Общая проблема индукции и ее допущения

Потребность в индуктивных умозаключениях вызвана необходимостью решения проблемы, которую Джевонс не называет прямо общей проблемой индукции, но которая по своему значению вполне может претендовать на этот статус. «Индукция есть дешифрование скрытого значения естественных явлений. Даны явления, совершающиеся в известных определенных комбинациях, и требуется открыть законы, управляющие этими комбинациями. Если предполагаются какие-нибудь законы, то мы можем легко и с уверенностью решить, действительно ли явления следуют этим законам. Но могущие существовать законы бесконечны по своему разнообразию, так что слишком много шансов против возможности отгадать их наудачу. Трудность возрастает еще более от того, что обыкновенно действуют одновременно многие законы и действия их переплетаются между собою. Единственные способы состоят или в перепробовании всех до одного большого числа предполагаемых законов или в тщательном наблюдении над действиями и припоминании тех случаев, в которых подобные действия следовали из известных законов. Каким бы образом ни делалось открытие, но оно всегда должно совершаться посредством более или менее сознательного применения прямого процесса

378

дедукции» .

Джевонс отвергает идею ничем не контролируемого процесса угадывания закона, управляющего наблюдаемыми следствиями. По его мнению, процесс угадывания обязательно должен контролироваться дедукцией. Формулой открытия закона и решения проблемы индукции служит равенство:

Открытие закона = индукция закона, контролируемая дедукцией наблюдаемых следствий.

Указанная формула, дающая решение общей проблемы индукции, требу-

тт ^379

ет, согласно Джевонсу, принятия следующих допущении :

  • 1) Наблюдения дают нам достоверное знание о существующем.
  • 2) Условия существования вещей остаются неизменными и до, и после наблюдения.
  • 3) Заключения, выходящие за пределы наблюдаемых данных, являются гипотезами, чья вероятность всегда меньше единицы и может оказаться равной даже нулю.
  • 4) Вероятностной моделью природы служит урна с бесконечным числом шаров; моделью индуктивного исследования природы вытаскивание шаров разного формата, наблюдение относительных частот и предсказание частот новых шаров.
  • 5) Вероятность есть мера количества нашего знания в сравнении с нашим незнанием и, как таковая, характеризует исключительно состояние нашего ума, но не свойство объективно существующих вещей.

Достоверных причин, считает Джевонс, не существует. «Причина определяется как необходимое или неизменное предшествующее явления, так что, когда существует причина, тогда будет существовать или немедленно подействует и действие. Если мы поэтому знаем причину явления, то знаем и то, что должно наверное случиться; и так как предполагается, что наука посредством надлежащего опытного метода может достигнуть знания причин, то из этого следует, что опыт может дать нам достоверное знание будущих событий. Но ничто не может быть несомненнее того, что конечный опыт не может никогда дать нам достоверного знания будущего, так что или причина не есть неизменное предшествующее или же мы никогда не можем достигнуть несо-

380

мненного знания причин» .

Первая альтернатива дилеммы ложная, полагает Джевонс, из-за безусловной ограниченности человеческого ума и конечности всякого опыта. Нельзя знать причины чего-либо достоверно, потому что для этого требуется знать условия действия всех агентов вселенной и, кроме того, быть уверен- [1] [2] [3]

ным в неизменности действия всех ее законов. Ни первое, ни второе условие невыполнимо. Значит, человек никогда не может знать причины безусловно.

Однако ничто не мешает человеку определять вероятные причины наблюдаемых событий причины относительно известных на данный момент времени условий. Это более реалистическое допущение, считает Джевонс. Оно объясняет, почему индуктивное познание более соответствует ограниченным возможностями человека, чем дедукция, основанная на допущении абсолютной достоверности посылок.

Допущение вероятных причин требует вычисления вероятностей как самих гипотез, так и предсказываемых ими явлений. Для этого требуется знание правил теории вероятностей. И так как последняя сама есть дедуктивная теория, то максима «индукция есть обратная дедукция» в более точном смысле означает максиму «индукция есть обратное применение теории вероятностей». «Посредством индукции мы не приобретаем достоверного знания; но посредством наблюдения и обратного метода дедуктивного умозаключения мы определяем вероятность того, что случившемуся событию предшествовали условия специального характера, или что такие условия последуют за событием»[4] [5]. Таким образом, решение общей проблемы индукции вследствие ограниченности человеческого ума и его опыта объективно обусловлено необходимостью обратного применения теории вероятностей.

  • [1] Джевонс Стенли. Указ. соч. С. 124-125.
  • [2] Джевонс Стенли. Указ. соч. С. 147-149, 190-193.
  • [3] Джевонс Стенли. Указ. соч. С. 212-213.
  • [4] Джевонс Стенли. Указ. соч. С. 214.
  • [5] Джевонс Стенли. Указ. соч. С. 248.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >