но многократно проверил предлагаемые им средства на практике. Поэтому все предложения по использованию психологических методов должны быть проанализированы (не могут ли они при неправильном или неточном применении принести вред) и только после этого рекомендованы к использованию.

5. Очень осторожно психолог должен давать авансы на получение положительного эффекта от использования тех или иных психологических методов. В случае отсутствия таких эффектов у тренеров возникает сомнение в оправданности применения данных методов и вместе с тем падает доверие к рекомендациям психолога. Причем недоверие к одному методу может перерасти в общее недоверие, недоверие ко всему, что предлагает психолог.

Гарантировать 100 %-ный успех от использования предлагаемых средств психолог не должен, а вот гарантировать 100 %-ную безопасность при их использовании обязан. Это повысит доверие к психологу, позволит совместно с тренером найти причины, почему это средство не сработало. Поэтому первая заповедь психолога - не навредить. Если тренер и спортсмен почувствуют, что психолог работает на основе этого принципа, то будут созданы хорошие условия для сотрудничества.

Вторая заповедь - искренняя заинтересованность психолога в оказании помощи тренеру, спортсмену, которые это очень тонко чувствуют. При этом никогда нельзя искать виновных среди спортсменов, если что-то не сработало, даже если они в этом виноваты. Лучше признать, что, возможно, в процессе работы спортсмены что-то не учли, и предложить вместе довести работу до конца. Именно соблюдение этих заповедей составляет основу сотрудничества тренера и психолога, а значит, и влияет на успех психологической работы со спортсменами.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >