Отечественная философия конца XIX в.

Даже те исследователи русской философии, которые критично оценивали самостоятельность и/или философскую глубину многих (или даже большинства] российских мыслителей, признавали, что философ, поэт, критик и публицист В. С. Соловьев (1853-1900 гг.) не только самобытен, но и входит в число «ярчайших звезд» мировой философии. Например, философ и психолог Л. М. Лопатин (1855-1920 гг.], указывая, что «русская философская мысль с тех пор, как впервые возникли ее первые проблемки в XVII в., и в продолжение очень долгого периода влачила существование несчастное и скудное» по причине полного отсутствия «оригинальности - самобытного умозрительного творчества», делает исключение для В. С. Соловьева. И более того, Л. М. Лопатин утверждает, что за последние четверть века (отметим, это говорилось в речи от 1901 г.] «В. С. Соловьев был самым оригинальным философом во всей Европе».

Кроме того, вспомним, что, как было рассмотрено в первом параграфе, философия в России преимущественно развивалась в формах статей, эссе, литературной критики и поэтому закономерным образом была публицистична и полемична по форме своего изложения. Что, в свою очередь, соответствовало преимущественно этико-политическому и антропологическому содержанию. Созданная же В. С. Соловьевым система «положительного всеединства» включала разработку всех разделов философского знания. Рассмотрение этой системы начнем с ее центральной идеи (являющейся в то же время одной из центральных для русской философии целом] - идеи Всеединства. Отметим, что сам этот термин, по свидетельству В. В. Зеньковского, вос-

1

Лопатин Л. М. Философское мировоззрение В. С. Соловьева // Философские характеристики и речи. М.: ACT, 2000. С. 145.

2

Там же. С. 145.

ходит именно к рассматриваемому мыслителю. Всеединство в общем виде представляет собой «принцип внутренней формы совершенного единства множества, согласно которому все элементы такого множества тождественны между собой и тождественны целому, но в то же время не сливаются в неразличимое и сплошное единство, а образуют особый полифонический строй». В. С. Соловьев же таким образом выделял типы Всеединства: «Я называю истинным, или положительным, Всеединством такое, в котором единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всех. Ложное, отрицательное единство подавляет или поглощает входящие в него элементы и само оказывается, таким образом, пустотою; истинное единство сохраняет и усиливает свои элементы, осуществляясь в них как полнота бытия». Другими словами, «истинное Всеединство» подразумевает воссоединение «разрозненных», или «отвлеченных», «начал мира». Обратившись к соловьевскому произведению с «говорящим» названием «Критика отвлеченных начал», видим, что объект этой критики представляет собой «те частные идеи (особые стороны и элементы всеединой идеи), которые, будучи отвлекаемы от целого и утверждаемы в своей исключительности, теряют свой истинный характер и, вступая в противоречие и борьбу друг с другом, подвергают мир человеческий в то состояние умственного разлада, в котором он доселе находится». Наиболее очевидные аспекты Всеединства - социальный, близкий к тому должному общественному строю, который славянофилы называли «соборностью», и гносеологический. Чтобы понять суть последнего, обратимся к магистерской диссертации

  • B. С. Соловьева «Кризис западной философии (против позитивистов)». Там указывалось, что преодоление этого кризиса возможно лишь путем «универсального синтеза науки, философии и религии», объ

1

Зеньковский В. В. Идея всеединства Владимира Соловьева // Православная мысль. 1955. №10. С. 47.

2

Хоружий С. С. Всеединства философия // Русская философия. Малый энциклопедический словарь. М.: Наука, 1995. С. 102.

3

Соловьев В. С. Первый шаг к положительной эстетике // Литературная критика. М. : Современник, 1990. С. 63.

4

Соловьев В. С. Критика отвлеченных начал // Сочинения : в 2 т. Т. 1. М.: Мысль, 1988.

  • C. 586.

5

Соловьев В. С. Кризис западной философии (против позитивистов) // Сочинения : в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1988. С. 122.

единения «духовных созерцаний Востока» с «логическим совершенством западной формы», что и «должно быть высшею целью и последним результатом умственного развития». Центральная роль в деле создания «гносеологической трихотомии» (т. е. конструктивном объединении рационального эмпирического и мистического типов познания) отводится В. С. Соловьевым философии. Ведь именно последняя обладает собственными типами и «опыта», и «веры», поэтому, согласно позиции рассматриваемого мыслителя, способна, «опираясь, с одной стороны, на данные положительной науки... с другой стороны... [подать] руку религии». Образующееся в результате этого «цельное знание» представляет собой восстановление «совершенного внутреннего единства умственного мира».

Схожие гносеологические идеи разрабатывали и (как было рассмотрено в прошлом параграфе) классики славянофильства. Эту представляющуюся эвристичной методологию характеризуют как холизм. Последний определяется как «позиция в философии и науке по проблеме соотношения части и целого, исходящая из качественного своеобразия целого по отношению к его частям».

Переходя от гносеологического аспекта Всеединства к онтологическому, скажем следующее (отталкиваясь от известного тезиса о том, что свойства системы больше суммы свойств составляющих ее элементов). «У В. С. Соловьева и его последователей Абсолют просматривается сквозь мир... Гносеологический аспект такого Всеединства предполагает синтез различных способов познания, в котором только и возможно постижение онтологического единства. Синтез же знаменуется появлением новых системных качеств, невыводимых из свойств отдельных элементов. Поэтому гносеологический холизм с акцентом на нравственные ценности представляется методологически эффективным для понимания современности». Этот вариант онтологии наглядно

1

Соловьев В. С. Кризис западной философии (против позитивистов) // Сочинения : в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1988. С. 122.

2

Там же. С. 122.

3

Никифоров А. Л. Холизм // Новая философская энциклопедия : в 4 т. / ред. В. С. Степин. Т. 4. М.: Мысль, 2010. С. 299.

4

Макухин П. Г. Гносеологический холизм с акцентом на моральные ценности как идейная подоплека русского космизма //В мире научных открытий. 2013. № 11.5 (47). С. 284.

описывается следующими словами В. В. Зеньковского: «В... чисто платоновском определении пути к Абсолютному Соловьев видит в Абсолютном последнюю основу всякого бытия - Абсолютное здесь не отделено от космоса... оно есть Единое и в то же время в нем заключено "все". Абсолют есть, т. о., "Всеединое"». В связи с этим современный специалист в области русской философии Н. В. Бряник отмечает, что так понимаемое «Всеединство» вносит «в понятие единства смысловой оттенок теснейшей взаимозависимости». В рамках последней «единение Бога и мира - не связь по принципу целого и части, даже органически понятых, оно заключается в том, что "мир есть то иное Бога", в котором "раскрывается", "выражается" Бог». Из этой методологической позиции, называемой «теологическим онтологизмом», вытекает, согласно Н. В. Бряник, то, что природа обладает «самостоятельностью, самозаконностью и самоответственностью». Что, в свою очередь, делает необходимым научное познание мира. В связи с этим еще раз сделаем акцент на том, что В. С. Соловьева ни в коей мере нельзя обвинить в обскурантизме, враждебности прогрессу. Поскольку «отрицательное отношение разума и науки к религиозному знанию оправдывается отвлеченно-догматическим характером самой теологии», задачу своей философии он видел «не в том, чтобы восстановить традиционную теологию, а напротив, чтобы ввести религиозную истину в форму свободно-разумного мышления».

Далее рассмотрим тот аспект философского наследия В. С. Соловьева, с упоминания которого начал свою речь на торжественном заседании в память В. С. Соловьева (в 1901 году) правовед, философ, общественный и политический деятель П. И. Новгородцев (1866-1924 гг.). «Тот, кто знает Соловьева по преимуществу со стороны мистических созерцаний и стремлений, будет, конечно, удивлен, услышав, что он является блестящим и выдающимся представителем философии пра-

1

Зеньковский В. В. Предисловие // Соловьев В. С. Оправдание добра. М.: Институт русской цивилизации : Алгоритм, 2012. С. 11.

2

Бряник Н. В. Самобытность русской науки: предпосылки и реальность. Екатеринбург : Изд-во Уральского университета, 1994. С. 24.

3

Там же. С. 24.

4

Там же. С. 24.

5

Соловьев В. С. Критика отвлеченных начал // Сочинения : в 2 т. Т. 1. М.: Мысль, 1988.

С. 742.

ва. ...Идея права... была для него одной из самых важных и дорогих». В соловьевской философии права особый интерес представляет обоснование неразрывности связи морального и государственного/право-вого идеалов. В связи с этим заметим, что «моральный компонент» личности, согласно мысли рассматриваемого философа, неотделим от рационального: «поскольку нравственный элемент требуется самими логическими условиями мышления, он не только может, но должен быть положен в основу теоретической философии». В противоположность Н. Макиавелли с его тезисом о том, что если «Государь» «хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности», В. С. Соловьев в главной своей работе «Оправдание добра» (1897 г.), в главе «Нравственность и право» утверждает, что между этими областями культуры существует «тесная связь... жизненно важная для обеих сторон». Эта связь становится понятной из следующего соотнесения: «право есть низший предел, или определенный минимум нравственности», и поэтому требует «реализации этого минимального добра». Государственная власть есть «воплощенное право» (иными словами, «реальное представительство права... дееспособная законность»), а право представляет собою «исторически подвижное определение необходимого принудительного равновесия двух нравственных интересов: личной свободы и общего блага». Отсюда В. С. Соловьев делает вывод, актуальность которого сложно переоценить: государство как социальный институт существует «между идеальным добром и злою действительностью», способствуя «воплощению добра, ограничению и исправлению зла». Соответственно, в случае, когда какое-либо требование права противоречит требованию нравственно

1

Новгородцев П. И. Идея права в философии Вл. С. Соловьева // Об общественном идеале. М.: Правда, 1991. С. 525.

2

Соловьев В. С. Теоретическая философия // Сочинения : в 2 т. Т. 1. М. : Мысль, 1988. С. 766.

3

Макиавелли Н. Государь // Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. М. : ACT, 2008. С. 55.

4

Соловьев В. С. Оправдание добра. М. : Институт русской цивилизации : Алгоритм, 2012. С. 62.

  • 5
  • 412 Там же. С. 62.
  • 6

Там же. С. 537.

7

Там же. С. 63.

8

Там же. С. 520.

сти («идет вразрез с нравственным созданием добра»), «мы можем быть заранее уверены, что он [юридический закон. - П. М.] не отвечает и существенным требованиям права». На основании этого В. С. Соловьев категорично утверждает, что государство как «организация... служащая добру, не может иметь никаких других интересов выше нравственного», и поэтому любое государственное действие «должно всегда и во всем подчиняться требованию нравственного начала».

Отметим, что именно В. С. Соловьев в 1888 г. первым стал использовать словосочетание «русская идея» в качестве философского термина, фиксирующего специфику национального самосознания. Поскольку именно эту специфику (в форме вопроса о «русском пути развития»), по сути, как раз и обсуждали западники и славянофилы, то не уйти от вопроса: к какому из этих лагерей следует отнести В. С. Соловьева? На этот счет существует широкий спектр оценок, из которых приведем две полярные.

С одной стороны, например, философ, переводчик и антиковед А. Ф. Лосев (1893-1988 гг.) писал: «Но кто дал такую убийственную критику византийско-московского православия, какую дал Вл. Соловьев? Эта критика была настолько уничтожающая, что ни о каком печатании соответствующих трудов Вл. Соловьева в России не могло быть и речи. Эти труды писались и печатались за границей». В подтверждение этих слов скажем, что, например, работа 1888 г., изданная во Франции под названием «L'idee russe», не была разрешена к продаже в Российской империи (причины чего будут показаны позже). А также отметим, что А. Ф. Лосев говорит об «уничтожающей критике» В. С. Соловьевым не просто российской действительности (напомним, что эта критика имела место и в работах классиков славянофильства), а «византийско-московского православия», т. е. идеала «Святой Руси», вдохновлявшего славянофилов.

Подробнее рассмотрим критику В. С. Соловьевым этого течения. В статье со знаменательным названием «Славянофильство и его вы

1

Соловьев В. С. Оправдание добра. М. : Институт русской цивилизации : Алгоритм, 2012. С. 535.

2

Соловьев В. С. Мнимая критика (Ответ Б. Н. Чичерину) // Вопросы философии и психологии. 1897. Кн. IV. С. 650.

3

Там же. С. 650.

4

Лосев А. Ф. Вл. Соловьев. М.: Мысль, 1983. С. 4.

рождение» утверждалось, что история рассматриваемой школы «есть лишь постепенное обличение той внутренней двойственности... непримиримых мотивов, которая с самого начала легла в основу этого искусственного движения»425. Указанная «двойственность» состоит в следующем. С одной стороны, представители славянофильства «хотели бороться против Петровской реформы, против западноевропейских начал - во имя древней, московской Руси»426 (это стремление оценивается В. С. Соловьевым в качестве «реакционно-археологического мотива»). С другой же стороны, для славянофилов была важна «прогрессивно-либеральная борьба против действительных зол современной им России, той России, которая, по словам Хомякова, была "В судах черна неправдой черной/И игом рабства клеймена”, в которой, по словам И. Аксакова, “Сплошного зла стоит твердыня, / Царит бессмысленная ложь”»427. Среди примеров этого В. С. Соловьевым перечисляются «рабовладельческие насилия», «бюрократические неправды», «всеобщее бесправие», проистекающее из «слабого понятия о чести и достоинстве человеческой личности», в связи с чем уместно вспомнить схожие рассуждения И. В. Киреевского и В. Г. Белинского. Соответственно, заключает В. С. Соловьев, этой «твердыне зла» славянофилы «противопоставляли принцип человеческих прав, безусловного нравственного значения самостоятельной личности - принцип христианский и общечеловеческий по существу, а по историческому развитию преимущественно западный европейский и ни с какими особенными "русскими началами" не связанный»428. И более того, «никак нельзя было отделаться от того очевидного факта, что крепостники-помещики и взяточники-чиновники менее причастны были европейскому образованию, гораздо ближе по духу стояли к старой русской жизни, нежели их противники и обличители - как западники, так и сами славянофилы»429. Следовательно, последние могли бороться с указанным социальным злом «единственно только в качестве евро-

  • 425 Соловьев В. С. Славянофильство и его вырождение // Сочинения : в 2 т. Т. 1. М. : Правда, 1989. С. 433.

  • 426 Там же. С. 433.

  • 427 Там же. С. 433.

  • 428 Там же. С. 434.

  • 429 Там же. С. 434.

в@@ пейцев, ибо только в общей сокровищнице европейских идей могли они найти мотивы и оправдание для этой борьбы». Соответственно, делает вывод рассматриваемый философ, «славянофильство как учение» погибло из-за внутреннего противоречия между «требованиями истинного патриотизма, желающего, чтобы Россия была как можно лучше, и фальшивыми притязаниями национализма, утверждающего, что она и так всех лучше». (Отметим, что рассмотренные в прошлом параграфе идеи славянофилов не дают основания для их обвинения в национальном самодовольстве, согласно которому «Россия лучше всех стран»].

С другой же стороны, имеют место и противоположные оценки места В. С. Соловьева в системе координат «западники - славянофилы». Как пишет, например, философ и филолог Э. Л. Радлов (1854-1928 гг.], «Соловьеву пришлось бороться с вырождением славянофильства, хотя он по существу принадлежал к их лагерю». Самым весомым аргументом в пользу этого можно назвать следующее. Соловьевский идеал «цельной личности» как носителя «цельного знания», обладание которым способствует «восстановлению совершенного внутреннего единства умственного мира», близок рассмотренным выше рассуждениям А. С. Хомякова и И. В. Киреевского о стремлении к «соборному/универсальному единству», «цельной жизни».

Кроме того, отметим, что и в оценке «пути России» В. С. Соловьев не является антиподом славянофилов. Рассмотрим следующий парадокс: с одной стороны, он - вопреки тогдашнему общественному мнению - оправдывал колониальную политику Английской империи, указывая-де, что она несет колонизируемым народам не только вред. С другой же, В. С. Соловьев «обвинял» Российскую империю в жестоком обращении с «инородцами», масштаб чего - даже с учетом возможных эксцессов - был несопоставимо меньше, нежели у Британии! Но логика В. С. Соловьева заключается в следующем: задавая (своим знаменитым тезисом «идея нации есть не то, что она сама думает

1

Соловьев В. С. Славянофильство и его вырождение // Сочинения : в 2 т. Т. 1. М. : Правда, 1989. С. 434.

2

Там же. С. 444.

3

Радлов Э. Л. Очерки истории русской философии // Введенский А. И. [и др.]. Русская философия. Очерки истории. Свердловск: Уральский университет, 1991. С. 139.

о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности») национальной идее трансцендентное измерение, он настаивает на том, что Россия «не имеет права» реализовывать только собственные геополитические интересы, она «обязана» принести пользу другим народам. Как бы к этому тезису ни относиться, он представляет собой констатацию объективного отличия Российской империи от других, «обычных» империй, не имеющих такого «мессианского задания».

Соответственно, заключим, что В. С. Соловьева не представляется обоснованным однозначно отнести ни к славянофилам, ни к западникам. Согласимся с А. Г. Гачевой в том, что рассмотренный мыслитель «в плеяде отечественных философов... предстает фигурой монументальной и многоплановой. ...Стремился сочетать наследие Античности и духовный опыт Востока, святоотеческую традицию и западную, прежде всего немецкую идеалистическую философию».

Завершая рассмотрение этой монументальной фигуры, укажем, что, с одной стороны, большинство отечественных философов рубежа XIX-XX вв. испытали влияние В. С. Соловьева. И более того, такие видные философы, как С. Н. Булгаков (1871-1944 гг.), Н. О. Лосский (1870-1965 гг.), Е. Н. Трубецкой (1863-1920 гг.), П. А. Флоренский (1882-1937 гг.), С. Л. Франк (1877-1950 гг.) прямо называли себя последователями В. С. Соловьева. С другой же стороны, нельзя игнорировать и представленную в отечественной философии критику последнего. Например, В. В. Лесевич (1837-1905 гг.) «весьма остро критиковал Вл. С. Соловьева, который "мечтал" соединить данные современной науки с "созерцанием" древнего Востока. В этом его тезисе, пишет Лесевич, слышится отзвук мнения, что хорошая, мол, вещь локомотив, а все же, если к поезду припрячь тройку бойких лошадей, куда бы лучше вышло».

1

Соловьев В. С. Русская идея // Русская идея : Антология / ред. М. А. Маслин. М. : Республика, 1992. С. 187.

2

Гачева А. Г., Семенова С. Г. Владимир Сергеевич Соловьев // Русский космизм : Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993. С. 85.

3

Бессонов Б. Н. История и философия науки. М.: Юрайт, 2010. С. 391.

Литература

Классические тексты:

  • 1. Лопатин, Л. М. Философское мировоззрение В. С. Соловьева / Л. М. Лопатин // Философские характеристики и речи. - М.: ACT, 2000. -С. 145-191.

  • 2. Макиавелли, Н. Государь / Н. Макиавелли // Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. - М.: ACT, 2008. - С. 5-92.

  • 3. Новгородцев, П. И. Идея права в философии Вл. С. Соловьева / П. И. Новгородцев // Об общественном идеале. - М. : Правда, 1991. -С. 525-539.

  • 4. Радлов, Э. Л. Очерки истории русской философии / Э. Л. Рада-лов // А. И. Введенский [и др.]. Русская философия. Очерки истории. -Свердловск : Уральский университет, 1991. - С. 96-216.

  • 5. Соловьев, В. С. Кризис западной философии (против позитивистов] / В. С. Соловьев // Сочинения : в 2 т. - Т. 2. - М. : Мысль, 1988. -С. 3-139.

  • 6. Соловьев, В. С. Критика отвлеченных начал / В. С. Соловьев // Сочинения : в 2 т. - Т. 1. - М.: Мысль, 1988. - С. 581-756.

  • 7. Соловьев, В. С. Мнимая критика (Ответ Б. Н. Чичерину] / В. С. Соловьев // Вопросы философии и психологии. - 1897. - Кн. IV. - С. 646-694.

  • 8. Соловьев, В. С. Оправдание добра / В. С. Соловьев. - М. : Институт русской цивилизации : Алгоритм, 2012. - 656 с.

  • 9. Соловьев, В. С. Первый шаг к положительной эстетике / В. С. Соловьев // Литературная критика. - М.: Современник, 1990. - С. 59-66.

  • 10. Соловьев, В. С. Русская идея / В. С. Соловьев // Русская идея : Антология / ред. М. А. Маслин. - М.: Республика, 1992. - С. 185-204.

  • 11. Соловьев, В. С. Славянофильство и его вырождение / В. С. Соловьев // Сочинения : в 2 т. - Т. 1. - М.: Правда, 1989. - С. 433-500.

  • 12. Соловьев, В. С. Теоретическая философия / В. С. Соловьев // Сочинения : в 2 т. - Т. 1. - М.: Мысль, 1988. - С. 757-831.

Историко-философские интерпретации:

  • 1. Бессонов, Б. Н. История и философия науки / Б. Н. Бессонов. - М.: Юрайт, 2010. - 395 с.

  • 2. Бряник, Н. В. Самобытность русской науки: предпосылки и реальность / Н. В. Бряник. - Екатеринбург : Уральский университет, 1994. -148 с.

  • 3. Гачева, А. Г. Владимир Сергеевич Соловьев / А. Г. Гачева, С. Г. Семенова // Русский космизм : Антология философской мысли. - М. : Педагогика-Пресс, 1993. - С. 85-90.

  • 4. Зеньковский, В. В. Идея всеединства Владимира Соловьева /

  • B. В. Зеньковский // Православная мысль. - 1955. - № 10. - С. 45-59.

  • 5. Зеньковский, В. В. Предисловие / В. В. Зеньковский // В. С. Соловьев Оправдание добра. - М. : Институт русской цивилизации, Алгоритм, 2012. - 656 с.

  • 6. Лосев, А. Ф. Вл. Соловьев / А. Ф. Лосев. - М.: Мысль, 1983. - 208 с.

  • 7. Никифоров, А. Л. Холизм / А. Л. Никифоров // Новая философская энциклопедия : в 4 т. / ред. В. С. Степин. - Т. 4. - М.: Мысль, 2010. -

  • C. 299-300.

  • 8. Макухин, П. Г. Гносеологический холизм с акцентом на моральные ценности как идейная подоплека русского космизма / П. Г. Макухин // В мире научных открытий. - 2013. - № 11.5 (47). - С. 284-291.

  • 9. Хоружий, С. С. Всеединства философия / С. С. Хоружий // Русская философия. Малый энциклопедический словарь. - М. : Наука, 1995.-С. 102-110.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >