Становление средневековой философии. Патристика

Утверждение религиозной философии проходило в период непростого, а иногда и трагического распространения христианского мировоззрения. Руководителям христианских общин было необходимо обосновать преимущество предлагаемых новой религией образа мысли, морали и порядка повседневной жизни. Одновременно продолжался процесс выработки единых теоретических основ христианства, преодоление противоречий в самом христианском учении. Решение этих проблем занимало важное место в первых философских системах христианства.

Патристика — совокупность учений наиболее значимых христианских богословов и философов — «отцов церкви» (лат. patres — отцы).

Иногда этим понятием объединяют всю первую половину развития христианской философии. В обоих случаях исторические рамки патристики примерно одинаковы: II-VIII вв. Этот период обычно делят на три этапа: ранняя патристика, или апологетика, зрелая и поздняя патристика, но иногда выделяют лишь два: апологетика (II—V вв.), «предсхоластика» (VI—VIII вв.).

Апологетика — начальный этап патристики и становления религиозной философии, в целом.

Апология (греч. apologia) — защита, оправдание, заступничество. Именно так — апологии — назывались труды христианских философов, в которых они обосновывали правомерность христианского мировоззрения, деятельности христиан, а также несостоятельность критики в адрес христианства со стороны представителей иных философских школ, религий, государственной власти.

Авторов этих трудов именуют апологетами, а период (приблизительно II- IV вв.) и общее направление их деятельности — апологетикой.

Основным содержанием апологий было изложение систем догматов веры; рациональное обоснование преимуществ и истинности христианского вероучения; «интегрирование» христианских истин в систему предшествующего им знания; критика нехристианских мировоззренческих позиций, противоречащих религиозным онтологических, гносеологических и этических концепций. Кроме того, в период господства языческих и других религий важно было показать полезность новой веры для государственной власти.

Важным и неоднозначным оказался вопрос об отношении к античной философии. Одни христианские мыслители (например, Тертуллиан) ее отвергали, другие (например, Климент, Ориген) находили в ней много общего с христианским миропониманием и изучение ее считали необходимым. В отличие от понимания некого абстрактного безличного начала, присущего ряду философских школ древности, христианские философы отстаивают представление о Боге как о целеполагающей личности, обладающей волей, разумом, как и любая другая личность. В этом можно усматривать определенное усиление антропоморфности в понимании Бога. Однако нарушаются и языческие религиозные традиции, в которых, в силу крайней антропоморфности, богов-личностей было много, христианские мыслители утверждают единственного Бога — создатели всего сущего, начала бытия и фактически самого бытия.

Апологетика является относительно самостоятельной, однако органичной частью первого периода в истории христианской философии — необходимым основанием ее становления, укрепления и расцвета. Органичное продолжение апологетики — зрелая патристика.

Важным отличием зрелой патристики (IV-V вв.) является борьба христианских богословов с ересями[1]. Стоит помнить, что в это время христианская религия, наконец, победила язычество, получила государственный статус, стала официальной религией Римской империи. Это положение не изменилось и с падением Рима; и христианство продолжало укреплять свои теоретические позиции и идеологический авторитет.

Однако после победы внешнего соперника обнаружилось внутреннее противоречие, одним из проявлений которого стало различное прочтения христианских догм, отсутствие единства среди богословов в некоторых онтологических вопросах.

Ереси считались недопустимым извращением религиозных догматов и были, по мнению приверженцев господствующего направления в религии, либо опасным заблуждением, которое следовало исправить, либо провокацией, достойной самой жестокой кары. В числе ересей назывались арианство, монофизитство, гностицизм и некоторые другие религиозные и религиозно-философские течения.

Впрочем, в зависимости от конкретных социальных условий ереси становились официально принятыми вариантами христианства, его «официальными», «государственными» версиями, как это было с арианством в Римской империи в IV в. Многое зависело от позиции политической власти, императора.

В этот период продолжалась деятельность христианских философов, направленная на совершенствование рациональных обоснований христианства, приведение в приемлемую для христиан и религии систему различных видов знания. Вершиной этой системы была теология, которая занимала определяющее положение по отношению к иному теоретическому знанию: к философии, научному и паранаучному знанию, а также и к искусству, к обыденному уровню мировоззрения.

Наиболее выдающимся мыслителем этого периода стал Августин Аврелий Блаженный (354-430). На его взгляды оказали влияние платонизм, скептицизм, а также проповеди христианских священников. И хотя его мать, святая Моника, была христианкой, сам он принял христианство только в 387 г., а уже в 395 г. стал епископом города Гиппона в Северной Африке. Главные труды Августина: «О граде Божьем», «Против академиков», «О троице», «Бессмертие души», «Исповедь» и др.

Философские воззрения Августина объединяли неоплатонизм и христианство. Главным проявлением этого стало отождествление платоновского Единого-Блага с Богом. Бог — един, он и есть высшее благо, творец мира (как и Единое Платона).

Мировой Ум — Логос у Августина отождествился с Сыном Божьим; это прямо вытекает из священного писания: в греческом подлиннике Евангелия от Иоанна говорится: «Вначале был Логос, и Логос был у Бога, и Логос был Бог». Наконец, Мировая Душа отождествляется со Святым Духом. Таким образом, платоновская триада естественно трансформируется в Святую Троицу, подтверждая тем самым как минимум, преемственность человеческих (идеалистических) представлений о бытии.

Бог творит и непрерывно воспроизводит материю, которая выражена в отдельных вещах через вид, порядок, число и меру; каждая вещь имеет свое строго определенное место.

Сотворенная Вселенная строго иерархична; венец творения — человек, но есть еще и ангелы, которые гораздо ближе к Богу. Вселенная постоянно находится под воздействием Творца, и если бы творческий импульс прервался, весь мир, сотворенный из ничего, тут же исчез бы.

Важным компонентом творческой активности Бога является создание им пространства и времени, которыми упорядочен и ограничен мир и которых не существует вне материального мира; там — вечность. Сотворенный мир — временный. Таково бытие.

Пытаться познать бытие можно разумом, с помощью философии и науки, как это делали в античности, а можно — верой (путь авторитета), полагаясь на Откровение. Второй путь признается Августином предпочтительным. Тем самым, истины веры становятся выше истин разума, вера приобретает черты наиболее совершенного типа разума.

Августин является основателем мистицизма — учения о божественном проникновении в человеческое познание. Согласно взглядам философа, на мир изливается Божественный Свет, Логос. Его нет в вещах и в человеке, но творения Бога, в том числе и человеческая душа, способны отражать этот свет. Благодаря Свету и возможна актуализация материального мира. Бог — невидимый источник Света, но делающий видимым все остальное. Познание возможно лишь через лучи Божественного Света.

Откровение делает доступным познание Града Божьего — совершенного бытия (в отличие от несовершенного Града Земного). Грады Божий и Земной — противоположности, определенным образом связанные между собой. В каждом Августин видит два уровня: земной и небесный. На небе Божий град составляют верные Богу ангелы; ангелы же, восставшие против него, могут найти пристанище только в Граде земном. Церковь являет собой самую близкую и единственную модель Града Божьего на земле, тогда как государство — это, как считал Августин, по сути, «шайка разбойников». Град Божий это потомки Авеля, это странники, пилигримы, безобидные богобоязненные люди, души которых найдут спасение в Боге. Град Земной — потомки Каина, старающиеся стать господами земного мира, готовые ради своих корыстных целей на грех. Впереди их ждет проклятие.

В своих трудах Августин не обошел вниманием вопросы социальной регуляции, представлявшиеся не только важными, но и весьма непростыми. Таковы, например, его рассуждения о людях в целом добродетельных, но все-гаки совершивших различные проступки: «Справедливые судьи и порицают их во имя закона о таком преуспеянии, но и хвалят, как траву молодых всходов в надежде на хороший урожай. Есть некоторые действия, напоминающие проступок или преступление, и, тем не менее, это не грехи, потому что они не оскорбляют ни Тебя, Господи Боже наш, ни общества...»[2].

Учение Августина явилось самым значительным явлением периода патристики.

Для поздней патристики (V-VIII вв.) характерна деятельность христианских богословов — таких, как Леонтий (ок. 475-543), Боэций (ок. 480-525) — по приведению христианского вероучения в систему. Особую роль в этом сыграл византийский философ-богослов Иоанн Дамаскин (ок. 675-753). В это время продолжается формирование основополагающих понятий и принципов христианской теологии.

Средневековый теоцентризм выражается в системе принципов:

  • супранатурализм (от лат. super — сверх и natura — природа) означает, что догматы даны Божественным Откровением и не подлежат доказательствам разума;
  • ревеляционизм (лат. revelatio — откровение), принцип богооткровен- ности раскрывает возможность познания человеком в принципе непостижимой сущности Бога через Божественное Откровение;
  • креационизм указывает на сотворение Богом мира из «ничего» актом его воли;
  • сотериологизм (от лат. soter — спаситель), согласно которому главная цель человека — «спасение души»; достижению этой цели способствует появление среди людей Иисуса Христа (греч. Iesous — эквивалент иврит, jesua, jehosua — помощь Яхве, спасение; греч. Christos — помазанник, аналог иврит. mashiah — мессия, спаситель) — одновременно Сына Божьего и сына человеческого; его устами провозглашается Божественная истина, он — главная и единственная связь между непостижимым Богом и человеком, искупитель, спаситель человечества от первородного греха;
  • провиденциализм закрепляет концепцию развития человечества по Божьему провидению; история — эволюция отношений Творца и творения, путь человека к Богу;
  • эсхатологизм (Эсхатон — «царство Божие», эсхатология — учение о конце света) — утверждается целенаправленность развития человечества к Царству Божьему;
  • антропоцентризм — система взглядов в религиозном мировоззрении, указывающая на исключительность человека среди творения Бога, человеку дан разум, которым он может постичь весь «тварный» мир, а через откровение и самого Творца, а также воля, позволяющая человеку сделать правильный выбор, заключающийся в стремлении к Богу.

Формирование догматов веры, системы устоявшихся к тому времени понятий, принципов, образцов религиозной практики подготовили основу для следующего шага в развитии христианского мировоззрения, важную роль в котором играла христианская философия.

  • [1] Ложные вероучения с точки зрения господствующих религий.
  • [2] Блаженный Августин. Исповедь / Пер. с лат. М„ 1992. С. 37, 38.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >