Развитие идей немецкой классической философии в западном рационализме XIX века

Для философских построений XIX в., с его масштабными войнами и многочисленными революциями, развитием капиталистического производства и стремительным ростом научного знания, было важно осмыслить бурное развитие общества, осмыслить цели и проблемы этого развития.

С одной стороны, существенные культурологические трансформации не могли не сказаться на развитии философской мысли, важнейшим центром которой оставалась в XIX в. и позже, в XX, Европа, а точнее — страны, традиционно именуемые западными, с другой стороны, философская мысль оказала воздействие на эти процессы.

Помимо общей социальной динамики в становлении философии, как известно, большую роль играют и внутренние философские проблемы и противоречия.

Процессы стремительного усложнения окружающего мира в результате роста научного знания и социального опыта означали неизбежное «усложнение»[1] представлений об окружающей действительности. Такое положение вещей обусловило стремление ученых упорядочить накапливаемый опыт, систематизировать уже имеющиеся знания, совершенствовать процесс их получения. При этом многие мыслители, понимающие определенную ограниченность человеческих познавательных способностей, тем не менее, были уверены в принципиальной возможности осознать сущность объектов окружающего мира. Они не сомневались в способности человека рационально объяснить все реальные процессы и явления.

Для решения подобных задач на философском уровне в качестве отправной основы многие ученые взяли на вооружение философские системы представителей немецкой философии и, прежде всего, учения И. Канта и Г. Гегеля. Так возникли «прямые» продолжатели традиций немецкой классической философии, многих из которых в истории философии так и называют: «кантианцы», «гегельянцы».

Немалой популярностью пользовались материалистические идеи Л. Фейербаха и французских просветителей. Их приверженцы пытались полностью исключить идеалистические подходы из системы объяснения природы.

Однако вследствие недостаточности научных знаний подобные подходы выглядели порой не вполне убедительно. Иногда возникали упрощенные представления о мире, и некоторые материалистические системы того времени не без основания называли «вульгарным материализмом». Стоит также учитывать многовековые идеалистические традиции, от которых в то время большинству людей было трудно отказаться. Поэтому рост популярности материализма (в философии и особенно в сфере науки) сопровождался и возрастанием сопротивления этой тенденции в обществе.

Неоднозначно оценивали материализм и философы, многие мыслители подвергли материалистические учения критике. Утверждение материалистических взглядов не устраивало, в частности, мыслителей, считавших себя последователями Г. Гегеля, или гегельянцев.

Гегельянство возникло в Германии в середине XIX в., а затем распространилось во многих странах Европы, в Америке.

Воззрения гегельянцев формировались в различных условиях, и, несмотря на общую основу, были весьма разнородны. Так, историки философии выделяют ортодоксальное гегельянство, представители которого ставили своей целью сохранить учение Г. Гегеля в неизменности. Правогегелъянст- во ставило в центр внимания религиозную составляющую гегелевской философской системы, делая ее инструментом богословов. Представителей младогегельянства, напротив, прежде всего, интересовали проблемы личности, ее роли в истории (среди младогегельянцев называют Л. Фейербаха). Их взгляды оказали влияние на философские воззрения молодых К. Маркса и Ф. Энгельса.

Неогегельянство также в значительной степени исходило из идей Гегеля, но пересматривало их, стремясь преодолеть кризис мышления, вызванный, по их мнению, распространением марксизма, позитивизма, а также ирраци- оналистических учений (прежде всего, философии жизни).

Не менее популярным среди «мыслящей» Европы в XIX в. было наследие И. Канта.

Неокантианство — основанное на идеях И. Канта философское течение, возникшее во второй половине XIX в. в Германии. Свои задачи представители этого учения видели в необходимости противопоставить критический идеализм И. Канта возникшим материалистическим учениям.

Впрочем, учение И. Канта его последователи дополнили современными на то время результатами научных исследований в сфере физиологии. Поэтому эта разновидность неокантианства и называлась «физиологическое неокантианство»; основные представители — Фридрих Альберт Ланге (1828— 1875), Отто Либман (1840-1912). Но были и другие, более поздние, варианты обновленной трактовки и научной реализации философских идей И. Канта.

Один из них получил название «марбургская школа». Ее основал Герман Коген (1842-1918), наиболее известный представитель — Пауль На- торп (1854-1924), а также — Эрнст Кассирер[2] (1874-1945). Г. Коген и его единомышленники пересмотрели учение И. Канта, избавившись не только от Бога, но и от «ветци-в-себе», то есть от внешнего мира, сосредоточив свое внимание на сознании человека, которое способно конструировать нечто, принимаемое людьми за внешний мир. Отсюда вытекает и задача философии: исследовать особенности сознания, условия, воздействующие на характер формируемых сознанием конструкций. Другими словами, в центр внимания помещены априорные формы сознания; причем, в первую очередь, ученых интересовало, как эти формы проявляют себя в естественных науках.

Свое прочтение учения Т. Канта предлагали философы «баденской (или фрайбургской) школы»; наиболее извстные представители — Вильгельм Виндельбандт (1848-1915), Генрих Риккерт (1863-1936). Это направление в большей степени уделяло внимание «наукам о духе» (гуманитарному знанию), которые, в отличие от наук о природе, заняты поиском не столько общего, повторяющегося, сколько — особенного, уникального. Таковы, например, культурные особенности. Как возможна оценка этих особенностей? Благодаря априорным формам сознания. Важной проблемой баденской школы была разработка теории ценностей.

Кроме названных учений и школ, исследователи истории философии выделяют в неокантианстве такие направления, как трансцендентально-логическое, реализм, психологизм. Все эти непохожие друг на друга философские подходы, объединенные одним общим названием, связывает, в частности, то, что представители каждого из них считают философию методологией науки, признают важность априорных форм познания, исследуют возможности и пути эффективного изучения человеком окружающей действительности.

Немецкая классическая философия и творчество ее последователей в той или иной степени оказали воздействие на формирование и таких важных и ярких школ, как марксизм и позитивизм.

Схема 11. Немецкая классическая философия

Схема 12. Немецкая классическая философия

  • [1] В действительности мир, по всей видимости, изменяется не в той степени, в какойпредставляется это изучающему его человеку. Познавательный процесс ведет к ростузнаний о мире, добавляет новые факты о нем. В данном случае «усложнение» мира — этопрежде всего усложнение системы знаний о природе, обществе, человеке и самом процессе познания.
  • [2] Э. Кассирер позже создал собственное учение.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >