Шерлок Холмс как методолог науки

«Не знаю, как вам это удается, мистер Холмс, но, по-моему, все сыщики по сравнению с вами младенцы. Эго ваше призвание, можете поверить человеку, который кое-что повидал в жизни» («Глория Скотт»).

Имя Шерлока Холмса всемирно известно. Ни один выдуманный герой не вызывал при жизни его создателя Артура Конан Дойля (1859-1930) и не вызывает до сих пор такого неподдельного интереса читателей, а также специалистов самого разного профиля литературоведов, семиотиков, юристов, логиков, социологов, психологов, писателей, работающих в жанре детектива, как Шерлок Холмс. Ему посвящены десятки специальных монографий, сотни статей, специализированные сайты в Интернете. Можно смело говорить о возникновении феномена Шерлока Холмса. Вместе с тем следует отметить, что несмотря на проведенный детальный анализ всех произведений о Шерлоке Холмсе, что составлены карты всех перемещений Шерлока Холмса со своим другом Уотсоном по территории Лондона и Англии, выяснены биографии всех реально живших героев рассказов и повестей о великом детективе, прослежены все связи героев с реальными прототипами и многое другое, остается до сих пор абсолютно неисследованной важнейшая тема «наука дедукции» Шерлока Холмса. Это при том, что данная наука главная отличительная черта Шерлока Холмса, его «визитная карточка» как мыслителя и сыщика.

По свидетельству известного итальянского социолога Марчелло Труззи, «хотя метод Холмса и представляет основную черту и причину всеобщей привлекательности характера великого детектива, систематическое изложение его метода в каноническом собрании сочинений Конан Дойля (о Шерлоке Холмсе. В. С.) отсутствует[1]. Не менее удивительно почти полное отсутствие внимания к технике “дедукции” в массивной библиографии о Шерлоке Холмсе»[2]. Это замечание подкрепляется нереализованным желанием Холмса (т. е., конечно, самого Конан Дойля) представить публике на склоне лет систематическое изложение своего метода: «Ваша (обращение Холмса к Уотсону. В. С.) несчастная привычка подходить ко всему с точки зрения писателя, а не ученого погубила многое, что могло стать классическим образцом научного расследования. Вы только слегка касаетесь самой тонкой и деликатной части моей работы, останавливаясь на сенсационных деталях, которые могут увлечь читателя, но ничему его не научат.

А почему бы вам самому не писать эти рассказы? сказал я с некоторой запальчивостью.

И буду писать, мой дорогой Уотсон, непременно буду. Сейчас, как видите, я изрядно занят, а на склоне лет я собираюсь написать руководство, в котором сосредоточится все искусство раскрытия преступлений» (Убийство в Эбби-Грэйндж).

К сожалению, Холмс не выполнил своего «обещания». Ни он, ни его последователи и поклонники, ни многочисленные аналитики так и не представили внятного и подробного отчета о методе Холмса. Этому отчасти способствовал сам великий сыщик, определявший нередко свою «науку дедукции» самым парадоксальным образом. Холмс называл свой метод систематизацией здравого смысла, сопоставлением незначительных улик, а также методом логических умозаключений. «Уж он-то (Уотсон. В. С.) всякими интригующими вопросами и возгласами удивления умеет возвысить мое несложное искусство до уровня чуда, хотя в действительности оно представляет собой не что иное, как систематизированный здравый смысл» (Человек с белым лицом); «Вам известен мой метод. Он базируется на сопоставлении всех незначительных улик» (Тайна Боскомской долины); «Мой дорогой Уотсон, вы же знаете мой метод. Метод логических умозаключений? Разумеется» (Приключения клерка).

Свой метод Холмс считал не только публичным, но и официальным способом разрешения спорных вопросов. «Ваши заслуги должны быть признаны публично. Вам нужно написать статью об этом деле. Если вы не напишите, это сделаю я (Уотсон. В. С.)! Делайте что хотите, доктор, ответил Холмс» (Этюд в багровых тонах)', «Боюсь, что мое объяснение вас разочарует, но я никогда ничего не скрываю от моего друга Уотсона, ни от любого другого человека, всерьез интересующегося моим методом» (Рейгетские сквайры)', «Сейчас мое имя стало широко известно. Не только публика, но и официальные круги считают меня последней инстанцией для разрешения спорных вопросов» (Обряд дома Месгрейвов).

Все мнения о сенсационном характере своего метода Холмс категорически отвергал, ибо «Не так уж трудно построить серию выводов, в которой каждый последующий простейшим образом вытекает из предыдущего. Если после этого удалить все средние звенья и сообщить слушателю только первое и последнее, они произведут ошеломляющее, хотя и ложное впечатление ...

До чего же просто! воскликнул я (восклицание Уотсона на объяснение Холмса. В. С.). Конечно, сказал он (Шерлок Холмс. В. С.), слегка уязвленный, всякая задача оказывается очень простой после того, как вам ее растолкуют» (Пляшущие человечки).

Только для того чтобы сразу расположить своего клиента, Холмс позволял себе шокировать его деталями своих наблюдений. «Однако я не раз убеждался, как важно поразить клиентов своей осведомленностью, и потому решил наконец сообщить кое-какие выводы» (Человек с белым лицом).

Так что же такое «наука дедукции» Шерлока Холмса? Что именно скрывается за этим названием? Как оценить созданный Артуром Конан Дойлем образ идеального сыщика с научной точки зрения? Ответы на эти вопросы разделены ниже на две части. В первой суммированы показательные мнения самого Шерлока Холмса о своем методе, во второй части выделены и объяснены его основные правила и примеры. Главный вывод состоит в том, что «наука дедукции» великого сыщика результат раскрытия художественными средствами творческих возможностей гипотетико-дедуктивного метода; доказательство, что идеальный сыщик не что иное, как настоящий ученый.

  • [1] Каноном принято называть 60 оригинальных рассказов и повестей о ШерлокеХолмсе, написанных А. Конан Дойлем.
  • [2] Truzzi Marcello. Sherlock Holmes: Applied Social Psychologist // Umberto Eco andThomas A. Sebeok (Eds.) The Sign of Three: Dupin, Holmes, Peirce. Bloomington. IndianaUniversity Press. 1983. P. 59.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >