«Наука дедукции» как единство абдукции, дедукции и индукции расследования

Только в абстрактном анализе абдукция, дедукция и индукция нового знания допускают раздельное рассмотрение. На самом деле они связаны друг с другом общим циклом изобретения, развития и проверки нового знания, который в науке получил особое название гипотетико-дедуктивного метода научного познания (ГДМ). Этот метод часто для краткости называют методом (изобретения, развития и испытания) гипотез. Он возник еще в эпоху Возрождения, но его интенсивное изучение началось во второй половине XIX столетия, именно в то время, когда жил и творил Конан Дойль. Нет никакого сомнения, что создатель легендарного сыщика был знаком хотя бы в популярном изложении с основными принципами ГДМ и пытался использовать их в историях о Шерлоке Холмсе, создав, таким образом, неповторимую литературно-криминальную версию этого метода.

Суть ГДМ легче всего понять в сравнении с его «антиподом» аксиоматическим методом построения теорий, часто применяемым в науках, достигших высокой степени абстракции.

Согласно аксиоматическому методу конструирование научной теории должно начинаться с формулировки интуитивно очевидных и тем самым абсолютно достоверных положений, называемых аксиомами. Аксиомы обозначают необходимые свойства всех без исключения объектов, подлежащих исследованию данной теорией. Например, аксиомы, приведённые Евклидом в «Началах», определяют в качестве необходимых свойств всех геометрических объектов следующие признаки:

  • 1. Через каждые две точки можно провести ровно одну прямую.
  • 2. Вдоль любого отрезка можно провести прямую.
  • 3. Имея отрезок, можно провести окружность так, что отрезок — радиус, а один из его концов — центр окружности.
  • 4. Все прямые углы равны.
  • 5. Через точку А вне прямой а в плоскости, проходящей через А и а, можно провести лишь одну прямую, не пересекающую а.

Располагая аксиомами, ученому необходимо лишь научиться выводить из них необходимые следствия, т. е. доказывать теоремы. Из конечного числа аксиом потенциально выводимо бесконечное число теорем. Так как аксиомы по определению истинны, то если вывод построен корректно, теорема также будет истинна. Проще говоря, истинность аксиом с необходимостью переносится правильно построенным дедуктивным выводом на все теоремы, которые можно из них вывести. Нет необходимости специально доказывать истинность аксиом, так как они по определению истинны. Нет нужды ставить опыты для проверки истинности теорем. Необходимая истинность аксиом полностью гарантирует истинность всех их следствий. Именно это свойство независимости как аксиом, так и теорем от опыта составляет главное преимущество аксиоматического метода и привлекает внимание к нему тех ученых, для кого проблема опыта не актуальна, прежде всего математиков и логиков[1].

Однако подавляющая часть теорий не может быть построена аксиоматическим способом по той причине, что для них не истинность аксиом, а подтверждение в опыте является решающим условием истинности. Существуют разнообразные области знания, которые приобретаются только в опыте и благодаря опыту. Например, только в опыте мы узнаем, что сахар сладкий, Луна спутник Земли, Федя любит Машу, а Маша любит Сашу. Поэтому в науках о природе и общественных явлениях затруднительно определение первых принципов как необходимо истинных аксиом. Но эти принципы можно сформулировать в виде гипотез свободных творений ума, содержащих предположительное объяснение или решение задачи. Правда, все гипотезы, независимо от того, насколько они убедительны, обязаны жестко подчиняться опыту; теперь он, а не аксиомы, главный и единственный судья истинности гипотез. Если гипотеза не опровергается опытом, она считается правдоподобной, но только до нового испытания, которое имеет полное право ее опровергнуть. Ни одна гипотеза не может иметь статус аксиомы.

К гипотетико-дедуктивному знанию относится и искусство расследования преступлений. Здесь место гипотез занимают версии, аномальных фактов криминальные происшествия.

Именно для наук, предназначенных для познания природы и общественных явлений, и был создан ГДМ. Согласно этому методу можно исходить из любой гипотезы, лишь бы она объясняла аномальные факты и не противоречила опыту. При этом она может противоречить некоторым старым теоретическим положениям.

Функции изобретения нового знания, дедукции его содержания и его обоснования в опыте объединяются ГДМ в один общий цикл познания.

Ученый наблюдает аномальный факт, который не объясняется ни одной из известных ему теорий. Он начинает изобретать гипотезы, причем ему разрешается исходить из любых предположений, кроме ложных. Следовательно, и таких, которые противоречат ранее установленным принципам. Разрешаются любые догадки и случайные аналогии, вероятные и маловероятные предположения. Эта часть применения ГДМ подчиняется закону абдукции.

Для каждой проверяемой гипотезы, которая объясняет аномальный факт, устраивается испытание. С этой целью ученый дедуцирует из нее нужное предсказание и наблюдает, осуществится оно или нет. Если предсказание не подтверждается, гипотеза отвергается. Данную процедуру он проделывает для каждой неисключенной гипотезы. Эта часть применения ГДМ подчиняется закону дедукции.

Если несколько гипотез выдерживают испытание, ученый либо проводит решающее испытание, чтобы оставить одну, либо сравнивает их по степени убедительности объяснения и выбирает наиболее убедительную. Эта часть цикла подчиняется закону индукции.

Выдержавшая испытание гипотеза либо становится новой теорией, либо присоединяется к старой как ее необходимая часть.

Если все предложенные гипотезы оказались отвергнутыми, ученый приступает к изобретению новых, и весь цикл ГДМ повторяется до получения успешного результата.

Структура ГДМ имеет следующий общий вид (см. нижеследующую таблицу).

Таблица

Гипотетико-дедуктивный метод

Холмс настаивал на том, что расследование преступлений должно быть точной наукой. В этом с ним следует полностью согласиться. Но это означает, что расследование, как и процесс научного познания, должно носить гипотетико-дедуктивный характер, т. е. быть циклическим и подчиняться законам соответствующих стадий: знакомство с аномальным фактом (местом, условиями, жертвами преступления) абдукция версий дедукция следствий версий индукция окончательной версии и поимка преступника.

Проверим справедливость этого утверждения на одном из лучших рассказов Конан Дойля «Серебряный».

  • [1] Следует, однако, помнить, что истинность даже математических аксиом, хотя иопосредованно, зависит все-таки от опыта. Известный пример с открытием неевклидовых геометрий и возможностью сформулировать аксиомы, несовместимые с пятойаксиомой Евклида, иллюстрирует справедливость этого утверждения.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >