Теория функциональной эквивалентности и нейрофизиологические концепции

С развитием более сложных нейрофизиологических методов (таких как позитронно-эмиссионная томография и анализ мозгового кровотока) исследователи добились большего понимания отношений между использованием образов и реальными движениями. Сторонники данной группы теорий предполагают, что образы и движения очень схожи по своему влиянию на организм. Более того, некоторые исследователи утверждают, что двигательные образы и двигательная тренировка функционально эквивалентны143 144. Гипотеза функциональной эквивалентности предполагает, что образы и восприятие, так же как образы и движения, включают в работу общие структуры и процессы. Мысленная тренировка аналогична реальной физической тренировке за исключением того, что она не влечет за собой итоговое выполнение моторных команд. Исследователи рассматривают две формы функциональной эквивалентности: зрительные образы и зрительное восприятие; двигательные образы и двигательная подготовка.

Нейрофизиологические данные зачастую используют как информацию о том, действительно ли образы и восприятие являются функционально эквивалентными. С психофизиологической точки зрения существуют строгие данные в пользу их функциональной эквивалентности[1] [2] [3], поскольку в ходе выполнения задач, связанных со зрительным восприятием и зрительными образами, была зарегистрирована аналогичная активация затылочных и нижних отделов височных областей. Выполнение задач, требующих использования двигательных образов или «безобразного» мышления, не привело к активации тех же областей.

М. Дженнерод[4] предположил, что принцип аналогичности мозгового субстрата зрительных образов и зрительного восприятия может быть перенесен и в область физиологии движений: двигательные образы обладают теми же свойствами, что и соответствующие им моторные действия, а следовательно, находятся в такой же функциональной связи с представлениями о движении и играют ту же причинную роль в генерации движений. Таким образом, полезный эффект для выполнения движений после применения двигательных образов должен возникать благодаря ускорению движения нервных импульсов по рефлекторным дугам, отвечающим за повышение синаптической активности в наиболее важных частях системы, таких как мозжечок и базальные ганглии. Это, согласно предположению М. Дженнерод, способно повлечь за собой улучшение способности к регуляции двигательной нейронной активности и координации между группами мышц агонистов и антагонистов. Согласно данной гипотезе, периферическая ЭМГ активность, наблюдаемая в ходе образных представлений, является скорее результатом, а не причиной процесса научения. Это центральное объяснение тем самым указывает на то, что ввиду аналогичности нейрофизиологического базиса научение с помощью реального выполнения существенно не отличается от научения с помощью мысленных образов.

Исследования подтверждают предположение М. Дженнерод о функциональной эквивалентности между двигательными образами и двигательной подготовкой. Было показано, что активность коры в тот момент, когда человек представляет моторное действие, регистрируется в тех областях, которые отвечают за управление действиями, и картина ее похожа на ту, которая регистрировалась бы при реальном выполнении действия147 148 149. Эти структуры включают премоторную кору, латеральную зону мозжечка, базальные [5] [6] [7]

ганглии, дорсолатеральную префронтальную кору, нижние отделы лобной коры и заднетеменную кору150 151 152 153. Кроме того, периферийные сердечные, дыхательные и мышечные показатели указывают на активацию двигательных проводящих путей.

Возможно, самым строгим доказательством, подтверждающим функциональную эквивалентность двигательных образов и двигательной тренировки, является демонстрация того, что ассоциативные зоны моторной коры действительно включаются в ходе использования двигательных образов. При изучении мозгового кровотока предполагается, что ассоциативные зоны, отвечающие за моторные функции, участвуют в активации областей, отвечающих за двигательные паттерны[8] [9] [10] [11] [12] [13] [14]. Также в исследованиях показано, что те же самые зоны активизируются и в ходе представления движения155 156.

Итак, на сегодняшний день исследователями накоплен обширный и разнообразный материал, касающийся использования образов в спорте. Хотя ни одна из предлагаемых моделей не способна отразить все стороны и все многообразие теоретических и эмпирических доказательств эффективности использования образов в спорте и дать адекватное представление о всех тех психологических механизмах, которые обеспечивают позитивное действие мысленных образов. Тем не менее ряд описанных закономерностей представляет особый интерес. Тенденция выделять различные типы образов в зависимости от задачи, на решение которой этот образ направлен (например, когнитивный образ - для удержания тактики игры, мотивационный - для управления уровня возбуждения), представляется продуктивной. В то же время в рассмотренных классификациях не представлены образы, соединяющие воедино эмоциональные и когнитивные компоненты. Можно предположить, что этот особый тип образов, к анализу которого обращался еще Л.С. Выготский[15] [16] [17], включен в более широкие семантические связи, чем чисто когнитивные или мотивационные образы. Проведенные нами исследования показывают, что в ситуациях высокой степени неопределенности (из которых, по сути, состоит спортивная деятельность) создаются особые условия для появления символического образа, существенно отличающегося от знаковых средств158 159.

Определенный интерес представляют попытки интерпретировать образы в контексте пропозиционных отношений, когда логика построения содержания противопоставляется самому содержанию образа. Пропозиционные отношения задают скорее не систему значений, а систему смыслов, в которых организуется спортивная деятельность. В этом случае можно ожидать, что существуют такие образы, в которых пропозиционные отношения и содержание образов совпадают.

Возможно, наиболее перспективным является предположение, что процесс образных представлений сочетает в себе сразу несколько механизмов, предлагаемых в качестве объяснительных в различных моделях. Как показывает наш опыт работы со спортсменами, в ходе реальных тренировок спортсмены не только наблюдают за работой своих мышц, но и планируют то, что собираются делать; успешно выполняя движения, они набираются уверенности и мотивируют себя на успешную деятельность, ощущая эффективность использования образов. В последнее время очевиден всплеск интереса к проблеме применения образов в спорте (следствием чего, например, является появление издания «Journal of Imagery Research in Sport and Physical Activity»), однако слабая преемственность между различными исследовательскими поколениями затрудняет разработку единых моделей.

Вопросы и задания для самостоятельной работы

  • 1. Что такое мысленная тренировка?
  • 2. Какие виды образов можно выделить применительно к спортивной деятельности?
  • 3. В чем состоит специфика содержания образов спортсменов?
  • 4. Раскройте основные положения теории двойного кодирования.
  • 5. Что такое гипотеза функциональной эквивалентности?
  • 6. Как выражаются пропозиции образов?
  • 7. Приведите примеры, подтверждающие правомерность теории инсайта.
  • 8. Приведите доказательство, подтверждающее функциональную эквивалентность.
  • 9. Опишите нейрофизиологические методы исследования образов.
  • 10. Раскройте содержание теории самоэффективности.
  • 11. Что такое процесс моделирования в спортивной психологии?
  • 12. Для чего необходимо учитывать смысл образа?
  • 13. Раскройте содержание биоинформационной теории.
  • 14. Что включают в себя спортивные навыки и умения?

  • [1] Decety J. The neurological basis of motor imagery // Behavioral BrainResearch. - 1996a. - № 77. - P. 45-52.
  • [2] Jeannerod M. Mental Imagery in the Motor Context // Neuropsychologia. -1995. -№ 33. -P. 1419-1432.
  • [3] Farah M. The neural bases of mental imagery // Trends in Neurosciences. -1989.-№ 12.-P 395-399.
  • [4] Jeannerod M. The Representing Brain: Neural Correlates of Motor Intention and Imagery // Behavioral and Brain Science. - 1994. - № 17. - P 187-245.
  • [5] Besteiner R., Hollinger Р, Lindiner Р, Lang G. and Berthoz A. Mentalrepresentations of movements: Brain potentials associated with imaginationof hand movements // Electroencephalography and Clinical Neurophysiology. -1995. -№ 96. -P. 183-193.
  • [6] Hallett M., Fieldman J., Cohen L., Sadato N., Pascual-Leone A. Involvement of primary motor cortex in motor imagery and mental practice // Behavioraland Brain Sciences. - 1994. - № 17. - P. 210.
  • [7] Stephan K., Fink G., Passingham R., Silbersweig D., Ceballous-Bau-mann A., Frith C., Frackowiak R. Functional anatomy of the mental representation of upper extremity movements in healthy subjects // Journal of Neurophysiology. - 1995. -№ 73. - P. 373-386.
  • [8] Deiber М., Ibanez V, Honda М. et al. Cerebral processes related to visuo-motor imagery and generation of simple finger movements studied with positronemission tomography // Neuroimaging. - 1998. - № 7. - P. 73-85.
  • [9] Grafton S., Arbib M., Fadiga L. and Rizzolatti G. Localization of grasp representations in humans by positron emission tomography. 2. Observation comparedwith imagination // Experimental Brain Research. - 1996. - № 112. - P. 103—111.
  • [10] Mellet E., Petit L., Mazoyer B., Denis M. and Tzourio N. Reopening themental imagery debate: lessons from iunctional anatomy // Neuroimage. - 1998. -№ 8.-P. 129-139.
  • [11] Parsons L. and Fox P. The neural basis of implicit movements usedin recognising hand shape // Cognitive Neuropsychology. - 1998. - № 15. -P.583-615.
  • [12] Roland P, Larsen B., Lassen N. and Shinhoj E. Supplementary motor areaand other cortical areas in organization of voluntary movements in man // Journalof Neurophysiology. - 1980. - № 43. - P. 137-150.
  • [13] Cunnington R., Iansek R., Bradshaw J., Phillips J. Movement-relatedpotentials associated with movement preparation and motor imagery // Experimental Brain Research. - 1996. - № 111. - P. 429-436.
  • [14] Stephan K., Fink G., Passingham R., Silbersweig D., Ceballous-BaumannA., Frith C., Frackowiak R. Functional anatomy of the mental representationof upper extremity movements in healthy subjects // Journal of Neurophysiology. - 1995.-№ 73. - P. 373-386.
  • [15] Vygotskii L.S. Voobrazhenie i tvorchestvo v detskom vozraste. - M., 1967.
  • [16] Веракса A.H. Символическое опосредствование в познавательнойдеятельности. - М.: МГУ, 2010.
  • [17] Веракса А.Н. Вопросы применения знакового и символическогоотражения в спорте // Культурно-историческая психология. - 2009. - № 4. -С. 76-82.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >