Отношение причины и следствия

В значительной части научных исследований, которые должны быть рассмотрены, мы имеем дело с явлениями, которые вытекают из предыдущих явлений или с существованиями, которые следуют за другими существованиями. Однако, наука могла бы возникнуть и тогда, когда бы вся материальная природа представляла постоянное и неизменное целое. Дайте уму способность носиться везде и сравнить одну часть с другою, и он несомненно выведет заключения относительно подобия форм, сосуществования качеств или о преобладании особого рода материи в неизменяющемся мире. Но неизменная вселенная, хотя бы и в приблизительном равновесии, немыслима, и поэтому отношение причины и следствия не может быть ничем, как только отношением между «прежде» и «после». Однако в том виде, как природа существует, она есть прогрессивное существование, всегда движущееся и изменяющееся по мере того, как идет вперед время, эта великая независимая переменная. От этого и происходит, что мы должны постоянно сравнивать то, что случается теперь, с тем, что случилось за мгновение прежде и за мгновение перед этим мгновением и т.д. до тех пор, пока мы не достигнем неопределенных периодов прошедшего времени. Мы видим комету, движущуюся по небу, видим, как ее составные части освещают небо своими огненными хвостами. Мы не можем объяснить настоящих движений такого тела, не предполагая его прежнего существования с определенным количеством силы и определенным направлением движения; не можем мы также считать свое дело конченным, когда узнаем, что она, странствуя по неизмеримым громадам пространства, пришла к нашей солнечной системе. Каждое событие должно иметь причину, а эта причина свою причину и т.д., пока мы не потеряемся во мраке прошедшего и не найдем вынужденными прибегнуть к вере в первую причину, которою был определен ход природы.

Ошибочное употребление термина «причина»

Слова причина и причинность подавали повод к нескончаемой путанице и неясности, и не в малой степени замедляли прогресс науки. Со времен Аристотеля задачей философии ставилось открытие причин вещей и Фр. Бэкон разделял этот взгляд, когда говорил, что «знать истинно, значит знать причины». Даже в настоящее время не редкость встретить предположение, что знание причин есть нечто отличное от другого знания и как бы состоит в приобретении обладания ключами природы. Так, одно слово может произвести магическое действие и привести в помрачение самый ясный ум, подобно тому, как я, например, часто думал, что Локк запутал себя тем, что старался найти смысл слова способность, сила. В «Системе логики» Милля термин причина

снова получил свою прежнюю вредную силу. Милль не только считает законы причинности почти равнозначительными с наукой, но и употребляет это выражение в таком смысле, что раз мы попали в круг причинности, то уже имеем дело с достоверностями.

Философский вред, соединенный с употреблением этого слова, состоит в следующем. Причина определяется как необходимое или неизменное предшествующее явления, так что, когда существует причина, тогда будет существовать или немедленно подействует и действие. Если мы поэтому знаем причину явления, то знаем и то, что должно наверное случиться; и так как предполагается, что наука посредством надлежащего опытного метода может достигнуть знания причин, то из этого следует, что опыт может дать нам достоверное знание будущих событий. Но ничто не может быть несомненнее того, что конечный опыт, что конечный опыт не может никогда дать нам достоверного знания будущего, так что или причина не есть неизменное предшествующее или же мы никогда не можем достигнуть несомненного знания причин. Первая альтернатива дилеммы едва ли может быть принята, несомненно, что в природе есть некоторый неизменно действующий механизм, так что из известных постоянных условий всегда вытекает неизменный результат. Но мы с нашими конечными умами и коротким опытом никогда не можем проникнуть в тайну тех существований, которые воплощают и развивают во времени волю создавшего их. Мы находимся в положении зрителей, которые видят изделия сложной машины, но не могут исследовать ее внутреннего устройства. Мы знаем то, что случается и что является; но если бы мы стали искать причины, то едва ли могли проникнуть в эту таинственную глубину. Самый простой кусочек материи или самый тривиальный случай вроде столкновения двух биллиардных шаров представляет столько материала, сколько едва ли может обнять человеческий ум. Слово причина содержит в себе столько же непонятного смысла, как и подобные ему слова субстанция, материя, мысль, существование.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >