Методология

Самым элементарным образом методологию можно определить, как совокупность приёмов исследования, применяемых в какой-либо науке. Распространено и второе значение этого слова: как учение о методах познания мира.

Предполагают, что методология «не молода». Скажем, в древнем Египте не знали слова «методология», но знали слово «геометрия». Конечно, геометрия того времени - это система нормативных предписаний, призванных помочь при разделе земельных площадей. Однако одновременно геометрия выступала «инициатором» таких форм социальной деятельности, как обучение трудовым операциям, их последовательности, то есть, иными словами, данная наука «перерастает» свой предмет и выступает формой теоретической рефлексии. Упрощая, можно сказать, что в данном контексте геометрия выступала методологией социального творчества и социального знания в широком смысле этого слова.

Методология вообще становится таковой тогда, когда начинает выполнять функции осмысления познавательной деятельности, когда предпочитает «говорить» о путях, ведущих к истине, о структуре и содержании знания.

Далеко шагнули вперёд в разработке методологического знания древние греки. Так, например, Аристотель (384-382 до н.э.) начал говорить о категориях как «кирпичиках» знания, подверг анализу роль дедукции и индукции в достижении истины, ввёл такой термин, как «органон», под которым подразумевалось универсальное орудие постижения истины.

Запомним для себя первые важнейшие категории методологии: истина, знание, логика.

Но до Нового времени понятие «методология» не было распространённым. Это был один из элементов общефилософского знания. Ситуация кардинально изменилась к семнадцатому веку. В качестве образца научной методологии признавались принципы механики, ставшие руководящими для Галилея (1564- 1642) и Декарта (1596-1650). Так, например, по Галилею, научное познание должно базироваться на планомерном и точном эксперименте. Рене Декарт обратил внимание на способы, формы, методы достижения нового знания. Джон Локк (1632-1704) предпочитал говорить о значении чувственного опыта в познании.

Кантовский ответ на главный вопрос методологии: «Почему и как возможен метод?», звучит, примерно, следующим образом: метод возможен ровно в той мере, в какой возможна власть разума над самим собой и окружающим миром. То есть имеются некие пределы, как понимания, так и применения методологии.

Это было начало эры диалектической методологии, связанной с именами ряда представителей немецкой классической философии и, прежде всего, Гегеля (1770-1831). Именно Гегель разработал категории и законы диалектики, осуществил анализ форм знания. В перечне важнейших категорий методологии появилось слово диалектика.

Карл Маркс (1818-1883), творчески освоив наследие немецких мыслителей, заговорил о методологии не только как об орудии теоретического знания, но и революционного изменения действительности. Методология у Маркса явилась способом постижения и построения знания. Основоположник революционной теории обогатил методологию и понятиями материалистическая диалектика, практика, деятельность.

Методологию сегодня отличает акцент на методах, путях достижения истинного и практически эффективного знания.

Существует несколько классификаций методологического знания. Для нас представляет интерес деление методологии по основанию деления «специальные отрасли знания». Здесь можно говорить о методологии истории, методологии права и т.д.

Надо сразу же сказать, что вопрос о правомочности появления таких отраслей знания, как «методология права», «методология истории» является дискуссионным. Распространена как точка зрения, что методология, по сути, едина для всех наук, так и альтернативные позиции, связанные с пониманием того факта, что «методология вообще» не может «обслужить» все науки. Как один из аргументов - наличие специальных методов исследования, присущих конкретной науке.

Мы не будем ввязываться в этот спор по существу. Попробуем суммировать сказанное, предложив существенные аспекты (признаки) методологии в целом. Здесь мы можем предложить следующую логическую цепочку.

Понятие методологии есть производное от понятия метода. Метод здесь - способ познания, то есть приём субъективной деятельности. Но по отношению к методологии метод сам является предметом познания, а методология есть учение о нём.

Методология здесь вовсе не является созерцательной наукой: то есть орудием познания является только метод, а методология - разговоры о методах. Задача методологии заключается не столько в том, чтобы изучать и систематизировать методы (это не цель, а средство), сколько в том, чтобы быть непосредственным орудием познания.

Методологию нельзя сводить к неким механистическим действиям, скажем, к типологии, эксперименту и т.д. В этом случае методология будет выглядеть как некий произвольный перечень познавательных приёмов.

Методология предполагает не только исследование, но и создание новых видов деятельности и мышления. Это значит, что методология включает в себя и критику, «проблематизацию», проектирование, программирование, нормирование. Кроме этого, есть и вторая особенность методологии: она стремится соединить и соединяет знание о деятельности и мышлении со знаниями об объектах этой деятельности и мышления. Третья особенность методологии - учёт различия и множественности разных позиций деятеля в отношении к объекту.

Некоторые учёные (П.Н.Щедровицкий) различают «панметодологию» и «частную методологию». Особенностью последней является иное понимание нормативности методологических знаний. Это значит, что «частный методолог понимает себя как действующего в кооперации с предметником». Такова его роль в разделении труда. «Частный методолог» использует весь арсенал методологических средств и методов, понимая свою работу как обслуживание специалистов- предметников, то есть он не только говорит им, как мыслить и действовать в ситуациях кризиса, но и ориентируется на их запросы, в той или иной степени учитывает их видение реальности и проблем, ведёт с ними равноправный диалог.

Содержательное поле методологии довольно точно передаёт мысль Д.И. Менделеева (1834-1907), который писал: «Здание науки требует не только материала, но и плана, воздвигается трудом, необходимым как для подготовки материала, так и для кладки его, для выработки самого плана, для гармоничного сочетания частей для указания путей, где может быть добыт наиполезнейший материал».

В приведённой мысли есть указание на необходимость общей точки зрения, из которой должен исходить учёный, на правила, которыми он должен руководствоваться в ходе исследования, на необходимость выбора главных направлений, на нормы, под углом зрения которых обрабатывается материал.

Таким образом, говоря о методологии, мы говорим об истине, знании, логике, диалектике, практике. Мы утверждаем необходимость наличия некой общей точки зрения, плана, определения направлений работы, норм научного поиска.

Известный современный психолог, антрополог Майкл Коул (р. 1938) как-то афористично заметил, что «Методология - это согласованный набор линз, через которые рассматривается мир». Мне представляется, что это определение вполне может быть востребовано нами. Вооружаясь той или иной методологией права, истории, мы берём новую (старую) линзу, чтобы вновь исследовать правовую, историческую действительность, вечно загадочную и неохотно разрешающую приоткрывать свои тайны.

Важно помнить, что всякая методология, даже наиболее очевидная, имеет свои пределы. Тем самым мы утверждаем возможность плюралистической методологии. Во всяком случае, об этом говорил известный методолог науки П.Фейерабенд. То есть учёный, желающий максимально усилить эмпирическое и теоретическое значение своей работы, может и должен «вводить» другие концепции. Впрочем, подобного рода эксперимент возможен исключительно в рамках профессионального владения различными методологическими концепциями и при соответствующих теоретических оговорках.

Таким образом, в заключение, заметим, что методология есть весьма сложная форма теоретического освоения действительности, её структура гораздо богаче любого отдельного метода познания.

Охарактеризуем, чтобы быть более конкретными, две отрасли специального знания, методологию истории и методологию права.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >